Медицинские тендеры-2012. Будет дешево, но сердито

medicina_med_laboratoriya_lekarstva_mediki.jpg
kmu.gov.ua

Читайте также

Две недели назад общественные медицинские организации принесли новому руководителю министерства здравоохранения Раисе Богатыревой грабли. С намеком, чтобы начала работать. Поводом для этого стала волокита с тендерами, что могло привести к повторению истории прошлых лет. В Минздраве успокоили: держат ситуацию под контролем. Со стороны чиновников все действительно выглядит практически идеально. Правда, со стороны пациентов картина немного другая.

Больные вообще смотрят на мир иными глазами, чем врачи, а тем более чиновники. Потому многого не понимают. Скажем, Илья Емец, назначенный на должность министра в конце 2010 года, только 11 апреля 2011-го смог объявить первые тендеры МЗ. Тогда это расценивалось как катастрофа и неминуемая смерть тысяч больных, лишенных таблеточной опеки государства. Именно под этим соусом была подана и его отставка прошлым летом.

Раиса Богатырева назначена министром также накануне Нового года. И МЗ смог объявить первые тендеры только 12 апреля. Чем, казалось, не повод прогнозировать ее отставку уже этим летом? Ведь контекст этого года еще хуже: парламентские выборы, нужно демонстрировать хоть какое-то улучшение жизни. Особенно в сфере, с которой сталкиваются 100% избирателей. Все — так, если исходить из логики пациентов, но вместе с тем все иначе. С позиции чиновников. «Слушайте, да тендеры всегда проходили в такое время, — устало объяснил нам один из тендерных функционеров. — Во-первых, в первом квартале нет еще денег, а подписывать договоры нужно со взаимными обязанностями. Когда-то бюджет вообще принимали в марте, и ничего — выкручивались. Потом даже привыкли. 

Во-вторых, поскольку лекарства всегда покупают под конец года, то остаются переходные остатки. В-третьих, закон позволяет без тендера увеличить предварительную закупку до 20%. Ну и основное: это же бюрократическая машина. Она никогда не спешит».

То, что отставка Емца случилась не из-за провала закупок, а по другим причинам, нам подтвердил другой наш собеседник. Последний гвоздь в министерскую карьеру Ильи Николаевича был забит вообще неожиданно: Виктор Янукович, собрав однажды медицинский хурал, не обнаружил в числе присутствующих министра, который находился в США. Случился приступ президентской эмоции, и в главное кресло посадили Александра Анищенко, который туда не очень-то и стремился. Богатырева, кстати, недавно тоже получила профилактический привет. Министр позволила себе проигнорировать очередной ежемесячный визит Виктора Федоровича к блаженнейшему Владимиру, который страдает от болезни Паркинсона и спасается от нее в клинике «Оберіг». К счастью Раисы Васильевны, она была не за океаном и смогла быстро исправить свою ошибку.

Так что нынешний Минздрав под руководством Богатыревой мало чем отличается от своих предшественников. Скажем, пресс-служба министерства, отвечая на запрос ZN.UA, сообщила: «Процедура государственных закупок осуществляется в плановом режиме». Аргументируя тем, что «львиная доля всех технических задач, а именно 73%, была утверждена в период с 21 марта по 30 марта, что позволило своевременно объявить проведение закупки по многим программам». 

О том, что объявление состоялось практически в тот же день, что и в «провальном» прошлом году, мы уже писали. Что касается 21 марта, то эта дата тоже по-своему знаменательна: за день до этого, 20 марта, премьер-министр Николай Азаров на специальном совещании выразил глубокую «обеспокоенность тем, что до сих пор не сформированы технические задачи на закупку». Со следующего дня работа закипела. Интересно, что было бы, если Азаров созвал совещание пятого февраля или, например, не созвал вообще?

Слухи, которые правят миром

Возможно, общественные организации пациентов и не били бы в набат, если б из министерства поступала хоть какая-нибудь успокоительная информация. При ее отсутствии рынок наполнился разнообразнейшими слухами.

