КРАЖА В СЕКРЕТНОМ АРХИВЕ

Леонид Капелюшный 3 февраля 1995, 00:00

Читайте также

У меня плохие новости - в СБУ тоже воруют. Сейчас меня по этому поводу допрашивает военный следователь полковник Валентин Богданов. Как свидетеля. Впрочем, как было сказано в начале беседы, - пока как свидетеля...

Мои показания полковник отстукивает на «Эрике», а я тем временем плотоядно смотрю на уже достаточно пухлую папку с грифом «секретно». Это и есть «Дело №11. Об утрате (хищении) учетной карточки архивного агента «Красного». Мне из нее доподлинно известен только один документ, о нем я расскажу позже. Об остальном знать не положено, даже в знакомстве с постановлением о возбуждении уголовного дела следователь отказал.

У следователя ко мне серьезные претензии, но не в связи с хищением (или - утратой?) совершенно секретной карточки бывшего агента, а «за разглашение государственной тайны». Проще говоря, за то, что эту карточку с комментарием я опубликовал в редактируемой мною газете «Слово». Дело более чем полугодовой давности, какие-то детали забылись, выветрились из памяти, но каким образом карточка оказалась в газете, я не забыл. Хочу сразу уверить читателей в своей законопослушности и благонадежности - я не пилил решетки, не вскрывал сейфы и не проникал в архив СБУ (который, в сущности, архив когда-то всесильного КГБ). Дело обстояло проще и прозаичнее. Я и пальцем не шевельнул, чтобы заполучить карточку «Красного».

Однажды вечером в редакцию позвонил незнакомец, справился, с кем говорит, и спросил, не заинтересует ли газету документ о сотрудничестве некоего Сергея Бурлачука с КГБ? Для абсолютного большинства читателей (но не для меня) имя это - пустой звук. А я встрепенулся, как кавалерийский конь на звук трубы, - пахло сенсацией. Вы видели газетчика, который отказывается заполучить сенсационную информацию?

Через день-другой в редакционном почтовом ящике оказался конверт с учетной карточкой агента «Красного», он же Сергей Петрович Бурлачук. Подлинник это или «липа» - вот был главный вопрос. Нужно было серьезно поразмышлять, взвесить многие про и контра, чтобы не клюнуть «на блесну». На моей памяти газетчики не раз садились в лужу, кидаясь в разоблачительство. Достаточно вспомнить скандал с бывшим премьер-министром Литвы Казимерой Прунскене. Там тоже была учетная карточка агента КГБ «Шатрии», разносные публикации, парламентские разборки и незыблемая позиция «янтарной леди» - все это провокация.

Самое разумное, конечно, было позвонить самому Сергею Петровичу, договориться о встрече. Так я обычно и поступаю, и однажды, когда Сергей Бурлачук поднял в Одессе шумную кампанию за свободу коллеги-предпринимателя Олега Богданцева, сидевшего во внутренней тюрьме СБУ под следствием, прояснял ситуацию лично с ним. Но возникло непреодолимое препятствие.

Сергей Петрович Бурлачук, удачливый предприниматель «новой волны», разбогатевший на экспорте цветных металлов, разбогатевший настолько, что «сам себя взошел» на политическом небосклоне Одессы, - исчез. Член попечительского совета Одесского госуниверситета, активный деятель пророссийского «Гражданского форума «Одесса», защитник свободного предпринимательства и прочая - как в воду канул. Вчера еще перед телекамерами доказывал, что без его биржи по торговле недвижимостью Одесса не поймает птицу счастья, с азартом обличал СБУ как свидетель в поползновениях задушить частный бизнес, а сегодня - со свечкой ходи, не сыскать. Был слух, которому я, как и всяким слухам, не верю, что Бурлачук получил приглашение появиться в СБУ по делу уже упоминавшегося президента «Южрекона» Олега Богданцева - обвинение в контрабанде цветных металлов. И после этого укатил то ли на Кипр, то ли в вольный город Гамбург. Больше в Одессе его никто не видел...

