Мы сами открыли ворота, мы сами...

796-01-1.jpg

Читайте также

«Українці мої! Дай вам Боже і щастя, і сил.

Можна жити й хохлом, і не згіркне від того хлібина.

Тільки хто ж колись небо нахилить до ваших могил,

Як не зраджена вами, зневажена вами Вкраїна?..»

В.Баранов. «До українців»

«За 50 дней своего президентства Виктор Янукович не внес ни одного законопроекта в Верховную Раду, не инициировал ни одной реформы. Зато совершил ряд шагов, усугубляющих существующий раскол страны, и поставил подпись под унизительным и не слишком практичным харьковским соглашением». Именно так могла бы начинаться статья, выражающая мнение общества, уверенного в своем выборе европейского пути; меряющего свое гражданское достоинство чем-то большим, нежели материальным достатком; сформировавшего социальный заказ на реформы; имеющего объективную информацию о происходящем во власти и способного занять активную гражданскую позицию по ее контролю. Впрочем, если бы украинское общество было таким, Виктор Янукович не стал бы президентом страны. А он — президент. И в его Украине — 67,5 процента граждан на референдуме проголосовали бы за вступление Украины в союз с Россией и Беларусью (КМИС, февраль с.г.). А 61 процент — за пролонгацию пребывания в Крыму Черноморского флота России (R&B Group, март с.г.). Людей, живших при Советском Союзе, становится все меньше, а стремящихся к простым, незатейливым решениям своих проблем, к травоядной и исчерпывающе достаточной стабильности — все больше. Все меньше тех, кому нужно право выбора. И все больше тех, кому нужна колея.

В эти дни исполняется четверть века с момента старта Перестройки. Перестройки, давшей Независимость Украине. Независимость, которой ее граждане и элита так и не смогли толком распорядиться. Спустя 25 лет мы опять по грудь вошли в ту же реку: нас бросают в совковые технологии; возвращают в советскую прессу; предлагают советское мировоззрение; и даже воссоздают конструкцию доминирования одной партии, которая де-факто подменяет собой де-юре разделенные ветви власти. Хотя масштаб задач и целеустремленность в современной Украине явно не советские. Разве что размах подарков сохранился: Хрущев на бумаге подарил Крым Украине, а Янукович, по сути, подарил его России. Правда, лет через двадцать, никого не спрашивая, его заберут татары… Но это главным образом произойдет по одной причине: разворовывая свою страну, российская власть имитировала строительство сильного государства; а, разворовывая свою страну, украинская власть имитировала строительство государства демократического. При этом ни одна из них не занималась системными реформами; не заботилась о внедрении европейских ценностей; не создавала условия для развития бизнеса и личности.

Бог с ней, с Россией, хотя тоже жалко — богатющая ведь страна. Но в Таганроге для ощущения счастья кому-то хватит и полета Гагарина в космос. А в Золотоноше — не хватит. И в Жмеринке — не хватит. И в Бориславе — не хватит. Украина так и не создала ни малую, ни большую экономику. Малую съедают поборы власти. А большая доедает дороги, мосты, атомные станции, плотины, заводы, станки, построенные при Союзе.

Если бы сегодня, спустя почти 19 лет после провозглашения независимости, в Севастополе можно было наблюдать, как шведские и британские туристы, переходя на набережной из СПА в уютные ресторанчики, бросают сочувственные взгляды на промасленных матросиков ЧФ, копошащихся в ржавых кораблях, то президенту Украины в жизни не пришло бы в голову пролонгировать пребывание российского флота в Крыму. Но ему — пришло. Потому что Крым за
19 лет стал столицей ларьковых МАФов, а не мировым курортом. Потому что Украина не стала страной возможностей для маленького украинца, татарина, русского. Потому что власть не решает существующие проблемы, а является их мультипликатором. И вопрос газа в этом случае представляет собой прекрасную, почти библейскую иллюстрацию: бог наживы создал Могилевича, который породил РУЭ; компанию «освятили» Кучма и Путин, поручив заботу о ней Бойко; Ющенко, разрушив контракт, дававший Украине 50-долларовый газ и 25 млрд. кубов за транзит, завел РУЭ в организм экономики страны, из которого компания, подобно солитеру, высосала очень много соков; Тимошенко, стремясь убрать РУЭ с рынка, подписала кабальный контракт с «Газпромом»; Янукович, стремясь выручить бюджет, олигархов и собственный рейтинг, расплатился с «Газпромом» доходом будущего поколения и унижением нынешнего. При этом ни один из них не предложил стране реальную программу энергосбережения, перехода на альтернативные источники, стимулирования технического перевооружения, позволяющих радикально сократить зависимость Украины от цены российского газа и обеспечить технологическое развитие приоритетных сфер экономики.

Беспомощность, вороватость, неспособность ставить большие цели и достигать их — вот преступления украинских кормчих. Разобщенность, хатоскрайность, свободоненужность — вот наша вина. В результате — упущенные шанс за шансом. Харьковские соглашения — закономерная производная. Равно как и результаты социологии. Сначала мы не придумали, что делать с нашей свободой и независимостью, а теперь мы не знаем, как учить детей гордиться своей страной; как требовать от солдата закрыть грудью командира, который тырит и продает плиты с взлетно-посадочной полосы; как с развернутыми плечами ходить моряку украинских ВМС, получающему намного меньше его российского коллеги; как доверять участковому, «крышующему» ширковаров; как доверять сердце медику, купившему диплом; как строить будущее с очередным президентом, живущим с головой, повернутой назад?

Нижеследующий разбор «харьковских полетов» сделан для украинцев.  Хохлам можно не читать.

Нарушил ли Янукович Конституцию?

Точную оценку правомочности соглашений, увенчанных автографами Медведева и Януковича, мог (и должен был) дать Конституционный суд. В феврале текущего года, в самый канун выселения с Банковой, Ющенко обратился в КС с просьбой растолковать нормы Основного Закона, касающиеся пребывания на территории Украины иностранных военных баз.

Их размещение на территории страны запрещено 7-й частью 17 статьи Конституции. С другой стороны, 14 пункт переходных положений гласит: «Использование существующих военных баз на территории Украины для временного пребывания иностранных воинских формирований возможно на условиях аренды в порядке, определенном международными договорами Украины, ратифицированными Верховной Радой». Именно эта норма позволила в 1997-м продлить срок пребывания ЧФ до 2017-го. Споры о том, будет ли противоречить Конституции возможная пролонгация, не утихали последние пять лет. Но Виктор Андреевич отчего-то лишь в последние дни своего выдающегося президентства обратился за соответствующим разъяснением. Несколько дней спустя аналогичный вопрос к членам Конституционного суда адресовала группа из 50 депутатов.

Спрогнозировать ответ жрецов храма законности было, увы, несложно. Уже в начале марта, сразу после инаугурации Януковича, появилась информация, что КС (демонстрирующий невероятную чуткость к прихотям властей), скорее всего, уйдет от ответа. Так и случилось.

20 апреля орган конституционной юрисдикции отказал в открытии производства и действующим нардепам, и бывшему главе государства. Сославшись на то, что КС уполномочен лишь толковать Конституцию. А безграмотные челобитчики подняли вопрос «о практическом применении норм Основного Закона Украины в будущем, что фактически является консультацией о правоприменении». Отметим, впрочем, что подобный, «технический», отказ сохраняет возможность для повторного обращения в данный орган.

Нормативистский подход к «пакту Медведева—Януковича» позволяет говорить о его формальной правомочности. Во-первых, соглашение 1997-го предусматривало, что срок действия договора будет автоматически продлеваться на последующие пятилетние периоды, если ни одна из сторон не уведомит письменно другую о прекращении действия документа не позднее, чем за один год до истечения срока его действия. Что подразумевает законность возможной пролонгации. Во-вторых, документы, подписанные в Харькове, предполагают не заключение новых соглашений, а лишь продление действующих, и предусматривают ратификацию договоренностей парламентами обеих стран. Так что требования переходных положений Конституции формально соблюдены. В-третьих, Конституция допускает лишь временное пребывание иностранных войск на территории Украины, а в договоренностях обусловлен срок базирования. Так что и это условие вроде как соблюдено.

С формально-логической точки зрения можно придраться к некоторым деталям. Во-первых, харьковские договоренности продлевают срок действия всех трех соглашений, подписанных в мае 1997-го. Строго юридически это не вполне грамотно. Ключевое соглашение о статусе и условиях пребывания ЧФ действительно содержит не только строгие процедуры, но и четкие сроки. В соглашении о параметрах раздела лишь используются сроки, указанные в соглашении о статусе. А соглашение о взаимных расчетах вообще не предполагает никаких определенных сроков, оно действует до завершения предусмотренных условий. Автоматически продлевать сроки всех трех документов в одном договоре — деяние странное и далеко не безукоризненное с правовой точки зрения.

Еще более странно для юриста в данном конкретном случае выглядит формулировка «стороны продлевают». Тем более за семь лет до истечения срока действия договора. Боимся ошибиться, но речь, судя по всему, идет о новинке в международной договорной практике. Можно было зафиксировать добровольный отказ сторон от одностороннего права прекращения действия соглашения о статусе и условиях пребывания. Можно было записать, что соглашение о статусе «действует до 2042-го». Но ни один из этих, более корректных вариантов не был использован. Почему? Возможно, торопились. Возможно, не хотели, чтобы новые договоренности воспринимались как ревизия (пускай и формальная) договоренностей старых. А так… Продлили и продлили. Есть кому оспорить безукоризненность подобной формулировки?

Систематическое неисполнение россиянами целого ряда обязательств, закрепленных в соглашениях 1997-го (о чем «ЗН» неоднократно писало), давало Украине формальный повод требовать их пересмотра. За истекшие 11 лет накопилась масса вопросов, решить которые можно и нужно было только путем педантичного уточнения договора. Но устроителям харьковского шоу было не до этого.

