СКОЛЬКО СТОИТ ЗАСТРЕЛИТЬ ПРЕЗИДЕНТА РАЗГОВОР С КИЛЛЕРОМ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ЕГО «РАБОТЫ»

Таисия Белоусова 11 ноября 1994, 00:00

Читайте также

Как-то после публикации моей статьи о спецназе мне позвонили. Мужчина, не представившись, сказал: «Герой статьи, . бывший спецназовец говоря о том, что его коллеги не идут на службу к мафии, мягко говоря, ввел вас в заблуждение. Если вы интересуетесь тем, как все обстоит на самом деле, могу рассказать». Я до сих пор не пойму, чем была вызвана откровенность человека, назвавшегося профессиональным киллером. Возможно, ему неосознанно хотелось рассказать не столько об особенностях его «промысла», сколько внушить мне значимость, необходимость его профессии в наше смутное время.

Лет 70 назад отечественный исследователь преступного мира доктор Лобас столкнулся с редким для того времени криминальным происшествием - наемным убийством. Сегодня, по данным Главного управления Уголовного розыска МВД России, в год расследуется свыше 200 заказных убийств. Причем специалисты знают: в действительности их в несколько раз больше. Точную цифру вряд ли кто назовет, так как «заказную мокруху» трудно либо отличить от несчастного случая, либо доказать. Еще недавно, по статистике того же МВД, львиную долю сделок «смерть-деньги» составляли убийства родственников, соседей, знакомых, заказанные из мести, ревности, стремления получить наследство и т.п. Исполнителями выступали «киллеры на час» - довольно пестрая публика, представленная бомжами, алкоголиками, бывшими спортсменами, солдатами-дезертирами. В ход шли бутылки, ножи, веревки, обрезы, охотничьи ружья.

За последнее время принялись убивать одного за другим воров в законе, авторитетов, банкиров, бизнесменов, предпринимателей. При этом уже использовалось полуавтоматическое и автоматическое оружие, а также взрывчатые вещества. Практически все убийцы благополучно покидали месте преступления. Кто-то приписывал эти убийства членам преступных группировок, кто-то склонен полагать, что в России появился некий «эскадрон смерти», сформированный из сотрудников уголовного розыска, который сам творит суд и расправу. А вот мнение моего собеседника:

- Так применять профессиональные средства могут люди, не только имеющие опыт обращения со служебным оружием, но и обученные убивать. Один грамотно - выстрелами в ноги - укладывает (а не убивает) телохранителя и шофера и аккуратно посылает три пули в «клиента» - директора. Другой ловит «клиента» в щель между шторами (с чердака бывшего здания КГБ) и всаживает ему пулю в лоб. Третий расстреливает объект в движущейся машине. И вы скажете, что это работают бывшие уголовники или «крутые» мальчики из какой-то группировки, мнящие себя суперменами? Оставьте иллюзии. Это - профи. И запомните, российский киллер-профессионал воспитан не в зоне под присмотром пахана. И стрелять он учился не на лесных опушках Подмосковья, и мускулы наращивал не в люберецких подвалах. Профессиональные киллеры имеют хорошую подготовку, за плечами у них либо спецподразделения армии и флота, участие в боевых операциях, либо они были подготовлены спецслужбами ныне распавшегося СССР и оттачивали свое мастерство и умение в специальных акциях. Давайте скажем честно: профессиональный киллер - это, как правило, человек, подготовленный государством, сознательно выбравший для себя противозаконный род деятельности. Именно к этим людям предпочитают обращаться «крестные отцы» мафии и воротилы теневого бизнеса. И не имеют при этом головной боли: гарантия стопроцентная и никаких следов...

По словам киллера, профессионалы успешно работают под несчастный случай или самоубийство. Но такие заказы поступают в том случае, когда «клиента» хотят убрать тихо. Допустим, некий зам мечтает сесть в кресло директора фирмы. Последний может в пьяном виде вывалиться из окна, отравиться газом, упасть в лифтовую шахту и т.п. И сделано будет все так. что комар носа не подточит. Заказ на отстрел поступает, когда политику какой-то структуры надо изменить на 180 градусов. Убирая самого несговорчивого, устрашают остальных. Заказ получают через посредника. У моего собеседника к заказчику бывает только три вопроса: кого? где? (иногда) сколько? Сразу платят половину плюс расходы на подготовку (приобретение оружия, левых номеров для автомашины, паспорта и др.). Остальное - после убийства. Но бывают случаи, когда всю сумму передают до начала операции.

