Люди-тени

Александр Кендюхов 23 декабря 2011, 16:43
flag_ukraina_ludi_7.jpg
Андрей Товстыженко, ZN.UA

Читайте также

Мудрому и амбициозному народу Украины посвящается

Почти год назад, в первом выпуске еженедельника «Зеркало недели. Украина», я опубликовал свою статью «Общество потребления как национальная трагедия Украины», на которую получил сотни отзывов на свой e-mail и в комментариях на сайте ZN.UA. Многие из тех, кто не способен увидеть очевидное, спрашивали меня: диагноз поставлен правильно, но что делать? И я обещал ответить. С того момента прошел ровно год. Для кого-то слишком много, для кого-то, наоборот, слишком мало, но для Украины, думаю, в самый раз. Призрачная надежда на то, что моя статья сможет пробудить сознание погрузившегося в мир иллюзий украинца, не оправдалась.

Мой ответ прост и очевиден: чтобы жить по-другому, нужно научиться мыслить по-другому. Но в последнем и заключается главная проблема украинского общества.

2011 год на исходе. В этом году Украине исполнилось двадцать лет. Двадцать лет независимости. Двадцать лет поиска. Двадцать лет тупика. Я отчетливо помню 1991 год, когда наша страна приобрела независимость, а я стал студентом-первокурсником. Нам, студентам, как и всему населению, с экранов телевизоров тогда рассказывалось о том, что у нас мощнейшая промышленная база, лучшие в мире черноземы, уникальное географическое положение, огромный научный потенциал, мудрый и амбициозный народ — пройдет каких-то двадцать лет, и мы с таким богатством запросто будем жить не хуже, чем во Франции. Тогда очень любили сравнивать Украину с Францией.

Прошло двадцать лет… За эти же годы голодающий двадцать лет назад Китай стал одним из мировых экономических лидеров, нищая Индия продемонст­рировала виртуозность не просто в модернизации, а в смене структуры производственной базы национальной экономики, став одним из мировых лидеров на рынках биотехнологий и программного обеспечения. А Ук­раина все еще пытается выйти на уровень производства 1991 года, то есть вернуться хотя бы на стартовые позиции. И точно так же, как и двадцать лет назад, но уже другим двадцатилетним студентам с экранов телевизоров рассказывается о том, что у нас все та же мощнейшая промышленная база, лучшие в мире черноземы, уникальное географическое положение, огромный научный потенциал, мудрый и амбициозный народ, и пройдет всего каких-то двадцать лет…

Я берусь утверждать, что мудрый и амбициозный украинский народ страдает крайним ослаблением личности, что делает невозможным какой-либо социально-экономический прорыв, и жить, «как во Франции», ему не светит.

Изначально в первые годы независимости обществу была представлена половинчатая концепция свободы, как свобода от чего-то, от какого-то ярма. И что же? Освободился наш человек от ярма и что дальше? А дальше свободой стала считаться безответственность, пока новое ярмо не станет единственным завоеванием. За двадцать лет в сознании простого украинца, вследствие стремительного ослабления его личности, им же самим был полностью уничтожен главный инстинкт свободы — ответственность за будущее.

Ослабление личности резко снижает и нивелирует новаторс­кий потенциал общества. Оно становится инерционным и руко­водствуется не стремлением к творческой самореализации, а разного рода стереотипами, называя прогрессом вечное хождение по кругу. Цепью стереотипов наше общество прочно приковано к прошлому. И как бы далеко ни устремлялись его цели, как бы быстро ни хотелось ему бежать, эта цепь всегда бежит вместе с ним, пока не заканчивается ее длина.

В результате ослабления личности человек становится робким и нерешительным. Ослаб­ление личности приводит к искажению всех форм об­щественной жизни, когда ложь называется правдой, отсутствие справедливости — правосудием, неспособность к критическому мыш­лению — мудростью, а рабс­кое сознание — амби­циозностью.

Ослабление личности прев­ратило украинцев почти в сплош­ных людей-теней: никто не осмеливается проявить свою личность, но каждый носит мас­ку образованного человека, или пекущегося о благе народа политика, или ученого, или благородного бизнесмена, или справедливого судьи. При этом все общество знает, что за этими масками скрывается зачастую прямая противоположность, но само надевает маску презрительно-высокомерного равнодушия. Все демонстрируют приверженность справедливости, честность, открытость, бескорыстие, любовь, доброту, религиозность. А на деле вся действительность пронизана ложью, завистью, подлостью, предательством, и толпы христиан поклоняются золотому тельцу.

Если сорвать маски, то обнаружится убожество и духовная нищета современного человека, а на месте демонстрируемого простым украинцем презрительного равнодушия к существующему порядку вещей мы увидим неверие в себя, завистливость, робость и животную покорность.

