Реклама

Третья власть: концепция есть. Будет ли реформа?

Читайте также

В соответствии с подписанным президентом указом, уполномоченные структуры обязаны приступить к выполнению плана мероприятий по усовершенствованию отечественного судоустройства. О том, как этот факт был воспринят судейской общественностью, «ЗН» писало в позапрошлом номере. О Концепции усовершенствования судебной системы, значительная часть положений которой будет претворяться в жизнь по указанному плану (хотя сама Концепция еще не утверждена и вызывает немалое количество споров), мы поговорим сегодня.

Проект «Концепции усовершенствования судебного устройства для обеспечения справедливого судопроизводства в Украине в соответствии с европейскими стандартами» разработан Национальной комиссией по укреплению демократии и утверждению верховенства права. Можно констатировать, что по своему содержанию Концепция неоднородна. Поскольку, состоя преимущественно из верных, апробированных в мире подходов к обустройству судебной системы, которые нам годами не удавалось воплотить в жизнь, она содержит также ряд спорных моментов. И существует опасность, что если она будет принята именно в нынешнем виде, эти неоднозначные аспекты затмят ее прогрессивную суть, о чем пойдет речь ниже.

Ряд положений Концепции, бесспорно, правильны и справедливы, но, учитывая наши реалии, их реализация представляется маловероятной в обозримом будущем. Было бы замечательно избавиться, например, от пресловутого отправления судами дел на дополнительное расследование. Или радикально изменить существующую ситуацию, при которой потерпевший от преступного посягательства имеет меньше прав чем любой другой участник уголовного процесса. Справедливым, но несколько идеалистичным и очень трудноосуществимым выглядит положение, предусматривающее предоставление защите процессуальных возможностей для альтернативного проведения расследования. Вместе с тем реализация даже нескольких положений такого рода способна совершить переворот в данной области деятельности и, не исключено, застопорить работу не только судебной системы, и так переживающей не лучшие времена, но и окончательно дестабилизировать правоохранительные органы в той их незначительной части, которая работает не на себя. Конечно, прогнозируемые трудности — вовсе не повод оставлять все как есть, ничего не меняя. Но хотелось бы надеяться, что множество правильных и справедливых пунктов вошли в Концепцию не просто потому, что звучат красиво и так принято в Европе, и за 10 лет, на которые она рассчитана, много воды утечет и спросить будет не с кого. А потому, что на высшем уровне есть стремление планомерно, целеустремленно, последовательно и мудро реализовать эти начинания для того, чтобы Украина обрела, наконец, судебную систему, соответствующую своему предназначению.

Кроме пунктов, предполагающих серьезные финансовые затраты или кропотливый труд с целью создания качественных законопроектов, Концепция предусматривает также простые и легко осуществимые шаги, важность которых нельзя недооценивать. Например, запрет на вручение государственных наград за должностную деятельность судей до их выхода в отставку. Присвоение судьям почетных званий за достижения в профессиональной сфере должно происходить только по предоставлению органов судейского самоуправления.

По Концепции структура местных судов будет двухуровневой. Местные суды будут рассматривать по первой инстанции гражданские, несложные уголовные и административные дела. Для второго уровня организации местных общих судов создаются окружные уголовные суды для рассмотрения наиболее сложных уголовных дел, а также дел, сейчас подсудных апелляционным судам как судам первой инстанции. Здесь будет функционировать суд присяжных.

Каждый суд, по мнению авторов Концепции, должен выполнять функции только одной инстанции. Местные суды — первой, апелляционные суды — апелляционной инстанции, высшие суды — кассационной.

В системе общих судов создается Высший гражданский суд (кассационная инстанция для дел гражданской юрисдикции) и Высший уголовный суд (кассационная инстанция для дел уголовной юрисдикции). Верховному суду отводится роль кассационной инстанции в исключительных случаях.

Что касается уголовного судопроизводства, то в Концепции указывается на необходимость законодательным путем лишить суд права направлять дела на дополнительное расследование и давать органам досудебного следствия поручения относительно поиска доказательств. Если обвинение не доказало вину лица в совершении преступления, обязанность суда — вынести оправдательный приговор.

Взятие под стражу в качестве меры пресечения должно использоваться в исключительных случаях. В соответствии с Концепцией, судебные экспертизы по уголовным делам не должны осуществляться экспертными службами, находящимися в структурах досудебного следствия.

Стороне защиты должны быть предоставлены процессуальные возможности для проведения альтернативного расследования. Потерпевшие должны иметь возможность отстаивать свои интересы в случае ненадлежащего проведения досудебного следствия.

В Концепции указывается на необходимость внедрения положительного опыта реституционного правосудия. Оно заключается в примирении потерпевшего и обвиняемого при помощи посредника и (или) компенсации потерпевшему нанесенного вреда.

Подчеркивается необходимость упразднения административной иерархии между судами разных уровней, поскольку в судебной системе и так существуют механизмы процессуального контроля. Все шаги, связанные с занятием должности судьи, должны быть определены на законодательном уровне. Назначение судьи на должность, избрание судей на высшую должность должны осуществляться на конкурсной основе. Сведения о наличии вакансий, времени и месте проведения конкурса должны быть открытыми. Необходимо внедрить специальную подготовку кандидатов на должность судьи после их конкурсного отбора. Решение о рекомендации претендента на должность судьи должна принимать Высшая квалификационная комиссия судей с учетом результатов устного собеседования, квалификационного экзамена, психологического тестирования, медицинского обследования, биографии и других сведений о кандидате. Перед избранием на бессрочное пребывание в должности судья должен сдать квалификационный экзамен.

На законодательном уровне следует четко определить основания для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Авторы Концепции считают целесообразным привлекать судью к ответственности за очевидно неквалифицированное разрешение дел, волокиту по его вине, систематическое или грубое нарушение правил судейской этики. Предполагается, что дисциплинарным взысканием, кроме выговора и понижения квалификационного класса, могли бы стать направление судьи на обучение и подтверждение квалификационного класса. Причем решение по дисциплинарному делу судьи может быть обжалованным в суде лишь по мотивам нарушения процедуры его принятия.

Как и всякое начинание такого рода, Концепция была воспринята неоднозначно. Возможность ознакомиться с основными аргументами «за» и «против» мы предоставляем читателям «ЗН», обратившись к самым компетентным из заинтересованных лиц. Впрочем, заинтересованы в радикальном изменении работы третьей власти мы все — и тот, кто не единожды принимал участие в судебном заседании, и тот, кто никогда там не был. Пока. Потому что третья власть — это последняя «линия обороны», где человек может защитить свои права цивилизованным путем.

В.Шишкин: «Предлагаемая система близка к идеалу»

Виктор Шишкин, один из авторов «Концепции усовершенствования судебного устройства для обеспечения справедливого судопроизводства в Украине в соответствии с европейскими стандартами».

— Виктор Иванович, Концепция не содержит конкретных сроков выполнения положений…

— Нет, мы указали, что Концепция рассчитана максимум на 10 лет.

— Но в ней не указаны сроки выполнения отдельных этапов, а 10 лет — очень большой срок.

— Мы сознательно ушли от этого. Сроки есть в указе, подписанном президентом и предусматривающим план мероприятий на 2006 год. Если в нынешнем году мы дадим старт в соответствии с планом, тогда и будем знать, какие сроки можно указывать по остальным пунктам Концепции, производным от их. Иначе это было бы преждевременно. Мы не можем говорить о конкретных сроках, поскольку реализация будет зависеть прежде всего от политической воли парламента.

— У вас лично реалистичность уже подписанного президентом плана не вызывает сомнений? Ведь он содержит ряд пунктов, над реализацией которых вы, в частности, работали не один год, а тут раз — до июня будет готово…

— Нереалистичность заключается тут в одном — в принятии соответствующих документов парламентом, на что мы не можем повлиять. С точки зрения наших возможностей, написания, подготовки необходимых материалов, это реально. А тянуть дальше некуда, и так потеряно очень много времени.

