ЛАТВИЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ К ОБЫЧНОЙ СТРАНЕ

Виталий Портников 18 ноября 1994, 00:00

Читайте также

«Латвия должна стать нормальной страной, - сказал мне премьер-министр Марис Гайлис. Мы Должны перестать быть «популярным» государством, которое борется за независимость или вывод чужих войск. Мы должны заниматься своими делами и высказывать собственные мнения по внешнеполитическим вопросам, а не говорить на международной арене только о себе...»

ПОЕЗД

Проезд из Москвы в Ригу в мягком вагоне фирменного поезда «Латвияс Экспресас» сегодня обходится в 170 000 российских рублей: сумма, почти вдвое превышающая стоимость билета в мягком вагоне фирменного поезда «Украина», хотя расстояние легко сравнимо. Однако не будем ругать прибалтов, установивших вслед за визовым режимом и немыслимые цены на проезд в собственном железнодорожном транспорте. Поезд «Латвияс Экспресас» отличается от поезда «Украина» примерно так же, как Латвия сегодня отличается от Украины.

Итак, вы входите в купе, где любезной - обычно любезной - проводницей к вашему приходу накрыт стол: минеральная вода, печенье, шоколад, вафли, пиво и орешки. Тут же довольно обширное меню поездного ресторана: не менее десяти холодных закусок, включая знаменитые блюда из угря, не менее пяти горячих блюд, рижский бальзам... Купейному пассажиру придется сходить в ресторан, пассажир двухместного купе просто сообщает проводнице о своих желаниях - и через полчаса после отправления поезда горячий ужин у вас на столе. Кофе вы пьете, став зрителем видеопрограммы: мониторы установлены в каждом купе мягкого вагона. И еще забавная мелочь: заказ из ресторана вы, конечно, оплатите, а вот за съеденное на накрытом столе платить не должны... Тем, кто редко пользуется у слугами фирменного поезда «Украина», просто скажу, что многократное подорожание билетов почти не отразилось на уровне сервиса. Столов здесь не накрывают, кино не показывают, а если у вас, не дай Бог, не оказалось при себе карбованцев, за постель берут рублями по грабительскому курсу. А ведь такие фирменные экспрессы и в советское время, и сейчас - лицо страны. И, кстати, в рижском сервис улучшался пропорционально вхождению страны в независимость. В киевском все происходила наоборот.

Конечно, сервис не вернет вам утраченную Юрмалу. Когда-то один из самых модных в бывшем Союзе курорт, место отдыха московской и петербургской интеллигенции и «богемы», последнее пристанище Райкина и столица первых эстрадных фестивалей, теперь заброшен. Сгоревший каркас выходящего на побережье Балтики ресторана «Юрас Перле» - символ происшедшей трагедии. Курортная газета, еще недавно позволяющая себе то, что и представить не мог никто из коллег-журналистов не то что в соседних республиках, а и в самой Риге, в том числе - подумать только - интервью с опальным Ельциным, именно в Юрмале пристрастившимся к теннису - теперь пишет, в основном, о гибели курорта. Это тоже сегодняшняя Латвия - страна, где желания и амбиции отнюдь не всегда соответствуют возможностям. Латышам хотелось увидеть рядом с Ригой европейский курорт, но европейцы предпочли холодной и благоустроенной пока что не самым лучшим образом Балтике теплые комфортные пляжи Адриатики или Средиземноморья. А вслед за ними на Кипр, в Анталию или в Грецию бросились традиционные клиенты Юрмалы из Москвы и Петербурга, всегда приезжавшие в Латвию не столько ради взморья, сколько ради Европы. Теперь возможностей у экс-советских туристов прибавилось. У Юрмалы они исчезли.

ЭЛИТА

Тезис о желаниях и возможностях вообще как нельзя точен для сегодняшней латвийской жизни. Это уже не романтичная республика, жившая «песенными революциями», освобождением от оккупации демонстрировавшая пример цивилизованной политики. В Латвии, никогда не считавшей себя частью Союза, а следовательно, свободной от борьбы за долги, активы и пассивы, начался процесс распределения собственности - процесс, никому не добавлявший цивилизованности. Мало кто из серьезных политиков скрывает, что и долгое нерешение проблемы с «негражданами» - тысячами русских, украинцев и белорусов, приехавших в Латвию после ее оккупации советскими войсками или родившихся в семьях приезжих - связано не столько с политическими, сколько с экономическими соображениями. Русские и так заняли почти лидирующее положение в бизнесе, допустить как можно меньшее их число к разделу имущества представлялось вполне благородной и посильной задачей. Теперь же у латвийских политиков появились возможности проявить чудеса здравомыслия, парламент вот-вот окончательно запустит механизм натурализации. Практически все постоянные жители Латвии, если проанализировать принимаемый сейчас в Сейме закон об их правах, станут гражданами республики. Вот только собственниками они уже вряд ли окажутся...

