Геннадий Москаль: «Первые уголовные дела — это маленькое угощение от главка МВД. Дальше потянется»

Валентина Самар 4 сентября 2009, 16:36
761-mos.jpg

Читайте также

Можно сто раз спросить у нового начальника главка МВД в Крыму Геннадия Москаля и получить столько же категорических ответов, что к выборам его назначение не имеет никакого отношения, но ведь никто не поверит. Собственно, как по мне, это не принципиально. Главное — сможет ли генерал Москаль повторить свой успех десятилетней давности, когда удалось отстранить крымский криминалитет от власти, и подавить в самому себе политика-трибуна в пользу профессионального милиционера. Поскольку в конце 90-х на стороне правоохранителей был Киев и сильный президент, у которого, вдобавок, были собственные мотивы в этом смысле. И сам Геннадий Москаль не имел опыта публичной политики, не был членом идущей на выборы политической команды, где главный конкурент — хозяин в Крыму.

Сложно также не заметить, что возвращение Г.Москаля в Симферополь уже послужило катализатором развития политических процессов. Затяжное и болезненное противоборство в среде местных «регионалов» между сторонниками народного депутата Василия Киселева и группы Гриценко-Мельника-Лукашова прорвало, в сущности, отстранением Киселева от руководства крымской организацией. И произошло это как раз после возбуждения первых уголовных дел по фактам земельных злоупотреблений в Симферопольской мэрии и дела относительно угрозы покушения на жизнь самого Киселева. Последнее — не единственная забота для влиятельного депутата Александра Мельника: он в данное время ходит на допросы в милицию и по делу об избиении футбольного арбитра во время матча.

Вслед за этими событиями 38 депутатов ВР автономии подают заявление о созыве внеочередной сессии с намерением отставки спикера А.Гриценко и премьера В.Плакиды, и, говорят, большинство голосов для этого у них есть. В случае же, если А.Гриценко не назначит сессию, его оппоненты обжалуют отказ в прокуратуре и соберутся на заседание самостоятельно. Противостояние депутатов уже вылилось в уличную акцию. С вечера четверга под стенами парламента автономии — круглосуточный пикет «Гражданского актива Крыма», с палатками, буржуйкой и красноречивыми лозунгами. Обещают ежедневные митинги и художественную самодеятельность.

Между тем, судя по всему, оппоненты БЮТ — команды, в которую, несомненно, уже входит и Г.Москаль, — в Киеве и в Симферополе прилагают все усилия, чтобы минимизировать последствия его активности. В понедельник в прокуратуру АРК прибудет многочисленная — более 20 человек — группа проверяющих из ГПУ во главе с заместителем генпрокурора Виктором Пшонкой. Источники в ГПУ утверждают, что по результатам проверки в Крыму планируется смена прокурора. На место Владимира Бойко продвигают одного из заместителей прокурора Донецкой области. То есть готовится противовес Москалю.

Однако авторы этого плана, похоже, могут оказать крымским соратникам медвежью услугу. Ведь другие источники в ГПУ говорят: не исключено, что Виктор Шемчук досрочно сложит с себя полномочия народного депутата и вернется, согласно закону, на свою предыдущую должность. И так оно и будет, поскольку Виктор Шемчук от своих слов о том, что вернется в Крым в случае нежелательных для интересов государства кадровых изменений в прокуратуре АРК, не отказывался.

Что такое синергия действий Шемчука и Москаля (кстати, очень непохожих людей), Крым уже знает. Правда, во времена прокурорства В.Шемчука Г.Москаль занимал должность постоянного представителя президента, то есть был ограничен в своих действиях заявлениями и обращениями в прокуратуру и суд. Однако без внимания прокуратуры и постпредства не оставалось ни одно из сомнительных решений органов властей автономии, и ощущалось зримо: государство в Крыму присутствует. А потом Виктор Андреевич согласился, что в автономии нужны компромиссные фигуры. И на сайте постпредства сейчас можно прочитать разве что поздравление по случаю очередного праздника. И вот Москаль вернулся.

