ЕСТЬ ЛИ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ У МАФИИ?

Марк Дейч 21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Проблема этнических группировок в преступном мире все больше занимает общественность. До сих пор из средств массовой информации от многих политиков можно услышать, что «у преступности национальности нет», а есть некий «преступный интернационал». И тем не менее, все чаще и чаще в последнее время слышно: азербайджанская мафия, чеченская, грузинская. Особенно часто это звучит в больших городах, таких как Москва.

Поэтому закономерен вопрос: есть ли все-таки национальность у преступности? Вот как на этот вопрос отвечает начальник государственно-правового управления московской мэрии, полковник милиции Сергей Донцов:

- Судите сами. Вот данные регионального управления по борьбе с организованной преступностью. Данные говорят сами за себя. В Москве за шесть месяцев этого года к уголовной ответственности привлечено шесть с половиной тысяч иногородних граждан, совершивших преступления в столице. Это на 34 процента больше, чем за те же шесть месяцев прошлого года. Этими иногородними совершено 6707 преступлений, что на 51 процент больше аналогичного периода 1993 года. И что самое печальное - количество тяжких преступлений возросло на 39 процентов. Если же говорить о регионах, то преступления в основном совершают жители стран Закавказья и республик Северного Кавказа России. Количество преступлений, совершенных в Москве жителями этих регионов, возросло на 30 процентов по сравнению с шестью месяцами прошлого года. Только по законченным делам, которые уже расследованы ГУВД и прокуратурой города, за совершение 1100 преступлений к уголовной ответственности привлечены 1196 жителей Закавказья и Северного Кавказа. Из них: Грузия - 468 человек (в 93-м - 84), Азербайджан - 380 (в 93-м - 342), Армения - 131 (в 93-м - 84), Дагестан - 120 (в 93-м - 136), Чечня - 61 (в 93-м - 21). Кроме того, милицией пресечена деятельность 20 преступных групп, сформированных исключительно по этническому признаку. О предыдущих цифрах, которые я называл, было сказано: «жители регионов». То есть это не всегда обязательно чеченцы или грузины. Как правило. Но там попадались и русские, и украинцы, и другие. Но вот эти 20 групп - строго моноэтнические. К уголовной ответственности привлечено 90 наиболее активных членов этих этнических группировок: грузинской, азербайджанской, чеченской, осетинской, ингушской. А теперь судите сами: есть ли основания говорить о том, что преступность не формируется по этническому признаку?..

Мнение полковника Донцова и приведенные им цифры я попросил прокомментировать доктора юридических наук, генерала Александра Гурова. На протяжении многих лет генерал Гуров руководил в МВД отделом по борьбе с организованной преступностью.

- Вопрос о том, есть ли национальное лицо у мафии, - достаточно глобальный, требующий пристального изучения. Этнический аспект в преступности изучался со времен Ломброзо. Влияние этого аспекта закономерно: скажем, россияне склонны к совершению одних преступлений, южане - других, северяне - третьих... Полковник Донцов, как мне кажется, в целом подметил суть этого явления, однако он, по-моему, допускает ряд существенных ошибок. Он начинает говорить о национальности мафии, а приводит цифры совершенных преступлений иногородними. Возникает вопрос: это преступления, совершенные мафией, или это все совершенные преступления?

Надо сказать, что проблема иногородних преступников в Москве существует с незапамятных времен. И москвичи всегда делали правильный вывод: да, это обстоятельство осложняет криминогенную обстановку в столице, но основная масса преступников в городе - все-таки москвичи.

Далее. Из приведенной полковником Донцовым цифры вовсе не следует, что все 6 с лишним тысяч преступлений совершены мафией. Скажем, не исключено, что некая группировка не совершила вообще ни одного преступления или же совершила ряд преступлений, которые не попали в регистрацию, - такое часто случается. Наконец, полковник Донцов оперирует цифрой 1196: столько было привлечено в Москве к уголовной ответственности жителей Северного Кавказа и Закавказья за первые шесть месяцев этого года. На 9 миллионов москвичей. Это же мизер! В данном случае не мешало бы сказать: а сколько жителей других регионов было задержано? И сколько из них относится к мафии?

Кроме того, полковник Донцов приводит весьма серьезную цифру: 20 моноэтнических преступных группировок. Вопрос: а что представляли собой эти группы? Три карманника или два квартирных вора - это ведь тоже группы. Так что если это моноэтническая преступная группировка, следовало бы знать: из скольких членов она состояла? Сколько было арестовано и сколько осталось на свободе?