А что касается конституционности… Увы, в Основном Законе не записано требование иметь национальную гордость и не содержится запрет торговать будущим.

Зачем этот договор России?

Российское руководство, дипломаты, эксперты не только не скрывают, но и всячески подчеркивают, что в экономическом плане подписанное с Украиной соглашение — «тяжелое» для России и ложится бременем на федеральный бюджет, то есть на российского налогоплательщика. А российские СМИ пестрят заголовками вроде «Россия — сырьевой придаток Украины». Почему же тогда Москва пошла на новые договоренности с Киевом, если условия газовых соглашений 2009 г., подписанных с Тимошенко, ее более чем устраивали?

Как для зарубежных партнеров, так и для внутрироссийского потребления приводится достаточно аргументов. Международную общественность премьер Путин заверил в том, что подписанный с Украиной документ обеспечит «надежную прокачку российского газа европейским потребителям». А присутствие в Севастополе еще многие годы ЧФ РФ обеспечит безопасность России и Украины. Кроме того, российский флот «принимает самое активное участие в международных усилиях по поддержанию мира и безопасности», его корабли борются с пиратством в Аденском заливе и активничают в BlackSeaFor.

Не на диктофон российские дипломаты сетуют, что, конечно, придется подарить Украине безумную сумму, но ЧФ РФ — «стратегический фактор», и теперь Россия получит возможность значительно обновить его состав, серьезно увеличив его мощь. Это усилит позиции РФ в Черноморском регионе («а то вон у Турции флот больше российского, да и американцы в Черном море шастают»).

Украинские источники «ЗН» в переговорной группе говорят о том, что продление пребывания ЧФ в Крыму решает для России серьезную проблему с необходимостью перевода этой его части в Новороссийск. И пускай сегодня в Крыму служит 16200 российских военных (а не все предусмотренные соглашениями по ЧФ 25 тыс. человек), и в течение года, по информации «ЗН», планируется сократить их число до 14800 человек. Все равно нужны немалые средства не только на достройку в Новороссийске новой базы, но и весьма серьезные суммы для переезда личного состава и их семей, обеспечения жильем на новом месте, создания социальной инфраструктуры. А что делать с пенсионерами? В общем, российские моряки давно обжились в Севастополе, чувствуют себя там как дома и никуда переезжать не хотят. А с военным лобби в России считались во все времена.

Но вышеперечисленное — вовсе не определяющие факторы, сподвигнувшие Россию подписать газово-флотское соглашение с Украиной. Основные причины, на наш взгляд, заключаются в следующем.

Первая — историко-психологическая. Севастополь для россиян — не украинский город (украинским, по мнению большинства из них, он стал по недоразумению) и даже не «главная база ЧФ РФ», как записано в российской морской доктрине. Севастополь для россиян — понятие сакраментальное. Это «город русской славы», это русский город. Это не их база, это их «пунктик». Для них это, как «Вишневый сад», пояснил один российский журналист. Отношение россиян к Севастополю во многом иррационально. Уход российского флота из Севастополя стал бы психотравмой и национальным оскорблением, национальным унижением для подавляющего большинства россиян.

Вторая причина — внешнеполитическая. С первых дней независимости Украины и по сей день Черноморский флот является для России весьма эффективным инструментом ее влияния не только на ситуацию в Крыму, но и на внутриполитическую ситуацию в Украине в целом. Лишиться столь серьезного рычага влияния на нашу страну Россия, безусловно, позволить себе не может.

Третья причина — внутриполитическая. Соперничество по линии Медведев—Путин набирает обороты. Подписав в Харькове новое соглашение с Януковичем, Дмитрий Медведев набрал изрядное количество баллов и наверняка еще больше повысил собственный рейтинг в глазах россиян. Ведь на фоне Владимира Путина, допустившего оранжевую революцию и едва безвозвратно не упустившего Украину в НАТО, он стал президентом, который сохранил еще на много лет российский флот в Севастополе, преградил путь Украине в НАТО и вернул ее в российское стойло. Поверьте, в глазах российского избирателя, это очень круто.

Но и Владимир Владимирович сдавать свои позиции лидера России отнюдь не собирается. Он тоже снял свою порцию сливок с решения «украинского вопроса». Именно Путин на следующий день после подписания «пакта Медведева—Януковича» озвучил главную причину его заключения — геополитическую.

Он честно признал: главное — это даже не деньги. И это, в общем-то, очевидно. Потому что за 40 млрд. долл. Россия могла бы построить не одну, а несколько новых военных баз. Ведь на реализацию целевой федеральной программы «Создание системы базирования Черноморского флота на территории РФ в период 2005—2020 годов» предполагается затратить 47,650 млрд. руб., то есть примерно 1,6 млрд. долл. Но еще месяц назад чиновники из Минэкономразвития и правительства РФ на страницах российской газеты «Ведомости» жаловались на задержки в реализации этой программы и проблемы с ее финансированием.

Создание базы в Новороссийске, пусть даже со всей социальной инфраструктурой и прочими расходами, потянуло бы от силы на пять миллиардов. Тогда, переведя свой флот из Крыма в Новороссийск, Россия остальные 35 млрд. долл., которые она «жертвует» Украине на поддержание штанов, могла бы потратить, например, на социальные программы для собственных граждан, улучшение медицины или на введение инновационных технологий в собственной промышленности. Значит, дело, действительно, не в деньгах. «Главное — это не газ и даже не флот, как бы все это важно ни было для нашей страны, для Украины»,— признал Путин. Да и не «отношения между двумя народами, отношения доверия друг к другу», не «чувство локтя» и прочие сантименты в основном волновали российскую власть. Ключевое в цитате Путина «о главном» — это «понимание общности интересов и исторических целей» Украины и России. Не газ и не флот, а возвращение и надежная фиксация нашей страны на российской орбите, паралич Украины как субъекта международной политики — вот основная цель России.

Что двигало Банковой?

Украинская власть вооружилась целым арсеналом доводов, чтобы убедить в необходимости и выгодности подписанных в Харькове документов как собственный народ, так и международных партнеров Украины.

В качестве главной причины, побудившей президента и правительство пойти на газово-флотские договоренности, указывается катастрофическая ситуация, в которой оказалась Украина в результате подписания Ю.Тимошенко газового соглашения с Россией в 2009 г. на «кабальных», «смертельных для украинской экономики» условиях. Заключение новых договоренностей с Москвой, убеждает нас власть, — «вопрос выживания страны».

Благодаря им, заверил нас всех президент Янукович, в результате снижения цены на газ в этом году Украина сможет сэкономить порядка 3 млрд. долл., в следующем — примерно 4 млрд. долл. За обусловленные десять лет сэкономленная сумма составит около 40 млрд. долл. Снижение цены на российский газ, обещает Янукович, позволит не повышать его цену для населения и тарифы на жилкомуслуги в текущем году. Что будет с тарифами уже в следующем, президент умолчал… Наш источник в окружении президента заметил: «Янукович понимает, что ему необходимо провести в экономике ряд реформ, в том числе и непопулярных. Они готовятся и будут представлены в конце мая—начале июня. Договорившись с Россией о снижении цены на газ, президент получает возможность не повышать тарифы на жилкомуслуги. Это оставит запас терпения граждан для проведения других необходимых, но непопулярных реформ, которые и без того ударят по его рейтингу».

К плюсам власть относит и договоренность о том, что со временем Россия начнет платить Украине за аренду ЧФ «живыми деньгами». Правда, дата начала этих поступлений называется разная. В.Янукович сообщил, что это произойдет после 2019 года. По данным агентства «Интерфакс-Украина», — с 2021 г. В.Путин же назвал 2017 год.

Преимуществами новых договоренностей называются также обещание российской стороны не штрафовать Украину за недобор законтрактованных объемов газа и возможность для нашей страны (страны ли?) возобновить газовый экспорт.

На внешнего потребителя рассчитано заявление Януковича о том, что Украина рассматривает пребывание ЧФ РФ на своей территории в контексте «формирования европейской системы коллективной безопасности» и поддерживает соответствующую инициативу президента РФ Д.Медведева. Кроме того, «Черноморский флот будет одним из гарантов безопасности среди стран Черноморского бассейна».

Европейским партнерам и МВФ был дан «маячок» о том, что соглашения с РФ позволят сократить дефицит украинского госбюджета, сбалансировать бюджет НАК «Нафтогаз Украины» и активизировать реформы. Премьер Н.Азаров уже сообщил, что вместо планировавшихся шести процентов дефицита бюджета его правительство готово ужаться даже до пяти.

Почему же именно продление пребывания ЧФ РФ на нашей территории было выбрано в качестве платы за снижение цены на газ, внятных официальных пояснений мы так и не услышали. На наш взгляд, объяснение просто, почти как в Простоквашино: чтобы купить что-то нужное, нужно сначала продать что-то ненужное. «Продать» отказ Украины от членства в НАТО Янукович уже не мог. Он никак не использовал этот козырь в интересах государства на переговорах с Россией, потому что отказ от НАТО уже стал «въездным билетом» в Москву для него лично.

Что еще не нужно или не важно для Януковича? Такие понятия, как «независимость» и «государственный суверенитет» Украины, не являются для него основополагающей ценностью, для него это, скорее всего, лишь «идеологическая болтовня». Кроме того, и сам Янукович, и большинство его окружения совершенно искренне не видят ничего плохого в том, что ЧФ РФ находится на украинской территории и продолжит свое пребывание на длительный срок. Более того, так считает не только большинство севастопольцев и крымчан (они откровенно празднуют победу вместе с россиянами), но и большинство населения Украины. Что является еще одним весомым аргументом власти.

Да и выбора у Януковича, в общем-то, никакого не было, потому что в обмен на снижение цены на газ ни на какие другие «коврижки», кроме Черноморского флота, россияне не соглашались.

