УКРАИНА ИСЧЕРПАЛА ЛИМИТ ОШИБОК В ОТНОШЕНИЯХ С КРЫМСКОЙ АВТОНОМИЕЙ

Максим Булацан 20 января 1995, 00:00

Читайте также

Что представляет Крым изнутри? Ответить на этот вопрос не так-то просто, учитывая, что до последнего времени на Крым чаще всего смотрели снаружи. Это были или приезжие журналисты, или те, кто описывал происходящее на полуострове с учетом той или иной конъюнктуры. Столичные журналы или газеты никогда не предоставляли свои полосы для основательных и серьезных размышлений «провинциальным» журналистам. В лучшем случае заметки на «злобу дня». Многое мог бы прояснить анализ деятельности местных средств массовой информации, но и этим никто никогда в Киеве не занимался. Выясняется, что в столице независимой Украины практически нет подписчиков даже на газету «Крымские известия» - официальный орган Верховного Совета Крыма. Следовательно, без преувеличения можно сказать, что крымское общество, политические процессы в этом обществе, приоритеты - большое белое пятно для официального Киева. А если все высказанное спроецировать на устойчивые дружественные связи политической элиты Крыма с киевскими чиновниками, а в этом нет ничего удивительного, ведь именно первые обеспечивали ежегодные курортные прихоти и надобности вторым, то становится ясна степень дезинформированности в коридорах тех учреждений столичной власти, где обязаны влиять на общественно-политическую ситуацию в Крымской автономии.

Между тем в Крыму сложилось самое молодое и самое люмпенизированное общество не только в Украине, но и на всей территории того, что сегодня называют постсоветским пространством. Спешно заселяемая после 1944 года Крымская область, особенно после присоединения к Украине в 1954 году, всегда была некой огромной «потемкинской деревней». Приезжающие видели лишь прекрасный фасад: симферопольские вокзал и аэропорт, единственную в мире горную троллейбусную трассу, Южный берег - Ялту, Массандру да Ласточкино гнездо, а еще легендарный Севастополь - город русских моряков с бесконечным числом кораблей.

А между тем, кто-то продолжал и продолжал заселять полуостров. За двадцать-двадцать пять лет по 1989 год, то есть до массового возвращения крымских татар, население полуострова увеличилось на 1,5 миллиона человек. И у всех оказались рабочие места и крыша над головой. В противном случае трудно будет объяснить, как вся эта масса людей прижилась на крымской земле. По количеству общежитий и малосемеек на душу населения Крым можно сравнить с Москвой.

Великое Крымское Заселение контролировалось и управлялось из Москвы, несмотря на украинскую принадлежность полуострова. Так и набилось 2,6 млн. человек, в основном русских, жителей коренных областей России. Украинцами, белоруссами «пересыпали», дабы рапортовать о многонациональном составе населения. Существовала и неконтролируемая миграция. Специализированные стройтресты, ПМК, монтажстрои и т.д. и т.п. справлялись не только со строительством переселенческого жилья в сельской местности, общежитий и малосемеек в городах, но и с миллионами квадратных метров жилья в городах и с созданием гигантской оросительной системы для уничтожения пастбищ. Строительство Северо-Крымского канала велось в такой спешке, что через несколько лет в таких же промышленных масштабах пришлось вести уже осушительные работы. Перепроизводство сельхозпродукции приводило к не виданному до тех пор привозу сезонных рабочих на время уборочной страды. Были годы, когда привозили школьников из Мордовии и Чувашии. Во время виноградной «битвы за урожай» некоторые предприятия, например Севастополя, практически останавливались, а как поддерживалась боеспособность Черноморского флота после отъезда в сады и поля десятков тысяч военнослужащих - одному Богу известно...

Еще одна категория сезонных рабочих обслуживала на Южном берегу сотни ведомственных домов отдыха и санаториев. Во многих городах Украины кулинарные техникумы и институты под видом практики устраивали своим учащимся изнурительную работу в пищеблоках курортной зоны Крыма.