Между тем, мне известно, что в Москве имеются долгопрудненская, солнцевская и другие группировки, состоящие в основном из русских. Поэтому я считаю: чтобы определить национальное лицо мафии, данных полковника Донцова недостаточно.

Московская мэрия неоднократно принимала меры к тому, чтобы ограничить въезд в столицу для жителей Кавказа. Эти меры вызвали протесты правозащитных организаций, зато явно пришлись по душе москвичам. Одна из этих мер - введение для приезжающих в столицу своего рода визового режима. Однако возможно ли осуществить подобный режим для такого мегаполиса, как Москва? И главное - ведет ли он к положительным результатам? Вот что говорит об этом полковник Донцов:

- Я хотел бы уточнить: эти меры касались не только жителей Кавказа. В распоряжении мэра говорилось о тех республиках СНГ, где не установлен визовой въезд в Российскую Федерацию. Жители таких бывших республик СССР, как Латвия, Литва и Эстония, въезжают в Россию исключительно по визам, и распоряжение мэра на них не распространялось. Что же касается остальных... Чечня, к примеру, остается территориальным подразделением Российской Федерации, поэтому ни о каких визах речь здесь не идет. А речь идет лишь о регистрации.

Действительно, когда вводилась регистрация (в том или ином объеме она действует уже почти два года), была поставлена определенная цель. И в значительной мере она достигнута. Но совсем не так, как писали некоторые средства массовой информации: дескать, эта регистрация для правоохранительных органов - панацея от всех бед. Я надеюсь, читатели прекрасно понимают, что зарегистрировать человека, приехавшего в Москву, - не значит изобличить его в преступлении или правонарушении. И потому сама по себе регистрация - это просто учетная операция. Она не должна вызывать отрицательные эмоции; опасения и сомнения относительно ее были напрасны. А высказывали их не только средства массовой информации, но и посольства некоторых самостоятельных теперь государств. В частности, сотрудники посольства Азербайджана говорили о том, что эта мера оскорбительна, она унижает человеческое достоинство. С этим нельзя согласиться. Регистрация - обычная процедура, занимающая не больше десяти минут. Однако в дальнейшем данные регистрации позволяют правоохранительным органам получить необходимые сведения о тех лицах, которые совершили когда-то преступления. Причем, как это не покажется смешным, поначалу даже лица, находившиеся в розыске, регистрировались в гостиницах - поскольку в противном случае добросовестная администрация их просто не селила. И приходилось регистрироваться - иногда по своему паспорту, а чаще по подложному, данные которого тут же становились известны правоохранительным органам. И мы легко выходили на владельцев таких паспортов, которые спокойно жили в гостиницах. А тех, кто не регистрировался, выявляли с помощью проверок в гостиницах, общежитиях, домах отдыха, санаториях. И цифра таких «выявленных» оказалась весьма внушительной: удалось выйти на огромное число преступников. Благодаря введению регистрации.

Так что мера эта себя оправдала. И она совершенствуется. Совсем недавно мэрия выпустила постановление, которое называется, довольно длинно: «О соблюдении режима регистрации пребывания в городе Москве лиц, постоянно проживающих за ее пределами, и мерах по укреплению правопорядка в свете Указа Президента от 14 июня 1994 года № 1226». В этом постановлении, в частности, отмечено, что правоохранительными органами были допущены недоработки: недостаточно активно работала милиция, недостаточно добросовестно исполняла свои обязанности администрация гостиниц, домов отдыха, санаториев - как показала проверка, проведенная правоохранительными органами. Здесь же указаны и дополнительные меры, которые нам предстоит осуществить.

Так что я считаю, что регистрация приезжающих - весьма эффективный способ выйти на преступника и впоследствии довести дело до конца, то есть - привлечь его к уголовной ответственности.

- В московской милиции не хватает людей. Москва, повторяю, - это мегаполис: 9 вокзалов, 4 аэропорта, два речных вокзала и множество шоссейных дорог. Ежедневно в Москву стекалось около двух миллионов человек. Способна ли московская милиция, да еще в ослабленном составе, «охватит» такую массу приезжих?

- И сейчас число приезжих не уменьшилось, - ответил Сергей Донцов. От двух до двух с половиной миллионов приезжих в сутки, а когда в Москве какие-то мероприятия, то и все три. Это к девяти миллионам москвичей. Конечно, трудно. Впрочем, мы и не ставили задачу - охватить всех. Такая задача, видимо, невыполнима. Но приблизиться к идеалу - можно.

Да, средств не хватает. Людей тоже. Неукомплектован личный состав московской милиции, не хватает 2,5-3 тысяч человек.

