Реклама

Сэмостоятельный Янукович

Юлия Мостовая 1 июня 2012, 16:57

Читайте также

О том, что политика — наука не точная, тем и интересная, кажется, говорил еще Бисмарк. Кто в 2004 году мог предположить, что Виктор Ющенко — «ставленник Белого дома» — оказавшись в президентском кресле, сломает чрезвычайно выгодный для Украины газовый договор и заведет на внутренний рынок страны «РосУкрЭнерго» — пророссийского газового посредника? Кто, в том же 2004-м мог бы подумать, что Виктор Янукович — «ставленник Кремля», — заняв позиции на Банковой, приведет в Украину Shell, Chevron и замрет в ожидании того, когда ЕххоnMobil макнет отломанный кусочек каравая в солоночку? 

Впрочем, первые тендеры, выигранные старо- и новоанглийскими компаниями, лишь видимый пазл большого плана, который на Банковой задумали и отчасти реализовали. Как это странно ни звучит, но по ряду позиций интересы Виктора Януковича и Барака Обамы совпали. Хотя исходные позиции, приведшие к ряду слаженных действий, существенно разнились. 

Во-первых, действующий президент Украины никогда не имел принципиальных политических взглядов. Например, свою позицию по русскому языку он менял семь раз; по НАТО — пока только два. 

Во-вторых, Янукович — первый президент Украины, которому нужен не только контрольный пакет всей власти в стране, но и всего бизнеса. 

В-третьих, он готов делиться бизнес-территорией. Но не с теми, кто претендует на оба его контрольных пакета. Это значит, что ему следует найти заинтересованного союзника, способного стать эффективной альтернативой России, могущей предоставить защиту от посягательств Кремля на выстроенную в Украине модель.

В-четвертых, Янукович понимает, что ему необходимо, в первую очередь, выстроить энергетические отношения с Западом таким образом, чтобы они избавили подконтрольную ему Украину от тотальной нефтегазовой зависимости от России. Ведь зависимость эта, при сохранении статус-кво, неизбежно приведет к полной капитуляции перед Путиным и превращению Украины в дочернее предприятие Кремля: с сохранением юридического лица, но без права на политическое, экономическое и культурное самоопределение. Толчком для начала серьезной работы в этом направлении стало осознание Януковичем того факта, что Москва его обманула: после Харьковских соглашений, подписанных президентом двухмесячного возраста, Янукович все ждал, когда же Медведев вернется к реализации выданного в Харькове обещания в отношении внесения принципиальных изменений в газовый контракт 2009 года. Не дождался. Его вопрос на встрече с премьером Путиным — «Я так понимаю, Владимир Владимирович, что слово президента Российской Федерации не имеет никакого веса?» — стал открытым переломом в и без того хрупких киево-московских отношениях. Янукович понял, что цена на газ для российского тандема — это способ получить все. То самое «все», за которое боролся кандидат в президенты Виктор Янукович. 

В-пятых, у донецкой верхушки отношения с Россией, на любви к которой выкристаллизовавшийся политический лидер паразитировал и сгонял под свои знамена электорат в  2004-м и 2010-м годах, — всегда были непростыми. Не станем забираться ни в днепропетровско-московское компартийное напряжение с Донбассом советских времен; не будем ворошить отказ Евгения Щербаня и Ахатя Брагина проводить новомодную приватизацию предприятий Донбасса в пользу держателей общесоюзного воровского общака: Техас должны грабить техасцы. Напомню лишь одну фразу, сказанную Виктором Януковичем Виктору Ющенко во время подготовки Универсала: «Ты думаешь, это ты патриот? Это я патриот: у меня в Донецкой области, когда я был губернатором, не было ни одного российского бизнеса».

Почти с самого начала президентства Виктор Янукович проводил три линии — российскую, европейскую и американскую — что, собственно, не является ноу-хау для украинских президентов. Другой вопрос, что на игорном столе ставки претерпевали серьезное перераспределение. С Россией говорить становилось все сложнее; с Европой — все бесполезнее. И примерно месяцев девять-десять назад самое близкое окружение президента — Ахметов, Арбузов, Левочкин (Клюев — по принуждению обстоятельствами) — основную массу фишек поставило на «звездно-полосатое». Почему? Потому что в Соединенных Штатах Америки нет «Газпрома», пронизавшего собой ключевые страны ЕС. Потому что в Америке есть центр принятия быстрых решений, которые в Европе принимаются годами. Потому что без участия Америки, держащей под пальцами главные рычаги борьбы с коррупцией в мире, серьезные санкции и неприятности невозможны. Потому что Вашингтон в различных точках мира, необходимых для создания в Украине системы альтернативного газпромовскому газообеспечению, имеет влияния больше, чем Брюссель. Потому что США влияют на политику МВФ и Всемирного банка больше европейцев. Потому что Януковичу было чем заинтересовать Обаму. И это не только уран, Иран и Афганистан. Это, во-первых, возможность закрепить геополитическое влияние Америки в «исконно русских землях» — Польша, Прибалтика, Грузия... Украина. К тому же, пока в Украине все думают, как кланы во власти воюют друг с другом и кого в оппозиции каждый из них поддерживает, ключевые страны мира давно поняли, что главная война — это война за ресурсы. И пока ее можно вести деньгами, Китай, Штаты, Британия, пытаются прирастать исчерпаемыми природными ресурсами других стран. 