Параллельно с гражданским производством интенсивно велось строительство сборочных предприятий ВПК. Радиоэлектронная промышленность и военное производство, судостроение и судоремонт, рыбная и химическая промышленность... За лихорадочным освоением не зон отдыха, не той самой Всесоюзной здравницы, а именно территории полуострова стояла только одна задача - освоим землю от края до края, а потом объявим: «Все, господа крымские татары, места больше нет, и вам необходимо искать другую исконную РОДИНУ!» (Понятие ОТЧИЗНА давно исчезло как архаизм под напором коммунистической идеологии.) Так Крым заселялся и так в нем формировалось микросообщество. То, что современные идеологи называют КРЫМСКИЙ НАРОД.

Такая общественно-политическая схема, во-первых, предполагала значительную люмпенизацию работоспособной части населения (можно не напрягаясь сносно существовать, а черновую работу взвалить на сезонного «раба»), во-вторых, это давало возможность номенклатуре рапортовать о выдающихся победах на трудовом фронте: дали в закрома Родины столько-то и столько-то тонн, центнеров, декалитров, койко-дней ( то есть предполагало существование особого рода руководителей - и с особыми успехами, и с особыми заслугами, и посвященных в особую тайну). И в-третьих, полностью дезинформировала население и об источниках собственного благосостояния, и о богатствах крымской земли.

Перестройка 1985 года была неумелой попыткой симулировать выздоровление безнадежно больного общественно-политического организма. Но именно перестройка сделала невозможным больше сдерживать возвращение на полуостров коренных жителей этой земли - крымских татар. Так долго возводимая Великая Крымская Потемкинская Деревня, тихая заводь для летнего упоительного отдыха ЦККПССэшников, министерских дядюшек с многочисленными чадами и домочадцами, челядью и прислугой, могла рухнуть, обнажив истинное положение вещей. Вот тогда-то и начался новый этап - подготовка к переустройству рядовой области Украины в Крымскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. Рецепт не новый, но эффективный, проверенный на практике идеологами ЦК. Именно тогда началась массированная идеологическая обработка населения полуострова. Недооценка именно этого фактора завела первого президента независимой Украины и его окружение в январский тупик 94-го, когда стало ясно, что в Крыму совершенно легитимно к власти приходит пророссийская политическая группировка.

В Киеве долгое время не понимали, что и Н.Багров такая же пророссийская величина на политической крымской сцене, как и «команда» Ю.Мешкова, но умеренная. Лишь сентябрьские события 1994 года обнажили идеологический тупик идеи «революционного» перехода полуострова под юрисдикцию Российской Федерации. Сентябрьский кризис - это кризис внутри правого крыла пророссийского движения. Вот тогда-то прояснилась роль Н.Багрова - основоположника и вдохновителя плавного эволюционного дрейфа в направлении Москвы. На то было две причины. Первая: в коридорах власти в Киеве произошли серьезные изменения по отношению к Симферополю, и это вызвано не только сменой президента и отстранением от дел части аппарата, но и катастрофическими действиями мешковской команды. Хотя «серый кардинал» коман

ды Е.Сабурова, некто В.Минин, пытался воссоздать или построить новые связи в высших эшелонах киевской власти, впрочем, почти безрезультатно. И вторая: старой крымской постпартийной элите нужно было искать работу, трудоустраиваться. Москва поставила на Ю.Мешкова, и нужно было делать выбор: либо сдаваться на милость Киеву (Л.Кравчуку или Л.Кучме), либо ждать, исподтишка разваливая режим Ю.Мешкова, либо, переборов брезгливость и чувство унижения, сделать попытку служить верой и правдой новому режиму (отказ от услуг этой группы перебежчиков - еще одна роковая ошибка президента). В Москве сыграли на руку Киеву, но не от недомыслия, а от большого числа советчиков - единого координирующего центра там уже не было. Доказательством могут служить откровения некоторых московских посланников из команды А.Вольского: «Нам было велено поддерживать в Крыму тех, кто может реально победить. Хотя ехали мы в ноябре 1993 года в Симферополь на помощь Н.Багрову» (М.Малютин - «Новая ежедневная газета»).