Сначала обвиняли так называемые декларативно-фиксированные цены, которые должны закрепляться на государственном уровне и служить ориентиром для распорядителей государственных денег в ходе закупки лекарства. В прошлом году ведение такого реестра было возложено на МЗ, который формировал его на основе данных от самих поставщиков. Кстати, выяснилось, что регулированные цены завышены на 10—20%, поскольку поставщики вогнали в них налоговое давление, риски невыполнения контрактов и колебание валют. 

Однако фиксированные цены не имеют никакого значения для проведения тендеров, поскольку в законе о госзакупках их нет вообще, и с точки зрения закона — это творчество клерков средней руки. Поэтому объяснять глобальную проблему узким случаем референтных цен выгодно только мошенникам, которые пытаются полностью уничтожить любые ценовые ориентиры, указывающие на наличие откатов. 

Вторая версия связана с регистрацией лекарственных препаратов, которую проводит МЗ. Нам неоднократно приходилось слышать, что министерство буксует с тендерами, поскольку в этом году возникли проблемы с регистрацией, связанные со сменой министров и кадровыми сотрясениями. Но и эта версия полностью несостоятельна. Лекарство регистрировалось в Украине не на один год, поэтому одномоментного окончания срока годности удостоверений для всех препаратов не может быть в принципе. А следовательно, можно объявлять торги хотя бы по разрешенным лекарствам. Чего, напомним, до 12 апреля не сделали. К тому же подавать заявки на регистрацию препаратов должны сами производители или их уполномоченные представители, которые никоим образом не заинтересованы в своем исчезновении с рынка. 

Третья версия — госзаказ регионов. Многие уверены, что МЗ не могло сформировать общий заказ, поскольку областные управления здравоохранения почему-то не прислали свои заявки на лекарства. Частично это правда, однако и эта версия далека от жизни. Сформировать общий заказ можно, ориентируясь на прошлогодние объемы. Ведь за год ни в одном регионе от СПИДа с раком не избавились, а эпидемий гемофилии и рака в принципе не бывает. Тем более что бедное государство заказывает этих лекарств всегда меньше, чем нужно. Заказа обычно хватает на формирование аптечек главврачей для блатных больных, а маленькие украинцы все равно покупают сами. Следовательно, «региональный» аргумент годится только для внутриведомственных поисков крайних.

В избирательный год — без откатов

РейтингОбъективные причины тендерной неспешности все же, безусловно, есть. Те, которые повторяются каждый год, мы перечислили в начале статьи. Однако есть и уникальные.

Во-первых, с высочайших верхов Минздрава довели пожелание максимально удешевить лекарства на тендерах, в том числе через резкое уменьшение откатов. Один год — на выборы — можно и потерпеть. Участники рынка вообще уверены, что одним из важных факторов назначения Богатыревой стал ее опыт 90-х, когда она воплотила в жизнь предвыборную волну поддержки Леонида Кучмы.

Однако приказать снизить цены и на самом деле их снизить — это две большие разницы. В прошлом году такую акцию уже пытался провести министр Анищенко. Как часто отменялись тендеры и какую волну это поднимало, помнят даже далекие от фармацевтики люди. Одномоментно отказаться от откатов — слишком сложная задача для чиновников. Потому одной рукой они приказывают поставщикам снижать цены, а второй все равно показывают на свой карман. Бизнес, который и так находится под «семейным» прессом, принимается считать свою рентабельность. Начинаются переговоры. На все это, разумеется, требуется время.

Свое подполье формируется и в чиновничьих кабинетах клерков средней руки, не имеющих ни малейшего желания повторять судьбу тендерного комитета МЗ эпохи Зиновия Мытника. Практически все его сотрудники сейчас ходят на допросы к следователям как на работу, только глава комитета — с чистой совестью на свободе. В тюрьме сидит бывший глава «Укрвакцины», отсудив в американском суде 60 млн. долл. за алхимические поставки антигриппозной вакцины при правительстве Тимошенко компаниями Olden Group и «Интерфарм». Причем Александр Кузнецов был арестован сразу же после решения американских судов в пользу «Укрвакцины». В то же время в МЗ ни для кого не секрет, что закупленные при Мытнике десятки печей по утилизации медпрепаратов стоили не 100 тыс. евро за штуку, а вчетверо-впятеро дешевле. И работать они в наших больницах в принципе не могут по техническо-конструктивной причине. Но тут — тишина. Как говорится, каждому — свое.