Из карточки «Красного» следовало, что сотрудничать с КГБ он начал в давние семидесятые, когда работал рядовым опером в Ильичевском райотделе милиции города Одессы. Какие услуги он оказывал госбезопасности - тайна. Но по истечению лет (то ли отслужил, то ли недослужил) от услуг Бурлачука отказались, и «Красного» списали в архив.

У каждого гражданина есть право выбора: сотрудничать или не сотрудничать со спецслужбами. В свое время доносительство у нас в стране приветствовалось, даже считалось добродетелью, проявлением гражданского долга. Это - официально. В быту таковых граждан недолюбливали и именовали стукачами, сексотами и прочая. Но меня меньше всего занимает моральный облик Сергея Петровича Бурлачука. Как и чистота его бизнеса. Это сейчас частности. А вот то, что произошло после публикации в «Слове» небольшой заметки «Последнее дело «Красного», иллюстрированной учетной карточкой, полезно знать всем.

Управление СБУ в Одессе занимает огромное, на полквартала глыбастое здание. Служба унаследовала его от бывшего КГБ не только с мебелью, но и с аппаратом. В мировой истории спецслужб, пожалуй, нет такого другого примера, чтобы спецведомство верой и правдой, убежденно боровшееся против одной идеологии, после некоего «часа Икс» в полном составе перешло на службу этой идеологии. Ну в самом деле, какая-то чертовщина - сколько и стоял Союз, гэбешники каленым железом выжигали «национализм», инакомыслие (по общепринятой терминологии - диссидентство), сурово карали за приверженность к идее самостийности. Но нежданно грянуло Беловежье, устои рухнули... Вы можете представить себя на месте офицера ГБ, который ложится спать с ненавистью к желто-блакитному прапору, а просыпается с любовью? Нравственная ломка, на которую были обречены сотрудники бывшего КГБ, - испытание не для слабых. А что обречены - это реалия. Куда было деваться? У армейских офицеров хоть был выбор - или новая присяга, или - в Россию. Там активно взялись за строительство своих Вооруженных сил, но и столь же активно за демонтаж всесильного Комитета госбезопасности. Так что генофонд национальной СБУ - кагэбешный. Не берусь судить, сколь возможным был иной путь создания совершенно необходимой Украине службы. Но, как говаривал наш первый Леонид, «маємо, що маємо».

Это отступление совершенно необходимо для оценки событий, последовавших за обнародованием учетной карточки бывшего агента бывшего КГБ бывшего государства. А они развивались, как теперь говорят, круто.

Сначала меня навестили два полковника в цивильном. Во-первых, они потребовали вернуть «по принадлежности» карточку. Чтобы установить ее подлинность. Во-вторых, доброжелательно предупредили, что против меня будет возбуждено уголовное дело и придется отвечать за разглашение государственной тайны согласно недавно принятого Закона Украины об охране государственных секретов. «Отдадите вы карточку или нет, это в сущности положения дел не меняет, отвечать придется».

Закон о тайнах я читал внимательно, и для меня не было новостью, что рассекречивание бывших или действующих агентов может быть отнесено к государственной тайне. Но может быть отнесено - еще не отнесено. Таковой эта информация становилась после включения ее в Свод, то есть в перечень сведений, разглашение которых наносит вред державе. Но такого Свода не было и нет по сей день. Управление по охране государственных тайн руководствуется Временным перечнем, в который заглядывал редко кто из редакторов. Прежде цензурное ведомство вручало каждому руководителю средства массовой информации объемистый талмуд с перечислением запретных тем. Теперь маятник пошел в обратную сторону, любая иностранная разведка может экономить на содержании агентов в Украине и получать из газет всю необходимую информацию. У кого по этому поводу должна болеть голова?

Но, пожалуй, самое любопытное заключается в том, что Сергей Бурлачук никогда не был секретным агентом СБУ. Если, конечно, не принять версию, что Служба безопасности является правопреемницей Комитета госбезопасности. Лично я больше слышал о том, что чудовищные злодеяния НКВД - КГБ - кошмар, от которого СБУ открещивается руками и ногами.