Киллер: «Некоторые мои коллеги полагают, что для исполнения каждого заказа необходимо строго индивидуальное оружие, то есть отстрелянный «ствол» должен исчезнуть. Бытует мнение, что настоящий профессионал никогда не использует дважды одно и то же оружие. Позволю себе с этим не согласиться. Если первый заказ не был «крутым» и поисками не занималась ФСК, то я, например, мог бы использовать одно и то же оружие несколько раз, не меняя. Во-первых, для этих целей более надежен револьвер. Гильза остается в барабане, свинцовая пуля полностью деформируется в теле, ноль информации по баллистической экспертизе. Но чтобы подстраховаться, при чистке ствола на ветошь надо нанести грубую полировальную пасту или речной песок и «продрать» ствол - механические характеристики его изменятся. Во-вторых, это пистолет ТТ. Хорошие мощностные характеристики, кроме этого, отстрелялся - сними ствол, поставь другой, чуть-чуть шкурочкой по выбрасывателю, отражателю и несколько раз натфилем по бойку, практически оружие не идентифицируется... А вообще с оружием, как и со взрывчаткой, проблем нет, купить можно все, что угодно. Правда, взрывчаткой я пользоваться не люблю. Промышленные ВВ, шашки тротиловые прессованные, литые, аммониты, гексопласты, ну и другие, армейские - тен, тетрил, плаксид - все это определяется даже после взрыва специальными аэрозолями типа «EX-PRAY». А дальше все пойдет по цепочке: ФСК определит характер взрывчатого вещества, места его использования и хранения; через МВД или армейскую контрразведку выяснят, где были хищения. Так и до исполнителя дойти можно».

В Федеральной программе Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы намечен комплекс мероприятий по пресечению незаконного оборота оружия. Практика показывает: незаконный оборот оружия и его использование в преступных целях приобрели широкий размах и все больше оказывают негативное влияние на обострение криминогенной обстановки. Только за последние три года количество преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, увеличилось с 4 до 22,5 тысячи. У преступников изъято 1366 пистолетов и револьверов, 1946 автоматов, 140 пулеметов, 328 винтовок и карабинов, 6 ракетных установок, 33 гранатомета, 6 пушек. По фактам изъятия оружия и боеприпасов следователями органов внутренних дел возбуждено свыше 20 тысяч уголовных дел.

Киллер: «Наш брат нынче пользуется спросом. А спрос, как известно, рождает предложение. О подпольных школах киллеров не слышали? Есть такие. Одна в России, другая в Украине. Мода у наших нуворишей завелась - искать домашнего киллера. И отстегивают они за обучение приличные деньги. Только вот после сдачи первого «зачета» (к примеру, «наезда» на коммерческую структуру) из десяти учеников остается один-два. Охрана, она ведь тоже не лыком шита. Из тех, кто выкрутился, может быть, толк получится, но для этого необходимо время. Потому на мой век заказов хватит...»

По мнению киллера, «крестные отцы» мафии, покупая государственных чиновников, убирая строптивых банкиров и бизнесменов, добились контроля над тысячами предприятий. Тут тебе и банки, и торговля, и транспорт... Денег у этих людей в избытке. Теперь им подавай власть. Сейчас происходит слияние криминально-коммерческо-финансовых структур с политическими партиями и течениями. А значит, завтра уголовный террор приобретет другие оттенки, и у профессиональных киллеров появится новая цель - политический лидер.

Киллер: «Каждый человек в окружении президента - предмет пристального внимания тайно или явно противоборствующих групп политиков и высших чиновников, ведь приближение или отдаление кого-либо может моментально отразиться на судьбе его партии, на общей расстановке политических сил. До сих пор, пока в эти «игры» не вмешались мои заказчики, все заканчивалось подсиживанием, интригами, склоками, ну, в худшем случае, мордобоем в Думе. Теперь существует вероятность того, что в какую-то минуту очередную проблему попытаются решить одним выстрелом или взрывом... Мои наблюдения привели меня к выводу, что борьба с организованной преступностью превратилась, по существу, в прикрытие истинной борьбы с конкурентами в криминальном мире и преследованием политических целей. Преступность уже сегодня являет прямую угрозу правительству. В истории найти подобные примеры невозможно. Были режимы и диктаторы, которые использовали в своих интересах мафию. Но попытки со стороны мафии подменить государство не случались. Здесь мы оригинальны».

Устранить политического лидера сможет далеко не каждый из тех, кто считает себя профессионалом. Это должен быть хладнокровный, прекрасно подготовленный и оснащенный, хитрый, педантичный, не оставляющий без внимания ни одной мелочи человек, который способен противопоставить свое мастерство профессионализму агентов службы безопасности политического лидера. А это тоже люди опытные, думающие, имеющие хорошую боевую подготовку. Их профессиональные качества строго индивидуальны, механизм инстинкта самосохранения притуплен длительными тренировками. В распоряжении службы хорошо разработанная, эффективная система охраны и защиты принципала, основанная на сборе и анализе всех покушений на высокопоставленных чиновников и политических лидеров, прекрасные информационные условия.

Киллер: «Я не раз наблюдал, как работает личная охрана какого-нибудь лидера. Они взглядом рассекают и фильтруют толпу. По манере держаться способны определить, насколько опасен подозреваемый, умеют правильно подойти к нему, грамотно проверить и, при необходимости, мгновенно обезвредить его. Я всегда уважаю профессионалов. Одного только не пойму: чего они держатся за свои места? Прикрывают собой этих типов, таскаются за ними по стране. Ни сна тебе, ни покоя! Да еще смотря какой Хозяин попадется... Иному для обеспечения его же безопасности советуют изменить линию поведения, а он орать начинает. Зарплата у этих ребят - курам на смех, любой банкир платит своим телохранителям в несколько раз больше...»

Опыт работы и знание реалий политики позволяют охране предположительно знать, откуда может исходить возможная опасность для политического или государственного деятеля, как проводить комплекс мероприятий по контролю за деятельностью партии, предположительно готовящей террористический акт и, как следствие, изучить процесс возможного покушения и воздействия на ситуацию в нужный момент. Но несмотря на перечисленное, настоящий профессионал знает: нельзя достичь абсолютной безопасности. Не лишне добавить, что в мероприятиях по обеспечению безопасности президента задействованы 1000-1200 сотрудников силовых ведомств, подключаются «трассовики», «эпизодники», 15-20 человек личной охраны.

Киллер: «Мои шансы и шансы охраны приблизительно равны. Самое сложное, на мой взгляд, это обеспечить абсолютную секретность операции. Я ведь прекрасно осознаю, что мне будет противостоять едва ли не лучшая в стране служба безопасности, а с ними МВД и ФСК. Добавьте сюда информаторов, пасущихся в организации заказчика. Потому моя анонимность - большой плюс. Служба безопасности бессильна перед исполнителем, о котором нет никакой информации.

...Любой профессионал, получивший заказ на устранение лидера, займется тщательной разработкой плана, который позволит ему не только выполнить задание, но и остаться целым и невредимым. Камикадзе, как вы понимаете, среди нас нет. Основным элементом моего плана могла бы стать неожиданность. Когда проходит год за годом, а покушений нет, проверки становятся в какой-то степени формальными, а бдительность притупляется. К тому же у охраны сложился отработанный стереотип. Моя задача - ударить так, чтобы схемы, наработанные охраной, то есть были бы для нее неожиданны. Для этого мне необходимо рассуждать так, как рассуждают мои оппоненты.

...После сбора информации и ее анализа я могу предположить, где и когда будет проводиться акция. Следующий этап - отработка места покушения и близлежащих районов. Выбрав место и осмотрев доминирующее строение, отрабатываю пути отхода. Определяю способ осуществления акции, оружие...

...Взрывные устройства с дистанционным способом подрыва не дадут гарантированного результата. На трассе и на подъезде взорвать автомобиль практически невозможно. Машина того же Ельцина, к примеру, это своего рода броневик, внутри которого находится капсула-салон. И для того, чтобы нанести реальный ущерб, допустим, при подрыве авто из люка коммуникационной сети, нужен заряд такой силы мощности, что авто должно подбросить на 15-20 метров. Значит, реальная возможность физического устранения «клиентa» появляется только в тот момент, когда он находится на свежем воздухе. Зарядом направленного действия с дистанционным подрывом, скажем, немного модернизированной отечественной ПОМЗ-2 или ОЗМ-4, ну это от бедности, а лучше американской М-18 (мина «Клей-мор»). Но я бы использовать ее не стал. Чтобы перекрыть и продублировать все пространство, их нужно штук пять. На видном месте мины не оставишь, охрана же начнет чистить место за 2-2,5 часа до приезда и, я уверен, их обнаружат. Потом у М-18 сектор поражения осколками 60 градусов, и летят они на 30-40 метров, все живое выкосят, ни подпрыгнешь, ни заляжешь. А это значит, будут лишние жертвы. Жалко ли мне людей? Да нет, просто устранение тех, кто не оплачен, не есть профессионализм ...»

Все пространство, окружающее телохранителя, условно можно разделить на пять зон. Первая - зона непосредственной близости - от 0 до 3-5 метров. Это пространство, в котором противник может совершить мгновенное нападение. Все объекты здесь пользуются повышенным вниманием. Вторая - ближняя зона от 5 до 20 метров. Внутри этой зоны возможно эффективное нападение с помощью легкого стрелкового оружия и применения метательных взрывных устройств. Третья - от 20 до 300 метров. Внутри нее возможно эффективное нападение с помощью профессионального оружия. Четвертая зона - ближней видимости - в основном предназначена для ведения наблюдения и изучения, то есть сбора информации. Пятая - зона дальней видимости - до 500 метров. Это предельное расстояние, на котором можно обнаружить опасность, оценить обстановку и принять решение.

Киллер: «Скорее всего, я решил бы работать в 300-метровой зоне. Ближе - нет смысла, дальше - нет гарантии. Затем оружие. Использовать, конечно, можно наш модернизированный карабин КС-23М, винтовку СВУ. автомат А-91 или какую-то из «игрушек», которые появились в России в последнее время. Но надо учесть. что покупателя российского экспериментального оружия вычислить значительно проще, а потому я выберу американскую винтовку с хорошей оптикой, допустим М-21 калибр 7,62. Тем более что я к ней привык. У нее прицельная дальность до 1000 метров, прицел с переменным увеличением и устройством для изменения дальности до цели. Установка углов прицеливания производится автоматически в соответствии с определенной до цели дальности. В общем, М-21 это то, что надо. К тому же стоит она относительно недорого (около 3000 долларов), но сердито - пули со ртутью.

...Секторы ведения огня рассмотрены, биссектриса ничем не перекрыта, в момент выстрела солнышко не бьет в прицел. Если надо проверить на птичках - значит, спугнешь, привлечешь внимание охраны. Может быть, если необходимо поработать с окошком, ежели на улице мерзкая погода, открытое настежь окно вызовет беспокойство, стрелять придется из глубины комнаты, а стекло дает блики, искажает. Значит, надо вырезать кусок стекла... Теперь остается только ждать. А когда появится объект, поймать в перекрестье прицела голову или горло (на корпусе возможен бронежилет), задержать дыхание и плавно нажать спуск. А потом - уходить. В любом случае у службы безопасности, как бы хорошо она ни была подготовлена, возможности ограничены, потому что профессионалы несут охрану в непосредственной близости от лидера. За те мгновения, пока схлынет паника и ситуация станет подконтрольна охране, я растворюсь в толпе...

Возможно ли организовать покушение на российского президента? Почему нет? Попытки уже были. 7 ноября 1990 года в 11.10 на Красной площади слесарь Ижорского завода Александр Шмонов стрелял в Горбачева. Михаилу Сергеевичу  надо быть благодарным старшему сержанту Мыльникову. Если бы Мыльников стоял на три шага дальше, если бы он не отбил ствол вверх, если бы второй выстрел не пришелся в булыжник Красной площади, кто знает, по какому пути пошла бы страна.

Сколько стоит подстрелить президента? Фанатик типа Шмонова попытается это сделать и бесплатно, но его шансы минимальны. Профессионал моего уровня запросит, я думаю, тысяч 500-700 и не промахнется. Я бы не промахнулся... Только, по моим прикидкам, вряд ли кто сделает такой заказ. Так что президент может спать спокойно, чего я не могу сказать у других политиках...»

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.04
EUR 29.06