Актуальные дела минувших дней

Сергей Кузин 6 апреля 2012, 14:55
sherban.jpg
novostey.com

Читайте также

Долгая память хуже, чем сифилис. Особенно
в узком кругу.

Б.Г. 

Дело Евгения Щербаня, народного депутата и главы корпорации «Атон», расстрелянного в донецком аэропорту в 1996 году, на этой неделе снова оказалось в эпицентре внимания. Сын погибшего политика и бизнесмена, депутат донецкого областного совета, 34-летний Руслан Щербань заявил в своем обращении к послу США в Украине Джону Теффту о причастности Юлии Тимошенко и Павла Лазаренко к убийству своего отца. В своем обращении к послу США он назвал Тимошенко и Лазаренко «заказчиками убийства», заявив также, что обладает документами и доказательствами в подтверждение своих слов. На обращение Щербаня-младшего отреагировала и Генпрокуратура, возобновив следствие по делу об убийстве Евгения Щербаня, которое давно уже превратилось в некий «висяк» по причине неопределенности в вопросе о личности «заказчика». Однако нынешнее заявление Руслана Щербаня только добавило новых вопросов в деле об убийстве его отца, в том числе и к нему самому… 

Деньги и киллеры

Совсем недавно попытку «стряхнуть архивную пыль» с дела об убийстве Евгения Щербаня предпринял первый заместитель генпрокурора Ренат Кузьмин: в конце прошлого года он также заявил о причастности Юлии Тимошенко и Павла Лазаренко к этому резонансному преступлению. В качестве доказательной базы господин Кузьмин представлял некие данные о том, что деньги на счета убийц Щербаня перечислялись фирмами, подконтрольными Тимошенко и Лазаренко. Подобное поведение первого заместителя генпрокурора несколько удивляло, ибо утверждать о причастности к резонансному убийству без весомых доказательств было бы со стороны Кузьмина по меньшей мере неразумно. Однако он утверждал, что доказательства причастности Тимошенко и Лазаренко к делу об убийстве Щербаня у него имеются… 

Казалось бы, вот-вот со стороны Генпрокуратуры в адрес Тимошенко и Лазаренко будут выдвинуты официальные обвинения по данному резонансному делу. Но результатом высказываний Рената Кузьмина в конце прошлого года оказалась тишина со стороны Генпрокуратуры по этому вопросу… Тема причастности Тимошенко и Лазаренко к делу Щербаня была так же внезапно «прикрыта», как и откупорена. Теперь же Генпрокуратура возобновляет следствие по делу по факту заявления Руслана Щербаня, утверждающего, что материалы с доказательной базой он передал в ГПУ. Однако ни Руслан Щербань, ни первый замгенпрокурора Ренат Кузьмин не смогли предъявить прямых доказательств о причастности Тимошенко и Лазаренко к убийству Евгения Щербаня. При этом, созывая пресс-конференции и упоминая эти фамилии в контексте того, что оба бывших премьер-министра — главные претенденты на роль заказчиков убийства…

Белых пятен в деле об убийстве Евгения Щербаня было предостаточно с самого начала. Народный депутат и бизнесмен Евгений Щербань был убит 3 ноября 1996 года на территории донецкого аэропорта, прилетев чартерным рейсом из Москвы с празднования серебряной свадьбы Иосифа Кобзона. Вместе с ним погибла его жена. Двое убийц подобрались к самолету, переодевшись в форму сотрудников аэропорта, и, расстреляв Щербаня и его жену, скрылись с места преступления на заранее ожидавшем их автомобиле, за рулем которого сидел третий участник преступной группы, переодетый в милицейскую форму. Чудом остался в живых девятнадцатилетний Руслан Щербань, также прилетевший вместе с отцом и матерью из Москвы. 