В беседе с моими визитерами мы этого вопроса - правопреемственности - касались. И получалось так, что: правопреемницей КГБ наша Служба быть не хочет, а наследницей кое в чем и кое-где - не против.

Человек, внимательно следящий за становлением украинской государственности, несомненно отметит, что КГБ преобразовалось в СБУ плавно, как-то незаметно и, я бы даже сказал, естественно. Не было шумных разоблачений, общественных митинговых судов, шельмований и проклятий. Не было, как в странах Восточной Европы, а отчасти и в государствах Балтии, политических аутодафе над бывшими агентами, претендующими на высокие должности.

Однажды я присутствовал на пресс-конференции начальника управления СБУ по Одесской области Анатолия Кожемякина. Много там было сказано интересного, но в строку просится такой факт. УСБУ удалось сохранить кадровый костяк профессионалов. В том числе и агентурную сеть. И что теперь сотрудничество с СБУ - под охраной закона.

Нравится это или не нравится, но законодательную норму уважать придется. Правда, вопросов и тут возникает множество. К примеру, во время недавней избирательной кампании по каналу коммерческого телевидения в Одессе известный в городе профессор обличал кандидата в мэры в сотрудничестве с КГБ и доносительстве на коллег по кафедре. Приводил примеры. Так «рассекретил» он агента или нет? Я узнавал специально - ни один полковник СБУ ни уважаемого профессора, ни телекомпанию не беспокоил...

Переполох в Одесском СБУ поднялся, как это совершенно очевидно, не потому что раскрылась важная тайна об улизнувшем за кордон бывшем третьестепенном агенте, а потому, что его карточку кто-то украл. И не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы придти к выводу - украл ее свой. И если дать волю фантазии, то можно предположить, что исчезла не одна карточка. Зачем? Возможно, чтобы шантажировать бывших доносителей, возможно, чтобы взять за нее выкуп - версий может быть множество. Стремление ведомства найти вероломца - естественно. И если розыскные способности Службы сохранились на «генном уровне», то, полагаю, злоумышленника найдут. Когда-то было дело: некий гражданин написал Леониду Ильичу истеричное, с проклятиями письмо. Разумеется, анонимное. И кремлевские получатели, разобидившись, повелели искать автора. Ну, вы можете себе представить, что это была за задача! И тем не менее - нашли. Что уж говорить об узком круге лиц, допущенных к секретному архиву? Правда, в последние годы применительно к СБУ больше употребляются глаголы несовершенного вида - ищут исчезнувшего Михаила Бойчишина, ищут покушавшихся на жизнь и убийц бизнесменов, политических деятелей, народных депутатов...

КГБ был, конечно, мрачным ведомством. Но как хотите, а понимание безопасности в нем как-то больше отвечало моему личному представлению о защите отечества от опасностей. Самые сложные запутанные дела о масштабных экономических преступлениях, бандитизме, злодейских убийствах, коррупции расследовали там. И получалось ведь! И не могу я представить, что широкомасштабное жульничество всевозможных трастовых и страховых компаний не просто обирающих и без того обнищавший люд, чекисты тех лет оставили бы без внимания. Потому как протуберанцы социальной напряженности, возникающие всякий раз после банкротства «пирамиды», представляют немалую опасность для согласия и спокойствия в обществе. А беспрецедентное расхищение народного добра, которое теперь как-то обтекаемо называется утечкой за рубеж материальных и валютных ценностей? Ведь не кто иной, как СБУ, называет фантастические суммы на зарубежных счетах. Но кто вернет их в Украину? И вообще, держава создала Службу информирования населения о преступлениях или - безопасности?

Всякий раз, проходя мимо управления СБУ в Одессе, я вспоминаю поразившую в свое время меня цифру - штат СБУ более 1000 человек. Полк! Если взять всю Украину, наберется несколько дивизий полного комплекта. И это же вам не рукохваты из патрульно-постовой службы, а элита, специалисты высшей квалификации. Вероятно, они занимаются такой работой, что громогласно о ней рассказывать - себе вредить. Но хоть какие-то результаты обеспечения нашей с вами безопасности - есть? Шпиона поймали, банду накрыли, контрабандистов изловили. Что-то такое, от чего по всей стране пошел бы вздох облегчения?

