Трубу — России = «труба» Украине

Алла Еременко 9 декабря 2011, 16:08
01-1.jpg

Читайте также

Проект межгосударственного украинско-российского «газового» соглашения, о котором многие говорят, но который видели считанные люди, в действительности, как мы можем оценить, ознакомившись с ним, является продуктом работы неформальной, однако наделенной полномочиями экспертной группы, в последние месяцы неутомимо курсировавшей между Киевом и Москвой. Как стало известно ZN.UA, проект этого документа в ситуации абсолютной секретности, без фамилий и имен, передан на рассмотрение и утверждение руководству России и Украины.

Впрочем, беспрецедентная засекреченность как этого документа, так и «газовых» переговоров не означает, что содержание проекта межгосударственного «газового» соглашения должно оставаться неизвестным вплоть до момента его подписания. Поэтому ZN.UA ознакомит своих читателей с основными моментами проекта по состоянию на 4 декабря.

По информации ZN.UA, в понедельник, 5 декабря, состоялся двухчасовой разговор президента Украины Виктора Януковича с премьером Николаем Азаровым, после которого Николай Янович вернулся в Кабмин чрезвычайно раздраженным и взвинченным: премьер Украины не хочет брать на себя ответственность за «сдачу» украинской газотранспортной системы (ГТС). Изменит ли свое отношение к проекту «газового» соглашения Николай Азаров? Сможет ли Виктор Янукович внести изменения в предложенный план «сдачи» украинской ГТС? На эти неотложные вопросы ответ получим в ближайшее время.

Так или иначе, но в среду, 7 декабря, на заседании Кабинета министров премьер Н.Азаров дал распоряжение готовить «наиболее жесткий вариант» государственного бюджета-2012. С ценой импортированного газа не менее 400 долл. за 1000 кубометров. И вносить такой документ на рассмотрение Верховной Рады… Это может означать, что на украинско-российском газовом фронте, где анонсировалось близкое «мировое соглашение», возникли некоторые осложнения.

Теперь — непосредственно о содержании проекта документа. На базе украинской газотранспортной системы планируется создать два совместных с «Газпромом» предприятия в пропорции 50 на 50.

Первое совместное (газотранспортное) предприятие должно включать непосредственно магистральные (транзитные) газопроводы и подземные хранилища газа (ПХГ) Украины. По информации, полученной ZN.UA, украинская часть переговорной группы была против включения на этом этапе украинских ПХГ в состав газотранзитного СП. Таким образом, очевидно, пытались оставить эти хранилища хотя бы как соломинку (если уже не козырь) на будущее. Концепция изменилась?..

Идем дальше. Указанным документом предполагается, что на втором этапе — уже после начала работы газотранзитного СП — в состав его акционеров войдут и европейские энергетические компании. Можно не сомневаться, что в их числе будут исключительно дружеские «Газпрому» компании из Гер­мании, Франции, Австрии или Италии. Поэтому запланированное «на потом» распределение процентов между учредителями газотранзитного СП (33% — «Газпрому», 33% — еврокомпаниям и 34% — «Нафтогазу») в действительности будет означать 66% — «Газпрому» и только 34% — «Нафтогазу». Сле­до­вательно, получается, что у «Газ­прома» неформально будет полный контроль над газотранзитным СП.

Первое СП также будет наделено исключительным, монопольным правом осуществлять транзит газа по территории Украины в Европу. Закрепление этого исключительного права за газотранзитным СП четко прописано в проекте газового соглашения и, соответст­венно, делает невозможным учас­тие в транзите импортного газа какой-либо другой, третьей, стороны (или компании). За исключением… «дочек» самого газотранзитного СП, учреждение которых предусмотрительно запланировано проектантами настоящего соглашения. Ну а какие владельцы офшоров будут стоять за рождением таких «дочек», догадайтесь сами…

К газотранспортному СП переходят также функции диспетчерского управления магистральными газопроводами и ПХГ Украины.

Кстати, в проекте документа четко не сказано, где именно должны быть зарегистрированы первое и второе СП. Но не исключается, что «родиной» украинско-российс­кого газотранзитного СП могут выб­рать другую, кроме Украины и РФ, страну. Для чего? Об этом — чуть позже.