В результате ослабления личности общество становится лживым, а несправедливость — главным фактическим принципом его существования, так как лишь правдивый человек обладает безусловной решимостью быть справедливым. Страна переполнена людьми, которые «служат истине», но почему-то достижение справедливости встречается крайне редко. Не потому ли, что в обществе, страдающем ослаблением личности, не справедливость творит суд и не милость выносит приговор? Наоборот, наиболее ужасные страдания выпадают на долю людей, обладающих стремлением к справедливости.

В результате ослабления личности единственное, в чем дейст­вительно преуспевает каждый член общества, -  искусство притворяться. Наивысшей вершины достигает оно в политике. Здесь обман, лицемерие, лесть, ложь, предательство, разыгрывание комедий перед другими и перед собой являются главными правилами и законами. Поскольку политик хочет удержаться на вершине общественной пирамиды, он при естественном для современного общества порядке вещей пользуется своим интеллектом прежде всего для притворства. В таких условиях мифическое моральное обязательство быть прав­дивым трансформируется в фактическое моральное обязательство лгать соразмерно принятой условности, то есть лгать стадно и в одном обязательном для всех стиле. Удивительно и непонятно, каким образом у народа, непосредственно породившего такую социальную систему, может возникать надежда на иск­реннее стремление данной системы к истине и справедливости?

Десятки лет наши политики благодаря нашему «мудрому и амбициозному» народу постоянно меняются местами, называя себя то властью, то оппозицией. По мере измельчания простого украинца происходит своего рода измельчание созданной им же и власти, и оппозиции. Первая не видит своего предназначения в контексте героической истории, то есть не стремится быть ее страницами, а вторая вырождается в вещь в себе, оппозиция ради оппозиции, перефразируя Чехова — оппозиция в футляре. Политика больших карликов. Все наши политические партии и государственное устройство — следствие ослабления личности, следствие упадка.

Результат ослабления личности — деградация и девальвация исторического чувства народа. Действительно амбициозный народ, как показывает история, всегда рождал лидера, который избирал своей целью счастье этого народа. Большей частью такого лидера интересовала не какая-либо награда или богатство, а слава — почетное место в храме истории. Украинский народ пока что рождает преимущественно тех, кто проходит мимо истории, а иллюзия уважения к своим вождям держится не на уважении за заслуги, а на страхе быть наказанным за неуважение. Ослабление личности простого украинца приводит к тому, что в результате его вождями становятся знатоки великого будущего без способности к этому великому. Результат — те, кто не становятся страницами истории, превращаются в пыль на ее страницах.

Необыкновенная медлительность развития Украины, частое движение вспять и топтание на месте — все это следствие того, что ослабление личности украинца прошло очень успешно и стало передаваться по наследству.

Страдая крайним ослаблением личности, украинцы становятся рабами чужих слов, чужих мне­ний и примитивных желаний. На смену амбициозному народу начала 90-х прошлого века, отстоявшему независимость своей страны, пришли люди-тени, амбиции которых в реве на стадионах, танцах на «майдансах», и в бесконечных кастингах на всевозможные шоу «со звездами». Та­кую амбициозность я называю великанством пигмеев. На смену героическому мышлению первых лет независимости приходит «амбициозность и мудрость» приспосабливающегося, нивелирующего, посредственного, трусливого образа мыслей.

В условиях ослабления личности происходит перерождение института власти как власти народа. В конце концов это перерождение приводит к ситуации, когда власть от народа, страдающего недугом ослабления личности, начинает воспринимать себя как власть над народом и даже вопреки народу, то есть осуществляется психологический раскол между народом и созданной им властью. Происходит вырождение демократии в псевдодемократическую форму правления. В такой ситуации власть смотрит на народ уже не как на цель, а как на средство. Не государство выступает слугой человека, а человек — слугой государства. Соот­ветственно, народ в своей душе начинает воспринимать власть как нечто ему враждебное, а речи власти о заботе о простом человеке — как сплошное лицемерие. Происходит имитация лояльнос­ти: власть делает вид, что защищает интересы народа, а народ делает вид, что верит власти. В таких условиях имитационную форму приобретают все сферы общественной жизни: демократические выборы, законотворчество, правосудие, образование, здравоохранение, наука, религия и т.д.

Корабль Украина уже не один десяток лет медленно погружается в мир иллюзий. В таких условиях представители капитанского мостика вынуждены укреплять и поддерживать эту вымышленную реальность, не давать раскачивать корабль, иначе он может опрокинуться до того, как потонет сам по себе, и великие кормчие не успеют попрыгать в шлюпки и спасти свои сундуки с золотом.

В условиях прогрессирования имитационных форм общест­венной жизни медленное коллективное самоубийство в сознании большинства приобретает характер стабильности. В об­щест­ве имитационной религиозности фактическим грехом становится говорить правду, а ложь, наоборот, воспринимается как благо во имя спокойствия.

Ослабление личности приводит к тому, что «мудрый и амбициозный» народ отворачивает глаза и молчит, когда за грехи виноватых приносят в жертву невиновных; когда будущее его детей — дешевая рабочая сила; когда его нищета и бедность — залог богатства его кумиров.