«Ну и как бы мы выжали ЧФ из Крыма в 2017 г.? — почти риторически поинтересовался один из наших собеседников, близких к переговорному процессу. — Ведь проводимая предыдущей украинской властью политика и тактика «выдавливания» флота из Крыма (вплоть до отключения электричества, воды и препятствования вывозу мусора) не дала других результатов кроме осложнения двусторонних отношений. Если бы мы не продлили соглашения по ЧФ, Севастополь стал бы основой для перманентных конфликтов. Это куда более серьезный раздражитель для россиян, чем, скажем, Бандера или американское консульство в Симферополе». Кроме того, считают представители украинской власти, пока ЧФ находится в Крыму, России, в общем-то, все равно, чей полуостров — украинский или российский, но если мы попытаемся выгнать флот, она может поставить вопрос о его принадлежности. Более того, убеждали нас, РФ способна запросто организовать в Крыму юго-осетинский и абхазский вариант: например, спровоцировать татар и активизировать деятельность исламистских организаций на полуострове, после чего заявить о необходимости защиты российских граждан (коих в Крыму немерено) и ввести свои войска.

И вообще, мы еще, оказывается, хорошо отделались — «по минимуму», убеждают нас. Потому что после прихода новой власти Россия выкатила находящейся на газовом крючке Украине свои запросы по максимуму: каждое российское министерство, каждое ведомство предъявило своему украинскому партнеру список пожеланий — от двух с половиной сотен объектов собственности на нашей территории до выдачи России задержанного СБУ в Одесской области офицера ФСБ. Аппетиты РФ велики: она зарится на ОПЗ и «Укртелеком», АНТК им.Антонова и «Мотор Січ», «Южмаш» и КБ «Южное», список можно продолжить. Так что вам еще повезло, снова слышим мы. Потому что «хотя бы отстояли «Антонова». Пока. А ведь могли потерять. Потому что россияне вообще хотели оставить ЧФ в Крыму бессрочно, и на серьезные изменения в «большом договоре» намекали. А теперь в результате значительного потепления двусторонних отношений мы даже можем надеяться, что во время майского визита Д.Медведева в Киев будет подписано соглашение о демаркации украинско-российской границы, столь необходимое для безвизового диалога Украины с Евросоюзом.

Так что все у нас хорошо.

Чем опасен безопасный флот?

За две недели до харьковских соглашений министр иностранных дел К.Грищенко заявил, что Черноморский флот России и его база в Крыму не представляют угрозы для Украины. Однако история существования российской военно-морской базы говорит об обратном: ЧФ провоцирует ряд угроз, а его пребывание негативно сказывается на социально-экономическом развитии Крыма. Наконец, он ограничивает суверенитет нашей страны.

Флот, зажатый в Черном море проливами, уже давно потерял свое военно-стратегическое значение. Но для России он остается средством демонстрации своего флага в постсоветских республиках, символом вечного российского присутствия в Украине, иллюстрацией военной и экономической мощи РФ. Высокая по украинским меркам зарплата российских моряков заставляет чувствовать себя ущербными украинских офицеров. Кстати, в мае в Госдуме должен быть принят уже внесенный законопроект о повышении денежного довольствия офицерам. В соответствии с документом, командир батальона будет ежемесячно получать больше 100 тысяч рублей. Это более трех тысяч долларов. Украинские офицеры о таких деньгах могут только мечтать. (Лишь несколько месяцев в 2007-м украинские военные получали заплату, которая превосходила оклады российских моряков-черноморцев, вызывая у последних неприкрытую зависть.) А если будут приняты поправки к украинскому закону о пенсионном обеспечении военнослужащих, предусматривающие увеличение пенсионного возраста, то оставшиеся в Севастополе офицеры ЧФ РФ, будут получать пенсии из украинского Пенсионного фонда с 45—50 лет, а украинские – с 50—55. Сколько украинских офицеров после этого останутся служить в ВМСУ?

Уже одним только реющим Андреевским флагом флот подпитывает сепаратистские настроения в автономной республике: для многих крымчан ЧФ гарант того, что Россия поддержит и не бросит их ни в возможном противостоянии с Киевом, ни в их конфликтах с крымскими татарами. Хотя, кто на них нападал? Кто ущемлял их права? Там всегда была своя власть. Пока российский флот будет базироваться в Крыму, не стоит надеяться на стабилизацию ситуации на полуострове.

Эти угрозы исходили от российского ЧФ на протяжении последних двух десятилетий. Пролонгация его пребывания в Украине нисколько не уменьшит их, а только усилит: на территории нашей страны еще треть столетия будет находиться военная база государства, высшее политическое руководство и большинство населения которого считает существование независимой, суверенной Украины историческим недоразумением. Потому и не сидят без дела разведывательные и диверсионные подразделения флота. Конечно, статья шестая соглашения об условиях и статусе пребывания ЧФ России в Украине предусматривает невмешательство российских военных подразделений во внутренние дела нашей страны. Но это не остановило находившихся в составе подразделений флота сотрудников ФСБ и ГРУ МО в 2006-м, когда в Феодосии были сорваны украинско-американские военные учения «Си бриз». И не мешало российским военнослужащим, имеющим гражданство Украины и России, голосовать на наших выборах. А кто подсчитывал, сколько офицеров и мичманов ЧФ РФ, уйдя в отставку, остались на ПМЖ в Севастополе? Эти отставники с российским паспортом, но украинской регистрацией, участвовали в митингах против вступления в НАТО и прибытия в город с дружеским визитом (есть такая форма сотрудничества военно-морских сил различных стран) американских военных кораблей. Приведем пример и высланного в 2009-м за действия, несовместимые со статусом дипломата, советника посольства РФ по вопросам Черноморского флота Владимира Лысенко: в начале девяностых он возглавлял пресс-службу ЧФ и координировал махровую антиукраинскую пропаганду на полуострове. Вспомним и то, что погибший в результате терактов в московском метро офицер-черноморец был также и гражданином Украины, законодательство которой запрещает службу в вооруженных силах иностранных государств. Наконец, не стоит забывать, что новая редакция российского закона «Об обороне» допускает использование российским президентом армии за пределами России в случае нападения на дислоцированные за границей российские воинские формирования и для защиты граждан РФ без предварительного разрешения Госдумы.

После 21 апреля увеличилась угроза втягивания нашей страны в чужие конфликты: РФ – держава с глобальными амбициями, реализация которых, как правило, вызывает конфронтацию Москвы с прочим миром. В прошлом подразделения моряков-черноморцев уже принимали участие в чеченском конфликте и российско-грузинской войне. В августе 2008-го наша страна де-факто, помимо своей воли, стала участником войны двух государств-членов СНГ. Ведь именно с базы в Севастополе вышли российские корабли для участия в вооруженном конфликте с Грузией. В составе их экипажей были граждане Украины, как вольнонаемные, так и офицеры, имеющие украинские паспорта. В соответствии с нормами международного права, Тбилиси имел все основания счесть Киев агрессором и по всем правилам военной науки «бить врага в его логове», т.е. на нашей территории. Доброе отношение к Украине, личные контакты с Виктором Ющенко удержали грузинское руководство от удара по нашей стране. А где гарантии, что в Грузии или Турции не появится свой че гевара, готовый нанести удар по «Перл-Харбору» в Крыму?

Борьба же России с исламскими радикалами на Северном Кавказе и ее активное участие в войне с терроризмом делает из нашей страны потенциальную мишень для террористов. В глазах последних Севастополь, Крым, Украина — территория российского присутствия. Пролонгация соглашения провоцирует повышенное внимание к нашей стране со стороны исламских террористических групп и увеличивает возможность проведения террористических актов со стороны жителей Северного Кавказа против украинских граждан.

Подобные риски нельзя компенсировать потенциальными миллиардами арендной платы, снижением цены на газ или участием российского флота в социально-экономическом развитии Севастополя. Д.Медведев в Харькове сообщил, что поручит министру обороны России А.Сердюкову и главкому ВМФ В.Высоцкому подготовить проект соглашения об участии базы Черноморского флота РФ в социально-экономическом развитии города. Но ведь еще базовые соглашения 1997 г. предусматривали, что ЧФ будет этим заниматься! Да только российский флот не спешил выполнять в полной мере свои обязательства.

Сегодня присутствие флота сдерживает экономическое развитие города, не давая ему возможности стать, подобно Новороссийску или Сочи, полноценным морским портом и туристическим центром. Сторонники постоянного пребывания ЧФ России в Крыму не раз заявляли: российский Черноморский флот предоставляет работу тысячам украинских граждан. Вот и глава Севастопольской горадминистрации Валерий Саратов надеется, что украинско-российское соглашение о продлении срока базирования российского ЧФ будет способствовать оживлению работы судоремонтных предприятий города.

Но готово ли командование ЧФ во время экономического кризиса трудоустраивать граждан иностранного государства, а не давать работу своим, российским заводам? Еще в начале нынешнего года глава Севастопольского городского центра занятости заявил, что в Севастополе предупреждены о возможном сокращении около
9 тыс. (75,9%) гражданских работников подразделений ЧФ РФ! И большинство из них — граждане Украины. Да и севастопольский бюджет немного получает от пребывания в городе российской военно-морской базы: ежегодно поступления от ЧФ РФ в бюджет Севастополя сокращаются. Если несколько лет назад на флот приходилось до 25% поступлений, то ныне эта цифра составляет около 15%.