Вскрытие «крымского нарыва» - не заслуга Киева, а провал политики Симферополя и тех в Москве, кто сделал выбор в пользу внешних возможностей Ю.Мешкова. Это была роковая идеологическая ошибка. Без малого 80 процентов населения Республики Крым к концу декабря 1993-го устойчиво поддерживало российский статус автономии. В этих условиях в Москве кто-то решил, что можно ставить и на крайних радикалов. А лишенный российской поддержки Н.Багров (последним его покинули советники Патриарха Всея Руси Алексия II) был вынужден пользоваться совершенно не нужной для его имиджа благосклонностью Киева. Но целью данной статьи не является анализ побед одного сепаратиста и изучение причин проигрыша другого - важно понять, как к осени 1993 года в Крыму удалось сформировать общественное мнение: только 5% крымчан считали автономию частью независимой Украины, т.е. даже 20% этнических украинцев стали приверженцами российского статуса полуострова. Это важно не только понять, но и осознать, так как Украина уже исчерпала лимит ошибок по отношению к не просто стратегически важной для удержания независимости территории, но и по отношению к пяти процентам своих граждан.

Чтобы осознать это, необходимо внимательно проанализировать деятельность крымских средств массовой информации. И хотя вся история советской власти - это идеологический террор, прессинг на население, в угоду государств, правящей клике, налаженный идеологический механизм оказалось весьма просто использовать для раскручивания того, с чем все годы боролись коммунисты, - сепаратизма.

«Флагман» крымских коммунистических СМИ (а других-то и не было), орган обкома Компартии Украины, «Крымская правда» (позже к этой газете были подключены десятки других газет от районок до многотиражек) из номера в номер начала печатать наукообразные статьи об «историческом прошлом» Крыма: о Тьмутараканском княжестве, о городе русской славы - Севастополе, о святом месте для каждого православного русского - Херсонесе. Именно тогда из-под пера многочисленных дилетантов и графоманов, экскурсоводов-любителей и непрофессиональных фантастов вылетели все «исконно российские» в Крыму символы, былины и сказки. Каждая статья подписывалась ученой приставкой - «историограф», «краевед». В идеологическую кампанию были вовлечены и настоящие ученые. В этом ряду необходимо назвать имя духовного отца «крымского народа» профессора В.Сагатовского.

Но ученые звания не меняли сути происходящего - в головы и души крымчан вдалбливалось следующее. Первое: он, живущий на чужой земле, порой даже в чужом доме, имеет на это историческое право; второе: нет другой истины, кроме той, что напечатана в крымских средствах массовой информации; третье: за Перекопом нормальной жизни нет, к тому же там правят оголтелые западноукраинские националисты; четвертое: любой крымский татарин - экстремист и фундаменталист, только и мечтающий, как обездолить крымчан, к тому же такого народа вообще нет, и пусть они убираются в свою Казань; пятое: у нас такая богатая земля, которую мы-то, кстати, и облагородили, она нас сделает не только счастливыми, но и баснословно богатыми.

Надо отдать должное московским дирижерам-кукловодам из Идеологического отдела ЦК КПСС и их талантливым исполнителям в Симферополе. Идеологический спектакль удался на славу, так что когда в январе 1991 года состоялся референдум о воссоздании (?) Крымской АССР, никто и глазом не моргнул, как механизм этнической мины замедленного действия начал свой зловещий отсчет. Московские отцы-кормильцы могли спать спокойно, убив сразу двух зайцев: одним из которых был лишенный своей Отчизны крымский татарин, а другим - неполноценный гражданин, мечтающий о полноценности под именем «русскоязычное население». Формирование советского народа было блестяще завершено в Крыму. При этом необходимо учесть количество пенсионеров на полуострове: в Севастополе 24 процента населения пенсионеры, в Феодосии - 26. И подавляющая часть из них - это не престарелые, а зрелого возраста военные пенсионеры, самая политически активная часть населения.