Есть и еще одна причина. Скажем так, философская. Некоторые из наших собеседников очертили ее как «отсутствие азарта» у Богатыревой.

Раиса Васильевна — больше чем министр. Она еще и вице-премьер, о чем многие забывают. 

Ничего странного нет в том, что, несмотря на все кадровые изменения, в министерстве остались влиятельные люди, которые пришли туда в эпоху всесильности народного депутата Юрия Иванющенко. Да и других не особенно дергают. 

Например, министерство не нервничает по поводу тендеров на машины скорой помощи. В прошлом году в ноябре МЗ заключило договоры с фирмами «Крас» и «Горал» на поставку  216 автомобилей «скорой» и  70 реанимобилей на сумму 200 млн. грн. Основная масса автомобилей должна была приехать в марте нынешнего года. Вместо этого 23 апреля пресс-служба МЗ отрапортовала о появлении первого автомобиля на тест-драйве. Потом выявленные недостатки будут устраняться во всей партии, и только со временем машины поедут в Винницкую, Днепропетровскую, Донецкую области и Киев — пилотно-реформные регионы, в которых власти «будут их дарить» избирателям за несколько дней до выборов. За это нарушение условий поставки никто никого не наказывает. Потому что ни для кого в МЗ не секрет, кто владеет «Горалом» и «Красом».

Что же касается того, как на самом деле пройдут тендеры в нынешнем году, то отслеживать процесс можно будет практически в онлайне. Чтобы на что-то опереться, мы проанализировали данные относительно медицинских тендеров, опубликованные в «Вестнике государственных закупок» в 2011 году (общая сумма — 8,2 млрд. грн., из них закупки МЗ — 1,8 млрд. грн.). Кроме того, сравнили их с данными 2010 года, попытались узнать, кто является настоящим хозяином этих компаний, и обнаружили определенные тенденции. Вскоре сможем сравнить и свежие тендеры. Итак.

Взлеты и падения «свободного рынка»

Номер 1. Поставщик медицинского оборудования фирма «Крас» осуществила сумасшедший рывок, поднявшись на
400 млн. грн. и двадцать ступенек. Ее официальными основателями как были, так и остались Анна и Тигран Дзигуа и Виталий и Федор Саваровские (последний известен как директор Специального конструкторско-технологического бюро с опытным производством Института физики полупроводников им. В.Лашкарева). В истории у этих бизнесменов — баллотирование в киевские местные советы по списку БЮТ, поэтому объяснить их рост можно было бы обычным перебежничеством. Однако источник ZN.UA свидетельствует, что все проще: фирма неофициально наладила дружеские отношения с группой Фисталей.

Фистали. Владимир и Герман Фистали — сыновья известного донецкого профессора Эмиля Фисталя, руководителя ожогового центра Института неотложной хирургии. Ирина Савоста — директор благотворительного фонда Эмиля Фисталя «Дитячий благодійний фонд. Україна». Эта группа бизнесменов официально контролирует компании, вместе получившие подряды на 179 млн. грн. (в прошлом году они заработали 50 млн. грн.): «Горал»
(69 млн. грн.), «Виробнича компанія «Діспомед» (4 млн. грн.), «Мед-інвест» (76 млн. грн.). Также они контролируют фирмы, которые не выигрывали государственные тендеры: «Оптово-роздрібне підприємство «Київпродторг», «Вайєр-медтехніка», «Фонд гуманних ініціатив», «Автомедтехніка», «Допомога-І». Но это не все связи Фисталей. Считают, что они в очень дружеских отношениях с влиятельной регионалкой Татьяной Бахтеевой. Самое главное — именно фирмы Фисталей получили зеленый свет на поставку оборудования в перинатальные центры. 