Следственные мероприятия по делу длились достаточно долго. В 2001 году в Москве задержан и переправлен в Украину гражданин России Вадим Болотских (прозвище Вадик Москвич), давший признательные показания в деле об убийстве Евгения Щербаня. Болотских признается и в некоторых других резонансных преступлениях (в том числе в убийствах бизнесменов Ахатя Брагина, Александра Момота), рассказав о том, что убийства совершал по просьбе некоего Евгения Кушнира, на счету преступной группировки которого было 27 убийств и 17 покушений на убийство. На момент задержания Болотских все, кто принимал участие в убийстве Евгения Щербаня и занимались его непосредственной организацией, были мертвы. 

В 2003 году в Апелляционном суде Луганской области Болотских подтверждает свое участие в убийстве Евгения Щербаня. Здесь же дает показания и Руслан Щербань, опознавший в Болотских человека, стрелявшего в его отца. Вадик Москвич, отрицающий, что брал за совершение преступлений деньги, приговаривается к пожизненному заключению. Тогда Генпрокуратура так и не смогла доказать, что убийства Евгения Щербаня и Ахатя Брагина были совершены «за деньги»… Болотских сознался в соучастии, подготовке и непосредственно в убийстве того же Евгения Щербаня. Он заявил, что поступал как Робин Гуд, помогая украинскому народу избавляться от «очень богатых людей». В обвинении по убийству Щербаня в деле Болотских фигурировала сумма около 780 тыс. долл., о чем на суде заявил прокурор. Но это так и не было доказано…

Первый заместитель генерального прокурора Ренат Кузьмин утверждал в конце прошлого года, что на счета киллеров поступило от фирм, контролируемых Лазаренко и Тимошенко, около трех миллионов долларов США. По его словам, «та же фирма Somali Enterprises, которая перечислила деньги за убийство Щербаня, перечисляла деньги Тимошенко на приобретение шуб, драгоценностей, автомобилей, оплату гостиниц, ресторанов». Замгенпрокурора здесь имеет в виду, по всей видимости, показания некоего Петра Кириченко, полученные в 2001 году сотрудниками украинской и американской прокуратур в ходе совместных допросов. 

Кириченко утверждал в своих показаниях, что при его посредничестве Павел Лазаренко встречался с неким Мильченко по кличке Матрос, и, ссылаясь на свои данные о том, что Тимошенко якобы угрожала опасность, предложил выплатить Мильченко три миллиона долларов США. По показаниям Кириченко, большая часть денег была действительно выплачена Мильченко, и якобы часть денег принадлежала Тимошенко. За какие услуги Мильченко перечислялись деньги? И при чем здесь, собственно, убийство Щербаня? Связи между преступлением в донецком аэропорту и взаимозачетами между Мильченко и Лазаренко украинская и американская прокуратуры тогда так и не обнаружили. Эти же показания Кириченко использовались и в судебном процессе в луганском Апелляционном суде в 2003 году. Ныне покойный Матрос, конечно, не воспитатель детского сада, но факт его причастности к организации заказного убийства Щербаня, перечисления и получения за него денег тогда так и не был доказан…

Даже если идти по пути отслеживания денег со счетов офшоров, подконтрольных Тимошенко и Лазаренко, как утверждает Ренат Кузьмин, то как доказать, что они были переправлены именно киллерам и именно за убийство Щербаня? Вряд ли в платежках были пометки с соответствующей надписью. Здесь необходимо для начала найти ответы на вопросы: на чьи счета были перечислены деньги, кто эту сумму обналичил или перевел на другой счет? И если даже все это можно отследить, как доказать, что эти деньги попали в руки киллерам? Особенно, если учесть, что все из участников ОПГ мертвы, кроме отбывающего пожизненное заключение и не признающегося в получении денег за убийство Вадима Болотских. Хотя… чего не вспомнит человек, полностью зависимый от пенитенциарной системы…

Зачистка

По словам адвоката Дмитрия Поезда, защищавшего Болотских во время досудебного следствия, у жены Вадика Москвича не было денег даже на адвоката. «Она приезжала в Киев из Москвы, договариваясь с проводниками», — рассказывает Дмитрий Поезд. «У Болотских денег не было вообще — после всех этих событий, я думаю, его банально «кинули», — говорит адвокат. 

Адвокат подчеркивает: весь процесс досудебного следствия сопровождали очень странные вещи. В момент задержания в Москве Вадима Болотских остановили на улице для проверки документов, затем тайком в багажнике автомобиля перевезли через границу в Украину, и уже потом, когда он находился в Житомирском СИЗО, дали позвонить жене, уже заявившей о его пропаже. По словам Поезда, из Болотских в Генпрокуратуре выбивались показания против некоторых людей, известных и влиятельных в Украине. «До меня доходили слухи, что подозреваемых ориентировали не только на Лазаренко, в списке исполнителей роли заказчика присутствовали и некоторые лица, проживающие в Донецке», — утверждал Поезд. 

Как утверждает адвокат Болотских, из всех подозреваемых только его подзащитному удалось дожить до суда. «Я ему говорил: что берешь из своего, то бери. Но не позволяй на себя вешать чужое и не подписывай ничего без моего присутствия», — говорит адвокат. По словам Дмитрия Поезда, приходилось только догадываться, что происходило с другими участниками группировки. «Как-то один из этой группы дал показания, потом ему якобы стало плохо, появился какой-то странный врач и сделал укол. Человек умер от сердечного приступа. Мне говорили, что этот укол сделал врача богаче на пятьдесят тысяч долларов. Но это только слухи», — утверждает адвокат. 

По его мнению, показания могли «выбиваться» не только против Лазаренко. «Это политика. Тут ведь как получается: если Лазаренко не виновен, то кому было выгодно заказывать убийства? Как я уже сказал, многие из тех, кого допрашивали по данным делам, не дожили до суда. А подписи в показаниях могли быть поставлены уже после смерти подозреваемых. Показания являются доказательствами и сейчас. Если внезапно всплывут», — говорит Поезд. По его мнению, тот, кто сегодня обладает этими документами, при желании может использовать их в своих целях как угодно…

В этой связи любопытно, какие документы передал в Генпрокуратуру сын Евгения Щербаня Руслан, утверждающий, что шестнадцать лет искал возможность рассказать правду. После его обращения к американскому послу Генпрокуратура возобновила уголовное дело по факту убийства Евгения Щербаня. Фамилии Тимошенко и Лазаренко упоминаются постоянно в контексте их причастности к убийству, однако пока что все попытки связать Тимошенко, Лазаренко и расстрел в донецком  аэропорту 3 ноября 1996 года  заканчивались провалом. 

Руслан Щербань утверждает: пока Лазаренко и Тимошенко были при власти и на свободе, он боялся говорить правду. В 2003 году он дал показания в суде, в которых не было никакого намека на конфликт между Лазаренко и его отцом. О Тимошенко упоминания не было вообще. Сейчас сын Евгения Щербаня решил изменить показания и почему-то утверждает о причастности двух бывших премьеров к убийству своего отца, конфликтах и долговых обязательствах Лазаренко перед Евгением Щербанем на сумму 50 миллионов долларов. Почему об этом он молчал раньше? Почему не сказал этого на суде в 2003 году и во время досудебного следствия? Ведь Лазаренко в то время уже сидел в американской тюрьме, а Тимошенко была в оппозиции и находилась под прессом всей властной машины Кучмы.

Показания Руслана Щербаня о конфликтах его отца с Лазаренко и Тимошенко, считавших его конкурентами по бизнесу, опять-таки вряд ли могут стать основой для обвинения в заказе на убийство Евгения Щербаня. Если, конечно, не всплывут вскоре какие-то новые показания от уже мертвых киллеров, «случайно» обнаруженные в архивах Генпрокуратуры? Еще есть Вадим Болотских, до сих пор утверждающий, что не брал денег за убийство Евгения Щербаня… 

Почему-то никто из силовиков до сих пор за все шестнадцать лет не ответил на вопрос: как могло произойти, что группа людей беспрепятственно проникает в аэропорт в форме сотрудников аэропорта и милиции, расстреливает депутата и спокойно скрывается с места преступления? Преступники были оснащены рациями, мобильными телефонами, вели переговоры между собой, прикрывали друг друга. Накануне убийства Щербаня Болотских с двумя напарниками приезжали в аэропорт на месте проверить обстановку и подготовить все для убийства. 

