ТАБЕЛЬ О РАНГАХ - ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Павел Позняк 5 января 1995, 00:00

Читайте также

В странную ситуацию попал гражданин, скажем, А. Оклад у него получается меньший, чем у его заместителя. Подобная перспектива намечается и с оплатой отпусков, и с предстоящей пенсией. Но почему так? В связи с тем, что у него при большой выслуге лет получается незначительный стаж государственной службы.

Эта категория стала на повестке дня в связи с принятием Закона Украины «О государственной службе». Есть в нем свои странности. Если человек проработал много лет, например, редактором газеты или директором издательства, это в стаж государственной службы не идет, так как квалифицируется как работа в партийных органах. Такая многочисленная группа служащих как учителя, вообще оказалась вне определения новым Законом. Об этом справедливо поднимался вопрос на сессии Верховного Совета.

Зато появились такие понятия, как ранг, категория. Когда знакомишься с этим законом, поневоле приходит на мысль: чем-то очень знакомым он отдает. Нечто подобное уже было, было. Ведь это же своеобразная табель о рангах, существовавшая в Российском государстве от Петра I до Владимира Ульянова (Ленина)!

Конечно, просмотреть сегодня Петровскую Табель можно разве что в самом-самом ... архиве. Тем более интересно ознакомиться с ее основными положениями. И такая возможность есть благодаря книге М.Шепелева «Титулы, мундиры, ордена в Российской империи», которую мы и используем для такого знакомства.

Итак, «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных, которые в каком классе чины» была введена в действие в январе 1722 года. Это было связано с реформаторской деятельностью Петра. Решая задачу создания регулярной армии и действенного аппарата государственного управления, царь должен был окончательно ликвидировать систему местничества и привлечь дворянское сословие на государственную службу, чтобы именно служба, а не происхождение была главным мерилом заслуг каждого.

Для придания государственной службе четкой организационной структуры, которая бы обеспечивала подконтрольность верховной власти, а также учитывая опыт других стран, Петр признал необходимым установить строгую иерархию всех должностей. Такая иерархия должна была способствовать укреплению дисциплины и субординации, а также быть стимулом службы, создающим условия для последовательного продвижения по служебной лестнице каждого государственного служащего в соответствии с его способностями и заслугами.

Табель предусматривала три основных рода службы: воинскую, штатскую и придворную, деля каждую из них на 14 рангов - классов. Под чинами гражданской службы имелись в виду должности, которые были предусмотрены в незадолго перед тем реформированных Петром государственных учреждениях страны, а также немногочисленные почетные звания, не связанные прямо ни с должностями, ни с определенными обязанностями.

После подробного обсуждения 22 января 1722 года Сенат принял закон, состоявший из самой Табели о рангах и разъяснений, «каким образом с оными рангами поступать надлежит».

Преимущественное право на государственную службу предоставлялось дворянам. Оно проявлялось, во-первых, в льготных условиях поступления на саму службу и, во-вторых, в более быстром продвижении по ее рангам. Ставка на дворян учитывала не только значение дворянства как социальной опоры самодержавия, но также более высокий в целом образовательный уровень (ведь дворянам было легче получить образование) и имущественную обеспеченность. Последнее было важно ввиду сравнительно низкого материального вознаграждения за государственную службу, которая считалась сословной обязанностью дворянства. Существовало убеждение, что зависимость государственного служащего от получаемого им жалования лишает его необходимой свободы суждений и поведения.

Табель о рангах предусматривала возможность поступления на службу и представителей других свободных сословий с получением соответствующих классных чинов, но такая возможность рассматривалась как исключительная.

