НЕУЖЕЛИ ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ?

Виталий Портников 27 января 1995, 00:00

Читайте также

Неожиданно интенсивные встречи президента России с руководителями бывших советских республик - вначале Нурсултан Назарбаев, затем - Леонид Кучма, к тому же Ельцин собирается в Минск на встречу с Александром Лукашенко, а затем в Алма-Ату на совещание руководителей стран СНГ - показывают, что оказывающаяся в международной изоляции из-за чеченской авантюры Россия стремится доказать хотя бы собственному населению, что «интеграция» продолжается, что, несмотря на бомбежки Грозного и кошмарную телекартинку вот уже седьмую неделю, все в экс-Союзе только и мечтают о российских объятиях... Нурсултан Назарбаев оказался первым, кто удачно воспользовался этой российской «слабостью». В большой политике человека, как известно, судят не по словам, а по делам. В Кремле на Назарбаева смотрели с известным подозрением: говоря об интеграции и Евразийском союзе, он тем не менее предпринимал меры для обеспечения экономической самостоятельности своей страны и вряд ли собирается отказываться от этой концепции после достижения трогательного согласия с Ельциным. На пресс-конференции в казахстанском посольстве в Москве Назарбаев неожиданно «оговорился», комментируя договоренности по освоению казахстанских месторождений нефти и газа: мне все равно кто, Россия или США - лишь бы вкладывали средства. Вот за это-то случайное «мне все равно» и недолюбливают Назарбаева в российском истеблишменте. Недолюбливают, кстати, гораздо больше, чем бывшего украинского президента Леонида Кравчука. Тот, казалось бы, не скрывал своих «антиинтеграционных замыслов». Назарбаев же говорит правильные слова, которые трудно опровергнуть, но которые мало чем подтверждаются. Не случайно знаменитый абзац в докладе примаковской Службы внешней разведки, посвященном интеграционным перспективам, абзац, связанный с опасностью для России, если «объединительную инициативу» перехватит другая республика, появился как раз после торжественного провозглашения Назарбаевым в Москве идеи Евразийского союза.

Вообще, с опаской относясь к таким, например, российско-казахстанским договоренностям, как создание объединенных вооруженных сил, стоит учитывать, что казахстанская государственность создается в несколько иной обстановке, чем украинская или молдавская. Половина неказахского населения, узнавшая о существовании казахского языка только после провозглашения независимости, русифицированные казахи севера страны, достаточно пренебрежительное отношение к казахской культуре, наблюдающееся у части русских, и клановые («жузовые») традиции у самих казахов - все это этнографические рифы, которые не так-то просто обойти, тем более, если на них напирает дружелюбное соседнее государство... В России представители не такого уж многочисленного и многим в казахских городах неизвестного русского движения - такой, например, как не скрывавший своих шовинистических взглядов Борис Супрунюк - всегда находили взбудораженный прием. Идея двойного гражданства родилась тоже не в Алма-Ате: известно, с какой энергичностью проталкивает ее российская политическая элита в тексты соглашений с бывшими советскими республиками. Но одно дело - внести такую статью в Туркменистане, жестко контролируемом президентом Сапармуратом Ниязовым, и совсем другое - в Казахстане, где право на «двойное гражданство» может попросту взорвать ситуацию. Теперь в Москве Назарбаеву удалось поставить точку на этой проблеме: Кремль согласился с его предложениями об облегченном принятии гражданства жителями России и Казахстана, меняющими республики.