— Геннадий Геннадиевич, вначале я бы хотела выяснить некоторые моменты вашего назначения. Учитывая ситуацию в Крыму и предвыборную — в Украине, это выглядит как спецназначение.

— Спецназначения тут нет. Дело в том, что я в команде министра, и министр взял меня в нелегкую минуту, когда я остался без работы — хлопнул дверью и ушел с госслужбы. Меня взяли в «Народную самооборону». Поэтому, когда поступило такое предложение, я не колебался. Да, сегодня в Киеве комфортно. В Верховной Раде — сверхкомфортно. Тем более что Верховная Рада до нового года едва ли будет работать, потому что уже начался предвыборный процесс.

— Ставили ли вы какие-то условия? Прежде всего — о несложении депутатских полномочий.

— Нет, не ставил. Изначально было решено, что я их оставлю. Но я думал, что, учитывая политическую ситуацию в Крыму и последние заявления Медведева, президент заинтересован в стабилизации на Крымском полуострове. Однако увидел, что имею дело с политическими наперсточниками, разработавшими простую схему. Вы знаете, что почти все кадровые постановления Кабмина блокирует президент. А в отношении меня почему-то не отменил. Однако я сразу получаю письмо председателя регламентного комитета Александра Ефремова, буквально на третий день после назначения. Между тем есть народные депутаты, которые уже два года как не слагают полномочия. Г-н Ефремов пишет очень странное письмо. Ссылаясь на закон, который уже утратил действие по решению Конституционного суда — «Об особенностях освобождения от должности лиц, совмещающих депутатский мандат с другими видами деятельности», он пишет о «несовместимости депутатского мандата с должностью заместителя министра транспорта и связи Украины»! Потом, срок на сложение мандата — 20 дней, истекает он 8 сентября, а уже 9 сентября заседает регламентный комитет! Так что я 8 сентября могу письменно из Симферополя направить это заявление.

— Что это значит?

— Это значит, что ко мне — особое внимание. И схема секретариата и Партии регионов заключается в том, что как только меня лишают депутатства, президент сразу приостановит дейст­вие постановления о моем назначении заместителем министра — начальником крымского главка МВД. Поэтому я дотяну до того времени, пока президент лишится возможности отменить это решение.

— А до тех пор будете веселить публику тем, что арендуете автомобиль у МВД и работаете на общественных началах. Послушайте, это же несерьезно: начальник главка милиции — волонтер.

— Я в самом деле арендую. Я ничего в МВД за свою работу не получаю. А что, так в законе написано: народный депутат не имеет права на другую оплачиваемую работу. И я ее не имею. Я ведь не хочу, чтобы с той стороны дома (крымский главк МВД делит здание с ГУ СБУ. — Авт.) пришли и составили протокол о коррупции. А как еще с политическими наперсточниками можно?

— Все это игра. Но как вы можете требовать соблюдения закона от спикера Гриценко, мэра Симферополя Бабенко или депутата Мельника, о которых столько говорите, если сами нарушаете закон?

— Я пока что ничего не нарушил. Восьмого сентября мое заяв­ление о сложении депутатских полномочий уйдет в Верховную Ра­ду. По почте. Но когда оно туда дойдет и когда будет рассмотрено — это уже не мои проблемы.

— На вашем представлении министр Юрий Луценко вновь упомянул о «билете на войну с криминалитетом», который он выдавал вашему предшественнику генералу Ильи­чеву. На каких фронтах?

— Я не собрался на войну. Я собрался на работу. И не моя вина, что милиция не может дейст­вовать, без конфронтации с теми, кто нарушает закон. Пусть кто-то это расценивает как войну, но я это расцениваю как служебную деятельность. Проведение оперативно-розыскных мероприятий — это не война, это выполнение Закона «О милиции».

