РАЗОЧАРОВАННАЯ РОССИЯ И УПРЯМЯЩАЯСЯ УКРАИНА: ОСОБЫЕ ОТНОШЕНИЯ ОТВЕРНУВШИХСЯ

Виталий Портников 2 декабря 1994, 00:00

Читайте также

«Медовый месяц» в российско-украинских отношениях окончился, не начавшись. После долгого прожевывания на московских телеэкранах и в газетах достаточно утопических и априори невыполнимых лозунгов Леонида Кучмы о скорой и неизбежной интеграции с соседней страной, после, возможно, неожиданной, но весьма желанной в Москве победы Леонида Кучмы на президентских выборах, достаточно быстро оказалось, что стороны просто неспособны сделать новые шаги навстречу друг другу. Даже наработки последних встреч Бориса Ельцина и Леонида Кравчука теперь практически отвергнуты Киевом, а Москва все чаще обиженно поджимает губы.

Надеясь на Кучму, московские политики руководствовались скорее иррациональным чувством неутоленной ненависти к первому украинскому президенту, «уведшему» у них Малороссию, чем трезвым расчетом. Достаточно частые появления Кучмы в московских коридорах власти и в эфире накануне его победы могли наглядно продемонстрировать, что у будущего лидера нет отчетливого понимания подлинных проблем, возникших в российско-украинских отношениях, и нет сильной «пророссийской» команды, способной противостоять всей украинской государственной машине. Основной расчет Москвы строился на слабости президентской администрации в первые месяцы правления Кучмы: тогда-то Кремль и собирался навязать украинскому президенту свой, далекий от «консенсуса» вариант «большого» российско-украинского договора, решение о подписании которого приняли еще Борис Ельцин и Леонид Кравчук. Однако, если Ельцин и Кравчук думали лишь об очередной декларации, то теперь в договор хотели включить статьи, подтверждающие российские экономические и геополитические претензии.

Нельзя сказать, чтобы московские аналитики ошиблись насчет слабости Кучмы и его окружения в первое время. Однако не готовая к власти команда просто была не заинтересована в моментальном продолжении российско-украинских переговоров до оформления новых структур. Когда же переговоры возобновились, оказалось, что Россия вновь имеет дело со сформировавшейся «партией власти», не заинтересованной в том, чтобы за «братские» разговоры сдавать трубопроводы и флотские базы. Символом новых российско-украинских отношений понемногу становится не Леонид Кучма, а Евгений Марчук, которого в Москве с присущим россиянам уважением к силе и власти все чаще характеризуют как жесткого, расчетливого и умеющего подать себя политика. «Большой» договор все больше превращается в бессмысленную декларацию, переговоры по Черноморскому флоту застыли на точке замерзания. Москва утратила интерес к Украине после того, как поняла, что ее возможности надавить на Киев невелики, а Новые украинские лидеры используют «братскую» риторику не для того, чтобы что-то отдать Москве или улучшить с ней отношения, а ' исключительно во внутриполитических целях. Визит в украинскую столицу президента России Бориса Ельцина откладывался уже несколько раз, возможно, будет отложен вновь. В российском руководстве уже и не скрывают, что вообще не хотели бы этого визита, но вынуждены продолжать подготовку к нему, чтобы не продемонстрировать охлаждение в российско-украинских отношениях.

Если до последнего времени происходившее между Москвой и Киевом оставалось достоянием лишь участников переговоров и немногих хорошо информированных наблюдателей, то после слушаний в Государственной Думе России, посвященных российско-украинским отношениям, тайны диалога стали известны всем. Выступавшие в этих слушаниях представители российского Министерства иностранных дел с трудом скрывали разочарование за вежливой дипломатической лексикой. И «большой» договор вроде бы готов, да ответа из Киева нет, и Черноморский флот так и остается в неопределенных местах базирования, украинская сторона медлит с ответом на российские инициативы. Последний пункт вообще интересен: до появления во главе украинской делегации Евгения Марчука россияне интересовались украинскими инициативами, а теперь Киев предложил играть по новым правилам, к чему российская делегация оказалась явно не подготовленной.

Не могли скрыть разочарования и вчерашние сторонники Леонида Кучмы из Государственной Думы, председатель комитета по делам СНГ Константин Затулин и советник этого комитета Андраник Мигранян. Их претензии близки к уже высказывавшимся на страницах украинской печати и в некоторых российских изданиях замечаниям потерпевшего политическое фиаско советника Кучмы периода предвыборной кампании Владимира Малинковича: президент-де отступил от своих обещаний. Тут-то и кроется, похоже, главная причина российско-украинского непонимания последних месяцев. Москва и украинская «партия Москвы» искренне думали: утопические и не рассчитанные на выполнение, а только на привлечение электората люмпенизированных за годы промедления с реформами восточных областей лозунги Кучмы выполнимы! И такой взгляд на вещи неудивителен: в России давно уже не понимают, что имперский поезд ушел, и общественно-политический климат в новых государствах не допускает соглашательской политики. Разве судьбы Эдуарда Шеварднадзе, Гейдара Алиева, а теперь и Леонида Кучмы - тому не пример? А украинская «партия Москвы» формировалась из людей, далеких от власти и реального понимания ее закономерностей. То же и с избирателями: они голосовали за Кучму-объединителя и более высокий жизненный уровень, а им предложили ошеломляющее повышение цен и попытки сбалансированной, в духе Кравчука, внешней политики. Впрочем, не исключено, что уже в ближайшее время этот баланс изменится не в пользу Москвы. И дело даже не в удаче или неудаче визита Леонида Даниловича в США. Просто стремительно теряющий поддержку своего (и традиционно также парламентского) электората, настроенного враждебно и к реформам, и к Западу, президент теперь попытается опереться на сторонников Леонида Кравчука и Владимира Ланового, а для этого необходимо если не сопротивляться Кремлю, то хотя бы выглядеть сопротивляющимся. После неудач на двусторонних переговорах, после встречи Кучмы и Ниязова с участием американского (!) посредника и последующего решения передать Туркмении, а не России выделенные «семеркой» для расплаты с долгами миллионы, это, собственно не очень сложно. В Москве и так уже достаточно раздражены. Некоторые российские политики на полном серьезе говорят о том, что Кучма «обманул Кремль», и водят глазами по сторонам в поисках нового, «более сговорчивого» украинского президента. О том, что человек, работающий президентом Украины, а не главой Малороссийской коллегии или первым секретарем ЦК «передового отряда КПСС», просто вынужден мыслить такими категориями, как интересы собственной страны, в Москве не думают - здесь этого не понимают и вряд ли когда-то поймут...

Итак, в Москве по-прежнему хотят от Украины «всего», а Киев, как и при Кравчуке, готов лишь на уступки - сейчас, возможно, на другие уступки - уступки Кучмы, более понятные российской стороне, более желанные, но «всем» эти уступки все равно не назовешь... И в таком «интересном положении» российско-украинские отношения будут еще очень долго, пока политики в обеих столицах не сообразят, что это просто связи между двумя хоть и соседними, но разными странами, а не между страной и «отпавшим куском», метрополией и колонией, благодетельницей и потребительницей гордо воруемого газа. Конечно, так смотреть на мир проще. Но выгоднее ли?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75