Сегодня Черноморский флот занимает в Крыму 18,2 тыс. гектаров, десять километров причалов, акваторию бухт, радиочастоты. Учитывая рыночную стоимость земли ЮБК, по подсчетам НИСИ только разовая плата за долгосрочную аренду этой территории составляет 9—36 млрд. долл. Эти деньги могли быть инвестированы в крымскую экономику, в результате чего появились бы новые рабочие места. Вот чего лишился бюджет Севастополя, Крыма, Украины в результате харьковских соглашений! А ведь земельные участки, которые занимают сегодня подразделения ЧФ РФ, уже давно стали предметом всевозможных махинаций со стороны командования флота. На территории маяков, используемых подразделениями российского ЧФ, уже давно стоят построенные в годы украинской независимости дачи адмиралов. А кто-то из российских офицеров даже умудрился продать и саму землю…

Некоторые украинские дипломаты уверяют, что Киев и далее будет отстаивать свою традиционную позицию по инвентаризации земельных участков и объектов, проводя политику «класс на класс, тип на тип», сдерживать модернизацию ЧФ в Крыму, требовать подписания соглашений по экологии, действиям в кризисных ситуациях, верификации, юрисдикции и т.д. и т.п. Одним словом, пытаться и далее упорядочить пребывание российского флота в Украине. (Правда, сомнительно, что нынешняя украинская власть сохранит разрешительный режим пересечения границы для российских кораблей.) 28 апреля должно состояться заседание межгосударственной украинско-российской рабочей группы по ЧФ. Украинскую делегацию возглавит В.Хандогий, российскую — Г.Карасин. Тогда и увидим, насколько украинская делегация будет последовательна в своей позиции.

Предыдущее политическое руководство страны делало ставку на планомерное выдавливание ЧФ России с украинской территории. И Кремль морально был готов к выводу своих подразделений, строя новую военно-морскую базу в Новороссийске. Так что не правы те, кто полагает, что у Киева не было возможности добиться вывода российского флота из Крыма. Ведь удалось же вывести российские базы с территории своих государств руководству Грузии, Азербайджана. Были выведены российские подразделения и из стран Балтии. Нет российских баз и в Беларуси, Казахстане, Узбекистане. Кстати, членах ОДКБ! Лишь в таких слабых государствах—членах СНГ, как Киргизстан, Таджикистан и Армения, россияне сумели сохранить свое военное присутствие. Ах, да! Еще в невнятном Приднестровье. Теперь в этой категории надолго остается и Украина.

Почем Антиквариат для России?

Какими реальными военно-стратегическими возможностями обладает в настоящее время Черноморский флот РФ? Во времена СССР это объединение было средством сдерживания на южном фланге НАТО. ЧФ выполнял следующие задачи: в случае начала войны обеспечить господство в акватории моря, не допустить прорыва в море ударных группировок ВМС НАТО и поддерживать действия сухопутных войск по захвату проливной зоны. ЧФ был важным инструментом советской внешней политики на Средиземном море, обеспечивал поддержку и боеготовность 5-й оперативной эскадры ВМФ СССР, базировавшейся в Средиземном море и имевшей пункт МТО (материально-технического обеспечения) в г.Тартус (Сирия). В моменты очередного кризиса на Ближнем Востоке флот быстро наращивал военное присутствие в районе горячей точки.

Именно для решения этих задач флот усиливался авианесущими противолодочными крейсерами, ракетными крейсерами проекта «Атлант», большими противолодочными кораблями проектов 1134-Б и 61, значительной группировкой больших десантных кораблей.

Однако времена изменились. В настоящий момент Черноморский флот России, базирующийся в Крыму, располагает следующими силами и средствами. Личный состав — 16,2 тысяч человек. В состав флота входит всего три крупных боевых корабля: ракетный крейсер «Москва»  (27 лет в строю), СКР «Сметливый» (40 лет), БПК «Керчь» (36 лет). При этом «Москва» по своему назначению строилась для борьбы с авианосными группами ВМС США в дальней морской зоне. Как показала и война в Грузии, использовать океанский крейсер для блокады Поти совершенно неоправдано с военной точки зрения. Поддержание боеготовности «Керчи» и «Сметливого» обходится дорого из-за солидного возраста кораблей. Однотипный с «Керчью» «Очаков» уже давно стоит у стенки завода, и вводить в строй его не будут. Единственная подлодка ЧФ «Алроса» уже полгода после аварии стоит в Новороссийске, хотя 13-й судоремонтный завод ЧФ, специализирующийся на ремонте подлодок, находится в Севастополе. Очевидно, на ремонт лодки нет средств, хотя полученные повреждения явно незначительны. Подлодка Б-380 «Святой князь Георгий» в боевой состав вводиться не будет, она также отслужила свое. Полноценным соединением ЧФ является 197-я бригада десантных кораблей (1968—1990 годов постройки), в которой в относительно высокой боеготовности числятся семь БДК. В составе ЧФ два сторожевых корабля — «Ладный» и «Пытливый» (30 лет в строю). «Ладный» используется наиболее активно, в том числе для участия в дальних океанских походах (например, нашумевший поиск «Арктик Си»). Использование СКР в океанской зоне говорит о проблемах с поддержанием боеготовности БПК ЧФ — более оптимизированных для выполнения таких задач вследствие большей автономности и мореходности.

В составе ЧФ также четыре малых ракетных корабля, пять ракетных катеров, семь малых противолодочных кораблей, восемь тральщиков, вспомогательные суда.

Символом технического состояния ЧФ является спасательное судно «Коммуна» — старейшее в России, которое до сих пор активно участвует в операциях по обеспечению деятельности флота. 14 июля «Коммуна» отметит 95-летний юбилей службы в военном флоте! Этот катамаран в 1915 году вступил в строй тогда еще Российского императорского флота, и является уникальным антиквариатом мирового судостроения.

Учитывая плачевное состояние военного судоремонта ВМФ РФ и низкий уровень готовности тех немногих кораблей, которые еще не стоят на приколе, громогласные телезаявления российского военного руководства о скором пополнении ЧФ целой группой современных корветов и подлодок звучат утопично.

В составе ЧФ в Крыму следует отметить также 810-ю отдельную бригаду морской пехоты и 7058-ю авиабазу с 18 фронтовыми бомбардировщиками Су-24М и четырьмя разведчиками Су-24МР, способными нести ядерное оружие.

Черноморский флот России в настоящее время представляет собой несбалансированное объединение сил и средств, которое российским руководством поддерживается на самом минимальном уровне боевой готовности. Каких-либо военно-стратегических целей эта группировка решать не может.

Большинство кораблей ЧФ числятся в боевом составе сугубо из соображений политического престижа. Новые корабли не строятся. А старые не хотят резать на металл, чтобы потом не возникли проблемы с получением разрешения от украинских властей на базирование в Севастополе.

Важно отметить, что, согласно договору 1997 года об условиях базирования флота, украинская сторона дает согласие на базирование в Севастополе только для конкретно указанных типов и классов кораблей и судов. Поэтому любая модернизация или замена боевой техники должны согласовываться с украинскими властями. После продления нынешними украинскими властями договора еще на 25 лет порядок этого согласования остался неизменным. Пока. Что теоретически оставляет в руках Украины средства для дальнейшего ограничения боевого потенциала группировки ЧФ и без того весьма невысокого. Следует отметить, что во времена Л.Кучмы разрешения на модернизацию и перемещение новой боевой техники россиян в Севастополь было каждый раз предметом долгой дипломатической дискуссии и принималось в результате жесткого политического давления со стороны россиян.

До сих пор Севастополь является единственной полноценной базой российского флота в Черном море. Несмотря на заявления российского руководства о постройке военно-морской базы в Новороссийске и в абхазской Очамчире, совершенно очевидно, что заменить Севастополь россиянам не удается. Исключительно по соображениям экономики — на постройку ВМБ в Новороссийске было выделено всего один миллиард рублей. Тогда как для построения современной флотской инфраструктуры, аналогичной севастопольской, необходимо не менее двух-трех миллиардов долларов! До 2017 года Россия просто физически не успевала ни построить новую базу, ни переместить объекты инфраструктуры и технику. Более того, еще со времен адмирала Ушакова известно, что Севастополь и Крым — лучшее место базирования и по своим уникальным климатическим условиям. Новороссийская бухта, подверженная знаменитым ураганам бора, защищена от штормов гораздо слабее.

Военно-стратегическое значение ЧФ для России в настоящее время ничтожно. Выступить в военном плане в качестве оппонентов силам НАТО и ВМС Турции российские моряки неспособны — разница в мощи просто несоизмерима. Поэтому база в Севастополе имеет для РФ исключительно региональное военно-политическое значение, а именно для продвижения своих интересов и лояльной политической базы в Черноморском бассейне. Черноморский флот сейчас — такой же анклав российского присутствия, как и базы в Приднестровье, в Абхазии, Южной Осетии. Военная необходимость, охрана складов и военной техники, «город русских моряков» — все это легенды прикрытия, легализующие особые интересы РФ в соседних государствах. В настоящее время и Приднестровье, и Севастополь для России совсем не важны как военные плацдармы. Севастополь — это «отмычка» для продвижения российских политических и экономических интересов в Крыму и в Украине в целом.

остаемся в газовой камере?

Изящно решить проблему изменения цены газа для Украины Виктору Януковичу не удалось: контракты от 19 января 2009 года №КП — купли-продажи природного газа в 2009—2019 годах и №ТКГУ — об объемах и условиях транзита природного газа через территорию Украины в 2009—2019 годах фактически не изменились. Осталась прежней и формула цены газа для Украины, и ее базовое значение — 450 долл. за 1000 кубометров.

Впрочем, прецедент создан: снижение цены газа закреплено в межгосударственном соглашении между Украиной и РФ по вопросам пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины и прочно увязано с выполнением Украиной договоренностей по ЧФ минимум до 2042 года.

Суть затеи такова. Статья 2 указанного межгосударственного соглашения устанавливает некую формулу определения скидки на цену газа: при цене 333 долл. и выше за 1000 кубометров скидка составит 100 долл., если цена газа меньше 333 долл. — 30% от такой цены. Эти «дополнительные» средства учитываются ежегодно нарастающим итогом и определяются как обязательства Украины, которые погашаются зачетами до 2017 года.

С 2017-го и по 2042 год Россия должна была бы платить по 1,2 млрд. долл. в год за базирование своего флота в Украине. Но, как пояснил президент Виктор Янукович, будет платить живыми деньгами только 100 млн. долл. Так и записано в соглашении по ЧФ. Остальное — уже зачтенные скидки на цену газа, которые, как нас упорно уверяют, должны к 2019 году составить около 39—40 млрд. долл. (первоначальная версия — 35 млрд.). И которые через десять лет с нас же начнут удерживать. Так что как не получала Украина денег за базирование ЧФ РФ в Севастополе, так и не будет получать.

А виртуальные «скидочные» 40 млрд. долл. — это еще бабка надвое сказала. В связи с тем, что газовые контракты практически не изменены, ЧФ будет базироваться еще 25 лет практически бесплатно, а Янукович «добился скидки на газ», логичен вопрос: а почему же он не взял эти «скидочные» 40 млрд. долл. живыми деньгами и сразу, раз уж пошла такая игра?

Повторю: формула определения цены газа и ее базовое значение — 450 долл. за 1000 кубометров — не изменились (см. «ЗН» №15 от 17 апреля 2010 года). Не изменился и принцип «бери или плати».

И это оставляет РФ право варьировать условия контракта, а также в любой момент расторгнуть харьковские газовые соглашения или же настаивать на подписании других. Либо же просто вернуться к условиям контракта купли-продажи газа и транзитного контракта от 19 января 2009 года.

К тому же конъюнктура цен на рынке энергоносителей может резко измениться уже в ближайшее время, не то что через десять лет. И еще неясно, выиграет от таких российских «скидок» Украина или, наоборот, проиграет? И если с газовыми контрактами ситуацию можно регулировать по договоренности между хозяйствующими субъектами — «Газпромом» и «Нафтогазом», которые к тому же можно пересмотреть с 2019 года, то как быть с межгосударственным соглашением Украины и РФ по Черноморскому флоту? Его не так-то просто будет денонсировать.

Дополнение к контракту купли-продажи газа

Этим документом узаконено уже данное устное согласие главы Минтопэнерго Украины Юрия Бойко увеличить объем закупаемого в 2010 году «Нафтогазом» газпромовского газа до 36,5 млрд. кубометров.

Еще в ноябре 2009 года тогдашний глава НАКа Олег Дубина добился сокращения объема закупаемого в 2010 году Украиной газа до 33,75 млрд. кубометров. Что и было закреплено в соответствующем дополнении к контракту. Ведь изначально «Нафтогаз» должен был, согласно контракту, в текущем году закупить аж 52 млрд. кубометров.

Но экспортные поставки «Газпрома» в 2009-м — начале 2010 года катастрофически падали (по разным оценкам, на 34—40%), вот и решили россияне поддержать свой экспорт за счет Украины.

Определили в харьковском соглашении и поквартальный график поставок газа в Украину: первый квартал — 6,474 млрд. кубометров (практически весь этот газ уже поставлен и оплачен — по старым ценам), второй — 8 млрд. (в т. ч. апрель — 1,8, май—июнь — 6,2 млрд.), третий — 9,33 млрд., четвертый квартал — 12,7 млрд. кубометров. Если следовать этому графику, то украинские подземные хранилища газа (ПХГ) действительно к середине октября (началу отопительного сезона) будут достаточно наполнены газом. Правда, платить за его хранение, отбор и осушку будет НАК. А не «Газпром», как это диктует логика событий: газ-то закачивают в первую очередь «для обеспечения надежности транзита российского газа». А нам самим хватило бы намного меньше, ведь еще с предыдущего отопительного сезона осталось 10—11 млрд. кубометров. Так что выгода от увеличения объема закупок газа сомнительна.

«Фактическая цена (Р) газа, поставляемого по настоящему контракту, снижается на сумму уменьшения таможенных платежей, если такая корректировка предусмотрена постановлением правительства РФ, касающимся вывозных таможенных пошлин при поставках газа с территории РФ в Украину».

Проще говоря, если есть решение правительства Путина сделать скидку на 100 долл., о чем говорилось выше, то сделают. Но только на объем в 30 млрд. кубометров в 2010-м и 40 млрд. кубометров в год, начиная с 2011 года. Все, что выше этих объемов, — без скидок. Хотя еще вопрос: понадобится ли Украине 40 млрд. кубометров газа через год.

Приятным, но в общем-то незначительным фактом стало то, что из контракта исключены пункты (6.5 и 6.6 ст. 6), предусматривающие взимание штрафных санкций с «Нафтогаза» за недовыбор газа в объеме свыше 6%. Величина штрафа составляла 150% стоимости всего невыбранного газа в октябре—марте и 300% — в апреле—сентябре любого года поставки. Эти санкции были скорее угрозой (кнутом) для «Нафтогаза», но на практике так и не были применены.

Если верить подписантам на слово, то это дополнение вступило в силу с 1 апреля 2010 года. И, в отличие от межгосударственного соглашения по ЧФ РФ, ратификации парламентом не требует. Это стандартный внешнеэкономический контракт (договор субъектов хоздеятельности).

Дополнения в «транзитный» контракт

Достигнуто небольшое ослабление удавки на «шее» «Нафтогаза». Теперь, как подтвердили в компании, «Газпром» будет оплачивать 80% стоимости транзита газа до 6 числа месяца, следующего за месяцем поставки, а 20% — до 20 числа, соответственно. В НАКе надеются, что это позволит оптимизировать платежи за импортируемый газ и отказаться от краткосрочных заимствований.

Впрочем, это может несколько облегчить участь «Нафтогаза», если ему снова не придется просить «Газпром» сделать очередную предоплату в счет оказания газотранспортных услуг.

Куда более существенный момент — изменение ставки транзита газпромовского газа. Дело в том, что ставка транзита привязана в формуле к цене газа. Выходит, что если теперь для Украины цена газа со второго квартала уменьшится приблизительно до 230 долл. за 1000 кубометров, то снизится и ставка транзитного тарифа — по предварительным расчетам, на
0,24 долл., и составит около 2,6 долл. за транспортировку 1000 кубометров на 100 км газопровода. В первом квартале ставка составляла 2,78 долл., во втором ожидалась на уровне 2,84—2,88 долл.

По словам начальника управления по работе со странами ближнего зарубежья ОАО «Газпром» Анатолия Подмышальского (он же возглавляет газпромовскую «дочку» «Газпромсбыт Украина»), в этой сумме 2,04 долл. — составляющая тарифа, зависящая лишь от инфляции в Евросоюзе, а около 0,8 долл. — топливная составляющая.

Если учесть, что на 2010 год «Газпром» заявил объем транзита через территорию Украины в 116 млрд. кубометров, то из-за снижения ставки транзита «Нафтогаз» может потерять, по приблизительным расчетам, около 35 млн. долл.

Остается выяснить, как НАК на «скидках» цен на газ «сэкономит» 4 млрд. долл. в этом году.

Переговоры по транзитному контракту активно продолжаются и, как утверждают источники «ЗН», к осени мы узнаем, что еще отдаст Украина за сохранение своей газотранзитной востребованности.

Чья выгода и в чем?

Участники харьковских газовых договоренностей «по-флотски», по крайней мере, с украинской стороны, напоминают безумных покупателей, попавшихся на красочную рекламу «Sale», т.е. «скидки». И никому из них и в голову не пришло сравнить цены на новую коллекцию, последующие дисконты и цену конечной распродажи.

Или же у тех, кто со стороны Украины подписывал харьковские газовые документы, были другие интересы. И после того, как все уже стало явным, назвать эти интересы национальными — язык не повернется.

Лозунг команды Януковича «Снизим цену на газ! Любой ценой!» действительно совпадает с интересами представителей Партии регионов и ее основных спонсоров на выборах и парламента, и президента. Ведь именно им принадлежит основная часть горно-металлургического комплекса, химическая промышленность, энергетика. Все это — наиболее энергоемкие предприятия. И именно им предоставлялись преференции, в первую очередь — в ценах на газ.

Химическая промышленность. Наверное, еще до харьковского пакта «Нафтогаз Украины» «погорячился» и решился потребовать у правительства 1 млрд. долл. Как сообщает УНИАН, примерно в такую сумму «Нафтогаз» оценивает свои убытки из-за продажи газа производителям азотных минудобрений. И впредь надеется, что для химиков, как и для остальной промышленности, цены будут не ниже цены импортируемого газа.

В Украине цены устанавливает Национальная комиссия регулирования электроэнергетики. Согласно ее постановлению, в первом квартале 2010-го цена газа для производителей минудобрений составляла 1584,4 грн. за 1000 кубометров — при цене импортного газа 1784,85 грн.

Горнорудная металлургия и энергетика. Вместе с химпромом они потребляют в год от 27 до 33 млрд. кубометров. И для них снижение цены газа принципиально — это вопрос конкурентоспособности. Но это им только кажется, что харьковские соглашения их спасут. Если учесть, что через два-три года Китай достроит свои новые химические и металлургические заводы и составит достойную конкуренцию украинским металлургическим компаниям на мировом рынке, — уже сегодня стоит бить в набат.

Ценой сдачи национальных интересов (ЧФ РФ) владельцы горно-металлургических предприятий получают лишь отсрочку — для выжимания из ГМК Украины последней прибыли. Через три-пять лет они уже будут неконкурентоспособными. И даже «льготные цены» на газ их не спасут. Без кардинальной реконструкции эти предприятия максимум через пять лет — металлолом. Но при «скидочных» ценах на газ сегодня никто не станет реконструировать морально, технологически и технически устаревшие производства — зачем?

