Реклама

Украина снимает побои

Юлия Мостовая 27 апреля 2012, 15:54

Читайте также

Информация о том, что в тюрьмах избивают, в СИЗО пытают, а убить могут и там, и там — не новость для Украины. Рассказ Сергея Власенко о том, как в Качановской колонии избили Юлию Тимошенко, отказавшуюся ехать в харьковскую больницу, должен был потрясти общество. Почему? Потому что это унижение не политического, а человеческого достоинства. Потому что это удар не по политическим перспективам, а в живот. Потому что мы знаем, что это может случиться с каждым, но не допускали, что с ней. Почему не с ней? Потому что каждый, кто имеет опыт драк, знает: есть люди, которых ударить невозможно. И не потому, что они сильнее, а потому что их взгляд, аура, дух, излучение, создаваемое признанием друзей и врагов, образовывают невидимое защитное поле. Тимошенко, несомненно, такой человек. Нарушить этот кокон неприкосновенности, значит, быть животным или получить приказ от него. 

Однако информация, вышедшая из стана БЮТ, как граната с сорванной чекой, вертится, шипит, искрит, но к общественному взрыву пока не приводит. Сомнения — вот главное объяснение. Я наталкиваюсь на него на длиннющих форумах, в общении с депутатами, журналистами, чиновниками, знакомыми. «Разве она мало лгала? Разве Сара Бернар годится ей в подметки? Она заявила в своем интервью, что 15 мая будет не вердикт кассационного суда, а результат давления Запада — вот и дает Западу основания усилить давление. Кто видел синяки? Власенко, дочь и Кожемякин? Так они заинтересованная сторона! Что, Карпачева тоже видела? Так она мстит «Регионам» за отставку. Ее помощник видел? Так он полностью под влиянием Карпачевой». И т. д. и т. п.

Что ж... Бумеранги возвращаются в самый неподходящий момент. Расставить в этой истории все точки над «i» крайне сложно. Нас с вами к Юлии Владимировне в камеру не пустят. Но в этой топи взаимных гневных, наступательных, трусливых, оборонительных, взаимоисключающих и ангажированных заявлений я попыталась найти несколько островков твердой объективной почвы. 

Во-первых, Виктор Янукович прекрасно осознает, что дело Тимошенко является ключевым для выстраивания его отношений с Европой, и далеко не последним в списке его проблем с Россией. Янукович посадил Тимошенко в тюрьму, а она его окружила. Хозяин Банковой не мог не обратить внимания на единую и жесткую реакцию «от Москвы до самых до окраин — до Вашингтона» на заявление Юлии Владимировны о ее избиении и оглашении ею голодовки. Это грозит не просто лайт-изоляцией, а более серьезными и ощутимыми для личных перспектив и бизнеса последствиями. 

Что в такой ситуации должен сделать президент вне зависимости от того, кем он является — порядочным человеком или подлым иезуитом? Он должен громогласно объявить, что, ввиду значимости выдвинутых Юлией Тимошенко обвинений, важности обеспечения украинского общества правдивой информацией в этом принципиальном вопросе и необходимости предоставления объективных данных нашим европейским и российским партнерам, — президент берет под личный контроль расследование ситуации. Янукович оперативно, немедленно требует досконального соблюдения юридических процедур, призванных установить правду. Освидетельствование (снятие побоев) проводится в присутствии адвоката; пенитенциарная служба, следуя нормам закона, пропускает к Тимошенко депутатов-врачей из разных фракций. Коммунист Гайдаев и регионал Бахтеева получают к Тимошенко такой же доступ, как бютовцы Шевчук и Передирий. Вердикт первых и вторых ложится в основу результата расследования. Факт избиения установлен? Янукович гневно и публично размазывает руководство пенитенциарной системы, а непосредственные участники идут под суд. Установлен факт отсутствия избиения и его следов? Янукович гневно и публично размазывает Тимошенко. И кругом — король! Рада разблокирована; цивилизованный мир удовлетворен; истина установлена. Но ведь Янукович этого не сделал. Почему? Ведь линия поведения совершенно очевидна! Но он избрал иную, проверенную: ушел вместе с подельниками в отказ. А может, это просто диктат жизненного опыта — никогда не менять показаний? В любом случае власть предпочла информационную волну, поднятую защитой Тимошенко и депутатами БЮТ, сбить встречной — с демонстрацией туманного видео. Почему власть? Потому что я помню механизм появления в Сети записи ландиковского разгуляя в ресторане «Бакккара». Потому что заявление пенитенциарщиков о подлинности видео, сделанного камерами наблюдения в Киевском СИЗО — это явка с повинной; признание в преступлении; тюрьма, которой они не боятся, потому что защищены высочайшими гарантиями. Впрочем, отвлечь внимание от качановских событий призвана не только контринформационная волна, но и взрывная… Это ж надо как кстати взорвались урны в Днепропетровске!