— Тем не менее, кажется, что первый фронт Москаля — это Симферопольский горсовет и мэр Бабенко. В последние два недели едва ли не каждый день мы получаем сообщения о новых уголовных делах, обысках и изъятии документов у вице-мэра и начальника земельного управления. Сегодня — ваше обращение к прокурору АРК о возбуждении уголовного дела в отношении городского головы.

— Симферопольский горсовет и исполком меня не интересует как юридическое лицо или орган местного самоуправления. Симферопольский горисполком — основная «подпочва», откуда криминальные авторитеты берут деньги. Это основной вопрос. Если бы Бабенко не поклялся в верности Мельнику и Лукашову (влиятельные депутаты ВР АРК. — Авт.) и не собрал команду, которая без их разрешения не дает в городе не то что куска земли, но и шагу ступить и должность занять, этого вопроса бы не было. В Конституции написано, что все органы местного самоуправления и их должностные лица должны работать в рамках законов и Конституции Украины. Если они стали экономической основой для обогащения и разрастания отдельных преступных группировок, следовательно, эту экономическую основу нужно разрушить.

— То есть вы взяли на вооружение опыт конца 90-х. И что эта экономическая основа сегодня собой представляет и насколько нынешняя ситуация отличается от той, что была десять лет назад?

— Ситуация отличается тем, что в Крыму стало больше преступности. Она глубоко проникла в политику, она заправляет политикой. И во-вторых, тогда у крымского криминалитета не было никакой поддержки со стороны Киева. Киев только посылал сюда спецбригады МВД — бить и зачищать. А сегодня —у крымского криминалитета покровители в высоких кабинетах, в крупных партиях. Большие боссы, высказывающие недовольство кадровыми назначениями, потому что будут ущемлять «уважаемых людей» в Крыму. Но для меня они — рядовые представители криминалитета. А их экономическая база сегодня в Симферополе — это взятки, которые собирают городские чиновники и носят… Я не хочу называть фамилии.

— Так назовите адрес…

— В Верховную Раду Крыма. Собирали взятки за землю, за разрешения на строительство, откаты. У нас есть данные, кто это делал и кому носил.

— На сегодняшний день уже возбуждены три уголовных дела, но все — по фактам...

— Ну, это так. Как в хороших ресторанах — только человек зашел, его бесплатно потчуют чем-то от шефа. Так эти первые дела — маленькое угощение от главка МВД. А дальше потянется, потому что все вопросы в горисполкоме решались за деньги, которые передавались в определенные кабинеты ВР Крыма. Причем решения принимали и подписывали лица, которые еще не были назначены, то есть задним числом. Или ставились печати, которые уже давно должны быть уничтожены. Предоставлялись ведомствами, которых еще не существовало или они были ликвидированы. Мы дали объявления, чтобы люди, которым незаконно отвечали отказом в выделении земли, подавали заявления. И каждый день поступает по 200—300 писем и заявлений от людей, которым безосновательно отказали. И описывают, как и к кому они ходили...

— Интересное совпадение. Именно в эти дни, можно сказать, замкнулся круг в судебной эпопее по поводу законности выборов мэра Симферополя. Апелляционный суд АРК оставил в силе обвинительный приговор председателю теризбиркома, не выполнившему решение суда о проведении новых выборов городского головы, после того как очередные, на которых победил Геннадий Бабенко, были признаны недействительными.

— Перечислим, сколько уже было решений, которые не выпол­нялись. Еще в 2006 году Же­лез­нодорожный райсуд Симферополя признал выборы головы недействительными и отменил решение территориальной избирательной комиссии и результаты голосования. Это решение было подтверждено Апелляционным судом Крыма, Высшим административным судом и Верхов­ным судом Украины. Однако Централь­ная избирательная комиссия так и не назначила выборы городского головы Симферополя — все откладывала, ссылаясь на необходимость изучить ситуацию. Хо­тя что там было изучать — нужно было выполнять решение суда. Поэтому сегодня уже есть все основания не только назначать выборы, но и привлекать Бабенко к уголовной ответственности за самовольное присвоение власти и отменять все его решения. Поэтому я обратился в прокуратуру АРК, которая должна возбудить уголовное дело и вынести постановление об отстранении Г.Бабенко от выполнения обязанностей на период следствия. И это будет правильно.

