Россия: последний год сумерек

Сергей Немирич 29 декабря 2011, 15:27
putin.jpg
gazeta.spb.ru

Читайте также

Приближается Новый год — время сказок и мечтаний. И 2011 год принес нам немало чудес. Не всегда добрых и веселых, но часто неожиданных. Джинны (или все же люди?) похитили столько раз воспетую стабильность из Северной Африки. Бушует долговой кризис в Европе, о которой еще недавно в Украине говорили преимущественно как о земле молочных рек с кисельными берегами. А за хутором Михайловским вновь забурлили надежды, думы, страсти.

И не то чтобы замолк умный говор сказки чудной. Нет, государственное телевидение работает во всю мощь, по-прежнему алч­но горят кремлевские звезды, а верноподданические интернет-ресурсы извергают километры отравленных букв.

Не изменилось ничего, и изменилось все. Хотя книг и других текстов в новом духе еще не так много, однако старые уже вызывают смех от Москвы до самых до окраин. Последовавшие за декабрьскими парламентскими выборами протестные митинги прокукарекали на весь мир: 12-летние сумерки путинского квазибонапартистского режима подходят к концу. Скоро придет нечто новое. Непонятно пока одно: ждет ли россиян да и нас как близких соседей черная ночь или светлый день.

2011 стал для России переходным годом, когда еще доминировали старые тенденции, но все отчетливей проявлялись симп­томы нового, идущего на смену. В этом году «Газпром» запустил «Север­ный поток», Россия вступила в ВТО, Сбербанк РФ развернул экспансию в Европу. Российская экономика (шестая по объемам в мире) выглядела островком стабильности в кризисном море, ее потенциал позволял наращивать военные расходы и запускать проекты по типу радикального расширения границ Москвы.

В 2011 году полетела межконтинентальная ракета «Була­ва» и продвинулась программа создания истребителя пятого поколения Т-50, первой разработки российского ВПК, по оценкам россиян, не использовавшая советские заделы. Но именно 2011-й стал худшим годом российской космической программы за всю ее историю: именно в этом году впервые после Второй мировой войны Россия закупила иностранные — французские — боевые корабли «Мистрали», в этом году стало оче­видно, что несмотря на гигантские суммы госзаказа (более 1,5 трлн. рублей, т.е. 50 млрд. долл., для сравнения: в 2009 году — 970 млрд. рублей), ВПК РФ стремительно деградирует.

В этом году Кремль продвигал Таможенный союз и провоз­г­ласил союз Евразийский, и в то же время Россия теряла последние позиции на Ближнем Восто­ке и беззубо угрожала США и НАТО в ответ на успешное продвижение проекта евроПРО.

Однако самое важное происходило в самой России. Неулови­мо изменялась общественная атмосфера. Да, с всероссийским, если не всемирным размахом отмечался день рождения чеченского вождя. Да, главу государства на ближайшие шесть лет все еще определяли не избиратели, а узкий круг хозяев земли Рус­ской. Да, рокировка между обладателями первого и второго пос­та в стране прошла под бурные, несмолкающие аплодисменты, переходящие в овацию, напомнившие времена XXV съезда КПСС.

Однако рядом возникали и ширились островки неофициозной мысли и слова: антикоррупционный проект А.Навального «РосПил», интернет-телеканал «Дождь», сатирический цикл «Граж­данин поэт» и другие. IT-тех­­нологии расширили интеллигентскую кухню до размеров Все­мирной паутины, а «Единая Рос­сия» из партии власти стала партией жуликов и воров. Это андеграундное брожение, подстегнутое перспективой 12-летнего прав­ления В.Путина и его потенциальной брежневизацией, в декабре выплеснулось на Болотную площадь и проспект Сахарова. А подправленные результаты думских выборов стали не причиной, но поводом для протестов.

Как всегда и везде, протестное движение имеет весьма размытую программу, борется против, а не за. Понятно, что речь идет о перезапуске российского государственного проекта, на этот раз под черно-желто-белым флагом. Ирония в том, что под имперским стягом будет решаться великорусский вопрос, строиться современное национальное государство и модернизироваться стра­на. Понятно также, что новая российская элита вряд ли будет удобней для Ук­раи­ны, чем ны­неш­няя. Впрочем, это дело будущего.

Проблемы у Кремля возникли не только на уровне среднего класса. Даже в элитах ощутимы симптомы неполного благополучия. И дело не в мудрствованиях о блестящем медведевском будущем, цену им отмерил сам Пу­тин. Дело в невозможном ранее поведении системных либералов. Политический борец, по совмес­тительству миллиардер Прохо­ров-Куршавельский, митинговый трибун, недавно еще путинский финансовый гений Кудрин, продолжение следует.

В этой ситуации российская власть позаимствовала опыт предшественников (Николая II с Октябрьским манифестом 1905 года и Михаила Горбачева с радикальной политической реформой 1988 года), анонсировав на телемарафоне Владимира Пути­на и в послании Дмитрия Мед­ведева половинчатую демократизацию, модернизацию авторитарной политической системы путем внедрения либеральных завитушек. Но как отмечал еще Евгений Тарле, уступки умеют делать только англичане. В Рос­сии же такая стратегия чаще всего приводит к ухудшению стратегического положения власти и активизации протестов.

Конечно, нет особых сомнений, что в марте 2012 года на пост президента РФ будет изб­ран В.Путин. Да, Москва и большие города помитингуют, покричат, повозмущаются, но в мае национальный лидер вступит в должность.

В новой ситуации Путин не сможет править старыми методами — легитимность не та. Есть два пути для такого лидера в условиях растущего общественного недоверия. Первый — восстановить легитимность, второй — укрепиться штыками. Причем в чистом виде эти подходы никогда не применяются, на практике политика слабеющих вождей — сложная смесь обеих стратегий. Так будет и в РФ.

Средств на быстрое повышение жизненного уровня в России нет, да и такое повышение — палка о двух концах. Усиливая средний класс, Кремль увеличивает силы сопротивления. Однако адресные подачки и точечные финансовые впрыскивания будут обязательно. Например, в декабре были повышены денежные выплаты силовикам. Оперупол­номоченный спецслужб в Москве станет получать не меньше 2000 долларов в месяц. Характерно, что его оклад по должности превысил оклад командира дивизии Российской армии.

Ходят слухи, просачивающиеся и в медиа, об отрядах «верных кавказцев», готовых выполнить любой приказ. Впрочем, о достоверности этой информации судить сложно. Понятно одно: готовятся.

Не исключено, что российское руководство предпримет жесткие публичные, даже демонстративные, действия против не совсем своих (чужих давно не осталось) богатеев. Раску­лачива­ние же всегда воспринимается толпой на ура. Эффек­тивность таких мер двойная: и ненадежных можно приструнить, и народцу потрафить.

Серьезные массовые репрессии маловероятны. И идеи необходимой нет, и Сталина не предвидится, и мир несколько изменился за семьдесят лет. Один Интернет и другие IT чего стоят, не говоря уже о глобальном бизнесе. Впрочем, никогда не говори никогда, да и объем элитных чисток предсказать сложно. Оно захватывает, знаете ли.

Кремль также будет играть на внешнеполитическом фронте: как на успехах, так и на внешней уг­розе. И если второй пункт разыг­рают на сценах Кавказа и Цент­ральной Азии (не с НАТО же всерьез бороться, в самом деле), то Беларусь и Украина отвечают всем требованиям первого.

Конечно, самые страшные сценарии маловероятны: и В.Пу­тин достаточно реалистичен, и сочинская Олимпиада 2014 го­да слишком важна, чтобы жертвовать ею ради эвентуальных успехов. Однако давление на Киев будет возрастать. Газовая сфера останется ключевой, овладение украинскими активами принципиально для «Газпрома». Продол­жится экономическая экс­пансия в стратегические отрасли украинской экономики.

Не факт, что после выборов Евразийский союз останется ключевым пунктом российской повестки дня, но задача связать Украину формальными документами будет реализовываться.

Усилится политико-информационная кампания, обыгрываться будут не только вопросы русского языка и русских в Ук­раи­не, но и общедемократическая повестка дня. Украинские «проблемы с демократией и правами человека» вместе с нефтяными деньгами останутся испытанным оружием Москвы на западном фронте, где будет решаться задача дальнейшей изоляции Украины от западных стран и их организаций.

Россия активизируется в цер­ковном вопросе, ее присутст­вие станет заметнее и в Крыму, и в Одессе, да и в Киеве и на За­паде тоже. И последнее, но не по важности: будут и дальше подбираться по-настоящему свои политики, на которых Москва сможет положиться.

Впрочем, человек предполагает… Будущее Украины зависит, прежде всего, от нас самих, а эффективность действий Кремля во многом определят процессы в самой России, которая вступает в эпоху больших перемен.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28