ФЛОТ. НОВЫЙ ПОВОРОТ

Антон Крюков 16 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Очередной раунд украино-российских переговоров по разделу Черноморского флота, прошедший в Пуще-Водице, под Киевом, в среду - четверг, начинался не Бог весть как. Дело в том, что еще неделю назад главой украинской делегации первым вице-премьером Украины Евгением Марчуком в Москву были направлены проекты десяти документов. В их числе проект Декларации двух президентов о принципах раздела ЧФ, а также проекты конкретных соглашений по разделу плавсредств, авиации и береговых войск ЧФ, об использовании уникальных и неделимых объектов флота, полигонов, навигационного, гидрографического и гидрометеорологического комплекса, о зонах ответственности в морском и воздушном пространстве, о сооружении жилья и об аренде объектов береговой инфраструктуры.

В Киеве предполагали, что российская делегация, ознакомившись с ними дома, начнет сразу же разговор по существу: это нам подходит, об этом стоит подумать, а вот об этом мы даже слушать не хотим. Но почему-то выяснилось, что документов этих никто в глаза не видел. Делать нечего, пришлось объявлять незапланированный перерыв в работе, дабы делегация России их изучила. Чтобы не скучать, кое-кто из членов украинской делегации общался с журналистами, которых на сей раз допустили если не в зал заседаний, то хоть в его непосредственные окрестности. При этом выражались сомнения .в достижении какого-нибудь прогресса на переговорах и высказывалось мнение, что российская делегация попросту к ним не готова.

Очевидно, эти оценки, несколько преломленные через призму, восприятия как самих журналистов, так и их редакций, послужили основой сенсационного сообщения «Останкино» и российского радио в четверг утром о провале переговоров, что несколько обескуражило российскую делегацию. Тем более, что дела пошли не так уж и плохо, а на маленькой пресс-конференции после первого дня работы оба руководителя делегаций дали понять, что они не придают этому «проколу» большого значения.

Что же конкретно принес раунд? Руководители делегаций Евгений Марчук и посол по особым поручениям МИД РФ Юрий Дубинин отметили «наличие известного прогресса» на переговорах. Эта стандартная фраза, вызывающая недоумение у «человека с улицы», кое-что говорит наблюдателям и специалистам. Достаточно напомнить, что по итогам предыдущей встречи в Подмосковье в октябре и Марчук, и Дубинин просто отказались что-либо комментировать, дав понять при этом, что подобное нежелание красноречиво само по себе.

Последние полгода по взаимной договоренности обе стороны всячески воздерживались от каких бы то ни было комментариев хода переговорного процесса. Евгений Марчук объяснял это необходимостью притушить страсти вокруг флота, не давая пищи для домыслов и неквалифицированных комментариев. Определенный резон в этом, может, и был, однако шила в мешке утаить все равно не удалось. После того, как в московской «Независимой Газете» произошла «утечка» и некоторые варианты обсуждаемых на переговорах документах стали обсуждаться и в метро, молчание потеряло всякий смысл. Поэтому отдельные подробности после раунда были «засвечены».

Обе делегации, в первую очередь, как сказал Ю.Дубинин, «перед решающим броском договорились о терминах». Что является предметом переговоров в точном смысле? Стороны подтвердили намерение осуществить принятое в октябре президентами Л.Кучмой и Б.Ельциным решение: определяя судьбу ЧФ во всем комплексе, прийти к договоренности о создании на его базе двух флотов - украинского и российского. Сторонники «единого и неделимого» могут тяжело вздохнуть - их голос не услышан.

Затем было определено то, над чем нужно работать в первую очередь. Это подготовка уже упомянутой Декларации о принципах раздела флота. Она должна отличаться от уже существующих на эту тему документов тем, что президенты обеих стран подпишут не очередное благое (или не очень) намерение, а максимально конкретизированную программу действий. Евгений Марчук оценил пройденный в ее подготовке путь как «две трети». Юрий Дубинин же просто признал: «У нас такого не было уже давно - есть наработки целых абзацев». И хотя общего проекта Декларации еще нет, «мы смогли положить рядом два проекта и эта работа дала положительный результат».

Впрочем, он одновременно призвал к реализму. Ибо ключевая проблема - определение условий базирования российского флота на украинской земле - пока еще очень далека от конкретных договоренностей. Первоначальные позиции сторон, как известно, таковы. Россия: Севастополь - главная база ЧФ России, плюс базы в Феодосии и Керчи, плюс российские войска береговой обороны (сухопутные, заметим), плюс аэродромы, плюс посты и наблюдательные пункты практически по всему крымскому побережью. Везде - российская юрисдикция, российские законы, российские военные коменданты.

Украина же настаивает: не Севастополь - база, а база в Севастополе, что совсем не одно и то же. Для этого достаточно несколько бухт с прилегающими сооружениями. Никаких сухопутных войск, только корабли. Максимальный срок аренды - от 5 до 7 лет. Вот и сведи теперь это воедино.

Однако и в этом вопросе наметились некоторые сдвиги. По словам одного из членов украинской делегации, «мы ощущаем желание уяснить нашу позицию, тогда как раньше она отвергалась с ходу»..У российских экспертов существует понимание того, что претензии их страны на половину крымского побережья беспрецедентны и вряд ли будут восприниматься всерьез. Появилось осознание Украиной того факта, что речь не идет о вдруг возникшей в последние три года проблеме флота и его базы, ибо Россия претендует на сохранив своего присутствия в Севастополе не в последнюю очередь в силу сложившихся исторических условий. По словам Евгения Марчука, «украинская сторона соглашается с тем, что основная база Черноморского флота России будет в Севастополе». Но в определении конкретных мест пока остаются расхождения. Что ж, остается надеяться на то, что стремление к взаимопониманию не исчезнет.

Как всегда во взаимоотношениях с Россией сложной остается проблема расчётов и финансирования. Сам флот, де-юре совместный, фактически находится на содержании России. Нельзя сказать, что вся Украина устранилась от этого вопроса, ибо на ней городская инфраструктура Севастополя, на две трети занятого обслуживанием флотских потребностей. Тем не менее, решено навести тут порядок. Ближайший раунд будет посвящен проблеме текущего финансирования ЧФ.

Также были подтверждены наметившиеся еще в апреле договоренности о принципах раздела плавсостава. Тогда, в соответствии с Завидовскими соглашениями июня 1993 года, было решено, что Украина получает порядка 170 кораблей (до катеров включительно), а оставшуюся часть ее половины Россия выкупает.

Что впереди? По-прежнему долгие переговоры, споры за каждую фразу, каждое слово. И это правильно, ибо всякий свой интерес блюдет. Но оба руководителя делегаций начисто отрицали существование взаимосвязи между решением проблемы ЧФ и подготовкой широкомасштабного договора между двумя странами. По мнению Е.Марчука, решение не перегружать общий договор «слишком сложной конкретикой» свидетельствует о «мудрости обеих сторон». Хорошо, если Борис Николаевич такого же мнения.

Решение проблемы флота, когда оно будет достигнуто, вряд ли «потянет» на Нобелевскую премию мира. А напрасно, так как по своему взрывоопасному потенциалу эта проблема сопоставима с арабо-израильским конфликтом, если не превосходит его. Будем надеяться на лучшее.

Дата следующего раунда переговоров по флоту будет определена во время заключительной встречи делегаций по подготовке широкомасштабного договора между двумя странами в Киеве 20 декабря.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.92
EUR 29.09