— В 2005—2006 годах удалось раскрыть ряд старых «расстрельных» дел, довести их до суда. И бывшим «башмакам» и «сейлемовцам», среди них и депутаты, уже вынесены приговоры. Это в значительной степени удалось сделать благодаря тому, что в Крыму работала спецбригада МВД и ГПУ, причем действовала абсолютно автономно от крымской милиции. Она вернулась вместе с вашим назначением?

— Она работает. Буквально перед этим интервью мы закончили совещание. И увидели, что есть еще очень много материала; думаю, еще дел сто реально будет. Есть реальные основания говорить: мы еще можем многое поднять и расследовать.

— На пресс-конференции в ходе вашего представления упоминалось дело об убийстве вице-премьера Александра Сафонцева. Честно говоря, это уже стало плохой традицией — с каждым новым министром и начальником главка обещать расследовать это и другие заказные дела тех времен. Между тем в Крыму считают, что они не расследовались, поскольку среди главных подозреваемых заказчиков были лица, близкие к слишком влиятельным людям в стране.

— Дело Сафонцева приобрело новое звучание. Действительно, тогда грешили на тех, на этих. Но, считаю, мы сегодня на правильном пути. Если это подтвердится, думаю, это будет очень громко. Александр Сафонцев хотел зарегистрироваться кандидатом в одном из округов, на который претендовал другой известный политик. То есть существует версия, что убрали сильного конкурента.

— И кто победил в этом округе?

— Не важно, кто победил, поскольку Сафонцева уже не было. Боялись, что он здесь приобретет большое влияние. Од­нако расследование нужно довести до конца. Но главное, что известно, кто менял урну, кто привел устройство в действие и кто изготовил взрывчатку. (Взрывчатка была заложена в урну возле входа в отель, где проживал вице-премьер. — Авт.)

— Что касается заявления Василия Киселева о том, что самый рейтинговый политик Крыма (по версии одного издания), по информации, предоставленной в главке МВД, ищет киллера для его физического устранения. Уголов­ное дело возбуждено. Как идет расследование?

— Народный депутат и ранее в своих заявлениях прямо указывал на лицо, угрожавшее ему расправой. Это депутат крымского парламента Александр Мельник.

— Это подтверждается вашими оперативными данными?

— Полностью. Уголовное дело возбуждено, и следствие разберется. Как и в том, как депутат Мельник сорвал футбольный матч, избил арбитра за то, что тот «неправильно» судил матч. Но мы столкнулись в Крыму с тем, что потерпевшему сначала поставили серьезный диагноз, а потом быстренько выписали из больницы. Поэтому мы не рискнули проводить здесь судмедэкспертизу, поскольку все «схвачено», а проводили ее в другой области. Сегодня это уголовное дело передано в производство главному следственному управлению МВД. И мы через Верхов­ный суд, как делали и раньше, направим его в другой регион, чтобы полностью вывести из-под влияния и давления и судмедэкспертизу, и следствие, и суд — все будет за пределами Крыма. Мы найдем судей, которые не боятся крымских властей. Я за время депутатства встречался со многими судьями, у которых есть и честь, и совесть, и понимание того, что они живут в Украине и не хотят, чтобы их дети или родственники стали когда-нибудь жертвами криминала. Мы это дело доведем до конца. Г-н Мельник отрицает факт избиения арбитра. Но мы уже допросили около 80 человек, присутствовавших на том стадионе, и большинство подтверждает заявление арбитра. Сам факт срыва матча — это злостное хулиганство. Если кто-то считает, что дело мелкое, то ошибается. Почему тот, кто в ресторане бесчинствовал или избил бармена, получает пять лет, а другой, избив арбитра при детях, при большом количестве свидетелей, сорвав матч, остается безнаказанным?

