Маленькие заложники

Дарья Касьянова 30 мая 2014, 20:00
фото

Читайте также

Забота о детях-сиротах и детях, лишенных родительской опеки, — постоянный вызов для общества. Теперь же условия, в которых приходится бороться с проблемой социального сиротства, стали в разы тяжелее: одни дети остались на оккупированной Россией территории в Крыму, другие до сих пор пребывают под пулями наемников на Востоке. При этом Верховная Рада успела совершить ряд очевидных ошибок, не смягчив, а лишь усилив разрушительный результат действий внешнего врага. Сейчас все держится на приемных родителях, объединяющихся между собой, и частных фондах, координирующих наиболее сложные процессы, например вывоз беженцев с территории боевых действий.

Восток

Все, что предлагало украинское законодательство на момент начала боевых действий на территории страны, — это ст. 30 Закона "Об охране детства" с формулировкой: "Государство осуществляет все возможные мероприятия для обеспечения защиты прав детей, находящихся в зоне военных действий и вооруженных конфликтов, и ухода за ними". Эта прекрасная сама по себе норма предполагает исполнителем "государство", что на деле означает отсутствие исполнителя: ни одно ведомство не несет ответственности за обеспечение защиты прав детей. В результате взрослые прячут их в подвалах домов. В Славянске один ребенок уже получил два пулевых ранения, причем не в столкновении армий, а просто потому, что боевикам захотелось пострелять.

Однако Верховная Рада до сих пор не взялась уточнить норму закона. "Ни органам власти, ни волонтерам в законодательстве нечего по этому поводу прочесть, — говорит руководитель управления деятельности Уполномоченного президента Украины по правам ребенка Людмила ВОЛЫНЕЦ. — Надо срочно расписать, кто и что должен делать!".

По словам г-жи Волынец, поскольку территория Славянска не объявлена зоной военного конфликта, нельзя провести и полноценную эвакуацию. Вывезти удалось только детей из центра социально-психологической реабилитации, да и то кое-как — после длительных и сложных переговоров с самопровозглашенным мэром города. В зоне боевых действий остаются еще два интерната: для детей с задержкой психического развития и с проблемами зрения. Их директора говорят, что не видят "реальной угрозы". Но даже если закрыть глаза на проблемы с доставкой продуктов питания и предположить (но не быть уверенными), что в интернат не залетит пара снарядов, то как можно говорить об отсутствии угрозы, когда круглые сутки дети вынуждены жить в страхе, слыша на улице стрельбу и взрывы!

Хотя государство пребывает в полной растерянности, эвакуация из Славянска и других горячих точек все-таки проводится. Основную поддержку семьям с детьми в зоне вооруженных конфликтов оказывают неравнодушные жители города, к помощи подключился и благотворительный фонд Р.Ахметова "Развитие Украины". По словам его директора Анатолия ЗАБОЛОТНОГО, перевезли уже более 200 семей, помогли переехать нескольким детским домам семейного типа (ДДСТ): "С сиротами проще. Их вывозят в летние оздоровительные лагеря". Больше сложностей, по словам руководителя организации, возникает с ДДСТ. Ведь у каждой семьи, воспитывающей приемных детей, есть свое хозяйство, которое помогает обеспечивать их всем необходимым. В итоге возникает ситуация, когда матери с подопечными уезжают, кооперируются с другими похожими семьями (в одном доме оказываются по 20 приемных детей), а отцы остаются, чтобы попытаться сохранить хозяйства.

Крым

В Крыму осталось 499 украинских детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Де-юре — это "дети на оккупированной территории", заботу о которых Украина не оставила. Де-факто государство не имеет ровным счетом никаких возможностей эту заботу проявить, поскольку на полуострове не осталось ни одного украинского органа власти.

По улицам дети, конечно, не разбежались — ДДСТ, приемные семьи и интернаты продолжают работать. Пока по старым правилам и под контролем новой власти.

По словам родителя-воспитателя ДДСТ с 25-летним стажем Ирины КОЖУХАРОВОЙ, "сменилась вывеска": договоры заключаются с теми же чиновниками, с которыми заключались ранее, только с другими названиями должностей. Похожая ситуация — и с материальной помощью. В апреле финансировать крымские ДДСТ начала уже Россия, выплачивая деньги по прежним (украинским) тарифам и по курсу 3,8 рубля за гривну. Таким образом, денег получается больше, но их покупательная способность снижается из-за резкой инфляции.

Такое финансирование, по словам Ирины, обещают до конца т.г., после чего Крым перейдет на российскую систему, отличную от украинской тем, что выплаты не привязаны к прожиточному минимуму. В Украине ежемесячная помощь приемным семьям и ДДСТ фиксированная — это два прожиточных минимума на каждого ребенка, независимо от места проживания, что составляет приблизительно 2,5 тыс. грн на каждого. Дополнительно украинские родители-воспитатели получают 35% от общей суммы на всех детей, но не более 5 тыс. грн. И так — по всей стране. 

В России же — это фиксированные суммы, которые разнятся в зависимости от региона. (Какими они будут в Крыму — пока неизвестно.) Ежемесячное пособие на содержание приемных детей составляет 40% от средней зарплаты усыновителя за последний год. Т.е. если минимальная зарплата в регионах РФ составляет 5 554 руб., то пособие — 2 221 руб. (555 грн соответственно). Минимальная зарплата жителей Москвы — 12 600 руб., а пособие — 5 040 руб. (1 260 грн). 

В России также существует единоразовая выплата при передаче ребенка в приемную семью — 13 741 руб. (3 435 грн). В Украине такой вид пособия отсутствует. 