Никто не спорит, что на химических и металлургических заводах, даже если они не в госсобственности, работают сотни тысяч наших сограждан. Именно они десятилетиями пополняли валютой госказну. Поэтому понятно было, почему государство предоставляет предприятиям ГМК преференции. Но теперь, когда владельцы этих заводов получили сравнительно нормальную цену на газ, самое время спросить их: в какой офшор перекачивается реальная прибыль от украинского экспорта метпродукции и какая ее часть возвращается в страну? Не будет ли включен в перечень офшорных зон Кипр (см. «ЗН» №15 от 17 апреля 2010 г.), куда и дальше будут попадать основные доходы за произведенную в Украине продукцию? И, наконец, когда промышленные олигархи начнут реальную, а не бутафорскую реконструкцию своих промышленных активов в Украине?

Похоже, что харьковские договоренности Украина еще много лет будет «отхаркивать». Диагноз: хронический газовый бронхит. Или уже астма?

Кто не искал выгоды, но достоин ее

В докризисные годы и сегодня население Украины (граждане и неграждане, но газопотребители) и коммунальные службы использовали в основном газ, добываемый в Украине предприятием «Нефтегаздобыча» (дочернее предприятие «Нафтогаза»). В целом это около 20 млрд. кубометров в год.

Но на вышеуказанные потребности ежегодно использовалось от 23 до 28 млрд. кубометров газа. Если исходить из минимальных потребностей — это 21—23 млрд. кубометров. Из этого следует, что для обеспечения потребностей граждан вполне хватит 23 млрд. кубометров. Имея 20 млрд. кубометров добытого в Украине газа, достаточно закупить максимум 3 млрд. При этом население — это в основном ответственный плательщик за газ и коммунальные услуги. Так что им «скидочные» цены на газ, по большому счету, ни к чему. Хотя, благодаря харьковскому кульбиту Януковича, населению придется платить уже со следующего года намного больше. Одновременно «бросовые» цены на газ сводят на нет любые программы по внедрению энергосберегающих технологий и использованию альтернативных и востанавливаемых видов энергии.

а где еще здесь русью пахнет?

Консорциум на мази

Без зазрения совести Виктор Янукович после харьковского пакта заявил, что никто не собирался сдавать россиянам украинскую газотранспортную систему (ГТС). Да и россияне в последнее время решали более глобальные вопросы, резонно полагая, что ГТС Украины уж теперь-то от них никуда не денется. Все к тому идет: министр энергетики РФ Сергей Шматко и глава Минтопэнерго Украины Юрий Бойко уже поручили 20 апреля энергетическому подкомитету межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству ускорить работу по созданию консорциума. Формально — для модернизации ГТС Украины.

Правда, глава Минэнерго РФ уже успел посетовать: «У нас создана компания-консорциум, но она находится в спящем состоянии. Поэтому мы и поручили акционерам и подкомитету провести необходимую работу».

Справедливости ради отмечу, что консорциум по управлению и развитию украинской ГТС создан «Нафтогазом Украины» и «Газпромом» на паритетных началах в 2003 году. Но все проекты модернизации, включая строительство ветки газопровода Богородчаны—Ужгород и двух ответвлений, до сих пор россиян не интересовали. Их интерес — управление ГТС. Хотя С.Шматко уверяет, что пока нет конкретики, в каком ключе и по каким направлениям будет проведена работа по «возрождению» газотранспортного консорциума.

Лукавит? Скорее, просто не хочет заранее демонстрировать серьезность намерений РФ в этом аспекте.

Чего не скажешь о В.Януковиче. На пресс-конференции 22 апреля он уже и план действий огласил. Заявив, что проект модернизации газотранспортной системы Украины «мы предлагаем как альтернативу строительству «Южного потока», потому что «Северный» уже не остановить. Он уже строится». Можно сказать, подыграл россиянам на случай, если с «Южным потоком» еще некоторое время будут проблемы и его строительство будет и далее отложено.

План модернизации ГТС Украины «от Януковича» (а судя по содержанию — от Бойко) должен пройти в три этапа. Первый — строительство газопровода Богородчаны—Ужгород, который позволит увеличить объемы транспортировки газа приблизительно на 10 млрд. кубометров. Второй — модернизация существующей ГТС и ее переоборудование, что также даст возможность дополнительно прокачивать до 20 млрд. кубометров газа в год. Третий этап — «фактически новое строительство новой трубы рядом с существующей».

По словам президента, Украина ищет возможности сохранить объемы газа, которые она транспортировала в докризисные годы, — около 125 млрд. кубометров в год.

Во сколько обойдется газотранспортный «план Януковича» — пока ни слова. Хотя известно, что на реконструкцию ГТС Украине ежегодно необходимо не менее 2—2,5 млрд. долл.

ГТС Украины — это целостная инфраструктура объектов, включающая 37,8 тыс. км газопроводов высокого давления, 73 (110) компрессорных станций (цехов) мощностью 5400 МВт, 211 тыс. км газораспределительных сетей, 13 подземных хранилищ газа. Согласно действующему законодательству Украины отчуждение или передача в аренду, концессию, другие изменения формы собственности всей ГТС Украины или ее части запрещены. Но при нынешнем большинстве в Раде этот закон защищает ГТС от волюнтаристских решений как соломенный домик — Ниф-Нифа. Отменить закон ничего не стоит. А проконтролировать схему «консорциума» — практически невозможно: решение объявят, поставив страну перед фактом — как с базой ЧФ.

Ядерно-топливный цикл

Российская компания «ТВЭЛ» и оператор всех украинских АЭС НАЭК «Энергоатом» уже больше года ведут переговоры относительно долгосрочных контрактов на поставки ядерного топлива для украинских АЭС после 2011 года. «ТВЕЛ» хочет, чтобы контракт был подписан на 15 лет – до 2025 года. «ТВЭЛ» заинтересован быть единственным поставщиком в Украине и потому его не устраивает присутствие на украинском рынке ядерного топлива компании «Вестингауз», которое проходит сейчас опытно-промышленную эксплуатацию на энергоблоке №3 Южно-Украинской АЭС. Выдвигалось также условие закупки Украиной услуг по изотопному обогащению урана в полном объеме только у российского «Техснабэкспорта». Россияне также мечтают об СП по добыче урана на Новоконстантиновском месторождении, поскольку собственного урана им не хватает для наполнения внутреннего рынка и выполнения контрактных обязательств. В связи с намерениями украинского правительства построить на нашей территории завод по фабрикации ядерного топлива, «ТВЭЛ» предложил свои технологии его производства на условиях совладения этим заводом. В этом случае на технологических линиях завода будет изготавливаться ядерное топливо только для российских реакторов типа ВВЭР, и в случае такого СП Украина не сможет производить тепловыделяющие сборки для водо-водяных реакторов других производителей (американских, французских, южно-корейских компаний), что было бы теоретически возможно, если бы этот завод был только собственностью Украины. Вследствие этого Украина будет обречена строить в будущем только российские реакторы, не самые передовые в мире. Если все желания россиян реализуются, то Украина будет находиться в 100% зависимости от России в ядерной энергетике. Ситуация будет гораздо хуже, чем в газовой сфере (газ украинской добычи порядка 20 млрд. куб. м. составляет треть от потребностей страны), поскольку российский монополизм и диктат цен в этой сфере будут абсолютными.

Руководство НАЭК «Энергоатом» во время торжественного мероприятия 8 апреля 2010 г., посвященного загрузке 42 ТВС производства Westinghouse, отметило, что его устраивают ценовые и опционные параметры контракта с Westinghouse на поставки ядерного топлива на 2011—2015 гг., а базовая схема контракта «позволяет оптимально планировать и влиять на ценообразование». НАЭК первоначально хотел заключить контракт с «ТВЭЛ» на 5 лет на 2011—2015 гг., чтобы была ясность с ТВС Westinghouse. Вроде бы к осени 2009 г. был достигнут компромисс – на 10 лет и на 12 энергоблоков. Но по последней информации, «ТВЭЛ» после выборов в Украине опять захотел всего и сразу.

Специалисты компании говорят о том, что топливо Westinghouse более эффективное и, учитывая этот фактор, можно говорить о практически равной цене с российским. Последнее время проскальзывают и нотки раздражения от манеры «ТВЭЛ» вести переговоры. НАЭК выгодно иметь альтернативного поставщика, чтобы уменьшать аппетиты «ТВЭЛа». Но будут ли слушать мнение компании на Банковой? Для обитателей серого здания ведь газ важнее всего, даже таких высокотехнологичных отраслей, как ядерная энергетика и атомная промышленность, которые могли бы стать локомотивом будущей инновационной украинской экономики. Но нет, все на продажу, даже будущее страны…

Новое строительство ядерных энергоблоков

Правительство на своем заседании 21 апреля одобрило проект Соглашения между КМУ и правительством РФ о сотрудничестве в строительстве третьего и четвертого энергоблоков ХАЭС. Первый замминистра топлива и энергетики В.Макуха сообщил журналистам, что проект соглашения имеет рамочный характер и определяет только принципы сотрудничества сторон. Вопрос кредитов и условий их выдачи будет, по его словам, определяться в отдельных контрактах. Премьер-министр РФ В.Путин недавно сообщил о готовности РФ выделить для этих целей кредит в размере 5—6 млрд. долл. Есть информация, что кредиты будут выделены под залог новых энергоблоков и на условиях их совместного владения, а также совместного экспорта производимой на новых энергоблоках электроэнергии в Европу.

В условиях экономического кризиса, когда потребление электроэнергии в стране упало на 9%; коэффициент использования установленной мощности АЭС составил в среднем по итогам 2009 г. около 68% (когда в Финляндии, например, он был около 90%); когда Ривненская АЭС фактически «заперта», поскольку до сих пор не построены линии электропередач для снятия мощности с ее 4-х работающих одновременно энергоблоков, поэтому один из ее энергоблоков должен простаивать; когда собственные финансовые ресурсы не аккумулированы хотя бы в размере половины необходимых для нового строительства плюс отсутствие внутри страны кредитования, решение начинать строительство новых атомных энергоблоков именно сейчас выглядит странным в принципе. Особенно на российских условиях.