Виктор Янукович выбрал центры опеки над новорожденными своей фишкой к выборам 2015 года, запланировав израсходовать около 700 млн. грн. за четыре года на развитие региональных центров. В основном осваивали эти средства в прошлом году «Мед-інвест» Фисталей и «Медична торгівельна компанія» Светланы Курченко, которая недавно заменила упомянутого выше Владимира Фисталя в составе основателей компании «Український центр медичної сертифікації та прогнозування». 

Сближение с династией Фисталей, скажем так, совпало с мегауспехами МТК — эта фирма в 2011 году выиграла тендеров на 158 млн. грн., что на 107 миллионов больше, чем годом раньше.

Звезда «Охматдета». В нашем рейтинге не учтены подряды на 228 млн. грн., которые получила фирма «Укрпрофмед» на развитие столичного «Охматдета», поскольку этот тендер прошел по разделу «строительные работы», а не «медицина». 

Тем временем это тоже крупный кусок денег, осваивать который по неконкурентной процедуре закупки «у одного участника» назначили фирму Ирины Коваль и Сергея Катрича. 

Эта фирма исторически ассоциируется с фамилией известной на фармацевтическом рынке деятельницы Елены Бех, которую Катрич и заменил в составе основателей. Бех известна как учредительница упомянутой выше фирмы «Інтерфарм», которая во времена Тимошенко принимала активное участие в афере с поставкой в Украину вакцины по завышенным ценам (даже в 2010 году выиграла тендеры на 97 млн. грн., однако в 2011-м получила ноль). 

Однако есть основания сомневаться в том, что именно Бех или Коваль получат чрезвычайный навар от строительства «Охматдета». По данным источника в «Охматдете», у «Укрпрофмеда» есть мощный субподрядчик — донецкое ООО «Евроинвестстрой» Юрия Лисиченко и Ольги Середы. Скромный уставник в размере 37,5 тыс. грн. не помешал получить почти все сотни миллионов на строительство и поставку оборудования для детской больницы. 

На рынке убеждены, что об этой фирме мог бы многое рассказать Александр Янукович. Чаще всего она «светилась» в подрядах на реконструкцию Донецкого железнодорожного вокзала. Например, «Евроинвестстрой» получил на внешнее освещение вокзала 3,7 млн. грн. Такую же сумму другие фирмы получили на реконструкцию освещения станций Киев-Пассажирский, Киев-Волынский, Киев-Петровка и Львов. Или еще «Евроинвестстрой» оказался поставщиком тапок для проводников Донецкой железной дороги: одна пара за 190 гривен.

Также есть данные, что эти 200 миллионов стали лишь началом большого пути. В нынешнем году правительство даст на него еще 900 млн. грн., в следующем можно ожидать почти столько же, что доведет смету реконструкции одной больницы почти до 2 млрд. грн.

Сумасшедшие взлеты. Владельцами компании «Укрмед» многие годы были Сергей Бондаренко, Анжелика Мержва и Ольга Козловская. Однако с начала ее существования фирму контролировал известный на рынке бизнесмен Николай Кузьма. Смена режима принесла ему кучу проблем. Но ровно год назад «Укрмед» сменил владельца на лондонскую «Техстар трейдинг Лтд.» (Techstar trading Ltd.), и у него началась новая жизнь. Тендерные достижения «Укрмеда» возросли с 44 миллионов в 2010 году до 227 млн. грн. в 2011-м.

Для сравнения: компания «А’СТА», основанная менеджерами из группы Рината Ахметова, в прошлом году заработала приблизительно столько же — 222 млн. грн. Но она улучшила свой результат лишь на 60 млн. грн., или на четверть с 2010 года. Тогда как «Укрмед» — аж в пять раз. Также сумасшедший рост продемонстрировал ПАО «УМТ» («Укрмедтехніка», акционеров не раскрывают): с 25 до 150 миллионов.