В тот момент, когда Евгений Щербань вылетел чартером из Москвы, кто-то сообщил сидящему в Киеве предводителю группировки Евгению Кушниру, что Щербань вылетел и нужно приготовиться. Кушнир сообщил это по мобильному телефону Вадиму Болотских. Тот, кто сообщил Кушниру, находился в ближайшем окружении Евгения Щербаня — о времени его вылета знал самый узкий круг людей, присутствовавших на праздновании серебряной свадьбы Кобзона. Кто-то Щербаня «сдал»,  однако проверяли ли все эти  моменты работники следственной группы? 

Убийство Щербаня из той же категории, что и убийство Ахатя Брагина (Алика Грека). Совершала его та же группировка. И кто-то ведь позволил беспрепятственно несколько ночей долбить бетон под ложей на стадионе Ахатя Брагина и подложить взрывчатку. И кто-то давал возможность общаться киллерам по рации и мобильной связи, сообщая друг другу о перемещениях Брагина по городу. Мобильный телефон тогда был сродни автомобилю, и все подобные средства связи были под контролем тех, кто при желании мог бы предотвратить оба громких убийства, по сей день оставшихся нераскрытыми в плане выяснения имени заказчиков. Операции были тщательно подготовлены и спланированы. Однако заказчик явно не «проплатил» киллерам последнее убийство — расстрел Евгения Щербаня и его жены… 

Вскоре после убийства Щербаня один за другим пропадают без вести и погибают участники ОПГ Кушнира. Сам Кушнир уезжает в Израиль и жалуется ждущей там его жене, что в Украине его «кинули» и денег нет. В 1998 году некто звонит Кушниру и зовет в Донецк, чтобы рассчитаться с ним. Кушнир говорит жене, что в Донецке должен получить долг на сумму триста тысяч долларов. Близ Донецка его машину расстреливают, едва выживший Кушнир задерживается милицией по обвинению в вымогательстве и внезапно умирает от аллергии на лекарственный препарат…

Ахать Брагин, Ринат Ахметов, Евгений Щербань, Александр Момот стояли у истоков корпорации «Индустриальный Союз Донбасса». Фактически первое время это была контора «двух компьютеров — трех секретарш», рассылавшая факсы руководителям предприятий с рекомендациями покупать газ у ИСД. (В принципе Лазаренко в интересах ЭСУ занимался тем же, но в масштабах всей страны. Борьба за «пользование» крупными промышленными предприятиями проходила красной нитью в противостоянии донецкой и днепропетровской групп.) Цена за газ ИСД руководителей предприятий Донбасса не особо радовала — в ЕЭСУ было дешевле, и строптивые директора заводов и фабрик старались платить за газ меньше, а не втридорога, как в случае с ИСД. Тогдашний губернатор Донецкой области Владимир Щербань «сочувствовал ИСД» и разослал всем руководителям письмо за подписью губернатора с рекомендацией покупать газ у «своих». В результате предприятия Донбасса попали в кабалу корпорации и плавно перешли в ее собственность. На тот момент Ахать Брагин, Александр Момот и Евгений Щербань были уже мертвы… А ведь считались самыми влиятельными в регионе людьми. После их убийств война в регионе прекратилась, и ОПГ Кушнира оказалась не у дел… 

 Впоследствии Ринат Ахметов вышел из ИСД вместе с львиной долей этих предприятий, создав СКМ. А на оставшихся обломках уже свой ИСД выстраивали Гайдук, Тарута и Мкртчян.

По всей видимости, громкое дело об убийстве Евгения Щербаня еще не раз будет эпицентром внимания общественности. Возможно, что со сменой власти появятся новые разоблачения и вновь открывшиеся обстоятельства в этом и во многих других резонансных преступлениях прошлого. Однако пока что громкие преступления прошлого остаются долгосрочными «висяками», на которых рисуют стрелки-указатели меняющиеся хозяева жизни…

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.83
EUR 27.56