Мы и без новых энергоблоков самостоятельно можем экспортировать электроэнергию в Европу, поскольку установленные мощности АЭС у нас избыточные (хотя экспорт электроэнергии по итогам 2009 г. сократился на 49,2%). Кроме того, практически уже нет сомнений, что эксплуатация энергоблоков РАЭС-1 и РАЭС-2 будет продолжена еще на 10 лет в декабре 2010 года (проектный срок их эксплуатации заканчивается соответственно в декабре 2010 и 2011 гг.). Поэтому дефицита электроэнергии в ближайшие годы не ожидается. Сейчас самое время пересмотреть Энергетическую стратегию до 2030 года, которая была принята в 2006-м, тем более, что сама Стратегия предусматривает это делать каждые 5 лет. Для чего мы будем строить новые энергоблоки? Какую экономику мы хотим иметь в государстве к 2030 году? Если она будет базироваться на технологиях 19 века, как наша металлургическая промышленность, добыче сырья, промышленности, основанной на первом технологическом переделе, то тогда, конечно, строить надо.

С другой стороны, почему Украина должна строить только энергоблоки-миллионники? Может быть нам нужно строить энергоблоки малой или средней мощности (300 МВт и 700 МВт)? Реализовывать более современные проекты с пассивными системами безопасности, так называемого третьего-плюс или даже четвертого поколения, а не реализовывать российские проекты 70-х годов, которые, строго говоря, относятся ко второму поколению, хотя и несколько модернизированные? Опять же, отдавая высокообогащенный уран, рассчитываем на компенсацию, которая позволит развивать научные исследования в ХФТИ, обещающие прорыв в ядерной энергетике. Может быть, лучше и собственными средствами помочь ученым, чтобы потом внедрить их разработки в промышленном масштабе, и наконец, стать родиной собственной оригинальной ядерной технологии для энергетических реакторов.

Если правительство согласится на российские условия, то РФ будет иметь собственность в виде потенциально опасных объектов, расположенных на чужой территории, иметь неплохую прибыль от их работы, выход на европейский рынок электроэнергии. При этом, не дай Бог, конечно, но в случае аварии, ядерные и радиационные последствия будет расхлебывать украинский народ.

Во время своего визита в Украину в январе 2006 г. руководитель ядерного ведомства РФ С.Кириенко сообщил, что его мечта – чтобы все предприятия на просторах СНГ, которые когда-то подчинялись легендарному советскому Минсредмашу, опять смогли тесно сотрудничать, как в былые времена. Подразумевалось, наверно, под мудрым российским управлением. Судя по бурной деятельности теперешнего украинского правительства в этом направлении, мечта С.Кириенко как никогда близка к исполнению.

Распил крыла

Авиация, двигателестроение и космос. Это три высокотехнологические сферы, где Украина и Россия чем-то напоминают сросшихся сиамских близнецов. Любое результативное движение требует определенной координации и взаимодействия. И наоборот — чрезмерные амбиции и несговорчивость лишь вредят делу. Но даже при таком взаимозависимом раскладе каждый готов считать именно себя хозяином положения. Ведь у каждого — своя голова на плечах…

Именно на таком фоне следует воспринимать все заявления об интеграции российского и украинского авиапромов, которые прозвучали накануне встречи президентов Украины и России. Как и проекты межправительственных соглашений на эту тему, появившиеся было в Интернете, но по результатам встречи в Харькове Виктора Януковича и Дмитрия Медведева так и не получившие какого-либо подтверждения. Хотя неназванные источники в российских СМИ убежденно говорили о том, что «Объединенную авиастроительную корпорацию» (ОАК) России устроит только контрольный пакет ОАО «Антонов». В противном случае исчезает возможность влиять на процесс. И не обязательно это будет 50% плюс одна акция. Речь может идти и о большем пакете. Переговоры продолжаются, никакое окончательное решение пока не принято. Создана специальная двусторонняя рабочая группа, которой даны указания подготовить к ноябрю предложения об условиях обмена акциями и ОАО «ОАК», и ОАО «Антонов».

Конечно, после газового финта с Черноморским флотом можно поверить во что угодно. Но напомню: желаемое и реальное — далеко не всегда одно и то же. Например, такой структуры, как ОАО «Антонов», просто нет. Есть государственное предприятие — без каких бы то ни было пакетов акций. Зато есть Стратегия развития авиапрома Украины, принятая еще в 2008 г. и действительно делающая ставку на использование рыночных механизмов для реформирования и развития отрасли. В частности, путем приватизации предприятий отрасли с привлечением иностранных инвестиций с учетом особенностей высокотехнологичной отрасли при сохранении влияния государства на принятие стратегических решений.

В соответствии с документом, приватизацию отрасли планировалось провести в 2011—2015 гг. после завершения до 2010 г. акционирования предприятий и создания на корпоративной основе хозяйственных объединений предприятий самолетостроения. Эти сроки, правда, сорваны. Но другого пути для украинского авиапрома просто нет.

Авиационные программы для отдельно взятой страны являются неподъемно ресурсоемкими, а рынок Украины слишком мал для того, чтобы создаваемые или производимые самолеты стали рентабельными проектами. В свою очередь каждая партнерская страна (будь то Китай, Россия, Индия или Иран) ориентирована на вовлечение в сложные проекты своих структур по максимуму. Как на организационном, так на научном и промышленном уровне. Особенно это верно непосредственно для Украины и России, которые совместно реализуют такие проекты, как серийное производство гражданских пассажирских машин Ан-140, Ан-148 и Ан-158, создание военно-транспортного самолета Ан-70, подготовка к возобновлению выпуска Ан-124 «Руслан», но уже его модернизированной версии.

Интересы Объединенной авиастроительной корпорации к Украине президент ОАК Алексей Федоров формулировал так: «В перспективе мы смотрим на интеграцию с украинским концерном «Антонов», в который, помимо самого АНТК, входит и киевский завод «Авиант», и Харьковский авиастроительный завод. Это предмет долгих и непростых разговоров. Консультации ведутся давно, но накладывается еще и непростая политическая обстановка. Это основное препятствие, потому что понимание у наших украинских коллег во многом совпадает с нашей оценкой. Но тут руководство наших стран должно договориться, иначе процесс никогда не пойдет».

Это было сказано в прохладном марте 2009 г., а уже в самом конце прошлого года министр промышленной политики Украины заявил, что «Украина готова к акционированию предприятий, входящих в состав государственного авиастроительного холдинга «Антонов», для последующего обмена акциями c российским ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация». Для обмена пакетами акций необходимо провести корпоратизацию предприятий госхолдинга «Антонов» и создание АО. Это будет акционерное общество со 100-процентной долей государства».

Если на словах процесс уже пошел, то до окончательного результата еще весьма далеко. Хотя бы потому, что, кроме завершения юридического процесса корпоратизации и акционирования, государству не менее важно определиться, как сохранить влияние на дальнейшее развитие отрасли и продвижение бренда «Антонов» на новые рынки. Не менее важна ясность и с рыночной стоимостью материальных и нематериальных активов высокотехнологического национального достояния. В докризисное время осведомленные участники процесса упоминали едва ли не о 8—10 млрд. евро. Но в определении реальной цены вопроса, опять же, регулятором должны стать не закулисные договоренности, а признанные и прозрачные рыночно-экономические механизмы. Причем с большим количеством игроков, нежели одна Россия — даже при всей ощутимости глубины взаимопроникновения. Иначе велик риск снова услышать хрестоматийную фразу особы, приближенной к императору: «Торг здесь не уместен».

что будет делать оппозиция?

Янукович дал оппозиции шанс обрести общую платформу. От которого она не смогла отказаться. Невзирая на абсолютно разные личностные мотивации, политический опыт и заслуги перед Отечеством тех, кто встал перед камерами и заявил о решении объединить свои усилия в борьбе за суверенитет Украины, общество получило позитивный сигнал. Тимошенко, Яценюк, Гриценко, Тарасюк, Мартыненко, Луценко, Зварич, Жибривский… (сочувствующие Кириленко и Катеринчук отсутствовали в Киеве, Кличко прийти остерегся). Безусловно, с одной стороны, в этом списке заключается большая ирония по отношению к вчерашним выходцам из власти. Но, с другой, и большая надежда на возможность «прыгнуть в будущее». В случае глубинной переплавки ряда политических команд в новых, формируемых Банковой условиях «абсолютной монархии». Однако это вопрос дальнейшей стратегии оппозиции, которая во многом зависит от амбиций и компетенции ее отдельных политических лидеров. Что касается ближайшей тактики в отношении поставленных перед страной вызовов, то она была согласована в четверг на совместном заседании в стенах парламента.

Так, в ВР уже зарегистрированы два проекта постановлений. Речь о неприемлемости соглашения между Украиной и Россией по ЧМФ, а также образовании временной следственной комиссии. Последняя, по мнению оппозиции, должна заняться расследованием возможного состава преступления в действиях президента и должностных лиц Кабмина при заключении и подписании известного соглашения. Непрозрачность принятия решения, сопряженная с беспрецедентными мерами секретности, а также исключение из цепочки обсуждения вопроса безопасности страны Верховной Рады, большинства министров и вице-премьеров, СНБО и общественности, по мнению оппозиции, дает ей право не только инициировать подобный процесс, но и рассчитывать на объективный результат.

В то же время, по нашей информации, оппозиционеры отклонили предложение о необходимости начать процедуру импичмента президента ввиду сложности, точнее, нереальности ее осуществления в рамках действующего законодательства. Кроме того, учитывая существующую двузначность в толковании статей Конституции в отношении правомочности пролонгации договора о базировании ЧФ РФ в Севастополе, а также политический расклад сил в Конституционном суде Украины, оппозиционеры не имеют возможности сделать основную ставку на юридическую защиту своей позиции. Потому решено всячески препятствовать ратификации соглашения большинством парламента. Программа максимум — сорвать. Программа минимум — оттянуть на неопределенный срок. Вплоть до блокирования парламентской трибуны.

Также в четверг было принято решение о создании комитета защиты Украины. Куда войдут представители парламентских и внепарламентских оппозиционных сил, а также общественных организаций. На этот счет уже ведутся консультации с Блоком Кличко и ВО «Свобода». В задачи комитета, по словам оппозиционеров, не будет входить дубляж действий оппозиционного правительства. Речь об обсуждении и продвижении в обществе тем, связанных с вопросами украинской государственности и суверенитета. А также оперативной реакции в случае, если власть на них покусится. В их перечне: флот, внеблоковый статус Украины, вступление в таможенный союз, газовый консорциум, русский язык, развитие атомной энергетики и авиастроения, свобода слова. Насколько живучим окажется это по сути стратегическое и долгосрочное начинание — пока вопрос. Ведь сегодняшняя оппозиция — она как ртуть. Топнули — и рассыпалась.

Параллельно речь идет о привлечении на свою сторону неравнодушной общественности в центре и на местах. При этом одним из ключевых шагов на данном этапе можно считать решение об отказе финансово мотивировать участников уличных акций. Оппозиционеры поясняют это не только некими восторжествовавшими моральными принципами, но и желанием составить истинное представление о количестве своих сторонников.

При том, что оппозиция уже собрала 150 подписей с требованием провести внеочередное заседание ВР в субботу и направила их спикеру парламента, есть большие сомнения в том, что такое заседание состоится. Тем не менее депутаты от оппозиции, как и их сторонники, которых Тимошенко успела пригласить под стены ВР, придут в зал. Основные же события, скорее всего, будут перенесены на плановое заседание парламента во вторник. Где, собственно, оппозиция и начнет реализовывать свою стратегию.

В то же время, налицо риски, связанные с устойчивостью созданного оппозиционного объединения. С одной стороны, фактор Тимошенко. Экс-кандидат в президенты хоть и подрастеряла свой рейтинг, однако не характер. При этом, ее демонстративная сдержанность в момент совместного заявления говорит о том, что Тимошенко не может не понимать, что ассоциативный ряд «Тимошенко, Соболев, Губский…» изрядно проигрывает списку «Тимошенко, Яценюк, Гриценко…». Более того, такой формат может облегчить силовой прессинг на экс-премьера, бывшие подчиненные которой по шесть часов рассказывают прокурорам, куда и как тратили бюджетные деньги. Таким образом, Юлия Владимировна обречена на сговорчивость. Сегодня и сейчас. Правда, насколько ее хватит — тоже вопрос.

С другой стороны, миной замедленного действия выглядит в этой истории персона Арсения Яценюка. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке в сборной солянке оппозиционеров. Камера не врет. Да и Юлия Владимировна, рассказывают, до последнего отбивалась от необходимости приглашать Арсения Петровича на большой хурал. И, тем не менее, оппозиция дала обществу, по меньшей мере, визуальную надежду на то, что в Украине:

а) оппонировать власти будет единая команда;

б) вопросы, связанные с суверенитетом и безопасностью страны, будут озвучены, а не заболтаны;

в) демократический принцип плюрализма власти и оппозиции будет соблюден.

Стоит отметить, что действия Януковича сегодня поставили под сомнение не только возможность продолжения работы ВР, но и неоднократно проанонсированное регионалами увеличение парламентской коалиции. Центростремительные процессы начались в «НУ—НС». Последние заявления Балоги и Ульянченко говорят о том, что многие депутаты, давно записанные в потенциальные «тушки», сильно задумались над своими дальнейшими действиями в ВР. «Одно дело бороться с кризисом вместе с Януковичем, совсем другое — сдавать национальные интересы», говорят депутаты. По-видимому, вспомнившие про электорат.

«...Прокинулись — нема нічого»

Президент — это не просто должность. В государстве, которое никак не состоится, президент — это звание. В каком-то смысле, народное. Ибо народ, давно во всем разуверившийся, легковерно ждет чудес от всякого новоявленного гаранта. Высокий кредит доверия, выдаваемый раз в пятилетку, — наглядная тому демонстрация. Все реже демонстрируя готовность что-нибудь отстаивать, народ упорствует в своем химерном праве избирать себе повелителя без посредников. Он, народ, давно себя ищущий и никак не обрящущий, похоже, нуждается в президенте инстинктивно. По большому счету, коллективные поиски самого достойного — едва ли не единственное, что время от времени превращает жителей разных областей в некую общность. Всем хочется, чтобы первый по званию был похож одновременно на проницательного поводыря, мудрого пастыря, искусного лекаря, умелого тренера, хозяйственного завхоза и энергичного прораба. Человека, который бы нас наконец-то объединил. Всякий раз робкая надежда сонно поводит ослабевшими крылышками. Может, этот знает, как? Может быть, в этот раз повезет?

Пока не везет. Но до сих пор спрос невольно и неотвратимо корректировал предложение. Каждый властитель пытался если не быть, то хотя бы казаться президентом всех в этой стране. С их многообразными условностями и предубежденностями, ритуалами и традициями, ценностями и мифами, с их нелепыми капищами и величавыми святынями. Не мог понять — учился принимать. Не получалось любви — стремился понравиться. Не складывалось с хорошей игрой — репетировал хорошую мину. Не выходило умнеть — скрывал глупости. Хотя бы некоторые. Хотя бы иногда. Не получалось скрывать — хотя бы стыдился.

Кравчук, Кучма и Ющенко. Едва ли кто-то из этой троицы в полной мере соответствовал званию «отца народа». Но каждый хотя бы старался. Владение булавой обязывало время от времени видеть в народе не только часть населения, отдавшую за тебя голоса. В государстве — не только инструмент личного обогащения. В слове «Батьківщина» — не только название партии, возглавляемой Тимошенко. Скромный в бою Кравчук тренировал умение принимать жесткие решения и врачевал самоуверенность в дискуссиях с оппонентами. Несговорчивый и угловатый Кучма обретал необходимую гибкость и обрастал здоровыми рефлексами. Ленивый, блазированный Ющенко невольно и недовольно учился исполнять правила, принимать условности.

Президентская жизнь утомительна. Она насильно учит ответственности за всех и за все. Отличников в этой учебе у нас не было. Но наблюдались попытки быть прилежными. Наши гаранты отнюдь не преуспевали в деле «сшивания» страны. Но все трое панически боялись разлома. От вероятных глупостей, грозящих невероятными последствиями, их берег если не патриотизм, то инстинкт самосохранения.

Янукович заступил на пост номер один два месяца тому. Понять, какой из него реформатор, пока невозможно. Какой из него администратор, мы знали и до этого. Какой из него блюститель Конституции, даже говорить не хочется. Какой из него оратор, в принципе, не так уж важно. Какой из него Верховный главнокомандующий, Бог даст, не узнаем никогда.

Но быть вождем для всех он не то, чтобы не может. Он не хочет. Он не то, чтобы не понимает, как. Он не понимает, зачем. К чему почтительность к святыням, которым ты не поклоняешься? Уважение к традициям, которые ты не соблюдаешь? Терпение к былинам, которые ты не слышал? К чему бережность к тому, что нельзя положить в банк?

Трудно сказать, что для него означает понятие «Родина», но легко предположить, что о многообразии речи не идет. Его мир узок и прост. Все, кого он не может построить, — враги. Все, что он не может застроить, его не интересует. Скорее, всего его Родина не СССР, и не Донбасс. Его родина — Межигорье.

Даже двух месяцев достаточно, чтобы понять, сколь велико его нежелание учиться. Зачем? Читать, писать и, главное, считать он уже научился. Пускай и с ошибками. Которые могут оказаться роковыми.

Потому что никто так поспешно не разрывал страну, схваченную на живую. Зачем мастерство белошвейки тому, кто так ловко управляется с бетономешалкой?

Страна быстро выяснила, что ей не нужны экзамены по украинскому языку в вузах, украинский дубляж в кино и украинский перевод на телевидении. Ей пояснили, что она куда сильнее нуждается в обязательном изучении русской литературы в школе. Едином с россиянами уроке памяти. Общем с россиянами учебнике по истории. Общем с россиянами параде. И просто русском государственном телеканале.

И это не оказалось бы столь болезненным, если б не было оскорбительной выставки в «Украинском доме», организованной с подачи депутата от Партии регионов. Идеи с возведением памятника Сталину, в которой не увидели ничего скверного члены правительства Януковича. «Красного знамени в законе» — очередной интегрирующей идеи крымского парламента, возглавляемого регионалами. Решений о незаконности присвоения звания Героя Бандере и Шухевичу, принятых донецким судом. Георгиевской ленточки, ассоциирующейся не столько с давней великой победой, сколько с недавней модой, принятой в «Великой России».

Список этот можно продолжать долго. Но к чему? Виктор Федорович не увидит в перечисленном ничего плохого. Для него это так же естественно, как обращаться с первой монаршей речью к согражданам по-русски. Как поднимать тост в Великий Пост на банкете в свою честь. У него свои представления о патриотизме и христианстве. И о демократии. Он не видит ничего худого в том, что договор, затрагивающий судьбу страны и перспективы поколений, готовился в невиданных даже для кучмовских времен условиях келейности и непрозрачности.

Улыбка Януковича после подписания харьковских соглашений сияла победительным лакейством. Невозможным ни для кого из его предшественников, как бы к кому из них мы ни относились.

Виктор Федорович подписал харьковский пакт и указ о торжественном праздновании 20-летия провозглашения суверенитета Украины в один день. Очевидной иронии Янукович не поймет. А то, чего он не понимает, для него не существует. Украинское уходит из страны, как кровь из вспоротых вен. Тихо и смертельно. И если эта страна умрет, он ,скорее всего, этого не заметит.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.64
EUR 27.25