Мировая история не знает примеров, когда подобное ослаб­ление личности, потеря народом инстинкта ответственности за будущее своей страны не заканчивалось бы для этого народа великой трагедией.

Общество, страдающее ос­лаб­лением личности, создает совершенно парадоксальную уп­равляющую им систему, именуе­мую государством. Намерение создать государство, пользующееся уважением и любовью своих сограждан, почему-то всегда приводит к прямо противоположному результату — государству, которое в душах создавших его людей вызывает страх и ненависть. Об­щество смиренного лицемерия вместо бога любви всегда создает кровожадного монстра и время от времени со смешанным чувством стыда и страха приносит ему человеческие жертвы.

Страдающее ослаблением личности общество инстинктивно создает абсолютно и чрезмерно зарегламентированную и забюрократизированную социально-правовую систему, делающую невозможным ненарушение каких-нибудь из бесчисленных законов. Такая система представляет собой надежное препятствие для появления сильных личностей, способных бросить вызов существующему порядку вещей. Все без исключения, начиная от нищего и заканчивая олигархом, от малых детей до вершителей судеб страны, от обвиняемых до судей, должны ощущать себя преступниками. Имен­но через создание правовой системы, превращающей всех без исключения членов общества в преступников, социум, страдающий ослаблением личности, реа­лизует принцип равенства. Ра­венство всех граждан-преступников перед законом. Некоторое время такая система может функционировать достаточно стабильно, если под стабильнос­тью понимать медленное само­уничтожение.

В обществе, страдающем ослаблением личности, люди живут только сегодняшним днем, живут страшно торопливо, жизнью-копией миллионов точно таких же жизней, снимая с себя всякую личную ответственность перед будущим. Такую жизнь они называют «правильной». Правильные люди делают правильные поступки. Именно правильные украинцы создали в Ук­раине правильную систему образования, после которой большинство правильных выпускников этой системы сталкиваются с проблемой бесполезности полученных правильных знаний для реальной жизни. Правильные люди создали правильную систему правосудия, которая работает по правилам, но не по справед­ливости. Правильные люди создали правильную экономику, в которой главное правило: «Если не ешь ты — значит, едят тебя!». Правильные люди создали правильное государство, которое всегда поступает правильно в выборе путей развития собст­венной страны, но маршрут движения зачастую напоминает правильную окружность. Пра­вильные люди создали правильную правовую систему, которая всех их превратила в преступников своих же правил. Они создали и правильную мораль: горячо любить ближнего своего в сердце своем и спокойно проходить мимо, если он умирает на обочине.

Как следствие, правильное общество до такой степени утрачивает способность к объективной оценке явлений, что инс­тинк­тивно предпочитает все разлагающееся, все ускоряющееся приближение конца. По сущест­ву, правильные люди создали правила жизни, которые ведут к уничтожению самой жизни, правильную систему медленного коллективного самоубийства.

Чтобы жить по-другому, нужно научиться мыслить по-дру­гому.

Путь к новой жизни идет через сознание людей, через головы спящих и затравленных, среди которых, как показывает история, снова и снова просыпаются неправильные единицы, которые двигают «правильное» челове­чест­во вперед. Простой украинец должен обладать волей и время от времени пользоваться ее силой, чтобы разбивать и разрушать стереотипы своего сознания, менять окружающую его реальность во имя возможности жить дальше.

Поэтому интересы общего благосостояния требуют самого широкого посева способности критического мышления и генерации у людей воли к переоценке ценностей, к великим преобразованиям в своем сознании.

«Мудрый и амбициозный» народ для того, чтобы сделать шаг вперед, сначала должен признаться себе в собственной пос­редственности, слабовольности, трусливости, наивности и глупости. Только признав и поняв свои недостатки, он сможет стать по-настоящему мудрым, а когда он станет действительно мудрым, тогда и амбиции его будут весомыми, достижения — великими, а история — славной.

Для Украины сильнейшее испытание независимости — умение сохранить себя. Горе Украины в том, что она превращается в страну, презираемую своим собст­венным народом, который не понимает, что на самом деле он презирает сам себя. И выход здесь может быть только один — заставить себя разбудить первобытный инстинкт свободы: ответственность за будущее.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • Сергей Иванов 14 марта, 15:27 да.. бред сумасшедшего.. и флажки украинские - тоже бред сумасшедшего.. диагноз: неизлечимо болен. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Богдан Гордасевич 9 апреля, 14:48 Класика жанру: економіст подався в письменники і читає мораль людям, замість давати аналіз деструкції економічних процесів в Україні. І сам дивується, чому в Україні все догори дригом - а сам що робиш? Переспівує Дмитра Донцова на сучасний лад і то досить убого. Про що і свідчить відсутність коментарів, бо пустоцвіт коментарів не продукує. Оце я, як літератор, обурився: не суди про народ, який такі випробування перейшов і вижив. Не тобі, Кендюхову, це зрозуміти і тим більше - судити та повчати народ України. Трепло. Що реально зробив у житті? Ніц. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.92
EUR 29.13