Второе СП (назовем его газораспределительным) планируется создать с «Газпромом» на базе внутренних газораспределительных сетей Украины, которые на сегодняшний день арендованы облгазами, но на самом деле, как и НАК «Нафтогаз Украины», принадлежат правительству Украины. Это будет означать, что газораспределительное СП (создаваемое, напомним, 50 на 50) будет иметь в своих руках «ключи» от каждой квартиры, каждого предприятия, «где деньги лежат», потому что именно оно будет снабжать газом конечного потребителя, то есть каждого из нас. Последствия работы подобной схемы — такого «РосУкр­Энерго» — экономика Украины уже ощутила на себе…

Отметим, что при расстановке сил в газораспределительном СП (50 на 50) теоретически важно: 1) чей будет менеджмент; 2) как скоро его купят те, чьим он формально не будет?

Можно предположить, что проблем с нынешними собственниками украинских облгазов (арендаторов, а не собственников газораспределительных сетей) будет немного. Тем более что еще два года назад «матрешка» российских и украинских лидеров — Дмитрий Фирташ — публично заявил, что он контролирует подавляющее большинство украинских облгазов. Вряд ли на сегодняшний день ситуация изменилась не в его пользу. Да и договариваться с «Газпромом» ему вполне по силам.

Второе, газораспределительное СП, по замыслу авторов этой сногсшибательной идеи, будет распределять потребителям весь газ (около 20 млрд. кубометров ежегодно), добываемый сейчас государственными предприятиями — подразделениями «Нафтогаза Украины»: ДК «Укргаздобыча», ГАК «Черномор­нефтегаз», ПАО «Укрнафта» (в последнем, правда, придется договариваться c господином Коломойс­ким, который через группу «При­ват» контролирует «Укрнаф­ту», но это уже детали и вряд ли сущест­венные на фоне такой «раздачи»).

Между тем речь идет не только о традиционном природном газе, но и о будущей добыче так называемого сланцевого газа сов­местными предприятиями, государственная доля в которых превышает 51% уставного фонда.

Из вышеописанного логически вытекает, что в случае реализации этих газоэкспансионных намерений министру энергетики и угольной промышленности Украины Юрию Бойко уже не нужно будет подавать в Кабмин проект реорганизации НАК «Нафтогаз Украи­ны» о разделении его по видам деятельности (добыча, транзит, распределение газа). Эта государственная компания, 100% акций которой принадлежит правительству Украины, при таких эспэшных обстоятельствах будет автоматически реорганизована под монопольные потребности «Газпрома» и его явных и неявных, но реальных патронов. И это может оказаться не единственной потерей для Украины.

Понятно, что создавать названные СП будут не правительства, а хозяйствующие субъекты двух государств. Но именно межгосударственный уровень будущего соглашения (если оно состоится в таком или похожем виде) может дать зеленый свет фатальному развитию событий.

Заметим, что о цене газа в проекте соглашения речь вообще не идет. Этим вопросом, как и разработкой детальных документов на уровне хозяйствующих субъектов Украины и РФ, занимается отдельная и еще более засекреченная группа экспертов.

Причем авторами проекта предусмотрено, что это «газовое» соглашение является бессрочным. К тому же устанавливается запрет на его денонсацию. Но ранее заключенные корпоративные контракты от 19 января 2009 года при этом не аннулируются — просто их действие будет приостановлено с тем, чтобы возобновить в случае, если «что-то или кто-то пойдет не так». Это свидетельствует, на наш взгляд, о степени «взаимного доверия» сторон, которые договариваются «за газ». Вместе с тем этот факт является предостережением для власти Украины: если Киев после его подписания захочет или даже только попробует «съехать» с нового газового соглашения с РФ и «Газпромом», то он все равно обязан будет выполнять предыдущий «тимошенковский» контракт о покупке-продаже газа от 19 января 2009 года. Со всеми его ценовыми, штрафными и другими «прелестями».