Донецкая стабильность. Группа Бориса и Натальи Иотенко уже много лет сохраняет позиции. Это может быть связано с именем их бизнес-партнера Зазы Берадзе, которого источники называют очень близким родственником Георгия Берадзе. Георгий Риносиевич с 1991-го занимал разные должности в правительстве. Во времена Тимошенко работал заместителем министра Кабинета министров, в нынешние времена Януковича перебрался в кресло заместителя председателя Госуправления делами президента. К этой группе можно причислить такие компании: «Эмансис» (82 млн. грн.), «СП Укрспецмед» (59 млн. грн.), «Европейский медицинский союз» (7 млн. грн.), «Новая медицинская группа» (14 млн. грн.), «Лизоформ» (в этот раз не выигрывала тендеры, но ее объем 2010 года в 2011-м получили новички нашего рейтинга — «СП Укрспецмед» и НМГ), группа компаний «Др. Рьодгер» (занимается обслуживанием офисов, кейтерингом).

Резюме. Стремление Януковича к реформированию больниц вызвало стремительный взлет заработков компаний, поставляющих медицинское оборудование. По некоторым оценкам, эта деятельность способна приносить сотни процентов прибыли. Поскольку, кроме завышения цены на само оборудование, можно устраивать тендерные игры еще и вокруг работ по установлению оборудования. Это всегда выгодно и распорядителям средств, и главврачам, и строителям. Кроме того, эти игры объясняют нежелание медиков брать на баланс благотворительное оборудование. Потому что благотворитель следит за использованием оборудования, и на него смету не завышает. Отныне об этом хорошо знает Виктор Пинчук, который подрядился партнером к перинатальному проекту Януковича. Зимой весь медиа-пул Пинчука «бомбил» репортажами с открытия центра в Кировограде. Но выяснилось, что в то время как благотворительный фонд Пинчука приобрел оборудование на несколько миллионов, государство не смогло продемонстрировать своего вклада, который должен был выглядеть как оборудование на несколько десятков миллионов…

В то же время торговцы таблетками имеют маржу значительно меньше, которая измеряется десятком процентов. Хотя, учитывая их тендерные достижения, и это может украсить маслом любой хлеб. Например, компания «Людмила-фарм» Елены Мироновой и ее брата Константина Грошева выиграла тендеры на 338 млн. грн., что более чем вдвое превышает прошлогоднюю сумму. Родственные фирмы «Хьюман импрес» и «Галафарм» заработали, соответственно,
9 млн. грн. и 23 млн. грн. 

Злые языки объясняют этот взлет сговорчивостью бизнесменов. Дескать, у них нет ни производственных мощностей, ни суперскладов, которые хотелось бы защищать от наездов и предложений сдать бизнес. Весь бизнес таких компаний сводится к бумажной беготне по тендерам, созвонами с реальными импортерами и более или менее приличным офисом на небольшое количество клерков. Также безумно нарастили свои достижения фирма «Альба-Украина» (с 63 до 184 млн. грн.) и «Альянс-фарм» (с 42 до 167 млн. грн.).

И о звездах. В прошлом году из тендеров полностью выпала компания «Нортон-Украина» из группы авторитетного бизнесмена Бориса Литовского. Но появились компании «Фармекс Групп» (139 млн. грн.) и «НВЦ Бионика» (4 млн. грн.), которые формально контролируются Иваном и Сергеем Парубочий. Эти фирмы полгода назад разыграли между собой 100 миллионов гривен Министерства здравоохранения на тендере по закупке вакцин. 

По данным источника, названные бизнесмены входят в группу авторитетного москвича Игоря Сало, который контролирует харьковские фармкомпании «ФК Здоровье» и «Индар». Именно с Сало в последнее время и ассоциировали имя Литовского. И именно с Сало связана скандальная история с «национализацией» мощного производителя инсулинов — харьковского завода «Индар» (рынок инсулинов в Украине измеряется сотнями миллионов гривен в год). 

Несколько лет назад государство смогло потерять контрольный пакет акций завода. Прошлым летом МЗ его вернул. К тому же немного нестандартно: через суды, а также с помощью «Беркута» и группы коренастых братков. 