Один из главных организационных принципов государственной службы заключался в том, что государственный служащий должен был пройти ее целиком, снизу вверх, начиная с выслуги низшего классного чина. Это диктовалось как необходимостью замещения всех должностей, так и получения требуемой опытности. В каждом классе необходимо было прослужить известный минимум лет. За особые заслуги этот срок мог быть сокращен. Переход в следующий класс предполагался как занятие открывшейся вакансии. Учитывался и общеобразовательный уровень государственного служащего. Поскольку число высших должностей всегда было меньше числа низших, продвижение по службе нередко оказывалось слишком медленным. В связи с этим в гражданской службе минимум лет службы в каждом классе со временем стал рассматриваться как максимум, дающий право назначения на должность более высокого класса, а при отсутствии вакансий - производства в следующий класс с оставлением на прежней должности. Класс, как ранг должности, превращался в самостоятельный правовой феномен - ранг без должности, получивший название чина или классного чина (для отличия от чина вообще, чина как должности и звания), а за его обладателем утвердилось наименование «чиновник».

Получение чина более высокого класса, чем класс фактически занимаемой должности, стало в гражданской службе обычным явлением, возможность этого предусматривалась в самой Табели.

Возможен был и противный вариант: назначение на должность более высокого класса, чем чин. Необходимость этого обнаружилась сразу же после введения Табели, когда пришлось на гражданские должности высоких классов назначать людей, не успевших выслужить соответствующие чины.

В связи с возникновением феномена чина, Табель о рангах в середине XVIII столетия как бы раздвоилась, превратившись в своем основном качестве в перечень чинов, разнесенных по родам службы и рангам. Вместе с тем по-прежнему в соответствии с классами Табели распределялись все должности в штатных расписаниях государственных учреждений.

По мере увеличения числа должностей (особенно в гражданской службе) обнаружилось, что обойтись без широкого привлечения недворян на государственную службу нереально. Но поскольку в условиях сословного строя России исполнение государственными служащими должностных обязанностей было возможно лишь в том случае, если чиновник будет иметь статус дворянина. Табелью о рангах предусматривалось, что каждый, выслуживший первый (низший) классный чин, получал дворянство.

Причисление к дворянству давало ряд льгот, что было серьезным стимулом для поступления на государственную службу. В военной службе уже XIV класс сообщал потомственное дворянство, а в гражданской - только VIII. Низшие чины давали лишь личное дворянство. Статус личного дворянства был создан специально для данного случая и имел целью несколько сдержать и замедлить пополнение рядов потомственного дворянства. Однако здесь же допускалось исключение: разрешалось производить в эти классы тех «из подьяческого чина, кто какое знатное дело покажет и заслужит». В дальнейшем, в связи с недостатком родовых дворян для замещения вакантных должностей государственной службы и общего возрастания этих должностей, особенно в начале XIX века, в связи с введением в России министерской системы управления приток на государственную службу недворян постоянно возрастал. Поэтому в 1845 году класс, дававший потомственное дворянство в гражданской службе, был повышен до V. VI-IX классы стали давать личное дворянство, а X-XIV - личное почетное гражданство. В военной же службе потомственное дворянство стал давать VIII класс, а низшие - только личное.

В 1856 году право на потомственное дворянство в гражданской службе было передвинуто на один класс выше (вместо V на IV), а в военной - с VIII на VI класс.

В 1898 году в гражданской службе были введены новые ограничения: чин IV класса стал даваться только после пяти лет пребывания в предыдущем чине и нахождения в должности не ниже V класса. В 1900 году к этому было прибавлено еще одно условие - общий срок службы в классных чинах не менее 20 лет.

Установив четкую иерархию всех чинов, Табель о рангах предписывала четкое соблюдение принципа их старшинства и связанные с ним чинопочитания.

Помимо старшинства рангов по каждому роду службы устанавливалось старшинство военной службы над гражданской и придворной. Среди чинов одного класса старшим считался военный. Среди обладателей одного чина старшим являлся тот, кто был раньше в него пожалован.

Старшинству чинов и выслуге придавалось очень большое значение во всех случаях, когда реализовывались права, проистекающие из государственной службы, в особенности, право на должность. Именно в такой последовательности, по старшинству чинов и выслуги сообщались сведения о государственных служащих во всех официальных справочных изданиях о них. Соблюдение принципа старшинства и чинопочитания считалось обязательным при всех официальных и торжественных церемониях.

Любопытно, что принцип старшинства распространялся также на жен и дочерей чиновников. «Все замужние жены поступают в рангах по чинам мужей своих», - говорилось в «пунктах» к Табели. Незамужние дочери чинов I класса получали ранг над всеми женами, состоящими в V ранге, аналогичным образом девицы, отцы которых имели II ранг - над женами, находившимися в VI ранге. На сыновей же старшинство их отцов не распространялось, и по достижению совершеннолетия они должны были выслуживать ранги сами.

В «пунктах» предусматривалось, что если «кто выше ранга будет себе почести требовать или сам возьмет выше данного ему ранга», тот должен быть подвергнут за каждый случай штрафу. Штраф следовал и тому, кто кому ниже своего ранга место уступит, «чего надлежало фискалам прилежно смотреть, дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать».

Екатерина II признавала существование в России правила «чин чина почитай». В дворянско-чиновной среде чувство личного достоинства в большинстве случаев трансформировалось в достоинство положения. Каждый чувствовал свое достоинство только в первенстве, каждый хотел быть выше другого.

Положение в обществе, измеряемое классами чинов, получило значение главной жизненной ценности. Согласно Уставу о службе гражданской, начальник имел право уволить подчиненного без объяснения причин. А вот чин мог быть снят только по суду.

В связи с открытием в начале XIX века ряда высших и средних учебных заведений число претендентов на государственную службу возросло. Появилось выражение «умственный пролетариат». Под ним подразумевали категорию людей, которые могли жить главным образом за счет знаний и службы. Отмечалось, что в России такой категории людей предоставлялось наибольшее число вакансий, значительно больше, чем, например, в Германии или Франции, где доступ к официальной карьере был значительно труднее.

В этот период государственный механизм России подвергся значительной модернизации. Стала задача повышения уровня его работы и государственного управления вообще. В этой связи на одно из главных мест выдвинулся вопрос об общей и специальной подготовке чиновников. В 1809 году Александр I издал Указ Сенату «О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники». История указа такова. В 1803 году Министерство народного просвещения обнародовало Правила народного просвещения. В них указывалось, что в связи с открытием университетов, гимназий и других учебных заведений и устранением тем самым препятствий к получению образования прежде всего дворянством может быть выдвинуто требование, чтобы через пять лет все должности по гражданской государственной службе, требующие правовых и других специальных познаний, начали замещаться лишь лицами, окончившими курс обучения в казенных или частных учебных заведениях. Однако надежды на то, что возможность получить образование будет широко использована дворянством и лицами других сословий, не оправдывалась. Сопротивление дворянства можно понять, перекидывая мостик к сегодняшнему дню. Вероятно, сегодняшние чиновники тоже активно протестовали бы, если бы им предложили подтянуть свой образовательный ценз.

Возникла необходимость изыскать средство более принудительное, которое невозможно было бы обойти. Таким средством должен был стать закон от 6 августа 1809 года, в преамбуле которого указывалось, что главной причиной низкой образованности чиновников является возможность достигать чинов не заслугами и высокими знаниями, а лишь исчислением лет службы. «Между тем, - говорилось в документе, - все части государственного служения требуют сведущих исполнителей, и чем далее отлагаемо будет твердое и отечественное образование в новшества, тем недостаток в последствии будет ощутительнее». Поэтому было признано необходимым установить, что производству в чин коллежского асессора (VII класс) могли подлежать только лица, имеющие высшее образование либо выдержавшие экзамен по установленной программе - помимо соответствующей выслуги лет. Любопытно, что эта довольно крутая мера вызвала неодобрение многих весьма уважаемых граждан. Вот как оценил ее известный историк и писатель Николай Карамзин: «Отныне никто не должен быть производим ни в статские советники, ни в асессоры без свидетельства о своей учености. Доселе в самых просвещенных государствах требовалось от чиновников только необходимое для их звания: науки инженерной - от инженера, законоведения - от судьи и проч. У нас же председатель гражданской палаты обязан знать Гомера и Феокрита, секретарь сенатской - свойства оксигена и всех газов, вице-губернатор - пифагорову фигуру, надзиратель в доме сумасшедших - римское право, или умрут коллежскими и титулярными советниками... Никогда любовь к наукам не производила действия столь несогласного с их целью».

Указ 1809 года не стал достаточным стимулом для повышения образовательного уровня чиновничества. К тому же в скором времени возникла необходимость делать исключения из установленных правил в виду того, что министры жаловались на затруднения в замещении должностей, и каждый из них стремился доказать, что в работе его министерства опыт для служащих имеет преимущественное значение перед общим образованием.В результате предоставление исключений приняло столь широкий характер, что соблюдение требования закона стало исключением.

В апреле 1812 года по указанию Александра I был образован особый комитет для составления общих по всем частям гражданской службы правил, но в связи с Отечественной войной работа комитета затянулась до 1814 года. Затем начался длительный период обсуждения вопроса о целесообразности сохранения гражданских чинов. И только в 1834 году были приняты два указа, первый из которых определял порядок вступления на государственную службу, а второй - порядок дальнейшего чинопроизводства.

Указ устанавливал четыре категории лиц, пользовавшихся правом государственной службы. К первой относились потомственные дворяне, ко второй - дети личных дворян, купцов 1-й гильдии, священников и дьяконов, к третьей - дети приказных служителей, не имеющих чинов, к четвертой - не имеющие права на государственную службу, но принятые ранее издания этого закона.

Срок выслуги XIV класса для канцелярских служителей первых трех категорий при наличии образования сокращался до одного года. При дальнейшем чинопроизводстве первенствующую роль играло уже образование, а не происхождение. Все, кто имел классные чины, делились на три разряда: с высшим образованием, средним и начальным. Производство в каждый следующий чин должно было осуществляться строго по выслуге в предыдущем чине установленного для каждого разряда числа лет. Сословное происхождение учитывалось только при получении чина VIII класса, дававшее потомственное дворянство. Для недворян срок выслуги для его получения увеличивался вне зависимости от наличия образования. Производство в чины выше статского советника (V класс) могло иметь место исключительно по личному усмотрению императора, а не по выслуге определенного числа лет.

В 1840 году правительство предпринимает ряд мер для усиления общего контроля за состоянием чиновничества. Рост образовательного уровня российского дворянства и революционные события на Западе вызывали у него серьезную озабоченность «направлением умов» государственных служащих. Возникло мнение пересмотреть Устав о службе гражданской. Была создана очередная комиссия, которая руководствовалась такими императорскими указаниями: «Чинами не называться, а называться по местам службы и занимаемой должности. Производству быть не за выслугу, а, как в военном ведомстве, на ваканции и в редких случаях за отличие... Производство за выслугу лет заменить прибавкой к жалованию».

А дальше сложилась ситуация, весьма напоминавшая нашу современную. Казна оказалась бедноватой для достойной оплаты труда государственных служащих, а на сцене появились... нет, не коммерческие, но частные предприятия, переманивающие служащих более высокими зарплатами. Высоким окладам на государственной службе могли противопоставить только чины... Поэтому среди чиновников с новой силой стали распространять идею чести, мысль о том, что чин возвышает их над всеми званиями, даже теми, кто пользуется различными житейскими выгодами. Таким образом, идея об отмене чинов, которую вынашивали многие прогрессивные представители общества, перечеркивалась жизненной практикой.

Но вот пришел февраль 1917 года, ликвидировавший в армии обращение к офицерам «ваше превосходительство» и «ваше благородие», а за ним и ноябрь, когда подписанный Лениным и Свердловым декрет провозгласил: «Все существовавшие доныне в России сословия и сословные деления граждан, сословные привилегии и ограничения, сословные организации и учреждения, а равно и все гражданские чины упраздняются». Был отменен двухсотлетний, казалось бы, незыблемый порядок.

И что же - опять категории, ранги? Да. Вспомним, чем мотивировалась необходимость четкой служебной иерархии в Петровской Табели и прочтем мотивировку современной. В преамбуле говорится, что этот Закон регулирует общественные отношения, которые охватывают деятельность государства касательно правовых, организационных, экономических и социальных условий реализации гражданами Украины права на государственную службу. Он определяет общие основы деятельности, а также статус государственных служащих, работающих в государственных органах и их аппарате. Звучит менее убедительно, чем необходимость покончить с местничеством, но все же вполне оправдывает свою необходимость.

Закон устанавливает следующие категории должностей служащих:

Первая категория - должности председателей госкомитетов, не являющихся членами правительства, председателей иных центральных органов государственной исполнительной власти при Кабинете министров, представителей Президента в областях и городах Киеве и Севастополе, первых заместителей министров, первых заместителей председателей госкомитетов, входящих в состав правительства, руководителей администрации Президента, секретариата Верховного Совета и другие приравниваемые к ним должности.

Дальше - ниже. К последней, седьмой категории относятся специалисты районных государственных администраций, их управлений и отделов, а так же прочие приравниваемые к ним должности.

Как уже отмечалось, нигде среди служащих мы не находим такие категории, как учителя, работники клубов, библиотек, или, скажем, медперсонал. Может быть, через почти восемь десятилетий после социалистической революции их вознесли на уровень гегемона - пролетариата? Или, в угоду моде, причислили к могущественным коммерческим структурам? Надо бы дать возможность этим людям определиться в своем социальном положении, хотя бы для заполнения анкет.

Установлено также 15 рангов. Для присвоения очередного ранга в пределах соответствующей категории должности государственный служащий должен успешно отработать в занимаемой должности два года. Согласимся, что понятие «успешно» довольно расплывчатое.

Но еще менее конкретно звучит такая немаловажная статья, как оплата труда. «Оплата труда государственных служащих должна обеспечивать достаточные материальные условия для независимого выполнения служебных обязанностей, стимулировать добросовестный труд». Прямо-таки напоминает недавний лозунг «Каждому по потребностям». Какая экспертиза сможет определить уровень «достаточности»? В Петровской Табели, как мы помним, проблему независимости решали иначе: принимали на службу преимущественно дворян, которые жили не с жалования, а от доходов родовых имений. Сегодня дворян нет, а уровень обнищания такой, что на мелкую должность службы, если бы она действительно обеспечивала достаточные материальные условия, с удовольствием пошел бы и известный ученый, и не менее знаменитый писатель...

И все же материальные льготы государственным служащим Закон предусмотрел. Кроме доплаты за ранг, существуют различные прибавки. За выслугу лет, начиная от 10 до 40 процентов, в зависимости от лет выслуги, т.н. оздоровительные в размере оклада к отпуску, при десятилетнем стаже - дополнительный оплачиваемый отпуск. Есть и другие прибавки, премии. Весьма ощутимую выгоду получает уходящий на пенсию.

Возникает лишь единственный вопрос: где брать стаж государственной службы, учитывая наше совсем недалекое прошлое? Или, может быть, все предусмотренные государственным служащим льготы ожидают их через значительное количество лет? Да и вряд ли следует наказывать тех, кто выполнял государственную службу, числясь на работе в партийных структурах.

Рассказывая о Петровской Табели, о рангах, мы не упомянули такой важный раздел, как мундиры. А ведь именно они являлись самым ярким и наглядным воплощением и чина, и ранга. Не вспомнили мы о них по той причине, что не с чем сравнивать - Закон об этом безмолствует. Оно и понятно - при нынешнем-то уровне жизни... Хватило здравого ума. Не так, как у учителей некоторых киевских школ, которые, готовясь к забастовке по поводу своего бедственного материального положения, предложили все же ученицам ходить на уроки только в костюмах - жакет-юбка. Не сказали, правда, где и за что их покупать.

Но все-таки во время действия Табели о рангах служащие в своих учреждениях в теннисках не появлялись. А мундир смотрелся неплохо...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60