Аналитические прогнозы, выданные на-гора под эгидой ООН, НАТО, ряда ведущих спецслужб мира сходятся в одном: нефть, газ, земля, вода — вот четыре причины для столкновений в ближайшие десятилетия. А что станет поводом — религиозный конфликт или борьба за демократию, — неважно. Американцев не заинтересовала украинская труба, хотя Киев предлагал. Их заинтересовало содержимое украинских недр. И это вполне, как говорится, в тренде. И наконец, на фоне мирового кризиса каждый день печатается более миллиарда долларов. Кардинально это не решает проблему экономики США, имеющей колоссальный долг, но создает избыток денежной массы, который большие игроки по всему миру пытаются обменять на качественные активы. Кто сказал, что газо- и нефтедобыча к таковым не относится?

Теперь же, понимая основные резоны обеих сторон, поговорим о реалиях и планах. Постоянно нарываясь на московское «нет», произнесенное с вздернутой верхней губой, команда Януковича взялась за построение альтернативы газового обеспечения Украины. Однако рассчитывать на скорые вливания в отечественные трубы достаточных объемов сланцевого и шельфового газа не приходится. Премьер-министр Украины в Катаре договорился о возможности поставок в Украину сжиженного газа. Того самого, от которого отказались американцы. Для приема которого может быть демонтирован и восстановлен в Украине тот самый американский завод, ставший ненужным ввиду увеличения добычи самими американцами собственного сланцевого газа. Но для того, чтобы любой сжиженный, альтернативный российскому, газ попал в Украину, необходимо договориться с турками. Причем договариваться нужно как о пропуске танкеров через Босфор, так и об использовании терминала и газохранилища, имеющихся у Турции. Достройка ветки газопровода в 100 с лишним километров от турецкого хранилища до болгарского газопровода — тоже без разрешения турков невозможна. По данным ZN.UA, Юрий Бойко, курсировавший долгое время по маршруту Вашингтон—Нью-Йорк—Стамбул—София—Прага—Братислава, в ряде стран подписал протоколы, открывающие пути для альтернативного обеспечения Украины газом. Речь может идти о годовом объеме в 20 миллиардов кубометров. Кто поможет Украине договариваться с Турцией и Катаром? Кто подставит плечо в строительстве терминала по приемке сжиженного газа, вероятнее всего, под Одессой? Кто может взять на себя финансирование строительства недостающей турецко-болгарской ветки? Может быть, те, кто поверили в бизнес- и политическое партнерство Януковича? 

Интересно, что параллельно компании США, Великобритании и Нидерландов инвестируют не только в разработку украинских недр, но и во власть Януковича. Интервью министра экологии и природных ресурсов г-на Ставицкого, опубликованное в этом же номере ZN.UA, открыло поразительные нюансы: вышеназванные компании, победившие на тендерах, решили заплатить украинскому правительству эдакий бонус, не предусмотренный условиями тендера. Это бонус в 6 миллиардов гривен. Большая часть которых, по словам министра, поступит в бюджет Украины уже в этом году и будет потрачена на социальные инициативы президента. Те самые, которые призваны поднять рейтинг ПР... Стремление заплатить бонус украинскому народу за недропользование делает честь инвесторам. Непонятно только, почему при этом не оговаривается его целевое назначение. Ведь в ситуации, в которой оказалась Украина, совершенно очевидно, что эти деньги должны быть использованы в первую очередь на энергосбережение. В противном случае они будут либо украдены либо пропущены через желудок избирателя и останутся птичкой в бюллетене. 

Шесть миллиардов гривен — именно такую сумму обещано выплатить тем, кто ожидает «Витину тысячу». Впрочем, на заход крупных компаний на украинский рынок с восторгом в Нацбанке отреагировали не только поэтому. Ожидающийся масштабный приход Shell, Chevron и ЕххоnMobil должен привести к нескольким последствиям: улучшение места Украины в кредитных рейтингах; внимание к стране других крупных инвесторов, включая банки; облегчение переговоров с МВФ и надежда на реструктуризацию старых долгов и получение новых траншей. 

Последние два пункта, как утверждают источники ZN.UA, могут входить в широкий пакет договоренностей, частью которых был и неожиданный бонус в 6 миллиардов.

Сделав экономическую и энергетическую ставку на США, Виктор Янукович не может не понимать, что осознание этого вызовет резкую реакцию со стороны руководства России. Кремль, приспанный собственной самоуверенностью и убежденностью в том, что газовый аркан на украинской шее затянут максимально туго, не верил в способность и попытку альтернативной игры Банковой. А потому, по большому счету, до сего момента почти бездействовал. Но на Смоленской и Красной площадях два и два сложат быстро. И заход крупных компаний в Украину; и открытую Обамой калитку для выхода Януковича из попытки европейских лидеров взять его в «кольцо» мягкого бойкота; и участие американцев в планах Киева по альтернативному газообеспечению; и отсутствие ожидаемого эффекта «переляка» от заявлений о безальтернативности запуска «Южного потока»; и отказ Украины за свой счет закачивать газ в свои хранилища, нужный для транзита российского «голубого золота» в Европу; и категорическое заявление украинской делегации о намерении не брать объемы российского газа, предписанные контрактом от 2009 года («Что вы говорите? Договор обязывает? Обращайтесь в Стокгольмский суд, мы с радостью разорвем контракт между НАК «Нафтогазом» и «Газпромом» встречным иском! Вот у нас и экс-премьер в тюрьме сидит за превышение полномочий...»); и решение Конституционного суда, позволяющее по инициативе шального депутата пересмотреть Харьковские соглашения, ратифицированные Верховной Радой... 

Так вот, сложив два и два, Москва поймет не только то, что предпринимает Виктор Янукович, главным образом спасая свои интересы, а по ходу и ряд государственных; Москва поймет, что Янукович знает — Кремль ему этого не спустит. И потому команда нынешней власти будет вынуждена сделать и политическую ставку на Штаты. А это означает со временем участие Украины в третьем кольце американской системы ПРО и, как логичное заключение комбинации, — вступление в НАТО. То есть уход под зонт безопасности Запада, и в первую очередь — США. 

Однако не станем так далеко забегать вперед. И не потому, что у Януковича нет таких планов. Есть. А потому, что эти планы он реализует не в вакууме. Сложнейшие и непредсказуемые электоральные перетоки; глубинное проникновение России в украинскую экономику; зарытые мины крупнейших российских банков, в которые, спасаясь от Семьи, свое имущество позакладывали многие олигархи; отсутствие четкого ответа на главный для Януковича вопрос: станет ли Украина для гигантов американской экономики субъектом их политики в Вашингтоне; станут ли они лоббистами Януковича вместо ряда нанятых PR-кампаний? Кроме того, несмотря на наличие четких центров принятия решений в Вашингтоне и Киеве, для реализации спланированного необходимо время, четыре—пять лет. И где за это время окажется Янукович, а где Штаты — еще большой вопрос. Свои коррективы могут внести и неизбежные, по мнению многих, военные конфликты вокруг Сирии и Ирана; никуда не девшийся глобальный экономический кризис… Впрочем, что говорил о точности политической науки Отто Бисмарк, вы знаете. 

Ситуация с выстраиванием вектора Киев—Вашингтон как некой альтернативы вектору Москва—Берлин, по сути, первая крупная попытка Киева сыграть, а не подыграть. Хотя ее прародительницей можно назвать ситуацию с введением украинских войск в Кувейт и Ирак, благодаря которой Леонид Кучма вышел из международной изоляции, связанной с «делом Гонгадзе» и «кольчужным скандалом». Виктор Янукович пытается увести свою территорию под патронат сильного и спрятать ее от претензий более агрессивного. Торжество демократических ценностей при условии, что Украина бросит концы на «западном берегу», его мало интересует. Другой вопрос — насколько эти ценности, а точнее, их реальная имплементация в Украине, интересуют американцев? Освобождение политзаключенных входит в пакет Обамы—Януковича? Или в пакет входят ритуальные беззубые заявления о необходимости их выпустить, как это было до сего момента? Приход крупных западных компаний в украинскую экономику добавят ей прозрачности? Или только бонусов и налогов? Станут ли новые обладатели лицензии на разработку шельфа использовать в своей работе коррупционные «вышки Бойко»? Или отмывочное заявление Halliburton шито не только белыми, но зелеными нитками? 

Несомненно, журналистскому и экспертному изучению будет подвергнута и взаимовыгодность договоров о разработке украинских недр. Разумеется, после окончательного подписания таковых. В Румынии изучение таких договоров стало одной из причин отставки министра экологии и падения правительства Унгуряну. 

Несомненно одно: даже начало реализации американского плана Януковича может привести к тектоническим сдвигам во многих сферах украинской жизни, включая внутриполитическую, внешнеполитическую и сферу безопасности. Подвергнутся испытанию мифы и стереотипы, составляющие сегодня суть — понимание политических ролей и основ. Главное, чтобы борьба двух супердержав за одну маленькую (с целеустремленной, но прогнившей властью и элитой), не закончилась победой обеих. С аннексиями, контрибуциями и новыми границами.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама