А все могло бы быть совсем не так! Если только сам себе не враг.

Татьяна Силина 23 декабря 2011, 16:58
01-1.jpg

Читайте также

Туман не рассеялся, вагончик не тронулся, правда, остался стоять на том же, европейском, пути. Таков краткий ответ на вопрос, вынесенный в заглавие статьи в ZN.UA месяц назад.

Несмотря на то, что саммит Украина—ЕС состоялся, и на нем таки было объявлено об окончании переговоров о Соглашении об ассоциации, чувства глубокого удовлетворения испытать не удалось. Ведь хотелось праздника. Хотелось побед, гордости за собственную страну и светлых перспектив. Надоело разочаровываться, стыдиться и подсчитывать упущенные шансы. Но праздника не получилось, гордиться по-прежнему особо нечем, а наши европейские перспективы скрыты в еще более сгустившемся тумане.

Но и трагедии на саммите тоже не произошло. Оценки «наполненности стакана» — наполовину пуст он или же наполовину полон — зависят от степени жажды и ожиданий ее утолить оценивающих. Те, кто опасался, что саммит вообще может не состояться или же на нем так и не прозвучит заявление на высшем уровне об окончании переговоров, тешатся маленькими радостями: президент таки принял политическое решение завершить переговоры по ассоциации без четкой фиксации перспективы членства Ук­раины в ЕС (а ведь мог и заартачиться). Причем сделал это в канун важного вояжа в Москву, когда вот-вот должен был решиться «газовый вопрос». Следовательно, европейский курс формально сохранен. И то радует.

Те же, кто надеялся на большее, разочарованно вздыхают или гневно упрекают: шанс упущен, темп потерян, соглашение не парафировано, подписание, а тем более ратификация не просматриваются вообще.

В принципе, в том, что Соглашение на саммите парафировано не было, особой беды нет. Месяцем раньше, месяцем позже — не суть важно (хотя, конечно, чем раньше, тем лучше). Это всего лишь технический момент, который мог бы оказаться вообще незамеченным для широкой общественности, продвигайся украинская евроинтеграция без сучка и задоринки. Парафированию придали особую важность, когда стало ясно, что подписать Соглашение на саммите не получится (для этого переговоры должны были бы завершиться не позднее минувших мая—июня). Но когда с демократией в Украине стало совсем грустно, даже парафирование оказалось проблемой: европейской стороне совершенно не хотелось устраивать для ее лидера праздник с шампанским, телекамерами и красивой картинкой на TV. По нашей информации, рассматривался компромиссный вариант парафирования в день саммита, но вне его коридоров, в более скромной обстановке и без присутствия руководства ЕС и Украины. В конце концов решили перенести сию процедуру на начало следующего года. Сегодня и украинская, и европейская сторона утверждают, что парафирование перенесли «по техническим причинам», потому что Соглашение окончательно не готово, существует «в разобранном виде», текст еще «требует сверки» и находится в «режиме правки». Подобные объяснения у многих экспертов и политиков вызывают желчную усмешку и воспринимаются ими как неудачная попытка замаскировать «техническими сложностями» политические проблемы в отношениях Киева и Брюсселя. Однако следует заметить, что наличие последних не исключает сущест­вования первых.

По информации ZN.UA, Соглашение действительно технически еще недоработано. Например, перед саммитом еще оставались некоторые вопросы у отечественных транспортников (даже после проведенного на прошлой неделе телемоста с Брюсселем). Много работы и в «тарифном» разделе части Соглашения, касающегося свободной торговли. Его даже не стали распечатывать для администрации президента, накануне саммита пожелавшей ознакомиться с документом: «Ну-ка, покажите, что же вы там подготовили?». В минувший четверг уполномоченный правительства Украины по вопросам европейской интеграции Валерий Пят­ницкий срочно вылетел в Брюс­сель для ускорения технической доработки разделов Соглашения, посвященных ЗСТ. И вчера первый вице-премьер А.Клюев объявил о завершении 22 декабря сверки текста проекта Согла­шения об ассоциации в части создания углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли. По окончании сверки руководителями делегаций — В.Пятницким и директором генерального директората «Тор­говля» Еврокомиссии Р.Шле­гель­мильхом был подписан соответствующий протокол.

Наши источники рассказывают, что не все гладко до сих пор было и у европейцев. Там тоже существуют некоторые «терки» между двумя переговорными командами — «политической» и «экономической». Например, «экономисты», готовившие разделы по зоне свободной торговли, на момент саммита еще не передали «политикам» свою часть наработанного для сведения текс­та в целостный документ.

Вполне допускаем, что все вышеперечисленное имеет место быть. Однако уверены: если бы политический фон наших отношений с ЕС был иным, если бы все шло по намеченному плану, без политических осложнений, то о завершении переговоров объявили бы еще 20 октября во время визита В. Януковича в Брюссель (который так и не состоялся), после чего, будь у переговорщиков уверенность в политичес­кой воле парафировать Соглашение на саммите, то и силы нашлись бы, и энтузиазма у переговорных команд добавилось, второе дыхание открылось, и успели бы они «собрать», «сверить» и «поправить» Соглашение к саммиту как миленькие. Мотивация — великая вещь. И хорошо известно: когда есть желание, ищут возможности, когда же его нет, выискивают причины...

Сразу после саммита представители власти называли срок четыре-шесть недель для окончательной подготовки документа. И подчеркивали, что парафирование должно состояться «безусловно». То есть без выдвижения каких-либо политических условий с той или иной стороны. По нашей информации, Брюссель озвучил предварительную дату — 15 февраля. (Кста­ти, парафировать будут только английский вариант текста.)

Но, повторим, проблема не в затягивании парафирования. Главная печаль в другом. Значительное ухудшение ситуации с демокра­тией в Украине отодвинуло на совершенно неопределенный срок подписание Соглашения об ассоциации. (О ратификации же, следовательно, пока даже и заикаться не стоит.) Ранее, до «посадки» Тимо­шенко и «усиления недемократических тенденций», украинские переговорщики надеялись, что при оптимистичном сценарии Соглашение можно будет подписать летом следующего года на саммите Евросоюза (не путать с ежегодным саммитом Украина—ЕС!). Смелые картины, на которых «специально приглашенная звезда» — президент Ук­раины — в окружении 27 глав государств и правительств стран-членов ЕС подписывает исторический документ — Соглашение об ассоциации — не давали спать мечтателям с Банковой и Михай­ловской.

Сегодня же об этом не может быть и речи. Со стопроцентной уверенностью можно утверждать: до парламентских выборов осенью следующего года Соглашение подписано не будет. Представители европейской стороны заявляют об этом практически открытым текстом. Будет ли документ подписан после выборов, зависит от степени их честности и демократичности. Соответствие их проведения высоким европейским и международным стандартам — это на сегодняшний день главное условие дальнейшего продвижения Украины к политической ассоциации и экономической интеграции с ЕС. Разу­меется, Евросоюз будет оценивать и общеполитическую ситуацию в стране — степень свободы СМИ, свободу собраний, независимость судов, наличие или отсутствие «избирательного и политически мотивированного правосудия».

Кто-то в этой стране еще верит, что будущие выборы будут честными и демократичными, что Тимо­шенко и Луценко допустят к участию в них, что с приближением дня голосования наше телевидение будет становиться все свободнее и объективнее, а на получающих сегодня в 93% случаев судебный запрет на проведение собраний и акций граждан Украины вдруг свалится полная свобода выражать свое мнение на улицах и майданах страны? Лично вы в это верите? Ответив на этот вопрос, вы можете сами спрогнозировать, будет ли подписано Соглашение вскоре после парламентских выборов.

Кстати, если раньше предполагалось, что Европарламент будет лишь ратифицировать уже подписанное соглашение, то недавно, как стало известно ZN.UA, в Евросоюзе решили, что Соглашение об ассоциации с Украиной стоит показать законодательному органу ЕС до подписания. С целью ознакомления или же одобрения — нам пока неведомо. Если одобрения, то это еще одна дополнительная ступень на пути к Соглашению, и неизвестно, насколько легко будет ее преодолеть, несмотря на всю ранее высказанную Украине Европарла­ментом поддержку.

Кроме того, непонятно, как поступят с ЗСТ. Ранее предполагалось, что часть Соглашения, посвященная свободной торговле, начнет работать раньше, поскольку ратифицировать эту часть документа должны лишь Верховная Рада и Европарламент, в отличие от политической части, одобрить которую должны будут национальные парламенты всех 27 государств ЕС. Но, как утверждают наши источники, на сегодня четкого механизма запуска ЗСТ нет. Каким он будет, пока не могут сказать ни украинская, ни европейская сторона.

Что же делать в ситуации, когда Соглашение может зависнуть на неопределенно долгий срок? Некоторые наши европейские собеседники не исключают, что документ будет подписан вообще только лишь после президентских выборов 2015 г., поскольку заключать ассоциацию с такой украинской властью многие в ЕС не желают. Кроме того, после завершения председательства в ЕС Польши, прикладывавшей неимоверные усилия для заключения Соглашения, Украина с большой долей вероятности переместится еще ниже по шкале приоритетов как Евросоюза, переживающего небывалый финансовый кризис, так и отдельных его членов, особенно «тяжеловесов» — Франции и Германии, готовящихся к собственным выборам.

Чтобы результаты четырехлетних усилий по подготовке Согла­шения не пылились в ожидании открытия очередного «окна возможностей», а страна хоть черепашьим шагом, но продвигалась бы в сторону ЕС, изобретательные украинские евроинтеграторы намерены перенести целые куски Соглашения в Повестку дня ассоциации (ПДА), с ноября 2009 г. регламентирующей наши отношения с ЕС после отслужившего свой срок Плана действий Украина—ЕС. Таким образом, при желании реформироваться и приближаться к евростандартам во всех сферах Украина сможет начать выполнять положения Соглашения об ассоциации задолго до его вступления в действие. Идея хорошая, однако напомним, что консорциум украинских неправительственных организаций уже второй год критикует власть за значительное недовыполнение ПДА…

От пессимистических прогнозов вернемся к «маленьким радостям» саммита. Поскольку, как и ожидалось всеми трезвомыслящими наблюдателями, перспектива членства Украины в ЕС в Согла­шении зафиксирована не была, можно порадоваться хотя бы признанию «европейской идентичности» нашей страны. Неискушенный читатель может счесть это курьезом или даже насмешкой: «А какая же у нас может быть еще идентичность, азиатская что ли?!». Однако даже эту формулировку нашим дипломатам пришлось выгрызать у еэсовцев зубами, ведь на их, дипломатическом, языке эти слова означают еще один шажок к признанию нашей перспективы членства. Еще один предмет специфической гордости нашей дипломатии — фраза в Совместном заявлении саммита Украина—ЕС: «Это Соглашение об ассоциации оставляет открытым путь для дальнейшего прогрессивного развития в отношениях Украины и ЕС». При желании это, видимо, можно трактовать так, что «политическая ассоциация и экономическая интеграция» — не потолок для наших отношений с Евросоюзом, следовательно…

К позитивам можно отнести и фиксацию завершения переговоров относительно внесения изменений в Соглашение об упрощении оформления виз (2007 г.). Будем надеяться, что достаточно скоро список категорий украинских граждан, освобожденных от необходимости платить за оформление шенгенской визы, расширится, а количество наших соотечественников, получающих многоразовый «шенген» на год или на пять лет, значительно увеличится.

А вот касательно обоснованности надежд президента на завершение работы по выполнению Плана действий по либерализации визового режима (ПД) до конца 2014 года есть большие сомнения. Да и заявив, что первый, «законодательный», этап ПД будет завершен в декабре 2011 г., В.Янукович явно погорячился. (Кстати, о его окончании в свое время также планировали заявить на саммите. Не получилось.) В сентябре Еврокомиссия представила свой отчет-оценку выполнения Украиной первого этапа ПД. Желаемого Киевом вывода о его успешном завершении в этом документе не было. Второй progress report ожидался в декабре. Но даже если он еще появится, в нем опять-таки вряд ли будет фиксация завершения первого этапа, прогнозирует научный директор Инс­титута евроатлантического сотрудничества Александр Сушко. Пос­кольку «зависли» сразу два блока ПД, поясняет эксперт: 1-й — из-за ветированного некачественного закона об идентификационных документах — «краеугольного камня» этого блока; 4-й — из-за отсутствия в Украи­не антидискриминационного законодательства. Кроме того, в рамках первого этапа ПД Еврокомиссия должна еще представить так называемую оценку миграционного потенциала Украины (ожидается в феврале-марте). А после этого, предполагает А.Сушко, скорее всего, будет еще и третий progress report — летом. И только в случае, если он будет содержать позитивную оценку выполнения нашей страной первого этапа ПД, мы сможем перейти к реализации второго.

Удивили «откровения» В.Януковича и по поводу членства Украины в Договоре Энергетического сообщества (ДЭС). Президент пока не видит его «каких-либо позитивных результатов» и упрекает партнеров Украины по ДЭС в игнорировании интересов нашей страны. Откуда дует ветер, в общем-то, понятно. Россия на газовых переговорах «предлагает» «пересмотреть вопрос дальнейшего участия Украины в Энергетическом сообществе», или, другими словами, попросту выйти из него. Насколько нам известно, украинский МИД вполне ясно и однозначно пояснил российским коллегам, почему это невозможно. (О негативных последствиях выхода Украины из Энергосообщества в позапрошлом номере ZN.UA в статье «Ящик Пандоры. Газовый дубликат» подробно написал Михаил Гончар.) А вот Минтопэнерго ведет с россиянами закулисный торг. Помимо всего прочего, в цену газового вопроса попадает и так называемый Третий энергопакет Евросоюза. С ним Россия ведет яростную борьбу и пытается вовлечь в нее еще и Украину, не позволив ей принять этот новый пакет европейского законодательства. И, похоже, украинская сторона готова принять это условие. Что, в общем-то, абсурдно с точки зрения украинских национальных интересов, но вполне укладывается в логику «решения вопросов» украинской власти. Приняв Третий энергопакет, поясняет директор энергетических программ Центра «Но­мос» М.Гончар, Украина, во-первых, продемонстрировала бы последовательность в своем стремлении интегрироваться в европейский энергетический рынок, ведь первый шаг уже сделан. Еще в июле 2010 года Верховной Радой был принят закон об основах функционирования рынка газа в Украине, который отражает принципы Второй Газовой директивы ЕС 2003 года. А во-вторых, наша страна могла бы решить ряд своих проблем, в том числе и связанных с «Северным потоком» и российскими планами относительно «Южного». Ведь Третий энергопакет делает невозможным вертикально интегрированным компаниям-продавцам газа владеть транспортными сетями.

Это позволяет отказывать компаниям, не соответствующим этому требованию, в доступе на внутренний рынок, что способно значительно ограничить аппетиты «Газпрома» как в ЕС, так и в Украине. В том числе и в использовании газопроводов OPAL и NEL, являющихся продолжениями «Северного потока», без которых он лишается смысла. Непреклонная позиция Брюсселя на основе Третьего энергопакета способна похоронить «Южный поток» или, по меньшей мере, трансформировать его в проект с совершенно иными параметрами мощности, которые не представляют такой угрозы Украине. И наша страна готова отказаться от подобного инструмента? Впрочем, не удивительно. Она ведь уже отказалась от возможности решить некоторые вопросы с Россией в рамках вступления РФ в ВТО (а ведь на эти возможности Минтопэнерго, правда, под руководством С.Ермилова, указывало еще в 2003 (!) году во время еэповской эпопеи).

Разумеется, европейских партнеров обвинять проще, чем задаться вопросом «А что вы сделали сами, чтобы получить выгоду от членства в Энергетическом сообществе?» (Или под «выгодой» понимается только «оттупикованный» кэш на счетах в Лихтенштейне?) Кабмин сподобился только на распоряжение относительно плана мероприятий по выполнению обязательств в рамках Договора об учреждении Энергетического сообщества спустя полгода после обретения Украиной членства в ЭС? А как вы выполняете Первую и Вторую газовые директивы? Что сделано согласно закону о рынке газа, принятому еще полтора года назад? Как вы использовали возможнос­ти недавнего Послания Евро­комиссии о безопасности энергетических поставок и международном сотрудничестве и резолюции Европарламента, высказавшегося в пользу оказания помощи Украине в ее газовых переговорах с Россией?

Вас пугают планы России относительно строительства «Юж­ного потока»? А какие столицы посещал министр энергетики Бойко? Или ему известна дорога только в Москву? Сколько раз он был в Софии, Белграде, Вене и Брюсселе? (Хорошо, что хотя бы с турками был налажен какой-то диалог — благодаря личной дружбе Януковича и Эрдогана.) Задавал ли Киев вопросы Софии и Брюсселю по поводу определения Болгарией—членом ЕС «Южного потока» «национальным приоритетом» в то время как Еврокомиссия отказала России в приоритетности этого проекта после его официальной презентации в Брюсселе 25 мая? Или почему г-н Бойко предпочитал видеть на посту генсека Энергетической хартии директора секретариата Энергетического сообщества болгарина Славчо Нейкова? Ведь еще в июне во время визита В.Януковича в Братиславу его коллега президент Словакии лично просил Виктора Федоровича, чтобы Украина поддержала кандидатуру бывшего словацкого посла в Киеве Урбана Руснака, и это было обещано с украинской стороны. К слову, генсеком Энергохартии в конце ноября стал именно Руснак. Интересно, будет ли он теперь испытывать хоть какой-то энтузиазм в решении украинских вопросов?

Результаты саммита и предшествовавшие ему события окончательно развеяли два мифа относительно качеств, обладанием которыми особенно гордились наши сегодняшние керманичи: «последовательности» нынешней власти и ее «верности взятым на себя обязательствам». История с членством в Энергетическом сообществе — шантаж наших европейских партнеров возможностью выхода из ЭС и нежелание имплементировать Третий энергопакет — ярко демонстрирует «готовность и желание» украинского руководства принимать европейские правила игры во всех сферах, и не на словах, а на деле. О «последовательности» же говорит та легкость, бездумность и безответственность, с которой руководство страны после четырех лет сложнейшей работы нескольких правительств Украины над Соглашением об ассоциации готово было если не совсем похерить, то существенно осложнить набравшую было темп евроинтеграцию страны — из-за личной мстительности, ограниченности и корысти.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.44
EUR 28.72