STATUS QUO ВИТАЛИЙ МАСОЛ: «В НЫНЕШНЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ ДЕЙСТВОВАЛИ ПРАКТИЧЕСКИ НЕСКОЛЬКО КАБИНЕТОВ МИНИСТРОВ»

Наталья Малахова 3 марта 1995, 00:00

Читайте также

«Второе пришествие Масола». Этим штампованным заголовком пестрели многие газетные материалы в июне 1994 года. «Ушествие» предрекали долго, назначая точные даты подобно тому, как предрекали и введение гривны. Но если второе вызывало оживление в финансовых кругах и на черном рынке, то первое едва рождало рябь в украинской политической трясине. Все было определено и разыграно заранее. Итак, Виталий Андреевич второй раз уходит с поста главы правительства. Третьего раза не будет. Это знают все, это знает он.

После выступления Леонида Кучмы на заседании Кабинета министров, наш корреспондент обратился к Виталию Масолу с просьбой прокомментировать случившееся.

— Виталий Андреевич, почему вы уходите в отставку?

— Вопрос довольно сложный. Будем говорить так: на меня восемь месяцев со всех сторон, со страниц печати оказывалось определенное давление, якобы я избран парламентом неправильно, что нельзя было избирать премьера за месяц до выборов Президента. У меня была своя точка зрения по этому поводу. Я считал тогда, что не важно, кто будет Президентом, нужно построить государство независимое и решить проблему стабилизации экономики. Поэтому я и согласился пойти работать премьер-министром.

И одна из первых задач, которая была решена, — это обеспечение государства зерном. Сегодня зерно у нас есть, практически до нового урожая. Были решены проблемы заготовки сахара, подсолнечного масла, но в этом направлении уже к сожалению начали действовать другие факторы. Я имею в виду реформаторов монетаристского типа. У меня была цель с Россией восстановить постепенно экономические отношения, разорванные связи между предприятиями наших стран. Мы подписали ряд различных соглашений, которые помогли нам начать работу и привести наши экономические законодательные акты к более-менее единому определению, не нарушая суверенитета Украины. И поэтому, когда в ноябре Туркменистан нам нанес хороший удар (прекратил поставку газа), то Россия пошла нам навстречу и дополнительно поставила в Украину в декабре около 5 млрд.куб.м газа, а в январе и феврале еще дополнительно 4,5 млрд.куб.м. И сегодня можно уже спокойно сказать, что из тяжелого энергетического кризиса, который был в Украине зимой, — мы вышли. И в этом, я хочу сказать, нравится это кому-либо или нет, большую помощь нам оказало правительство России, РАО «Газпром», несмотря на все наши долги. За это же время был подготовлен и парафирован договор с Россией, подписано торгово-экономическое соглашение, другие документы, которые помогают нашей экономике становиться на ноги. Вот поэтому я считаю, что мы определенную работу сделали. А дальше... в связи с тем, что был большой нажим — были определенные точки зрения... и это не вопрос сегодняшнего дня. Я мог уйти раньше. Но я видел тяжелое положение нашей энергетики. Мне хотелось с честью выйти из зимы. Решить эти проблемы. Они сегодня решены. Поэтому я имею сегодня возможность уйти в отставку. На пенсию. Но это не означает, что я не буду работать. Я — народный депутат. А работы в Верховном Совете сейчас достаточно.

— Виталий Андреевич, вы подали заявление Президенту о вашей отставке в январе. Сегодня — март. Насколько неожиданным было для вас сообщение Президента на заседании Кабинета министров о том, что он готов удовлетворить вашу просьбу?

— Неожиданности для меня не было. Хотя верно то, что заявление было написано раньше. Леонид Кучма меня попросил поработать еще февраль, потому что он уходил на две недели в отпуск. А теперь, когда он вернулся, — я иду в отпуск. Так что в этом ничего неожиданного нет. Во вторник вечером, накануне заседания Кабинета министров, мы с ним встречались и говорили о том, что мне нужно отдохнуть.

— Виталий Андреевич, с вашей точки зрения, кто может заменить вас на посту премьер-министра?

— Я за сильную исполнительную власть, сегодня именно здесь у нас — многовластие. Я считаю, что это отрицательно сказывается на эффективности работы исполнителей. В нынешнем правительстве действовало практически несколько кабинетов министров. Это не нормально. Нужна сильная, единая исполнительная власть. Я считаю, что в соответствии с Указом, который был подписан Президентом в августе, — он должен возглавлять исполнительную власть, а должности премьер-министра, я считаю, — сегодня быть не должно. Потому что это опять будет двойственность в принятии решений.

— Были ли у вас конфликты с молодыми реформаторами, вице-премьерами в вашем правительстве? И какую роль могло сыграть такое противостояние для принятия вами решения об отставке?

— Молодые должны быть в правительстве. Я никогда не занимал другой позиции. Митюков, Шпек, Германчук — это люди, которые пришли при мне, и я их поддерживал. Молодые реформаторы должны работать. Что касается Пинзеника — пусть его оценивают по его работе остальные. Я ему оценку даю как специалисту. У любого человека, на любой должности есть и положительные, и отрицательные качества. В том числе и у Пинзеника.

— Виталий Андреевич, чего вы недоделали, не закончили. Какие вопросы сейчас, с вашей точки зрения, нужно решать в первую очередь.

— Я считаю, что это два вопроса.

Первый — платежи. Именно это сегодня определяет всю работу экономики, и в этом, и в следующем году. Нужна четко отработанная система платежей. А второе — это то, что мне не удалось всех убедить в том, что выйти из кризиса можно только за счет увеличения доходной части бюджета. Не за счет сокращения расходной, а за счет увеличения доходной части. Вот в этом, к сожалению, я не смог убедить наших реформаторов, рыночников. Я уверен, что монетарная политика, закрытие эмиссионных кранов нас из кризиса не выведет.

— Виталий Андреевич, вы — народный депутат и после отдыха обязаны прийти на работу в парламент. В какую фракцию вы войдете? (При условии, что парламент примет вашу отставку.)

— Не знаю. Я еще не думал об этом. Прежде я хочу отдохнуть.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75