Назарбаев ведет с Москвой довольно сложную игру, понять которую можно, только если с документами в руках проанализировать возможности российского участия в освоении казахских нефтяных и газовых месторождений (и, конечно, сравнить эти данные с цифрами западного участия). И помнить о взаимопроникаемости российской и казахстанской элит, давно уже исчезнувшей для Украины. Коллега Назарбаева по Карагандинскому металлургическому комбинату, недавний казахстанский вице-премьер Олег Сосковец сегодня первый вице-премьер России и к тому же рассматривается как возможная альтернатива Виктору Черномырдину, «лидер партии войны», чуть ли не замена Ельцину. А ведь политическая карьера Сосковца и в Казахстане, и в России развивалась уже после провозглашения независимости этих стран. Так что трудно сказать, какие замыслы связывает казахстанский президент с интеграцией, какой смысл он вообще вкладывает в это слово. Назарбаев по-своему смотрит на собственную биографию, отрицая, например, то, что он рассматривался в качестве наиболее вероятного преемника Валентина Павлова на посту премьер-министра СССР перед августом 1991 года: но, однако, известно, что казахстанский лидер всегда мыслил более широкими масштабами, чем границы своей республики. «Союз четырех», «15 плюс 0» - все это назарбаевские инициативы, которые уже стали историей и вызывали естественное раздражение Михаила Горбачева. И вот теперь Евразийский союз, казавшийся абсолютной утопией, несколько раздраженно отвергнутый Борисом Ельциным, получает достаточно реальное подтверждение в российско-казахстанских договоренностях последних дней, российско-белорусско-казахстанском таможенном союзе... Назарбаев, как всегда, хочет быть в центре нового объединения. Он предупреждает, что новые отношения не распространятся на неподписавшие этот документ республики, говорит о двухскоростной интеграции и вместе с тем дает понять, что готов обеспечить взаимодействие «набравших общую скорость» республик со своими соседями по Центральной Азии. Назарбаев прекрасно понимает, что президент Узбекистана Ислам Каримов - главный критик Евразийского союза и президент Туркмении Сапармурат Ниязов ни в какие объединения нового типа не пойдут. Но ведь помимо российско-казахстанской интеграции существует достаточно стабильно действующая центральноазиатская - Назарбаеву, Каримову и президенту Киргизии Акаеву легче найти общий язык между собой, чем с европейскими партнерами. Есть и казахстанско-туркменские экономические договоренности, более реальные, чем у Ашхабада с Москвой или Ташкентом. Так что Назарбаев не случайно хочет быть посредником. И это не впервые повторяющаяся ситуация. После украинского референдума о независимости, когда стало ясно, кто останется в «обновленном Союзе», многие российские наблюдатели с некоторым испугом констатировали, что в таком составе участников посредническая роль от Горбачева и Ельцина переходит к Назарбаеву и Каримову: именно эти лидеры уверенно «вели» предпоследний и последний съезды народных депутатов СССР, ясно демонстрируя, кто в стране хозяин...

Потому даже мысль о евроазиатской интеграции, при которой Назарбаев может волей-неволей выглядеть альтернативой Ельцину, должна быть несколько неприятна российскому президенту. Ельцин мог согласиться на нее - а документы их принимались и подписывались под назарбаевским давлением, - только отчетливо понимая сложность своей нынешней внешнеполитической позиции. Возможно, Леонид Кучма приехал в Москву, когда российское руководство начало немного оправляться, да и не привез с собой ни громких инициатив, ни месторождений - и потому был принят куда более холодно, чем казахстанский президент. Но Нурсултану Назарбаеву удалось достаточно точно уловить время и средства для шахматной партии с уставшим от чеченской канонады российским коллегой. Он достаточно долго колебался даже в вопросе легализации своей игры: вероятно, чеченские события не располагали к душевному разговору с российскими журналистами. Однако в последний день своего пребывания в Москве Назарбаев все-таки дал пресс-конференцию, с нескрываемой гордостью перечисляя достижения, которые многие в Киеве, будь это «успехи» украинского президента, сочли бы крахом государственности. Однако в данном случае можно только сказать, что, полурусский и стремящийся развивать сырьевую экономику, Казахстан на какое-то время нейтрализовал государство, негативное отношение которого к Алма-Ате может угрожать самому существованию страны. Каждый избирает для спасения методы, продиктованные ситуацией. Назарбаев избрал интеграционные декларации. Мы знаем президентов, избиравших декларации экономические - и я не побоюсь сравнить сегодняшнее продвижение украинских экономических реформ с завтрашним крахом казахстанской государственности - по реальности того и другого. А Назарбаев между тем улетел из российской столицы в Брюссель подписывать соглашение о сотрудничестве с Европейским союзом. И в Давос - разговаривать с западными бизнесменами, заинтересованными в его месторождениях не меньше россиян. Следующая импровизация на интеграционную тему - 10 февраля в Алма-Ате.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89