ТАЙНЫ. ВЕРСИИ. ПОДОПЛЕКА ПОКУШЕНИЯ В КРЕМЛЕ: ОТ ЛЕНИНА ДО ЕЛЬЦИНА ГЛАВА ПЕРВАЯ ПРОРЫВ В ЗАПРЕТНУЮ ЗОНУ ТЕРАКТЫ ПРОТИВ ЛЕНИНА: СКОЛЬКО ИХ БЫЛО

16 декабря 1994, 00:00

Читайте также

Сразу оговорюсь: эта тема в советской историографии освещалась очень сдержанно. Информация для широкой публики и вовсе носила ограниченный характер.

Что же, будем прорываться в запретную до недавних времен для исследователей зону.

Итак, к делу: случаев покушения на жизнь Ленина до Октябрьской революции историографией не зафиксировано.

Первая попытка произошла через полтора месяца после того, как большевики-ленинцы захватили власть в Петрограде.

Это случилось в первый день нового, 1918 года. Часы показывали 19.30, когда со стороны Фонтанки раздались выстрелы по автомобилю, который появился на Симеоновском мосту. Швейцарский социал-демократ Фридрих Платтен, сидевший в автомобиле вместе с Лениным и его сестрой Марией, успел пригнуть голову соседа, но сам при этом был ранен в руку.

Факт достаточно известный. Единственное, что не предавалось огласке, - это состав участников акции. Впрочем, ни задержать, ни тем более установить личности стрелявших чекистам не удалось. Террористы, а их было 12 человек, скрылись.

Подробности покушения не раскрывались, может быть, и потому, что в нем участвовали работники петроградской милиции. Сообщать об этом было крайне невыгодно - кто мог поднять руку на вождя?! Правда, часть нападавших в прошлом были царскими офицерами. Но это выяснилось позднее, когда террористы бежали в Новочеркасск - центр будущего белогвардейского движения.

Кое-кому из них удалось выжить в гражданской войне. Оказавшись в эмиграции, они и поведали подробности покушения. Организовал его князь Д.И.Шаховской, выделивший на эти цели полмиллиона рублей.

Если этот случай, хотя и скупо, но все же находил отражение в исторической литературе, то второй, о котором пойдет речь ниже, не афишировался.

Он произошел буквально через две недели после нападения на автомобиль Ленина на Симеоновском мосту. В середине января того же 1918 года В.Д.Бонч-Бруевичу доложили, что к нему на прием просится солдат по фамилии Спиридонов, который хочет сообщить нечто, имеющее государственную важность.

Солдат был тотчас же принят. Представившийся как георгиевский кавалер Спиридонов поведал изумленному Бонч-Бруевичу, что ему поручено выследить, а потом захватить или убить Ленина. Обещано вознаграждение в 20 тысяч золотых рублей.

Бонч-Бруевич позвонил Ворошилову, который в ту пору возглавлял Чрезвычайную комиссию по охране Петрограда. Явившегося с повинной Спиридонова допросили в комиссии и выяснили, что покушение на Ленина готовилось «Союзом георгиевских кавалеров» Петрограда.

Лишенные своих прежних почестей, и особенно привилегий, георгиевские кавалеры решили расквитаться с тем, кто уравнял их с серой солдатской массой, предал забвению боевые заслуги, объявив войну с германцами чуждой интересам русского народа.

В ночь на 22 января чекисты нагрянули на конспиративную квартиру заговорщиков на Захарьевской улице, 14. При обыске были найдены винтовки, револьверы и ручные бомбы. С поличным попались участники готовившегося покушения - бывший адъютант командующего Московским военным округом поручик Г.Ушаков, капитан А.Зинкевич, военврач М.Некрасов и другие.

Арестованных георгиевских кавалеров препроводили в Смольный. Началось следствие. Однако его ходу помешало наступление немцев на Петроград. Этим обстоятельством и воспользовались арестованные. Они обратились с просьбой направить их на фронт в составе формировавшегося броне-отряда. Бонч-Бруевич доложил о их желании Ленину. На записке Бонча Ленин написал: «Дело прекратить. Освободить. Послать на фронт».

Дальнейшая судьба участников готовившегося теракта не известна.

Еще одно покушение (если его можно назвать таковым) на Ленина состоялось в январе 1919 года. Автомобиль, в котором ехал Ленин с сестрой Марией и красногвардейцем, попал в поле зрения уголовников, которыми руководил бандит Корольков.

Это было уже после переезда правительства из Петрограда в Москву. Ленин намеревался посетить заболевшую в Сокольниках Крупскую. Красногвардеец крепко держал в руках бидон с молоком - чтобы не расплескалось. Сей продукт был в Москве большим дефицитом.

По дороге в Сокольники неизвестные вооруженные люди дали знак шоферу остановиться. Полагая, что это патруль, законопослушный пассажир велел водителю притормозить. Налетчики приказали ездокам покинуть машину. Удостоверение, протянутое Лениным, было прочитано полуграмотным Корольковым как «Левин» и еще больше укрепило его в мысли о том, что перед ним преуспевающий предприниматель, разъезжающий в собственном авто.

Бандиты высадили пассажиров и сами сели в машину. Корольков прихватил с собой и удостоверение Ленина. Красногвардеец не смог оказать сопротивления, поскольку его руки были заняты бидоном с молоком. Налетчики скрылись, оставив сановных ездоков на пустынной улице.

Конфузия была превеликая. Дзержинский лично возглавил операцию по поимке наглеца Королькова. Вскоре его выследили, окружив на «хазе». Выкуривали с помощью гранат. Но везучему, бандиту удалось скрыться. Поймали его спустя некоторое время, но живым он не дался. Чекист пристрелил матерого уголовника.

Ленин был чрезвычайно раздосадован этим происшествием. Тем не менее шутил:

-Когда стоит выбор: кошелек или жизнь и сила на стороне нападающих разбойников, надо быть окончательным идиотом, чтобы выбрать кошелек.

Кстати, вместе с удостоверением председателя Совнаркома Корольков увез и личный браунинг Ильича.

Из всех четырех покушений на Ленина самое знаменитое, конечно, покушение Фанни Каплан. И самое запутанное.

ФАННИ КАПЛАН НЕ РАССТРЕЛЯЛИ!

Эхо роковых выстрелов, прозвучавших 30 августа 1918 года, не утихает до сих пор.

Покушение, приписываемое Фанни Каплан, привлекло мое внимание еще и потому, что оно - единственное, которое достигло своей цели. Ленин был ранен двумя пулями.

Согласно официальной версии, Каплан была задержана на месте преступления, созналась в том, что именно она стреляла в Ленина и через четыре дня после теракта была расстреляна комендантом Кремля Павлом Мальковым, который, согласно опубликованным его запискам, собственноручно привел приговор в исполнение.

И тут начинается самое невероятное: находятся люди, видевшие «неистовую Фанни» после... ее расстрела, игравшую в мяч во дворе тюрем в Верхнеуральске и Златоусте, вязавшую чулок в камере суздальской темницы, слушавшую репродуктор и читавшую газеты в других, тоже не столь отдаленных местах.

Люди, рассказывавшие мне об этом, ссылались на знакомых охранников, надзирателей, которые делились с ними когда-то важной тайной. По одной версии, террористку выпустили в конце мая 1945 года. Это была полуслепая больная женщина. Умерла она якобы в 1947 году, прожив на свободе не многим более года. О том, что она стреляла в Ленина, Каплан узнала только на следствии. В действительности Фанни находилась на другом конце Москвы от завода Михельсона. Следователи, мол, и не настаивали на том, что именно она готовила теракт. Просто ее осудили как эсерку, арестованную в числе других по подозрению в покушении.

Автором другой версии является бывший прокурор отдела по надзору за местами заключения Челябинской областной прокуратуры Иосиф Наумов. Его отец, работавший вместе с Орджоникидзе и Пятаковым, сказал как-то сыну, что по распоряжению Ленина Каплан не расстреляли, а осудили на пожизненное заключение. Став прокурором, Наумов в 1942 году осматривал камеры в Верхнеуральской тюрьме. Сопровождавшие надзиратели сказали, что в одной из лучших камер - 25 кв.м., два больших окна с решетками, деревянный стол и стул - до 1939 года содержалась Фанни Каплан. Отсюда, после того, как тюрьму законсервировали, Каплан вывезли в Соликамск. Вместе с ней якобы уехали Радек и Сокольников.

После посещения Верхнеуральской тюрьмы Наумов поинтересовался судьбой Каплан у начальника тюремного отдела областного управления НКВД. Тот долго молчал в ответ, а потом сурово спросил у любопытного молодого прокурора:

- А разве вам не известно, что это особая государственная тайна?

Все это, как говорится, из версии «Хотите верьте, хотите нет». Находились очевидцы, якобы встречавшие Фанни Каплан то в Сибири, то на Урале, то в Воркуте, а то и на Соловках. Одни уверяли меня, что видели террористку в роли сотрудницы тюремной канцелярии, другие - в роли библиотекарши. Я согласно кивал головой, записывал полученные сведения в тетрадку, не веря услышанному. Но служебное положение заставляло фиксировать все самые невероятные факты.

Обращение в тогда закрытые архивы потрясло. Мне показали протокол допроса Новикова В. А., заявившего в 1937 году, что он встречал Фанни на прогулке в тюремном дворе в Свердловске в 1937 году. Личность Новикова представляла интерес еще и потому, что он проходил по делу как участник покушения на Ленина в 1918 году. Из показаний Новикова следовало, что он встретил Каплан в июле 1932 года во время прогулки в тюремном дворе. Каплан шла в сопровождении конвоира. Несмотря на то, что она сильно изменилась, Новиков сразу же ее узнал. Однако переговорить с ней ему не удалось. На допросе Новиков сказал, что ему неизвестно, узнала она его или нет, во всяком случае, вида не подала. Все еще сомневаясь в том, что встретил Фанни Каплан, Новиков решил проверить это.

В Свердловской тюрьме содержался некто Кожаринов, которого привлекли к работе в качестве Переписчика. Новиков обратился к нему с просьбой посмотреть списки заключенных. Через некоторое время Кожаринов сообщил Новикову: действительно в списках свердловской тюрьмы числится направленная из политизолятора в ссылку Каплан Фаня. Но под другой фамилией - Ройд Фаня.

НАСТОЯЩАЯ ФАМИЛИЯ

Знойным летним днем 1907 года скрупулезный чиновник Киевской губернской тюремной инспекции, изнывая от жары и усердия, сочинял статейный список №132.

Имя, отчество, фамилия или прозвище и к какой категории ссыльных относится?

- Фейга Хаимовыа Каплан. Каторжная.

Куда назначается для отбытия наказания? - Согласно отношения Главного Тюремного Управления от 19 июня 1907 г. за № 19641, назначена в ведение Военного Губернатора Забайкальской области для помещения в одной из тюрем Нерчинской каторги.

Следует ли в оковах или без оков? - В ручных и ножных кандалах.

Может ли следовать пешком? - Может.

Требует ли особо бдительного надзора и по каким основаниям? -Склонна к побегу.

Состав семейства ссыльного. - Девица.

Рост. - 2 аршина 3 1/2 вершка.

Глаза. - Продолговатые, с опущенными вниз уголками, карие.

Цвет и вид кожи лица.

- Бледный.

Волосы головы. - Темно-русые.

Особые приметы.- Над правой бровью продольный рубец сант. 21/2 длины.

Возраст. - По внешнему виду 20 лет.

Племя. - Еврейка.

Из какого звания происходит? - По заявлению Фейги Каплан, она происходит из мещан Речицкого еврейского общества, что по проверке, однако, не подтвердилось.

Какое знает мастерство?

Белошвейка.

Природный язык. - Еврейский.

Говорит ли по-русски? - Говорит.

Каким судом осуждена? - Военно-полевым судом от войск Киевского гарнизона.

К какому наказанию приговорена? - К бессрочной каторге.

Когда приговор обращен к исполнению? - 8 января 1907 года.

В момент составления статейного списка Фейге Каплан исполнилось 16 лет. Девушка примкнула к анархистам и вызвалась осуществить террористический акт в отношении киевского губернатора. Но бомба взорвалась преждевременно, дома, и Фанни получила сильную рану. Военно-полевой суд приговорил ее к смертной казни. Высшая мера наказания была заменена по молодости лет пожизненной каторгой.

«По-еврейски мое имя Фейга, - писала она в своих показаниях. - Всегда звалась Фаня Ефимовна».

До 16 лет Фанни жила под фамилией Ройдман, а с 1906 года стала носить фамилию Каплан. Подруги-каторжанки утверждали, что у нее было и другое имя - Дора. Под этим именем ее хорошо знала Мария Спиридонова.

Отбывая «вечную» каторгу в Акатуе и Нерчинске, Каплан-Ройдман ослепла. Сказалось ранение при внезапном взрыве бомбы. Полная потеря зрения наступила 9 января 1909 года. Она и раньше теряла зрение, но на непродолжительное время. А в четвертую годовщину «кровавого воскресенья» перестала видеть окончательно. Прозрение наступило только через три года, но последствия травмы мучали ее всю оставшуюся жизнь.

Обстоятельство немаловажное, особенно в связи с покушением на жизнь Ленина 30 августа 1918 года.

ВРЕМЯ «X»

Возникает вопрос: могла ли полуслепая женщина дважды попасть в вождя, стреляя при этом в темноте? И вообще, когда состоялось покушение?

Определение времени «X» очень важно. К сожалению, в разных источниках оно указывается по-разному. Причем расхождение весьма существенное, достигающее нескольких часов.

Официальное время покушения - 7 часов 30 минут вечера. Оно фигурирует в многотомной «Истории гражданской войны в СССР» и в других авторитетных источниках. Это время указано в обращении Моссовета, опубликованном в «Правде». Но в этом же номере газеты в хронике новостей содержится сообщение, что покушение имело место около 9 вечера.

Дальше - больше. Шофер Ленина С.Гиль, который дал показания в день покушения, заявил: «Я приехал с Лениным около 10 часов вечера на завод Михельсона». Это утверждение опубликовано в журнале «Пролетарская революция» (№№6-7 за 1923 год). Для дотошных читателей назову страницу - 277.

Согласно рассказу Гиля, выступление Ленина на заводе длилось около часа. Стало быть, выстрелы прозвучали не ранее 11 часов вечера. А в это время уже темно. К тому же Каплан задержали с зонтиком, что свидетельствует о пасмурной погоде. Зачем ей было брать зонтик в безоблачную погоду? Да и Владимир Ильич, отправляясь на завод, прихватил с собой пальто. Следовательно, можно говорить о том, что 30 августа сумерки наступили раньше, чем обычно, из-за облаков и накрапывающего дождя.

Сдвиг времени «X» в более светлую часть дня произошел, по-видимому, из-за стараний Бонч-Бруевича. Какую цель он преследовал этим неизвестно, но его воспоминания, ставшие основой хрестоматийной версии, полны противоречий, неточностей и недомолвок. Бонч, например, уверяет, что узнал о покушении в 6 часов вечера. Он вводит в свое повествование рассказ Гиля, якобы поведанный ему лично, но основные детали этого рассказа входят в противоречие с опубликованной версией ленинского шофера.

Если, действительно, выстрелы прозвучали около 11 вечера, в темноте, то Каплан, имевшая сильный дефект зрения, вряд ли способна была совершить теракт с той точностью, с которой он был осуществлен.

ЕСЛИ НЕ КАПЛАН, ТО КТО?

Сомнений в том, что теракт совершила Каплан, все больше и больше. Хотя полностью ее участия в покушении на Ленина исключить нельзя. Скорее всего, ее использовали только для организации слежки и осведомления исполнителя о времени и месте выступления Ленина на митинге. Ведь на следствии она даже не смогла ответить на вопрос о количестве произведенных выстрелов: «Сколько раз выстрелила, не помню». Согласитесь, это более чем странно для опытно и» профессиональной террористки.

Должен сразу отметить: обстоятельства покушения на Ленина 30 августа 1918 года очень и очень туманны. При более глубоком ознакомлении с допросами Каплан и другими материалами дела возникает множество вопросов. И самый существенный: нет данных, подтверждающих ее умение владеть оружием.

Некоторые мои собеседники считают, что стреляла вовсе не Каплан. Кстати в первых документах речь идет о двух стрелявших. В воззвании ВЦИК от 30 августа 1918 года говорится: «Всем Советам рабочих, крест., красноарм., депут., всем армиям, всем, всем, всем. Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов.Ленина. По выходе с митинга тов.Ленин был ранен. Двое стрелявших задержаны. Их личности выясняются...» Подписано воззвание Свердловым.

Кто же второй? Его фамилия Протопопов. Он сразу же был расстрелян. Раньше, чем Каплан. Не странно ли? Кстати, о Протопопове нет никаких сведений. Был человек - и нет его! Исчез бесследно.

Через 20 лет - в 1938 году - НКВД «раскрыл», что покушение на Ленина вместе с эсерами организовал Бухарин, что Каплан по его заданию стреляла в Ленина отравленными пулями. Как было на самом деле, сегодня вряд ли кто ответит.

(Продолжение следует.)

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00