Итак, начальник государственно-правового управления московской мэрии полковник Сергей Донцов считает, что введенный для приезжающих в столицу режим регистрации весьма благотворно сказывается на криминогенной ситуации в Москве. Между тем, некоторые республики бывшего СССР, и в первую очередь - страны Балтии, ввели на своих границах настоящий визовый режим. Изменилась ли там картина преступности? Уменьшилось ли количество преступлений? Вот что ответил на эти вопросы заместитель генерального директора департамента полиции Эстонии Айн Сеппик:

- Наверное, уменьшилась. Я говорю «наверное», потому что раньше такая статистика вообще не велась. Теперь я могу сказать, что преступность приезжих составляет 15-20 процентов от общего числа совершивших преступления. Естественно, тех, кого мы уже установили. А устанавливаем мы примерно 40 процентов всех совершаемых преступлений.

- Что известно об этих 15-20 процентах? Откуда они приезжают и как попадают в Эстонию?

- Из многих государств бывшего Союза. А попадают они в Эстонию как легально, с визами, так и нелегально. У многих группировок (если мы говорим об организованной преступности) уже есть свои центры в Эстонии. Многие живут уже здесь постоянно, они могут оформлять приглашения. Но часть, повторяю, попадает в Эстонию нелегально. Нам известны 10 преступных группировок, из них лишь одна (и то очень слабая) - из лиц эстонской национальности. Так что в основном организованная преступность у нас - из стран бывшего СССР. И прежде всего - из Российской Федерации: из южной России и из Сибири.

- Есть ли в Эстонии организованные преступные группировки с Кавказа?

- Есть. Нам известны чеченская, ингушская группировки. Более малочисленные - грузинская, армянская и азербайджанская. Самая большая из последних - азербайджанская.

Однако хочу сказать, что в отличие от больших российских городов - таких, как Москва и Санкт-Петербург, - преступность с Кавказа никогда не была в Эстонии превалирующей. Кавказские группировки организовались у нас недавно: например, чеченская группировка появилась здесь в начале 90-х годов. Но это очень монолитные группы. Если в аналогичных группах из России есть люди многих национальностей, то группы с Кавказа мононациональны. Впрочем, группы эти невелики, и погоды в Эстонии не делают. Тем не менее, сферы их интересов весьма серьезные: наркобизнес, вымогательство, проституция.

Заместитель генерального директора департамента полиции Эстонии Айн Сеппик не обольщается: визовый режим и жесткие меры на границе - не панацея:

- Полностью закрыть границы ни у нас, ни в Европе невозможно. Это не удастся никому: ни Германии, ни Англии, ни Франции, а нам - тем более. Мы можем лишь как-то контролировать ситуацию. И это мы сейчас действительно делаем.

Похожая ситуация с преступностью и в Латвии. Начальник криминальной полиции Латвии полковник Лаймунис Лепиньш охарактеризовал ее так:

- Если в России растет преступность, то у нас, как мы и прогнозировали, в 93-м году был пик роста, а в этом году идет резкое сокращение: на 30,3 процента. Но сокращение идет в основном за счет краж личного имущества, за счет сокращения квартирных краж. Здесь нам в какой-то степени «помогает» безработица: люди сидят дома и охраняют свое имущество.

Но при этом резко возросло количество тяжких преступлений: разбоев, квартирных грабежей, захватов автомашин, все - с применением оружия. Наметился рост тяжких телесных повреждений и изнасилований. Причем все эти преступления совершаются очень жестоко: если у нас убивают человека, то выпускают в него целую обойму или разрезают на куски.

Нас беспокоит и то, что возрастает преступность, связанная с безработицей. Молодежь, заканчивающая учебные заведения, пополняет ряды преступников, потому что им некуда деваться. Каждый день освобождаются люди из мест лишения свободы. И деваться им тоже некуда, работать негде: ни одна порядочная фирма, не связанная с преступным миром, таких людей на работу не возьмет.

Ну, а о том, что к нам прибывает много «лиц кавказской национальности», я должен сказать, что это действительно так. Все тяжкие преступления с применением оружия осуществляются этими лицами. Я бы хотел, чтобы меня правильно поняли: я не собираюсь никого оскорбить, я говорю о том реальном положении, которое создалось в латвийском государстве.

Повлияло ли введение визового режима на положение с преступностью в Латвии? Мнение на сей счет полковника Лепиньша резко контрастирует с точкой зрения эстонского коллеги:

- Визы предназначены для честных людей. А для нечестного бизнесмена, преступника или бандита визовый режим не нужен. Нет никакого секрета в том, что, заплатив какое-то количество долларов или латов, или рублей - с той стороны, преступный мир проникает к нам беспрепятственно.