Во-вторых, почему адвокат Юлии Тимошенко Сергей Власенко не был допущен к подзащитной по первому требованию? По закону он имеет право на это и в снег, и в зной, не говоря уже о санитарном дне. Кстати, о любви к чистоте и нелюбви к тараканам: санитарным днем в Качановской колонии является каждый последний день месяца. 23 апреля, в понедельник, месяц не заканчивался. Именно этого дня ждала Юлия Тимошенко для того, чтобы написать заявление в присутствии и с учетом советов адвоката. 

Но Власенко к ней не допустили. Объявили санитарным и вторник. Что за припадок чистоплотности? Спонтанное решение парламентской оппозиции во главе с бютовцами о блокировании работы Верховной Рады стало причиной внесения корректив в санитарные планы тюремщиков. На четвертый день, после насильственной транспортировки Юлии Тимошенко в больницу, Власенко был допущен к подзащитной. Но синяки сойти не успели... 

В-третьих, не может не обращать на себя внимание противоречивость заявлений представителей пенитенциарной системы и прокуратуры. 

В то время как первые утверждают, что силовые методы к Тимошенко не применялись, прокурор Харьковской области Г.Тюрин признал: «Человек собрался, оделся, а потом лег на кровать и сказал: «Я никуда не поеду». В соответствии с законом, Криминально-исполнительным кодексом имеет право пенитенциарная служба задействовать физическое влияние: взяли на руки, отнесли в машину и доставили в больницу». Однако, напомню, что лечиться — это право Тимошенко, а не обязанность. У Юлии Владимировны нет открытой формы туберкулеза, в случае наличия которой насилие при отказе от лечения которой было бы законным и оправданным. Многие удивляются: «Почему Тимошенко, вся такая больная, отказывается от лечения?». Ответ простой: она не доверяет врачам, назначенным властью. Не хотелось бы бросать тень на врачей Харьковской железнодорожной больницы — нет повода. Но есть опыт: не один десяток обвиняемых и свидетелей по чрезвычайно важным делам перед смертью последними видели именно врачей. Тут и свидетели по делу о криворожском взрыве; и главарь «банды оборотней» Гончаров; и подельники Болотских, расстрелявшие в Донецком аэропорту депутата Щербаня... Тимошенко назвала имя профессионала, которому готова доверить свое лечение, — Николай Полищук, признанный в мире нейрохирург. Не допустили. 

В-четвертых, в пятницу достоянием общественности стали результаты экспертизы, проведенной по фотографиям Юлии Тимошенко, которые в Качановской колонии на пятый день после инцидента были сделаны представителями института действующего омбудсмена. Заключение медиков и обращение Карпачевой в Генпрокуратуру обнародовал сайт «Левый берег». По информации ZN.UA, сутками ранее эти фотографии были переданы в посольства США и Германии. Полагаю, реакция Европейского Союза, Вашингтона и, возможно, Москвы не заставит себя долго ждать. И вопрос не в размере синяков и масштабе нанесенных увечий. Вопрос в гнусности всего происходящего в Украине Януковича и оскорбительности лжи.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама

  • +23 °C
  • +26 °C
  • +26 °C
Курс валют
USD 1163.12
EUR 1575.68