ТРЕХЪЯРУСНЫЙ ЦИРК

Кэтрин Лэк 2 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Восьмого ноября в Америке состоялись выборы. Американские избиратели, вернее 37% их, изъявили свою волю и отстранили демократов от власти. Впервые за сорок лет республиканцы обрели контроль над федеральной законодательной властью. Они проводили свою предвыборную кампанию на платформе, обещавшей положить конец ГРИДЛОКУ в Конгрессе и либеральной политике «большого правительства». Они подчеркивали, что не имели ничего общего с президентом Клинтоном, а сейчас именно это, по-видимому, обеспечивает наибольшую популярность. «Люди хотят перемен, и мы дадим им их», - разнесся по всей стране триумфальный клич, а демократы позаползали в темные углы зализывать свои раны. Собственно передача власти произойдет только лишь в январе. Если события последних трех недель могут служить показателем того, что ожидает Соединенные Штаты в будущем, то, похоже, им предстоят увеселительные мероприятия: ведь они проголосовали фактически за трехъярусный цирк. Рев зверей, жаждущих крови, щелчки бича, паясничание клоунов: вы звали их, и они пришли. И вот, вкратце, описание того цирка, который предлагает сегодня политическая Америка развлекающейся публике.

Ярус Палаты представителей: тигры оттачивают свои когти

Наибольший беспорядок выборы произвели в Палате представителей, где демократы потеряли 52 места, обеспечив тем самым большинство республиканцам. Новым главой этого учреждения станет Ньют Гингрич - лидер растущего движения молодых политиков, которые объединяют традиционное республиканское «руки прочь» в экономике с крайне консервативными моральными убеждениями. Гингрич принимал большое участие в разработке СДП (Старая Добрая Партия - еще одно название Республиканской партии) «Контракта с Америкой». Этот контракт был доведен до ведома общественности 27 сентября и сыграл большую роль в изменении общественного мнения в пользу республиканцев. , Контракт включает 10 пунктов, каждый из которых имеет отношение к первым 100 дням нового Конгресса. Его общая цель, провозглашенная республиканцами, - показать американскому народу всю серьезность их намерений подтолкнуть Конгресс к решению определенных проблем нации. Контракт затрагивает многие проблемы. Реформа системы благотворительности, прогрессивное налогообложение, бюджет, преступность, защита детей, военные расходы, социальная безопасность, занятость, снижение налогов, ограничение ответственности и сокращение сроков для политиков - все эти вопросы были вынесены на обсуждение. Да еще те, кто поставил свою подпись под этим контрактом, обещали модернизировать работу Конгресса буквально с первого же дня его работы в январе. Вот некоторые из их предложений: создание Ревизионной комиссии для контроля деятельности Конгресса; сокращение сроков пребывания представителей на посту председателя комитета; уменьшение числа комитетов и сокращение штата служащих этих комитетов на одну треть.

Первые два года пребывания Клинтона на посту президента показали его неспособность к взаимодействию с Конгрессом по многим вопросам. Гингрич не обещает создать более миротворческую Палату. Он еще раньше неоднократно заявлял, что президенту необходимо научиться подчиняться Палате или же ей подмять его под себя подобно паровому катку. «Ньютониты», как называют Ньюта и его сторонников, считают ошеломляющий успех республиканцев на выборах доказательством того, что американский народ отверг клинтоновскую либерально ориентированную политику в пользу новых республиканцев. Хотя усилия президента по проведению социальных реформ были отвергнуты общественностью, это все же не означает автоматически того, что убеждения Гингрича принимаются большинством. Его самого и его сторонников занесло все же слишком далеко вправо, особенно когда дело касается социальных аспектов. Контракт, конечно же, не выражает все идеи «ньютонитов» целиком: некоторые из них только сейчас выдвигаются на передний план. Например, в контракте не упоминается о введении молитвы в школах, но сразу же после выборов Гингрич заявил, что хочет подготовить к постановке на голосование поправку о введении молитвы в школах. Америка всегда была страной, выступавшей за разделение церкви и государства, страной, в которой живут приверженцы всевозможных религиозных убеждений, не говоря уже об агностиках и атеистах. Этот вопрос неоднократно уже поднимался в прошлом и всегда вызывал множество противоречий.

Что касается самого контракта, то там есть много хороших идей, доведенных Гингричем до крайности... Никто не сомневается в том, что систему благотворительности в Америке нужно реформировать. Когда Клинтон вступал в Белый дом, он обещал предпринять что-либо по этому поводу, но затем пустил это на самотек. Ньют и К° обещают, что у них это не пройдет, что довольно много значит при их репутации. И некоторые из их идей, такие, как ограничение срока, в течение которого можно получать благотворительное пособие, были хорошо приняты общественностью. Однако предложение отменить пособие матерям-одиночкам, а их детей помещать в приюты для сирот вызвало шок у большинства избирателей. Многие республиканцы пытаются теперь откреститься от наиболее спорных заявлений Гингрича. Но все же в контракте есть несколько пунктов, хотя и очень консервативных, которые вызвали поддержку многих американцев. Возьмем, к примеру, предложение пересмотреть криминальное законодательство с целью выделять больше средств на социальные программы для создания большего числа исправительных заведений.

Из-за некоторых перегибов в предложениях Гингрича и К° возникает искушение отвергнуть весь проект в целом. Но это было бы большой ошибкой. Этот контракт представляет собой тщательно спланированную программу, какой у Клинтона никогда не было. А ведь американцы сейчас сильно обеспокоены внутренней политикой своего правительства, как экономическими, так и социальными ее аспектами. Гингрич, при всей своей помпезности, похоже, станет хорошей костью в горле у Клинтона. Всегда было известно, что президента гораздо больше интересует внешняя политика, чем внутренняя, но Гингрич, по-видимому, свяжет ему руки.

Сенатский ярус: эти старые львы рычать все еще могут, но остались ли у них еще зубы?

Внешняя политика Америки в последнее время занимает много места в обзорах новостей, и хотя приятно будет отметить, что последний (и весьма ожидаемый) визит Кучмы в Соединенные Штаты сыграл в этом значительную роль, все же основная причина такого повышенного интереса заключается не только в этом. Сенатор Джесси Хелмс, новый председатель Комитета сената по вопросам внешней политики, основной виновник поднявшегося гама. Хелмс с давних пор пользуется дурной славой из-за своих крайне консервативных фанатических убеждений - он один из немногих политиков, все еще активно выступающих против Закона о гражданских правах, и, похоже, вовсе не собирается пересматривать свои взгляды. Гингрич по сравнению с ним выглядит, ну прямо таки, социалистом. Большинство американцев не осознали, что если республиканцы получат контроль над сенатом, то Хелмс автоматически станет председателем Комитета по вопросам внешней политики. Это, конечно же, и произошло. Слова ошеломления не смогли все же передать истинные чувства американцев после такого поворота, а ведь Хелмс тогда еще даже не успел открыть рта.

И что же Хелмс тогда учудил? Отвечая в программе национального телевидения на вопрос, считает ли он Клинтона способным руководить страной, Хелмс ответил: «Нет, не считаю». И это не было неожиданностью. А вот последующее заявление было все же неожиданным: «И люди в вооруженных силах также». Подталкиваемый к дальнейшим объяснениям, он сказал, что говорит о действующем и офицерском составе армии, но от дальнейших комментариев о Генеральном штабе вооруженных сил отказался.

Реакция на эти слова была быстрой и, в общем-то осуждающей. Начальник комитета начальников штабов генерал Шоликашвили, не дожидаясь расспросов, выступил с опровержением утверждения Хелмса о том, что военные неудовлетворены Клинтоном, и наоборот, заявил о полной его поддержке армией. Другие высказывались по этому поводу гораздо резче, считая слова Хелмса прямой угрозой безопасности страны. Раздались голоса, призывающие не отдавать председательского места Хелмсу, но новый лидер большинства в сенате, сенатор Боб Доул, не подчинился им. Однако он все же публично осудил поведение Хелмса, хотя и под давлением. И каков же был ответ Хелмса? Он ответил, что ему следовало тщательнее подбирать выражения. А затем добавил, что президент стал настолько непопулярным среди военных в родном штате Хелмса, в Северной Каролине, что «ему следовало бы остерегаться, вздумай он приехать туда, и не показываться там без телохранителей».

Подобные ужимки могут помочь отвлечь внимание от двух серьезных вопросов, которые возникают в связи с новым назначением Хелмса, а именно: что он хочет сделать для внешней политики Соединенных Штатов и, второе, что он может. На первый вопрос ответить достаточно легко. Известны высказывания Хелмса о том, что он поставит крест на всей внешней политике, если только сможет. Даже если он никогда и не попытается осуществить это, во всяком случае, он хочет урезать помощь. И он действительно ощущает, что размер помощи бывшим странам Советского Союза требует пересмотра. Однако в будущем его экстремизм, по-видимому, обратится против него же самого. Очень немногие из политических деятелей хотели бы, чтобы их считали людьми Хелмса. Этот план не является политически жизнеспособным, даже в условиях расцвета консерватизма.

Разговоров Хелмса и о Хелмсе много, но ведь он старик, который в течение многих лет кочует по госпиталям. Общее мнение таково, что лаять у него получается гораздо лучше, чем кусать.

Ярус Белого дома: мамочка, посмотри на клоуна Клинтона!

Казалось бы, последние две недели должны были бы быть целиком посвящены ремонтно-восстановительным работам, но на самом деле это было не так: администрация Клинтона все еще беспомощно барахтается, не оправившись после своего поражения на выборах. К тому же уже раздается закулисное бормотание о выдвижении нового кандидата от демократов на выборы 1996 года. Те демократы, которым посчастливилось не потерять своих избирателей в этом году, стремятся к максимальному отдалению от президента. Образ тонущего корабля сейчас как нельзя более подходит для сложившейся ситуации. Забыв о восстановительных работах, сторонники Клинтона стремятся показать, что они обладают хотя бы видимостью контроля, если они вообще собираются выбраться живыми из этой политической трясины.

Вот насколько плохи дела. За исключением визита Кучмы, Клинтон старался вообще не привлекать к себе внимания. Каждый раз, когда он открывал рот, а он старался делать это как можно реже, он неизменно садился в лужу. Взять хотя бы пресс-конференцию, на которой он заявил, что собирается работать вместе с Гингричем над проектом о введении молитвы в школах. Это заявление противоречит всему тому, что Клинтон утверждал ранее, и, вполне естественно, повлекло за собой весьма популярное сравнение с качелями, сопровождаемое целым потоком раздраженных комментариев. Начальник служб Белого дома Леон Панетта попытался было прикрыть этот балаган, но не смог справиться с уставшей от неумелого обращения публикой. У Клинтона всегда были проблемы с подтверждением своих способностей лидировать, но сейчас он выглядит особенно туповатым, даже если не оглядываться на его прошлое. На политическом поприще он непрерывно подвергается нападкам за стремление вернуться к политике «большого правительства», а на личном - за все те мини-скандалы, которые постоянно сопутствуют ему. Несомненно, все это явственно проступало и до избрания Клинтона президентом, но ведь уже неоднократно подчеркивалось, что Клинтона избрали только лишь за то, что он не Джордж Буш.

Многообещающий аттракцион

Вот и получился настоящий цирк, ведь разве залогом победы республиканцев на выборах не послужил их клич: «Мы - не Клинтон»? То, что пришедшие к власти республиканцы не имеют ничего общего с Клинтоном - это несомненно. Расширяющаяся пропасть между представителями обеих партий стала уже достаточно избитой темой для разговоров. И все же это так и есть. Но ведь две отдельные группы экстремистов не могут сформировать дееспособное правительство. Если эти люди действительно хотят оставаться у власти, им придется научиться вместе решать возникающие вопросы, ведь американцы уже достаточно ясно показали, как им надоели непрерывные свары, А это означает компромисс, ведь республиканцы, даже будучи в большинстве, не смогут самостоятельно провести все свои законодательные проекты. Ведь какое-то количество демократов, да еще и во главе с самим президентом, все же осталось в правительстве, наверное, чтобы республиканцам жизнь не показалась скучной. У умеренных, по крайней мере, есть пути выползания из завала. Это, конечно же, вызовет тяжкие стенания со стороны наиболее радикальных консерваторов, Гингрича и К° может, они несколько затихнут со временем. Джесси Хелмс окружен своими союзниками, и он мог бы даже помочь Клинтону и демократам покончить со всеми раздорами. Его взгляды отпугивают большинство американцев. Средние американцы блуждают сейчас в недоумении: кто же сейчас их представляет в правительстве. Очевидно, они не думают, что именно демократы выполняют эту работу. А республиканцам такой шанс уже был предоставлен. И, хотя последние несколько недель особых надежд ни в кого не вселили, может, вместе у них все же получится лучше.

А пока американская публика через приоткрытый занавес смотрит шоу, которое они разыгрывают на арене, и можно не сомневаться, что и она, и вся мировая общественность делает все то, что положено делать в цирке: громко смеются и замирают от изумления при особо головокружительных трюках.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.06
EUR 29.18