Поэтому чрезвычайное значение приобретает следующий существенный пункт возможного соглашения. Он предполагает полную юридическую неприкосновенность создаваемых СП. То есть на них не будут распространяться ни возможные изменения налогового законодательства Украины, ни антимонопольное законодательство, а следовательно, и требования АМКУ (который теоретически должен взять под контроль каждого субъекта, посягающего на более чем 2530% какого-либо рынка товаров и услуг в Украине), ни какие-либо тарифные изменения, ни законодательство о государственных закупках. Итак, можно сказать, что такие функции, как установление цен на транспортировку и распределение газа в Украине, а также установление цен на газ для разных категорий отечественных потребителей, раньше относившиеся к сфере ответственности НКРЭ, теперь будут исполнять руководящие органы двух создаваемых СП. Влияние парламента, правительства или Минэнергоугольпрома на деятельность, в частности финансовую, создаваемых газовых СП будет практически невозможным. «Газпром» и его аффилированные структуры получают полную и безусловную правовую защиту на территории Украины (практически — на уровне дипломатического), включая неприкосновенность их собственности и невозможность ее принудительного изъятия.

Красноречивым является и требование к украинской стороне не вмешиваться в определение размера прибыли (рентабельности) обоих СП.

Одновременно с заключением нового «газового» соглашения Украина—РФ автоматически прекращается действие всех межгосударственных соглашений, ранее ратифицированных и имплементированных украинским парламентом (о международно-правовых последствиях подписания возможного «газового» соглашения читайте в материалах М.Алинова и М.Гончара). Кроме этого, планируется, что в случае возникновения разногласий между новым «газовым» договором и обязательствами Украины по другим международным договорам (в частности, по Договору об Энергетичес­ком сообществе, членом которого Украина стала с 1 февраля текущего года), преобладающую силу будут иметь положения именно нового «газового» договора. Это практически выталкивает Украину из европейского газового пространства и ставит крест на европейской интеграции нашего государства.

По многим причинам создание трехстороннего газотранспортного консорциума в нынешней ситуации выглядит не такой уж и глупостью. Но ведь условия!!!

Цель этого материала — сообщить обществу и заставить украинский политикум задуматься над возможными последствиями подписания такого нового «газового» соглашения с РФ. Глубинный анализ последствий проекта пока не проводили, во-первых, из-за нехватки времени; во-вторых, в связи с тем, что такое «газовое» соглашение пока не заключено. Но некоторые наиболее принципиальные моменты ZN.UA освещает в материалах этого номера, в частности М.Алинова «Как им обустроить монополию», М.Гончара «Ящик Пандоры. «Газовый» дубликат» и комментариях экспертов.

Алла ЕРЕМЕНКО

Комментарии

Учитывая исключительную значимость возможного межгосударственного «газового» договора между Украиной и РФ, а также неотвратимых последствий в случае его подписания для украинской энергетики в целом, ZN.UA обратилось за комментарием к Светлане Голиковой, директору известной в Украине и за рубежом компании «ТрансЭнергоКонсалтинг», и к ведущим экспертам — Владимиру Омельченко, эксперту по энергетическим вопросам Центра Разумкова, и Михаилу Гончару, директору энергетических программ Центра «НОМОС» .

Светлана ГОЛИКОВА, директор «ТрансЭнергоКонсалтинг»:

— К чему приведет возможный выход Украины из Второго энергопакета, а также из Договора Энергетического сообщества — с точки зрения интересов страны?

— Протокол о присоединении Украины к Договору об учреждении Энергетического сообщества ратифицирован законом Украины №2787-VI от 15 декабря 2010 года, то есть он является частью национального законодательства и применяется в порядке, предусмотренном для норм национального законодательства (ст. 19 Закона Украины «О международных договорах Украины»).

Также согласно ст. 15 Закона Украины «О международных договорах Украины» действующие международные договоры Украины подлежат добросовестному соблюдению Украиной согласно нормам международного права.

Вместе с тем Украина может прекратить свое участие в договоре, но для этого она должна:

— принять соответствующий закон;

— заранее (за шесть месяцев) сообщить об этом в Секретариат ДЭС.

Кстати, именно президент Украины должен осуществлять контроль над выполнением закона, которым ратифицирован Протокол о присоединении Украины к Договору об учреждении Энергетического сообщества, и именно он в этом случае может внести в Верховную Раду проект закона о прекращении действия международного договора Украины.

Год назад, когда президент Украины передавал протокол в Верховную Раду на ратификацию, министр Ю.Бойко доказывал следующее: «Участие Украины во внутреннем энергетическом рынке ЕС значительно повысит инвестиционную привлекательность отечественных энергетических компаний. Внедрение стандартов ЕС положительно скажется на институционной структуре энергетического сектора и его оптимизации, базирующейся на рыночных принципах, будет способствовать увеличению капитализации компаний, а также их способности привлекать крупные объемы инвестиций. Потребители получат доступ ко всем ресурсам европейского энергетического рынка по конкурентным ценам и гарантированно будут обеспечены энергоресурсами на максимально приемлемых условиях».

Обращаю внимание именно на слова министра энергетики и угольной промышленности Украины о гарантиях для украинского потребителя относительно доступа и обеспечения энергоресурсами на максимально(!) приемлемых условиях.

То есть, если даже не говорить о сведении на нет работы, которую выполнили украинские дипломаты, трудившиеся над протоколом, наши предприятия и граждане будут надолго лишены гарантий и возможностей покупать газ и электроэнергию по конкурентным ценам, выбирать себе энергопоставляющее предприятие, и вообще мы все будем лишены права на выбор, на энергетическую свободу.

— Как это отобразится на ЕС и отношениях Украины и ЕС?

— Участие Украины в Энергетическом сообществе дает нашим партнерам, и прежде всего западным соседям — Польше, Венгрии, Словакии, Румынии, возможность сотрудничать в энергетическом секторе по общим правилам, прозрачно и понятно заключать контракты с украинскими энергетическими компаниями, например о поставках электроэнергии из Украины. А перспектива сотрудничества между энергетическими биржами, при условии работы такой биржи на украинском рынке, значительно снижает риски неоплаты или непоставки товара.

Денонсация международного договора об участии Украины в Энергетическом сообществе, если это произойдет, практически не только лишит Украину возможности членства в ЕС или ассоциированного участия, но и существенно подорвет доверие к украинской власти, которая за год может изменить позицию вопреки всем заявлениям и договоренностям. И это не демонстрация силы, а проявление непоследовательности и слабости.

— Что такой шаг Украины даст «Газпрому» и РФ?

— Отказ Украины от обязательств выполнять так называемый второй энергопакет снимает ограничения по созданию газового консорциума (или же СП) между «Нафтогазом» и «Газпромом». При этом «Газпром» сможет получить контрольный пакет, а в перспективе — все 100% украинской ГТС, как это случилось с газотранспортной системой Республики Беларусь.

В электроэнергетике это приведет к усилению давления с целью предоставления теперь уже электроэнергетических сетей для транзита более дешевой российской электроэнергии благодаря возможности вставок постоянного тока, а не синхронизации с энергосистемой ЕС.

Владимир ОМЕЛЬЧЕНКО, эксперт по энергетическим вопросам Центра Разумкова:

— Главной стороной, которая выиграет от искусственного торможения реализации Украиной положений Второй газовой директивы, будет российское руководство и «Газпром» как его политический агент в Европе.

Кроме того, от промедления с проведением реформ выигрывают приближенные к украинской власти бизнес-структуры, которые и в дальнейшем будут зарабатывать на непрозрачности рынка и деградации системы управления НАК «Нафтогаз Украины».

Фактически отсутствие реального реформирования газового сектора и государственной нефтегазовой монополии максимально усложняет защиту украинских стратегических интересов в условиях модернизованной российской экспансионистской политики. В случае установления «Газпромом» контроля над газовым рынком Украины и транспортной инфраструктурой Россия получит мощный плацдарм для дальнейшего втягивания Украины в Таможенный союз и ЕЭП по белорусскому сценарию. Это создаст риски закрепощения страны в кругу автократических режимов аутсайдеров, которые по своей природе не способны к развитию прогрессивных социально-экономических процессов.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Киев 24 °C
Курс валют
USD 25.14
EUR 28.07