Налаженный еще осенью 1990 года идеологический «кулак» легко и естественно был переориентирован на антиукраинскую деятельность. И если какие-то издания занимались открытой антигосударственной деятельностью («Крымская правда», «Керченский рабочий», «Флаг Родины», добрых два десятка районок и позже «Мещанская газета», «Голос избирателя», «Республика Крым», «Русская правда Шувайникова», «Севастопольская газета»...), то другие целенаправленно пропагандировали счастливую жизнь в России («Крымские известия», «Крымская газета», «Слава Севастополя», «Таврические ведомости», «Коммунист Крыма», «Боспор»...). Перечисленные газеты заполняют более чем на 90% крымское идеологическое пространство в печатных СМИ.

Деятельность ГТРК «Крым» после прихода В. Астахова можно отнести скорее ко второй группе, чем к первой. Однако многомесячный избирательный марафон, организацией которого была занята ограниченная группа журналистов, стал настоящим бесконтрольным антигосударственным прессингом на население Крыма. Почти ежедневно с экранов телевизоров и из динамиков радиоприемников звучали откровенно антиукраинские лозунги, лилась клевета и ложь, призывы и заклинания сотен и сотен кандидатов в депутаты. Это была антигосударственная идеологическая агрессия против своих граждан, оплаченная государством. Время предвыборной агитации значительно превышало плановое бюджетное время обычных крымских теле- и радиопередач. После прихода к власти блока «Россия» начались регулярные трансляции пленарных заседаний всех сессий ВС Крыма по первой программе радио, вместе с еженедельными выступлениями помощников, советников, соратников... президента Крыма, еженедельные программы «Парламентский час». С этого момента можно уже говорить о доминирующей антигосударственной направленности государственного телевидения в Крыму.

Ярким примером может служить агитационная деятельность вокруг так называемого «крымского казачества» - все без исключения сборы, «казачьи круги», «сходы» передавались в эфир с комментариями, трансляцией «круглых столов» с разъяснениями и дискуссиями крымского «казачьего движения». Еще более масштабно показывались конференции, съезды, диспуты партии экономического возрождения Крыма. Но ни одного съезда, конференции или конгресса украинцев в Крыму не было показано даже частично. В лучшем случае эпизод в информационной программе. А если прибавить к этому тонны листовок с предвыборными обещаниями, призывами, обращениями, «платформами» всех без исключения кандидатов-русофилов, то можно с уверенностью сказать - за последние тринадцать-четырнадцать месяцев идеологическое присутствие Украины в Крыму окончательно сведено к нулю.

Сегодня работа электронных СМИ практически неподконтрольна Киеву. Кто и каким образом составляет программы, дает разрешение «перекрывать» те или иные программы радио и телевидения Украины - неизвестно. Тем более, что в каждом из крымских городов, где есть местное телевидение и радио, перекрываются государственные каналы и прекращается не только трансляция Киева, но и трансляция Симферополя. Ошибается тот в Киеве, кто считает, что полезные и жизненно важные для крымчан программы слушают и смотрят в Крыму. Этому есть несколько объяснений. Первое: языковой барьер. Подавляющая часть населения вообще не слушает программы на украинском языке... Ненависть, навязанная за эти годы и к государству и к языку, и даже ко всему, что происходит в Киеве, привела к серьезному непониманию процессов, происходящих в целом в Украине. Это можно назвать внутренней информационной блокадой. Второе: низкая оперативность украинских электронных СМИ. И не только в оперативности проигрывают украинские СМИ, но и в качестве программ «Останкино», «Радио России», «Маяку». Таким образом основной источник информации для жителей полуострова - московские электронные СМИ, и не альтернативные, а государственные. Третье: достоверность. Любым сообщениям из Москвы можно найти подтверждение в газетах, распространяемых в Крыму буквально на следующий день. Этим занимаются десятки изданий как уже перечисленных, так и центральных российских, также оперативно поступающих в розницу.

В Украине, однажды уже проигравшей Крыму в идеологической войне, должны помнить, что именно в ИДЕОЛОГИИ будет сделана попытка нанести еще один массированный удар. У симферопольских мечтателей это получается лучше всего. Старые проверенные кадры из верной обоймы идеологов последней райкомовско-обкомовской волны окончательно оправились от удара, нанесенного им блоком «Россия». Не стоит в Киеве обращать внимание на верноподданнические речи всех здравомыслящих политиков Республики Крым - это даже не модное сезонное поветрие, а хит-парад Хитрецов.