— Судя по всему, к г-ну Мельни­ку относительно старых дел у вас вопросов уже нет, появились новые?

— Мы вернемся и к старым, и к новым. Но поймите, есть вопросы не только к г-ну Мельнику. Речь идет о том, чтобы криминалитет не влиял на политику, а следовательно, те, кто совершил преступления, должны быть наказаны. Вы помните, как в 1999 году был взрыв в офисе рескома КПУ? Сегодня приносят материалы, есть показания — кто сделал, кто заказал и за что. За то, что в тот момент Леонид Грач поддерживал деятельность Москаля, а Москаль, в свою очередь, очень сильно «рвал» их группировку.

— Я догадываюсь, чьи свидетельские показания вы сейчас цитируете. Понятно, что авторитетные крымские депутаты разных уровней, арестованные в последние год-два, уже не молчат. Тем более что некоторые, получив приговор по одному делу, ждут нового…

—Да, Рувим Аронов, теперь уже экс-депутат ВР Крыма, получил приговор за ДТП, но это еще не конец. Там есть еще обвинение в бандитизме. Но что любопытно: в деле о ДТП все искали-искали машину, то есть вещественное доказательство, а машина находилась... в Главном управлении МВД в Крыму, в гараже. Ну где же еще можно спрятать, чтобы не нашли? И когда дело направляли в суд, то как можно обойтись без вещественного доказательства? Нельзя. Искали, а нашли в гараже ГУ МВД Украины. И никто не помнит, кто ее туда поставил!

— Невероятно. Интересно, какие еще вещдоки будут найдены в милицейских гаражах… Но я хочу вернуться к началу разговора, к ситуации в Крыму, в общих чертах. Вам не кажется, что Киев уже потерял здесь контроль и влияние?

— Самая серьезная ситуация для Украины — это Крым. Это взрывоопасная точка. И это должна понимать не только милиция, это должны понимать президент и ВР, Кабинет министров, Генеральная прокуратура, а прежде всего Служба безопасности Украины. И я считаю, президент должен увеличить количество сотрудников этой службы, и задачи должны быть поставлены более жестко. Ну ни в одной стране нет такого, что сегодня происходит в Крыму! Не могут украинцы в России выйти в День России с флагами украинскими, да еще и с УПА и кричать: давайте отдадим Россию Ки­евской Руси и сожжем чучело Медведева. Если бы украинцы так вели себя в России, они бы уже давно были там, где были их прадеды. Но если три ветви власти в Украине не могут разобраться между собой наверху, то у них не доходят руки и до Крыма. А раз не доходят руки до Крыма, то здесь — полнейшее раздолье. И коррумпированность крымских властей — одна из серьезнейших угроз для национальной безопасности. На месте наших верховных вождей я бы не принимал из-за этого руководителей крымских властей ни в Верховной Раде, ни в Кабинете министров, ни в секретариате президента, тем не менее они там желанные гости. Кто выступает против них — дают указания таким людям принять меры. Я могу это сказать открыто. Министр говорит: обратился секретариат президента, есть жалобы, что такие-то ведут себя недостойно в Крыму. Когда начали выяснять, кто эти люди, оказалось — все те, кто критикует господина Гриценко.

— А обращения были с просьбой организовать какие-либо проверки или же принять меры относительно этих организаций? Каких именно?

— Да, что называется, поставить их на место. Как именно? Ну, например, это Сергей Аксенов, «Гражданский актив Крыма», так называемый ГАК, который организовывает митинги против руководства ВР Крыма, так сказать, мешает им плодотворно работать. Когда я понял, о чем речь, то выбросил этот список в корзину.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 25.64
EUR 27.25