При усыновлении (по состоянию на сегодняшний день) украинцы получают стандартно — как на первого, так и на последующих детей — единоразовую помощь в размере 30 960 грн. Начиная с 1 июля 2014 г. выплата составит 41 280 грн. В России на первого усыновленного ребенка выделяется 13 741 руб. (3 435 грн соответственно). Матери, усыновившие второго, третьего и последующих детей, или мужчина — единственный усыновитель, получают в России 429 408 руб. (приблизительно 107 тыс. грн).

Как видим, крайне сложно оценить, окажутся крымские родители-воспитатели в плюсе или в минусе. Акценты в Украине и России делаются на разное. Однако, какие бы выплаты в результате крымчанам ни назначили, в Москве им с такими деньгами (как и жителям других регионов РФ), похоже, делать будет нечего...

Ирина Кожухарова и другие опытные родители-воспитатели выступают с собственными инициативами в создании новых крымских законов, регулирующих их деятельность. "Прежде всего, мы хотели бы оставить (украинский) курс на семейное воспитание", — отмечает Ирина.

Ни для кого не секрет, что интернаты — институция устаревшая. Они называются "детскими", хотя работают на выкачивание бюджетных денег, которые до детей доходят далеко не в полном объеме. Даже если не брать во внимание частые частные случаи разоблачения коррупционных схем под вывеской "помощи нашим детям", то чего стоят одни официальные цифры. Например, объем финансирования учреждений с интернатной формой содержания детей в прошлом году составил 5,7 млрд грн, из которых на непосредственные нужды по содержанию детей (еда, одежда) пошли лишь 789 млн грн — 14% от общей суммы. Все остальное — зарплаты, налоги, ремонты и т.д.

Добавьте к этому, что интернаты зарабатывают в зависимости от количества содержащихся там детей, и их сотрудники ходят по кризисным семьям с предложениями вроде: "Вам тут и так несладко, а мы хоть накормим, оденем". И выходит, что государство содержит специальную институцию, работающую на разрушение семей. Тем не менее, если Украина хотя бы начала путь перехода на семейную форму воспитания, утвержденную приоритетной во всех инстанциях, то в России таких процессов не наблюдается.

Еще один важный момент — реорганизация ДДСТ. Дело в том, что в России — это юридические лица (на территории РФ их аж пять!), а в Украине — физические. То есть у нас — это семьи, а там — учреждения, и сейчас крымские родители-воспитатели намерены переименовываться в "приемные семьи". Так вот, в наших ДДСТ разрешено было устраивать до десяти детей, в русских приемных семьях — восемь, и сейчас важно добиться разрешения оставить в семье этих двух "лишних" детей.

В отличие от условий содержания, сильно изменились перспективы для самих детей, ведь в России запрещено международное усыновление. Нужно понимать, что украинские родители тоже попадают в категорию иностранцев. Больше всего пострадали от этого крымские дети, уже нашедшие, было, новых родителей. Теперь все начатые дела по усыновлению приостановлены и вновь смогут рассматриваться только тогда, когда в Крыму возобновят свою деятельность украинские органы власти. Пока же Украина потеряла любые законодательные способы влияния на этот процесс.

Российский психолог, эксперт по вопросам усыновления Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ комментирует ситуацию относительно усыновления крымских детей украинцами следующим образом: "Это нереально, не стоит даже начинать. Они (органы РФ) будут ссылаться на отсутствие договоров с Украиной". Что касается развития семейных форм воспитания, то, по словам эксперта, в Украине — это системная реформа. "Есть проблемы, но общегосударственный курс — на семью. У нас же только говорят, что это необходимо. В этом смысле Россия, к сожалению, отстает от Украины", — констатирует г-жа Петрановская.

Государственная
политика

Декларируя европейские, а в данном случае — общечеловеческие ценности, в частности профилактику социального сиротства, постепенный отказ от интернатов и переход на семейную форму воспитания, государство, тем не менее, продолжает допускать грубые ошибки, приводящие к обратному результату.

Речь, в данном случае, идет о переписанном бюджете на 2014 г., предполагающем отказ содержать силами государственного бюджета специалистов по социальной работе. Оплату их труда передали на усмотрение местных администраций, но поскольку большинство из них дотационные, то, по сути, это означает ликвидацию института.

За полтора года его существования 12 тыс. специалистов только-только получили какие-то навыки и начали помогать семьям. "Если сейчас не заниматься профилактикой, — считает Анатолий Заболотный, — то все дети из семей с трудностями окажутся в интернате. Пока министерствам не до этого, интернаты пойдут по уязвимым семьям проводить набор".

Известно, что сейчас общественный сектор, в том числе представительство международной организации "Надежда и жилье для детей", фонд "Развитие Украины" и др., "прикрывают" государство, осуществляя пилотные проекты по созданию районных центров помощи семьям с детьми. Чтобы не допустить разрушения семей, там работают психологи, юристы и другие специалисты. Часть помещений таких центров предусматривает временное проживание на случай насилия в семье или других проблем. Далее, если родители все же не справляются, те же специалисты занимаются поиском родственников, а потом — и усыновителей. Не удается отдать ребенка на усыновление — помещают в приемные семьи, ДДСТ.

Если не брать случаи, когда ребенку требуется постоянное лечение, содержания в интернатах таким образом можно вовсе избежать. Именно такой курс официально взяла Украина. Но придерживаться его будет гораздо легче, если доработать законодательство и навести порядок хотя бы среди министерств и ведомств, которые пока несут за детей коллективную ответственность, то есть, по сути, — никакой ответственности не несут. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.99
EUR 29.15