Если в любви к неньке-Украине клянется сам Ю.Мешков, то это совершенно понятно, а что ему еще остается делать? Если осанну Украине «поет» член президиума ВС Крыма, например С.Никулин, то и это понятно - в войне со своим вчерашним соратником все средства хороши.

А вот если пламенные речи в адрес Незалежной произносят лидеры парламентской фракции «Республика», Б.Кизилов например, то это свидетельствует о том, что к концу 1994 года девальвация идеи крымской российской государственности достигла величины идеологического обвала и начался поиск новых ориентиров. Даже неисправимым врагам украинской государственности требуется передышка для перегруппировки сил.

Но если в области экономики и раздела крымской собственности элитам в Крыму удалось практически восстановить статус-кво, то в идеологии нужен поиск новой точки опоры. Консолидация по принципу «антимешковец - друг» привела к объединению сил, стоящих до того на разных позициях по отношению к Украине. Чтобы оправдать смену «идеологических вех», крымчанам необходимо предложить новые пропагандистские «леденцы» - и вкусные, и легко узнаваемые, и недорогие. Свои, «народные»!

Именно здесь таится главная опасность для Украины. В работу уже включены все имеющиеся в Крыму силы, налажены связи с Москвой, налаживаются связи в Киеве. Для нового витка сепаратизма теперь необходимо иметь не почти все средства массовой информации Крыма в своих руках, а ВСЕ! Тем, кто сегодня рвется к власти в Крыму, нужна монополия на средства массовой информации! Последним, хоть и формально, но контролируемым Украиной, СМИ в Крыму осталось радио и телевидение. Структуру Гостелерадио Украины ждут серьезные потрясения и изменения, затронут эти изменения и крымские государственные электронные СМИ. Как это отразится на деятельности пропагандистского механизма? Кто станет у руля, а точнее, у микрофона и перед телекамерой? И что услышит житель Крыма? Для молодого, только-только встающего с колен, государства это далеко не праздные вопросы, тем более в таком регионе, как Крым. А между тем, со слов руководства ГТРК «Крым», в 1994 году из требуемых для нормального функционирования 29 млрд. крб. Киев выделил лишь 19 млрд. Кто заплатил недостающие 10? Сколько из этих средств поступило от тех партий, движений, структур, которые явно заинтересованы в определенной ориентации крымского радио и телевидения. В грядущем перезаключении контрактов со всеми работниками теперь уже не только ГТРК «Крым», в связи с объединением Телерадиоцентра и творческих работников, но и с ретрансляционной организацией РМС 5 таится серьезная опасность. Что если монополистом окажется не сторонник централизованного государства, а сепаратист? Крым не Киев, где все на виду, где сам Президент может включить телевизор и услышать, к чему призывают его подданные, тем более государственные служащие.

И еще. Вспоминая 1992 год, когда не меньшей беды, чем собратья по перу, натворили в Крыму и украинские национал-патриоты, совершавшие свои редкие, но такие важные и жизненно-необходимые для русских национал-патриотов идеологические наскоки на автономию, задумываешься: не повторить бы и этой ошибки.

Одного трехчасового визита в город-герой Севастополь депутата ВС Украины С.Хмары со стрельцами из Львова хватило на три года идеологического запала: «Над Крымом сгустилась черная националистическая Хмара, пора консолидироваться и спасаться!»

Неосторожное выражение лидера УНА-УНСО Д.Корчинского, стократно размноженное всеми, кто умеет писать и говорить «Крым будет или безлюдным или украинским», еще многие годы будет замечательным поводом, чтобы в очередной критический момент местные ура-патриоты бросились восстанавливать Турецкий вал на Перекопе и «отпиливать» Крымский полуостров от Материка.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Российская государственная телерадиокомпания «Останкино» в конце 1994 года расширила штат своих сотрудников в Республике Крым. Корпункт на базе ГТРК «Крым» оснащен компьютерным комплексом, завершен ремонт и оборудование помещений, гаражей, сотрудникам значительно увеличены оклады... В России понимают важность идеологического присутствия на этой стратегически важной территории. А понимают ли это в Украине?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75