Иногда я задаю себе вопрос: сколько у нас в державе бандитско-воровских штыков? Не обычного жулья, а тех, что с автоматами, моторизированы и радиофицированы? Больше их, чем МВД, СБУ и Прокуратура вместе взятые, или меньше? И сколько мы, налогоплательщики, должны содержать в репрессивно-силовых ведомствах боеспособных мужчин, чтобы жить без опасности?

Так получилось, что когда возбудили дело о хищении учетной карточки «Красного», я лежал в больнице. Однажды ко мне в палату пришли двое в цивильном, представились офицерами СБУ и вручили повестку на допрос. Я пояснил, что состояние мое не лучшее, поправлюсь - приду. Однако, через несколько дней майор и полковник СБУ вместе с капитаном милиции приехали в больницу осуществлять принудительный привод моей персоны на допрос к военному следователю. Глазом не моргнув, соврали врачу, что есть-де у них на это разрешение главврача, а мне разъяснили, что, по мнению моего доктора (тоже соврали), я вполне могу давать показания...

В нашей истории, конечно, были времена, когда из больничной палаты возили не только на допросы, но и к расстрельной стенке. Печально, если блуждающий ген энкаведешных нравов через кагэбешный генотип проник в организм СБУ. Но я могу согласиться и с тем, что это досадное недоразумение. В конце концов чекистов всегда учили, что по завещанию железного Феликса у них должен быть только холодный ум, горячее сердце и чистые руки. Про душу и сострадание не рассказывали.

Эпизод этот натолкнул меня на другой вопрос. Если майоры и подполковники СБУ работают в прокуратуре рассыльными, кто же тогда думает о безопасности нас многогрешных и Украины вообще? Может, потому и с результатами, от которых бы душа пела, так не густо. За последние годы город не раз вздрагивал - то взорвали машину депутата облсовета, то среди бела дня расстреляли коммерсанта, то убили руководителей страхового общества. Уже не только журналисты, а официальные лица заявляют в печати о заключении недобросовестных контрактов, что обходится государству в сотни тысяч долларов. Открыто говорят, что миллионный город поделен и «схвачен» бандами, обложившими ясаком коммерческие структуры, базарная торговля под пятой новорожденных «крестных отцов»... Я далек от того, чтобы за все наши беды выставлять счет Службе безопасности, когда существуют и специальные органы по борьбе с организованной преступностью. Но есть же, видимо, причины, по которым наступления на преступность заканчиваются «пшиком»? Истина азбучная - злодея нельзя обезвредить, если его или не там ищут, или не те ищут...

Все это - размышления по поводу и, разумеется, прямого отношения к краже карточки в секретном архиве не имеет. Сейчас полковник Богданов допечатает протокол допроса. К известному мне документу в «Деле №11» - постановлению о принудительном приводе на допрос вашего корреспондента - прибавятся три листа показаний. Как мне кажется, не особенно ценных. Во всяком случае, я узнал от следователя вещи куда интереснее, чем он от меня.

Оказывается, тайну я разгласил, но нарушил не Закон Украины, а... постановление Совета Министров СССР №535. Нет-нет, следователь не отрицает, что Закон принят, живет и действует. Но в той части, где законодатель не позаботился о подзаконных актах, действует дух и буква правового свода СССР. Я так понимаю, что если нормативных актов СССР окажется мало, то ко мне будут применены уложения «Русской правды» Ярослава Мудрого.

...Хочу дать добрый совет коллегам-журналистам и поклонникам исторических расследований. Пока в Украине не обретут главенство ее законы, не следует рассекречивать сексотов, стучавших на русичей во времена татаро-монгольского ига, Литовского княжества, Жечи Посполитой и особенно Российского государства от 1654 года и по сей день, обходя десятой дорогой царскую охранку...

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60