По словам секретаря Министерства внутренних дел Литвы Витаутаса Скопчявичуса, в Литве также сокращается общее количество преступлений. Однако и здесь число тяжких преступлений при этом растет. Умышленных убийств стало больше на 40 процентов, разбойных нападений - на 50 процентов. О преступлениях, совершаемых в Литве иностранцами, Витаутас Скопчявичус говорит:

- Моя точка зрения такова: в Литве преступления совершают литовцы. Вот цифры: за первые полгода здесь совершили преступления 92 иностранца. За те же шесть месяцев прошлого года - 172. Это меньше одного процента от общего числа преступников в Литве. Вот более детальная раскладка: в нынешнем году у нас совершили преступления 7 граждан Азербайджана, 5 граждан Грузии, 5 граждан Армении. Словом, для нас это не такая проблема, чтобы о ней говорить.

Что же касается введения виз, то Витаутас Скопчявичус не думает, что эта мера ухудшила ситуацию.

- Мое личное мнение: визы нужны. Они могут помочь нам в раскрытии преступлений.

Однако, развивая эту мысль далее, секретарь Министерства внутренних дел Литвы пришел к совершенно противоположному выводу о влиянии визового режима на ситуацию с преступностью в республике:

- Если говорить языком цифр, то может показаться, что визовый режим положительно повлиял на криминогенную обстановку в Литве. Однако мое внутренне убеждение позволяет мне сказать, что это не совсем так.

Мнения руководящих сотрудников полиции трех республик Балтии комментирует начальник государственно-правового управления московской мэрии полковник Сергей Донцов:

- Я позволю себе не согласиться с руководителем полиции Латвии. Все цивилизованные страны используют визовый режим, чтобы отсечь преступников на въезде в страну. Кстати, его точку зрения опровергают мнения двух других руководителей полиций - Литвы и Эстонии. Хорошая граница с грамотно организованной пограничной службой позволяет отфильтровать до 80 процентов нежелательных приезжих, каковыми являются преступники. Полиции трех стран Балтии активно работают с российскими правоохранительными органами, они располагают необходимыми данными о возможном въезде нежелательных лиц и предоставляют такие же данные нам.

Что же касается России... Несмотря на то, что был принят Закон о государственной границе, на сегодняшний день Россия границ не установила. Граница у нас не то что прозрачная, ее у нас просто не существует. Как только она появится, процент тех, кто обычно удается отсечь на въезде, поначалу будет небольшим, а затем подойдет к тому идеалу, которого достигают организованные пограничные службы зарубежных стран. А пока это заменяет регистрационный режим. Он существует не только в Москве, его моментально переняли у нас более 30 городов России. Нашу модель позаимствовала и Белоруссия. Как видите, она получила распространение и работает.

А вот что говорит о так называемом «режиме регистрации» генерал Александр Гуров:

- Я прежде всего - москвич, а кроме того, до недавнего времени работал в правоохранительных органах. И скажу то, что, по-моему, подтвердят все москвичи: после введения этой меры в криминогенной ситуации столицы наметилась некоторая стабилизация. Но при этом не будем забывать и другое: аналогичным образом стали действовать и в республиках по отношению к россиянам. Конечно, режим регистрации нужен, но он не должен осуществляться с нарушением международных прав.

Полковник Сергей Донцов, которого я в заключение разговора попросил привести пример преступления, совершенного в последнее время в Москве «иностранцами», ответил:

- Я воздержусь от примеров, потому что они все равно не позволят понять всю остроту существующей проблемы. Поэтому на ваш вопрос я отвечу по-другому. Многие уже знают о том, как была предотвращена встреча «авторитетов» преступного мира в Бутырской тюрьме. Так вот: читатели могут сделать заключение о самоуверенности и опасности преступного мира не только по факту встречи в столь необычном месте. Ныне все оперативные работники, которые занимаются расследованием этого дела, получили угрозы от преступников с требованием прекратить расследование. В противном случае им угрожают физической расправой. Такие же угрозы получили судьи, которые сейчас рассматривают несколько уголовных дел в отношении «воров в законе», и работники прокуратуры. Вот конкретный пример того, как нагло ведут себя преступники. Думаю, ни в одной цивилизованной стране полицейский судья и прокурор не испытывают такого открытого, откровенного давления.

- Вы предпринимаете какие-нибудь шаги, чтобы обезопасить ваших людей?

- Безусловно.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.04
EUR 29.06