Происходившее с негражданами еще раз продемонстрировало, что политическая элита Латвии уже сформировалась и распределила роли. Одержавшая победу на последних парламентских выборах партия «Латвияс цельш» («Латвийский путь») - умеренные. Движение за национальную независимость Латвии, которому прочат победу на выборах в следующем году, - радикалы. Конечно, так оно и есть: «Латвияс цельш» создавался латвийскими «суверен-коммунистами» во главе с одним из главных персонажей горбачевской перестройки и председателем латвийского парламента (тогдашним и нынешним) Анатолием Горбуновым и частью удачливой национал-демократической элиты из Народного фронта. ДИИЛ и в годы борьбы за независимость была радикальнее народнофронтовцев и на дух не переносила «суверен-коммунистов». Однако сегодняшние лидеры радикалов - тоже ветераны Народного фронта. Представители основных политических партий давно уже посещают одни и те же клубы и размышляют достаточно похоже, однако не могут, выходя на парламентскую трибуну, не учитывать особенностей мышления «электората». Даже в случае смены власти, «аппаратной революции» в Латвии не произойдет и руководители нового правительства не будут побелевшими от ненависти глазами разглядывать чиновников уходящей администрации. Латвия - маленькая страна, которая не может позволить себе менять элиты, как Украина: киевскую - на донецкую, донецкую - на днепропетровскую (победители «западенцев») и т.д. Элита здесь сформирована надолго. Бывший премьер Валдис Виркавс, расставшийся с креслом главы правительства в результате банального кризиса - «Латвияс цельш» оставили партнеры по коалиции - пересел в кресло вице-премьера и министра иностранных дел, став к тому же председателем правящей партии.

Пока формировалось новое правительство, министры старого «вентилировали» ситуацию в банках и фирмах. Нечто похожее может произойти и после новых парламентских выборов. Победителям придется учесть возможности пока проигравших. Не случайно президент Банка Латвии Эйнар Репше категорически отверг предложение возглавить правительство: главному банкиру лучше, чем кому бы то ни было, ясно, где в Латвии реальная власть...

РОССИЯ

В Латвии, всегда считавшей себя естественной частью Европы, причем чуть ли не Западной Европы, о России говорят и думают гораздо меньше, чем в Украине. Вывод российских войск вообще превратил соседнюю страну в достаточно далекое государство: требовать от него больше нечего, ратификация российско-латвийских договоренностей в парламентах обеих стран проходит достаточно гладко не потому, что это идеальные документы, а потому, что парламентариев они почти не интересуют.

Несмотря на привычные декларации о европейской интеграции, трезвомыслящие политики и экономисты признают, что транзитное положение Латвии грех не использовать - тем более, что до сегодняшнего дня и здоровье, и болезни экономики Латвии были связаны именно с этим положением. Однако в Латвии не спешат «интегрироваться» с Россией, удовлетворившись режимом наибольшего благоприятствования в торговле. Предприниматели сами, без лишних объяснений в дружбе и любви, находят дорогу друг к другу. Правительство Латвии пока выжидает: и у себя нужно готовиться к выборам, и в России ситуацию определенной не назовешь...

Естественно, здесь нужно было бы вспомнить об Украине, однако эта страна все еще «терра инкогнита» для латвийской политики. А экономики? Что и говорить, если за 1 лат вам дадут в Риге два доллара? Население Латвии не назовешь богатым, однако реформы здесь начали раньше, предотвратив появление нищего народа - феномен, все более становящийся устойчивым в Украине. Что бы ни говорили в такой ситуации и об экономическом сотрудничестве - слова останутся словами, лат - валютой, а карбованец - бумагой, которую выдают желающим вместо денег...

БУДЕМ НИЩИМИ, НО СВОБОДНЫМИ?

Латвия выглядела бы намного лучше (на посторонний взгляд), если бы не обещания оказаться в Европе на второй день независимости. Для советских людей Прибалтика была «своей», безвизовой Европой, для того и оккупированной, чтобы можно было без хлопот посмотреть, как люди живут, пьют кофе со сливками в маленьких ресторанчиках и гуляют по асфальтированному лесу... Для Европы Балтия оказалась частью бывшего Союза, которую ни за что не хотят отдавать в российскую «сферу влияния», но европейцы тем и отличаются от бывших советских людей, что знают: кофе со сливками и асфальтированный лес - это лишь пузырьки в газированной воде. Для того, чтобы пить, нужна еще и сама вода.

Впрочем, усилия латышей налить в бутылку воду тоже заметны. Да, люди получают немного (около 100 долларов - средний заработок), а цены высоки, да хотя на дорогах все больше «иномарок», на улицах - слишком много небогато одетых пешеходов. Да и коммунистическая партия в Латвии, не колеблясь между капитализмом и социализмом ни мгновенья, бесславно забылась после августа 1991 года и вряд ли придет к власти антирыночный кабинет: просто нет политических партий, способных сформировать нечто подобное...

В начале перестройки прибалтам приписывали лозунг «Будем бедными, но свободными». Они же захотели стать богатыми и независимыми-вполне закономерная, хотя и нелегко достигаемая цель. А бедным, но свободным обычно становится тот, кто слишком долго хочет быть богатым и зависимым...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89