ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ: БАРОМЕТР ПОКАЗЫВАЕТ БУРЮ

Антон Крюков 21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Среди массы проблем, доставшихся новым России и Украине от их великой исторической родины - СССР, ни одна, пожалуй, не может по своей сложности и накалу сравниться с вопросом Черноморского флота. Казавшийся поначалу ясным и простым - никому ведь не приходило и не приходит в голову оспаривать украинскую принадлежность ни одной войсковой части, находящейся на ее территории, этот вопрос оказался практически в тупике, выхода из которого пока не видно. Осмелюсь предположить, что совсем не сам флот тому причиной, хотя речь идет почти о тысяче плавсредств. Из них, правда, только меньше половины могут быть отнесены к боевым кораблям. Корабли к тому же старые, многие из которых - металлолом в прямом смысле слова. Вся эта армада, не имеющая свободного доступа к мировому океану, - проливы! - мариновалась в Черном море с одной лишь целью: быть готовой в день «X», после захвата южной группировкой войск Варшавского договора Босфора и Дарданеллов, выйти на оперативный, для начала средиземноморский простор. Эта хрустальная мечта генштабов с годами становилась все более нереальной, что создало Севастополю в советском ВМФ стойкую репутацию места, гиблого для карьеры, где хорошо только пенсии дожидаться.

Ни России, ни Украине флот в его нынешнем виде стал не нужен. Как бы не определилась его судьба, он будет решительно и безжалостно сокращаться. Базы, бухты, в конце концов сам Крым - другое дело. Насколько России удастся сохранить здесь свое военное присутствие, вот во что перерос вопрос раздела определенного количества имущества.

Еще совсем недавно казалось, что оснований для беспокойства у старшей сестры практически нет. Углубляющийся кризис в Украине, растущая экономическая зависимость от России, непоследовательность восточной политики ее руководства вселяли оптимизм. После Завидово (Флот - пополам) и Массандры (украинская половина - к России) казалось, все идет к торжественному подъему андреевского флага почти надо всем, что окрашено в серый цвет и держится на воде в Черном море. Максимум, чего удалось добиться украинской стороне на переговорах в конце апреля в Севастополе, - предварительной договоренности на получение 18,3% плавсостава, то есть 164 кораблей.

Еще большую неуступчивость Россия проявила в вопросе базирования, предъявляя все новые требования. Вначале речь шла о базе в городе Севастополе. К этому постепенно добавилась вся юго-западная оконечность

Крыма, подчиненная Севастопольскому горсовету (территория, равная по площади Москве, кстати). Затем -другие крымские военно-морские базы - Феодосия, Керчь. Кроме них - аэродромы, места дислокации дивизии береговой обороны, посты практически по всему побережью от Керчи до Севастополя, гидрографическая сеть. Параллельно муссировался тезис о невозможности сосуществования в одном городе Черноморского флота России и ВМС Украины. В нее со всем пылом включился не только пресс-центр ЧФ (у них хоть работа такая), но и Севастопольский горсовет во главе с председателем Виктором Семеновым. Если уж должностное лицо государства не скрывало своих пристрастий, то чего было ждать от достаточно одиозных организаций типа «Ассоциации городов-героев СССР» во главе с бывшим командующим ЧФ адмиралом Калининым. Итоги начавшейся кампании по выборам Президента Украины должны были, очевидно, расставить все на места. Севастополь, как и Крым, поставили, как известно, на Леонида Кучму. Когда же к достаточно «пророссийскому» (по мнению России) парламенту Украины добавился «пророссийский» Президент, решение вопроса окончательного раздела ЧФ (читай - окончательного закрепления военного присутствия России в Крыму) должно было стать, по мнению многих, делом нескольких недель.

Первые «тревожные» симптомы проявились именно через несколько недель. В ходе резко ускорившейся подготовки к подписанию широкомасштабного украино-российского договора зазвучали обеспокоенные комментарии российских политиков, типа: «Вопросы флота, конечно, в договор не входят, но наши народы давно ждут справедливого решения этой затянувшейся проблемы, омрачающей отношения между братскими народами». Наблюдателям становилось все более ясно, что первоначальный сценарий дает сбои.

В конце предыдущей недели свет на новую позицию Украины пролил председатель Комиссии Верховного Совета по вопросам обороны Владимир Мухин. Крупный специалист по вопросам оборонного комплекса - по словам директора института «Восток-Запад» Джона Мроза, в процессе работы над СОИ американцы очень сожалели, что его нет в их команде, - сообщил журналистам агентства «Интерфакс-Украина» о рекомендациях парламентских комиссий по вопросам обороны и международных дел украинской делегации на переговорах по флоту. В соответствии с ними соглашения в Завидово и Массандре признаны противоречащими интересам Украины и не могут служить базой для дальнейших переговоров. «Если Кравчук подписал их, пусть он и оплачивает все издержки России». Вопрос об инфраструктуре предлагается решить исключительно путем аренды минимально необходимого количества объектов. Базой российского Черноморского флота Севастополь быть не может, возможно, лишь временное его нахождение в отдельных пунктах города.

Нелишне при этом вспомнить, что парламент Украины вообще не рассматривал вопрос о правомочности и условиях нахождения на ее территории иностранных войск, хотя де-факто они там находятся. Вряд ли решение, если такой вопрос встанет, будет однозначно положительным. «Мы - представители своего государства и своего народа и будем, естественно, заботиться о том, чтобы нормальную колбасу ели в Харькове. Что касается Москвы, то это подробности Москвы». Это тоже Владимир Мухин, представитель фракции левого крыла парламента, с усилением которого многие оптимисты на северо-востоке ожидали чуть ли не внесения в повестку дня работы Верховного Совета вопроса о воссоединении с Россией.

По словам заместителя министра иностранных дел Украины Бориса Тарасюка, украинская делегация внесла «достаточно конструктивные предложения относительно взаимодействия наших двух флотов». Дипломат считает, что альтернативы этому партнерству, целью которого должно стать повышение уровня доверия не только в Черном море и соседних регионах, но и во всей Европе, нет. Но добавляет при этом, что, прежде чем о таком взаимодействии говорить, флот надо все-таки разделить. Но насколько реальна сейчас такая возможность?

Руководители обеих делегаций посол по особым поручениям МИД России Юрий Дубинин и вице-премьер Украины Евгений Марчук по взаимной договоренности категорически отказываются от каких-либо комментариев хода переговорного процесса. Резон в такой позиции есть: будучи вынесенными на суд общественности, нерешенные вопросы сразу же станут детонатором для взаимных упреков, выступлений, односторонних акций, не все из которых безобидны. Одно дело престарелые пикетчицы у здания штаба флота, хрипящие в исступлении: «Рас-сия! Рас-сия!» и совсем другое - инцидент с «Челекеном», впервые за десятилетия поставивший русских и украинцев на грань стрельбы друг в друга. Но насколько готова Россия к реальному, а не декларируемому отказу от стремления командовать на территории покойного Союза? Последний раунд переговоров по флоту завершился практически безрезультатно. Это значит, что «конструктивные предложения» не услышаны. Причины этого, по всей вероятности, является как мощнейшее давление со стороны российских военных, так и постоянно ощущаемое неприятие и ущемленным общественным сознанием большинства населения России того, что «город русской славы» может принадлежать кому-то еще.

Возможные варианты развития событий зависят от того, насколько российская сторона буквально в ближайшее время сумеет примириться с этим фактом. Однако, с учетом того, что только в последние полтора месяца Виктор Черномырдин, Александр Шохин и Андрей Козырев, находясь по разным поводам в Киеве, подчеркивали настойчивое стремление России увязать заключение с Украиной широкомасштабного Договора о дружбе и сотрудничестве с решением вопроса раздела флота, оптимизм несколько блекнет. А нерешенность этого вопроса - а ведь это не единственная спорная проблема - может поставить под сомнение сам факт подписания Договора. Или же подписанный Договор на практике не будет работать. При любом из этих вариантов российско-украинские отношения на деле могут достаточно серьезно ухудшиться. Трудно представить себе более негативный фактор для начала поведения экономических преобразований на Украине при ее немалой зависимости от России.

Находящимся в Севастополе даже в периоды обострения всегда бросается в глаза отсутствие внешних признаков конфронтации. Кроме уже упомянутых экзальтированных дам, никому на улицах нет дела до проблем раздела флота, ибо люди гораздо больше озабочены безденежьем л безводьем. Но проблема не рассосется сама собой. Часовой механизм пущен, а отключать его за три секунды до взрыва умеет пока только Джеймс Бонд.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00