Экс-владельцы в открытом письме к Януковичу сообщили, что рейдеров возглавлял (тогда еще живой) Василий Джарты. Но ряд СМИ стал на защиту доброго имени «Индара» и непричастности Джарты к указанному делу. 

Активное участие в этом деле принимал сайт «УНН», который, как выяснилось недавно, принадлежит компании «Интермедиа консалтинг» и близкому к Анне Герман Дмитрию Сагачу. В свою очередь соучредителем и руководителем «Интермедиа консалтинга» является бывшая руководительница пресс-службы МЗ Ульяна Лозан. И именно она одна из трех основателей некоего ООО «Трудовой коллектив редакции информационного агентства «Медицинские новости». Ее партнерами оказались Владимир, сын Игоря Сало, и Валерий Омельченко, до недавнего времени муж дочери Василия Джарты Виктории, которая с прошлого года работает заместителем председателя Киевского хозяйственного суда, в котором и рассматривалось дело об отжиме «Индара».

Весь этот запутанный клубок связей свидетельствует об одном: фармацевтический рынок доверху наполнен воинствующими настроениями и поисками слабых звеньев, которые можно выбросить с рынка и занять нишу. Один пример.

Багрию некуда бежать. В последние годы группа Петра Багрия доминировала на рынке государственных тендеров по закупке лекарственных препаратов. В 2010 году достижение «Ганзы», «Фармацевтических препаратов регионов», «Л-контракта», «Старвайс-фармы» и «Люмьер Фармы» составлял 564 млн. грн. Но в прошлом году расклад изменился, и общее достижение вылилось в «жалкие» 364 млн. грн. 

Давний товарищ Багрия Николай Азаров сумел пропихнуть «Ганзу» на монопольное снабжение лекарства от гемофилии через министерство Виктора Балоги. Но премьер не имел уж такого влияния на главу МЗ Анищенко, который очень пытался прислушаться и к пожеланиям более влиятельных лиц. Так что в министерстве начали проводить политику, направленную на диверсификацию поставщиков. 

Дошло до того, что «Ганза» жаловалась в Антимонопольный комитет на дискриминационные требования на тендерах МЗ, иногда добиваясь уступок со стороны донецкого министра. Но все жалобы фактически прекратились осенью, когда имение Багрия в пригороде Киева посетили правоохранители с ордером на обыск и большим желанием поставить в известность владельца имения о философии семейных ценностей. 

Поэтому не удивительно, что «Ганза» сократила тендерные достижения с 276 млн. грн. до
168 млн. грн., «Старвайс» — с 171 до 123 млн. грн., «Л-Контракт» и «Люмьер» выпали вообще. Рост достижений «Фармпрепаратов регионов» с 60 млн. грн. до
73 млн. грн. на этом фоне совершенно теряется.

Нежадные министры. Из того, как Минздрав раздавал подряды налево и направо, можно сделать вывод, что лично Александр Анищенко не был жадным человеком, в отличие, например, от Зиновия Мытника, при котором фармацевтические кланы расцвели буйными монополиями. 

Участники рынка называют «любимой» фирмой Анищенко некое «МП Ксенко». Фирма была зарегистрирована в январе 2010 года, когда Александр Владимирович сменил кресло главы Донецкого облздрава на кресло заместителя министра здравоохранения. Но что это за любовь, когда тендерные достижения «Ксенко» в 2010 году составляли неприметных 11 миллионов и выросли к тому же до не особенно впечатляющих 39 миллионов в 2011 году, когда Анищенко возглавил министерство?

Кажется, именно такая же картина будет и в нынешнем году. Сын Раисы Богатыревой, проходивший бизнес-школу в компании «Биолик», демонстративно не вмешивается в рынок госзаказов, чтобы не подставлять маму. Как уже упоминалось, сама Богатырева тоже не хочет иметь с медициной лишних хлопот. Она и так считает трамадол не опасным наркотиком, а «прекрасним обезболивающим». Еще и невестка Ирина Бондаренко постоянно упоминается в связи с торговлей контрафактными папиросами полуподпольной фабрики «Хамадей». Так до головной ли боли с лекарствами?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.77
EUR 27.74