— Почему к работе над Концепцией не были привлечены действующие судьи? Вам не кажется, что нельзя реформировать работу целой ветви власти без непосредственного участия ее представителей?

— Можно. Мы исходили из того, что Концепция требует реализации через законопроект, а судьи отстранены от политической и законотворческой деятельности.

— Ну, это уже софистика.

— Нет, потому что в противном случае при создании Концепции доминировала бы ведомственная составляющая. На примере СНБОУ, создававшем концепцию реформирования правоохранительной системы, мы убедились, что в таком случае Концепция создается исключительно на базе тех правоохранительных органов, которые и следует реформировать. А реформировать будут исключительно под себя. И если исходить из доктринальных позиций, то меня не интересует мнение судей о том, как их следует реформировать. Меня интересует мнение граждан, не удовлетворенных сегодня судебной системой.

— Но не удовлетворенные судебной системой люди не имеют понятия о том, как сделать ее лучше.

— Так и судьи по большому счету не знают. Кроме того, судейский корпус сегодня не соответствует заданию — защищать права граждан. В работе комиссии принимали участие судьи в отставке Бойко, Василенко, Онопенко, Шишкин. Действующие судьи пусть занимаются своей непосредственной работой. Мы прислали проект Концепции Совету судей. Но, по нашему мнению, он занял сугубо ведомственную позицию. Хотя и были толковые замечания, связанные непосредственно с формулировками, отдельными аспектами. После этого мы приняли решение обратиться ко всем судьям Украины. Концепция была направлена во все апелляционные суды с поручением разослать ее низовым судам. В результате нам поступило более 70 писем с предложениями, соображениями, замечаниями, подписанных председателями соответствующих судов. Так вот, на уровне местных судов Концепцию преимущественно поддерживают. А чем выше суд, тем больше было критики, за исключением Высшего административного суда. Хозяйственный суд критиковал только тот момент, что в Концепции предусмотрена ликвидация самостоятельной хозяйственной юрисдикции и вмонтирование ее в общегражданскую юрисдикцию. Но это подход с точки зрения собственного кресла. Другие же вопросы никто фактически не критиковал. Верховный суд, в сущности, тоже видит только себя. Он и раньше не мог смириться со своей ролью академического учреждения, за которым последнее слово, рассматривающего дела лишь в исключительных случаях. Сегодня он роботает в режиме конвейера. В таком случае ВС должен состоять примерно из 25 судей, а не ста, как сегодня. Понятно, что это вызывало и вызывает критику, но исключительно с точки зрения сохранения своего кресла. А ведь суд создан не ради судей.

— Интересна позиция судей, обратившихся в комиссию с письмами. Они больше касались узковедомственных вопросов или все-таки демонстрировали заинтересованность в оптимальном обустройстве ветви власти с точки зрения интересов общества и государства?

— Были, например, такие, которые просто писали — не нравится. А почему и как сделать лучше — ни слова. Аргументированного, глобального подхода, где не просматривался бы собственный интерес, практически не было. Больше возмущались, что у них забирают премиальные. Еще не хотят сдавать экзамены экзаменационной комиссии, а особенно недовольны тем, что судьи, которые идут на избрание повторно, снова будут вынуждены сдавать квалификационные экзамены. Но ведь законодательство изменяется. Да и судей, проработавших не один десяток лет, сегодня фактически нужно переучивать, потому что действует новый ГК, совершенно новые процессы, новые кодексы.

— Можно создать самую замечательную Концепцию, но без просчета необходимых финансов она мало чего будет стоить. Да, дешевое правосудие обходится дорого, тем не менее мы не можем позволить себе воплощать в жизнь концепции, не просчитав, во что это выльется в финансовом плане. Создали уже на бумаге административные суды, например. Вы думали над этим?

