ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У СОЦИАЛИСТОВ? ШАНСЫ У ЛЕВЫХ ЕСТЬ. ЕСЛИ ОНИ ВЕРНО ВЫБЕРУТ ПРИОРИТЕТЫ

28 октября 1994, 00:00

Читайте также

В значительной части Европы левые сегодня снова выходят на старт. Скандинавские избиратели, которые еще недавно, казалось, расстались со своей традицией ставить у власти социал-демократические правительства, вновь отдают правительственные кресла партиям левее центра. Венгрия сбросила свое реформистское «пропредпринимательское» правительство, отдав предпочтение «социалистической» партии, состоящей из бывших коммунистов. В Германии, как показывают опросы общественного мнения, социал-демократы должны неплохо показать себя на выборах в октябре. В Англии лейбористская партия нанесла поражение тори на недавних муниципальных выборах и имеет хорошие шансы сформировать следующее правительство… Этот процесс ни в коей мере не является универсальным - социалистические партии переживают трудности, к примеру, в Испании, Франции и Италии. И тем не менее он не может не привлечь внимания. Примечательно также то, что популярность левых никак нельзя отнести на счет традиционных идей этих партий. нынешние социалисты почти полностью отказались от своих прежних установок.

Уже к концу 80-х годов большинство европейских партий левее центра выступали (хотя и неохотно) за сокращение государственного вмешательства, снижение налогов и приватизацию - меры, которые они когда-то решительно отвергали. Там, где у партий, называющихся «социалистическими», дела идут лучше, это происходит отчасти благодаря тому, что они больше не отстаивают социализм. Это хорошо. Ведь единственное, что несла в себе политика широко распространенной общественной собственности и сурового налогообложения, так это равное для всех разочарование. Однако перегруппировка левых сил не такой уж спокойный процесс. Традиционные социалисты спрашивают, зачем левым вообще стремиться к власти, если, получив ее, они собираются проводить в жизнь смягченную разновидность консерватизма. Резонный вопрос. Чтобы вести аргументированную дискуссию о государственной политике (то есть о разумном управлении), левым мало отбросить дискредитированные политические установки прошлого. Им нужно выработать новую программу, которая была бы не только экономически грамотной, хотя и это желательно, но и имела бы собственные отличительные черты.

В целом ряде стран предпринимаются попытки выработать такие программы. Но немногие из них перспективны, поскольку большинство деятелей, стремящихся модернизировать социалистические партии «по-прежнему инстинктивно сохраняют враждебное отношение к рыночной экономике.

Некоторые «рыночные социалисты», например, утверждают, что капитализм их устраивал бы, если бы компании работали по-иному. Они предлагают целые обоймы установок, имеющих целью расширить участие рабочих в управлении, обязать компании думать о долгосрочных задачах, уделять больше внимания нуждам зависящих от них людей (не просто собственников) и так далее. Другие сторонники обновления видят нишу для нового социализма в области экологии. Третьи подчеркивают, что желательно сосредоточить усилия на политике в области торговли и промышленности. Перечень можно продолжать, и каждый такой политический рецепт старательно оснащают ссылками на концепцию «несостоятельности рынка». Эта идея остается главной чертой пусть и модернизированного социализма. Мол, рынок сам по себе не может того, не может этого, самое верное лекарство - государственное вмешательство, более умелое, чем прежде, более широкое, но вряд ли менее амбициозное.

Такой образ мыслей глубоко ошибочен. В известном смысле несостоятельность рынка - явление широко проявляющееся. Конкуренция представляется «несовершенной», производство и торговые обмены сильно зависят от внешних обстоятельств, будущее неопределенно - в силу всех этих причин рынок не в состоянии направлять ресурсы так, как полагалось бы в соответствии с учебниками основ экономики. Но ведь и по поводу централизованного планирования можно высказать немало критики, если судить по критериям из учебников. Однако самый важный экономический урок нынешнего столетия состоит в том, что несостоятельность государственного вмешательства - вещь гораздо более очевидная. Вмешательство государства наносит значительно больший ущерб экономике и куда больше угрожает свободе личности, нежели несостоятельность рынка.

Вопрос в том, способны ли социалисты признать эту истину, причем безоговорочно, а не так, как ныне, - неохотно и с тысячами оговорок, - или же они вообще станут ее полностью отрицать? Вполне возможно, что ответ один: «Нет, не способны». Для многих социализм уже в силу самого определения не может принимать рынок как подходящую основу организации общества. Ведь у социализма своя история. Она уходит корнями в анализ общества, отрицающий не только эффективность, но и нравственное содержание свободного взаимодействия экономических сил. И если такой анализ несостоятелен (а так оно и есть), то что еще способен сказать социализм?

Оказывается, многое, и независимо от того, сохраняет ли он свою вывеску или нет. Цели социализма как программы социальных и экономических реформ в отличие от социализма как игры ума всегда обеспечивали ему поддержку в обществе. Такие цели, как избавление от нищеты, содействие равенству возможностей и повышение качества коммунальных услуг, для всех по-прежнему крайне привлекательны. Именно эти цели, а не непонятные теории экономического планирования, служат причиной того, почему так много людей годами связывали с социализмом надежды на более счастливое и здоровое общество.

Если бы партии левого толка смогли убедить себя, что рынок - это замечательная (а не просто полезная, если его держать в нужных рамках) вещь и что он принес огромному большинству (а не только привилегированному меньшинству) людей на Западе материальное благосостояние, тогда они смогли бы куда успешнее проводить в жизнь свои цели в качестве реформаторов общества.

Эти цели составляют не только особую, отличную от других программу, но и бьют правых в самое уязвимое место. Во многих странах (особенно Англии) консервативные правительства не смогли реформировать системы социального обеспечения таким образом, чтобы предотвратить обнищание, не говоря уже о том, чтобы не усилить его.

Партии левее центра частично объясняют это тем, что консервативные правительства в отличие от них не проявляют заботу о жизни испытывающих трудности людей. Вообще говоря, это правда. Но чтобы исправить такое положение, совсем не обязательно искать причину в рынке. Ведь рынок дает средства для успешной деятельности, более того, зачастую это единственный эффективный способ оказать помощь тем, кто в ней нуждается.

Если бы левые партии взялись вырабатывать политику с учетом всех этих целей и с позитивным отношением к рынку, у них были бы по сравнению с их консервативными противниками определенные преимущества. В частности, мотивы в пользу реформ, которыми руководствуются левые, вызывают больше доверия. И как продемонстрировали «социалистические» правительства в Австралии и Новой Зеландии, могут быть более радикальными, чем правительства правоцентристские, как в достижении большей эффективности производства, так и в обеспечении большего общественного равенства. Это особенно справедливо в отношении управления государственным сектором. Получая больше отдачи от средств налогоплательщика и урезывая субсидии более обеспеченным, социалисты могут предоставить больше услуг тем, кто в этом нуждается, и повышать качество этих услуг.

При этом уважение рыночных сил и стимулов в сочетании с решимостью помогать наименее обеспеченным может оказаться делом дорогостоящим. Политика переподготовки безработных обходится весьма дорого - зачастую дороже, чем поддержание на плаву нерентабельных отраслей. Однако меры по профессиональной переподготовке безработных имеют больше смысла, чем защита умирающих фирм. Эти меры ускоряют создание рабочих мест в нужных отраслях промышленности и способствуют росту экономики в целом. Реформа системы социального обеспечения - еще более трудная задача, чем реформа рынка труда.

Но и в этой области правительство левее центра может действовать более решительно, чем консервативное.

Многое из этого может показаться немыслимым для европейских социалистов - так же, как они не считали возможным поддерживать десять лет назад приватизацию. Но причина в том, что в дальнейших изменениях нуждается природа самих левых. Социализму следует и дальше в меньшей мере связывать свою деятельность с определенными методами (не надо, например, обещать государственного управления экономикой и создания цивилизованного рынка) и больше думать о приоритетах (обязанность помогать обездоленным в нашем обществе). Левым следовало бы действовать таким образом не только ради расширения поддержки со стороны избирателей. Им следует делать это, главным образом, потому, что, оказавшись у власти, они получат гораздо больше шансов менять общество к лучшему, как они того хотят.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89