— Цифрами должно заниматься правительство, Минюст, парламент. Пусть они вместе с Государственной судебной администрацией вырабатывают конкретные подходы и просчитывают. Это проблема государственных институций, имеющих отношение к бюджету. Что касается административных судов, то проблема не в отсутствии денег, а в отсутствии желания.

— Предлагаемая в Концепции система судов частично напоминает микс из зарубежного и отечественного опыта и предполагает серьезную ломку действующей системы. Вы считаете свой вариант близким к идеалу?

— Считаю, что она приближена к идеалу, в частности, с точки зрения специализации. Я категорически против широкой юрисдикции общих судов. В то время, когда я работал судьей, самыми тяжелыми для нас были дела, связанные с жилищными кооперативами. По своей сложности это не идет ни в какое сравнение с делами, рассматриваемыми судами сегодня. Но даже тогда, например, в Кировском суде г. Кировограда, где я работал, существовала специализация, и это было оправдано. Кроме специализации судов необходима специализация судей.

Судебная система, как любая государственная машина, должна работать в гармонии. Для этого необходимо реализовать три принципа: принцип специализации, территориальности (привязка к определенному району) и инстанционности (т.е. должно быть обеспечено право на пересмотр судебного решения в суде высшего уровня). Что касается последнего, то судами первой инстанции должны быть только суды, непосредственно привязанные к населению. А сегодня судами первой инстанции являются и апелляционные. Таким образом, стройной судебной системы не существует.

Специализированной должна быть вся система судов общей юрисдикции, а не только отдельная ее часть. Специализация судов должна происходить по отраслевым признакам и обусловленным ею видом судопроизводства. Это гражданская, уголовная и административная юстиции, а также хозяйственная как особая разновидность гражданской. Наряду с судами общей юрисдикции будут действовать хозяйственные и административные. На следующем этапе реформы будет введена специализация судов с их разделением на гражданские, уголовные и административные.

Территориальная организация местных и апелляционных судов не должна быть жестко привязана к административно-территориальному делению. Определяющим здесь должен быть критерий приближенности этих судов к человеку и обеспечение независимости судов от местной власти. Месторасположение суда должно определяться с учетом транспортных связей.

— Если говорить о новшествах, которые коснутся дисциплинарных и квалификационных комиссий, что вы считаете наиболее принципиальным?

— Мы сохраняем квалификационные комиссии в регионах, но забираем у них дисциплинарные и право давать рекомендацию на избрание судей. Формированием судейского корпуса с точки зрения назначения и избрания будет заниматься только Высшая квалификационная комиссия судей Украины. Прежде всего их деятельность должна основываться исключительно на профессиональной основе, с отрывом от производства. Кроме того, эти люди не должны находиться в административном подчинении руководителей судебной системы. Таким образом, это должны быть или судьи в отставке, или лица, которые ранее были судьями и имеют судейский стаж не менее 10 лет. Квалификационная комиссия также должна быть отделена от дисциплинарной. Создавая их в центре, мы выводим их из-под влияния руководства, в частности местного.

— Удобна ли такая централизация? Сколько времени уйдет у судьи на то, чтобы попасть на заседание дисциплинарной комиссии?

— Да, им придется ездить сюда. Пусть не нарушают, тогда их не будут вызывать. Кроме того, вводится институт судебных инспекторов, также из бывших судей, которые будут ездить для изучения ситуации на местах для первичной проверки поступившей информации.

Сегодня квалификационный экзамен сдают только лица, назначаемые на должность судьи впервые. В соответствии с Концепцией, такой экзамен будут сдавать и судьи, которые идут на бессрочное избрание. Следует подробно расписать, что это будут за экзамены, какие предметы, как будет сдаваться экзамен. Будет проводиться анонимное тестирование.

— Каковы перспективы специального образования для судей?

— Сегодня системы образования судей фактически нет. Начинать решение этого вопроса необходимо с выработки общих параметров юридического образования, переделки и унификации учебных программ. Следующий вопрос — снятие с аккредитации ряда учебных заведений, которые дают юридическое образование, но не могут надлежащим образом готовить юристов.

Мы предполагаем, что кандидатом на должность судьи может быть магистр.

Считаем необходимым для кандидата на должность судьи прохождение обязательного курса практического обучения в Академии судей. В период становления этот курс может длиться около полугода. Вообще работа этого учреждения требует коренных изменений.

— Если исходить из идеалистического представления о том, что судья пришел на свой пост не зарабатывать любыми способами, а честно выполнять свой долг, то в чем заключаются наибольшие риски, если говорить о рычагах влияния на такого судью?

— Прежде всего распределение дел. В Гражданском процессуальном кодексе, Кодексе административного судопроизводства записано, что дела распределяются в порядке жеребьевки. Но, насколько мне известно, таким образом дела распределяются только в Верховном суде. Откровенно могу сказать, что на уровне местных судов этого нет. Хотя это прямое невыполнение закона.

Еще один рычаг — финансовое обеспечение, доплаты судьям. Раньше оплата труда судьи производилась в соответствии с двумя категориями: оклад и выслуга лет. Затем ввели третью категорию — классные чины. В Концепции и есть эти три категории. Но сегодня существуют премиальные, которые зависят от председателя суда. Кстати, больше всего замечаний, пришедших от судей в связи с Концепцией, касались именно этого пункта — все интересовались, почему у них забирают премии, а председатели судов возмущались тем, что их лишают права давать премии. А ведь такое право председателя — это эффективнейший механизм для незаконного влияния на судью. Есть возможность — поднимите оклад, а премий для судей вообще существовать не должно.

Незаконное влияние на судей может осуществляться и с использованием категории льгот, предусмотренных сегодня Законом «О статусе судей»: от предоставления детского садика до жилья. Что касается жилья, мы предлагаем вместо предоставления квартир предоставлять судье беспроцентный кредит. Этот кредит будет одинаковым для всех судей в определенной местности, в зависимости от реальных цен на жилье там. Таким образом, в частности, удастся избежать распространенного злоупотребления, когда отдельные судьи многократно получали квартиры за счет государства.

П.Пилипчук: «Прежде чем разрушить, нужно подумать»

Первый заместитель председателя Верховного суда Украины Петр Пилипчук:

— Принимать Концепцию дальнейшего реформирования законодательства, которое регулирует построение и функционирование судебной системы, необходимо. Отсутствие четких ориентиров относительно целей и приоритетов развития этого законодательства приводит к броуновскому движению в законотворческом процессе. Именно это стало одной из причин кризисных явлений в правосудии, запредельных нагрузок на судей, волокиты при рассмотрении судебных дел.

Предоставленный проект Концепции содержит множество идей, реализация которых позволит сделать решительные шаги в сторону усовершенствования отечественного судопроизводства. Вместе с тем, как я считаю, его необходимо существенно доработать, учитывая при этом замечания и предложения судей и представителей науки. Пока же он может лишь послужить основой для будущей Концепции.

В Концепции должна быть, прежде всего, определена цель реформы, которая, как я полагаю, заключается в построении в Украине надежной, эффективной, оптимальной судебной системы, которая бы гарантированно могла защитить права человека. Должны быть определены этапы, позволяющие достичь эту цель. И, вне всякого сомнения, следует подсчитать, во сколько обойдется каждый из этих этапов госбюджету. Речь идет об очень серьезных суммах. Без финансового обоснования мы можем создать множество виртуальных судов на бумаге, как это сделали с административными судами, вертикаль которых существует пока теоретически. Однако в предоставленном проекте Концепции эти моменты не определены.

Проект Концепции чрезвычайно затеоретизирован. Ряд положений носит дискуссионный характер. Президент или парламент, утвердив эту Концепцию, возьмут на себя ответственность за пространные и достаточно спорные теоретические выкладки. В силу того, что проект содержит слишком много теории, конкретные мероприятия и шаги теряются между этими научными размышлениями.

— Вы считаете, что данную Концепцию можно было бы взять за основу и доработать. С какими ее положениями вы принципиально не согласны?

— Прежде всего с тем, что Концепция предусматривает реформирование судебной системы без вмешательства в Конституцию, чего нельзя делать. Нынешняя судебная система создана на основании Конституции, другое дело, что ее фактическое создание так и не завершено. Именно в статье 125 Конституции заложена причина того, что наша судебная система получилась громоздкой и несбалансированной. Именно эта статья не позволяет оперативно и в зависимости от потребностей текущего дня вносить коррективы в судебное устройство. Например, в соответствии с этой статьей специализированные суды состоят из четырех уровней, а общие — из трех. Это порождает парадоксы. Например, в том случае, когда одно предприятие отсуживает у другого деньги, такой спор может пройти четыре судебных инстанции. Для того чтобы лишить человека свободы на 15 лет, достаточно трех, а пожизненно — и двух судебных инстанций. Авторы проекта вместо того, чтобы оптимизировать судебную систему, предлагают этот четырехуровневый принцип распространить и на общие суды. Даже очень богатые страны не позволяют себе иметь такую систему. Тем более доказательств, что она будет функционировать более эффективно, не существует.

То есть тот факт, что современная судебная система требует реформирования, — бесспорен. Но начинать надо с Конституции. Реформирование же, которое предлагается, будет очередным экспериментом над правосудием и людьми, оно может привести к параличу судебную деятельность, массовому нарушению прав человека и совершенно напрасному использованию больших денег.

Совет судей поручил своему комитету по судебно-правовой реформе, взяв эту Концепцию за основу, предложить свой вариант. Думаю, в ближайшее время мы закончим эту работу.

— Какими принципиальными моментами вы собираетесь дополнить существующую Концепцию?

— Причина кризиса, существующего сегодня в судебной системе, вовсе не связана с ее построением. Она прежде всего в существующем процессуальном законодательстве — низкокачественном, противоречивом, несбалансированном, неунифицированном. Отдельные очень важные процедуры им вообще не урегулированы. Это первая проблема, обусловившая кризис правосудия.

Из нее непосредственно вытекает вторая проблема — огромная нагрузка на судей. Мы не выступаем за увеличение количественного состава судей (имеется 8 тыс. должностей, из них — 1,5 тыс. вакансий). Обеспечить качественное рассмотрение дел такой численный состав судей в состоянии. Но следует, во-первых, упростить значительную часть судебных процедур, особенно в судах первой инстанции. Действующие Гражданский процессуальный и Кодекс административного судопроизводства обязывают судей выносить множество судебных решений, там где вопрос может быть решен простой резолюцией. Уголовно-процессуальный кодекс 60-го года чрезвычайно устарел. В него было внесено огромное количество правок, и сегодня он совершенно разбалансирован. Многие процедуры законом не урегулированы. Так, в январе 2003 года Конституционный суд Украины принял решение, в соответствии с которым постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в суде. Но соответствующей процедуры нет до сих пор. Судьи сами придумывают, у кого принимать жалобу, в какие сроки ее рассматривать, какой документ выносить в результате рассмотрения, может ли соответствующее решение быть обжаловано и каким образом. Верховный суд принял постановление пленума по этому поводу, фактически взяв на себя полномочия по созданию нормативных актов, что недопустимо. А как быть в подобных ситуациях? К неурегулированным вопросам относится, например, процедура раскрытия судом банковской тайны. Она может выполняться до возбуждения уголовного дела и после. Соответственно и процедуры должны быть разными. Но их вообще не существует ни в процессуальном кодексе, ни в специальных законах, регламентирующих банковскую деятельность.

Таким образом, первоочередная задача по преодолению кризиса в правосудии — внесение изменений в действующее процессуальное законодательство с тем, чтобы отработать оптимальные процедуры. Из подсудности судов безболезненно можно изъять множество категорий дел. Можно предусмотреть сокращенные судебные процедуры для конкретных ситуаций. Можно предусмотреть для ряда случаев составление немотивированных судебных решений. С тем чтобы уменьшить нагрузку на Верховный суд, необходимо установить «процессуальные фильтры» (повысить требования к кассационным жалобам, предусмотреть ответственность за подачу заведомо необоснованных жалоб и т.п.).

Вторая проблема, обусловившая кризис судебной власти, это снова-таки еще не судоустройство, а вопрос кадров. Прежде всего, обучение. На стоматолога, налоговика или прокурора у нас учатся, на судью — нет. Созданная Академия судей практически не функционирует. Ей выделяется в 20 раз меньше средств, чем аналогичным учебным заведениям, например, Академии Государственной налоговой администрации.

Процедура подбора кадров сегодня осуществляется тремя органами, но является непрозрачной, отсутствует конкурсный отбор. Мы же считаем: там, где есть много желающих занять судейскую должность, необходимо проводить конкурс, отбирая лучших. В больших городах желающих занять должность судьи очень много. Он может составлять примерно 10—15 человек на место, например, в Киеве или во Львове. Сегодня подбор кадров — это фактически закрытая процедура. И в кресле судьи оказываются люди, не пригодные для такого рода деятельности.

С кадровой проблемой связан следующий чрезвычайно важный вопрос — это проблема ответственности судей. В связи с непродуманными реформами мы утратили рычаги влияния на судей, которые стали независимыми уже не только от иных ветвей власти, но и от закона. Такие судьи есть, и, пользуясь тем, что ни квалификационная комиссия, ни высшие суды, ни Верховный суд, ни Совет судей не имеют сегодня инструментов, позволяющих проверить профессиональную деятельность судьи, принимают любые решения. Особенно по делам, где решение устраивает всех, то есть не будет оспариваться или не может обжаловаться в принципе.

Я не отношу себя к ретроградам, но отмена института судебного надзора, когда председатель суда мог вмешаться и исправить судебную ошибку, особенно если она очевидная, принесла много вреда. Сегодня, готовя обобщение судебной практики, я вижу по материалам дела, что человек осужден незаконно, и не могу инициировать вопрос о пересмотре этого судебного решения.

Сегодня вопрос ответственности судей за нарушение ими требований присяги или закона является чрезвычайно актуальным. Необходимо немедленно создать действенный инструмент, с помощью которого Верховный суд, Совет судей, Квалификационная комиссия могли бы проверить деятельность судьи.

— Это судебная инспекция?

— Да. У председателя Верховного суда есть функция — инициирование привлечения судей к дисциплинарной ответственности. А действенного инструмента, позволяющего проверить деятельность судьи, нет. То есть необходимо, чтобы существовали инспекции, которые имели бы полномочия приехать, например, в район, и ознакомиться с профессиональной деятельностью судьи. Мы используем в этом плане возможности Совета судей, но по-настоящему действенного механизма у нас нет.

Авторы Концепции прекрасно понимают важность решения вопросов кадрового обеспечения судебного корпуса. Предлагается введение множества полезных и правильных новшеств. Вместе с тем отдельные из них требуют глубокого изучения, широкого обсуждения. Например, предлагается все вопросы, связанные с определением уровня профессиональной подготовки кандидатов на судейские должности и судей, присвоение судьям квалификационных классов возложить на единую в Украине Высшую квалифкомиссию. Вопросы привлечения судей к ответственности предлагается возложить на единую Дисциплинарную комиссию. Насколько эффективными будут эти структуры неизвестно, но понятно, что для их создания и функционирования надо много денег, тысячам кандидатам в судьи и судьям придется за счет государства постоянно ездить в Киев. А не приведет ли такое сосредоточение власти в этих органах до коррупции в них?

— Как минимизировать рычаги незаконного влияния на судью? Насколько успешно внедряется вместо распределения дел председателями судов распределение их по случайному принципу — довольно несложный способ нейтрализации реальных рычагов административного давления на служителя Фемиды?

— Прежде всего каждый судья, придя на должность, должен обладать сильным иммунитетом от давления. В противном случае влиять на него будет если не председатель суда, то жена, сосед или народный депутат. То есть это в большей степени кадровый вопрос, вопрос не только профессионализма, но и волевых и моральных качеств судьи. Что касается распределения дел, это действительно может быть использовано в качестве инструмента влияния на судью.

Пятого сентября прошлого года председатель Верховного суда подписал письмо, в котором рекомендовал всем судам искоренить практику распределения судебных дел председателями судов и внедрить распределение дел на случайной основе. Что, кстати, уже предусмотрено в гражданском и административном процессах.

Можно сказать, что в целом это исполняется. Но все мы инертны, и в некоторых судах инерция оказалась настолько сильной, что председатели до сих пор распределяют дела.

Кроме того, существует практика вмешательства в судебную деятельность со стороны иных ветвей власти, средств массовой информации. Мы стараемся ориентировать судей не поддаваться такому давлению. Но я думаю, что определенное влияние на судебную деятельность эти факторы имеют.

Сейчас Совет судей вырабатывает определенные меры для противостояния хотя бы такому влиянию на суды, которое носит системный характер.

Кстати, в последнее время средством влияния на суд стала и улица. К сожалению, нет закона, который регламентировал бы действия митингующих. Они беспрепятственно блокируют суды. И, конечно, есть судьи, которые хотят вынести популярное решение. А это очень опасно.

Сегодня есть также такие рычаги влияния на судей, как практика назначения, избрания судей на должности и назначение судей на административные должности. В последний год назначение судей на такие должности происходит быстрее. До 2005 г. у нас было огромное количество судов без председателей, а соответствующие материалы месяцами лежали без движения в администрации президента. Теперь эта тенденция уменьшилась. Однако мы говорим о принципе — назначать на должность председателя суда должен не президент и не парламент. Судьи ведь не назначают администрацию на местах, почему же нам администраторов назначает другая, равноценная ветвь власти? Да и где тут логика, если председателя ВС по Конституции, избирают судьи, пленум, а других председателей назначает президент? Это должно осуществляться через судейство — то ли через Совет судей, то ли через председателя Верховного суда, то ли через пленум. Кстати это предлагается в проекте Концепции.

— Сегодня финансирование судов действительно значительно улучшилось, как об этом часто говорят? Новые зарплаты судьи реально получают?

— По сегодняшний день суды, кроме Верховного и высших судов, финансируются примерно на 40% от существующей потребности. Не всегда обеспечиваются материально даже процессуальные потребности судов, без удовлетворения которых правосудие становится ущербным. Что касается зарплаты, должностными лицами самых разных уровней неоднократно было обещано, что судья районного суда будет получать не меньше 5 тыс. гривен. С сентября прошлого года Кабмин установил такой алгоритм начислений зарплаты, что мы действительно выходим на такую сумму. Фактически этого не произошло, потому что там есть одна надбавка, зависящая от того, профинансирована она или нет. Если денег нет, она не проплачивается. В связи с этим на бумаге эта зарплата есть, а на самом деле нет.

Именно вещи такого плана должны найти свое отражение в Концепции. Там четко должны быть определены мероприятия, реализация которых обеспечит судье и работнику аппарата суда достойную зарплату и финансирование судов в размере 100% от потребностей. Именно конкретные мероприятия, а не декларации.

При принятии новой Концепции финансовую сторону вопроса ни в коем случае нельзя игнорировать. Надо иметь четкое представление о том, сколько и когда денег понадобится для реализации того или иного положения Концепции.

Некоторые утверждают, что реформирование судебной системы невыгодно именно Верховному суду исключительно из политических соображений, поскольку он будет лишен многих полномочий. Так вот, никаких политических соображений у меня нет. А за державу обидно. Ведь мы видим реальное намерение обескровить Верховный суд, по существу разрушить его, поскольку без кассационных полномочий он не сможет эффективно выполнять первейшую свою функцию — обеспечение одинакового применения закона судами страны. Я считаю, что перед тем как разрушать, нужно хорошенько подумать.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама