Сильный дух Луки Гарматия

Роман Якель 29 октября 2016, 00:00
гарм
Директор школы села Старая Могильница на Тернопольщине Лука Гарматий с женой Павлиной, дочерью Анной и сыном Мирославом

Читайте также

На днях исполняется 150 лет со дня рождения известного педагога, этнографа, общественного деятеля Луки Гарматия. 

Кропотливый, неутомимый труд таких людей, как Лука Гарматий, оценил коллега-учитель Михаил Ломацкий в очерке "Українське учительство на Гуцульщині": "Десь там у душах їхніх колишніх учнів, на самому дні, ворушиться та щира любов до свого рідного, що її там ті, яких сьогодні вже нема, засіяли і в серцях прищепили..."

Родился Лука Гарматий 30 октября 1866 г. в селе Лучка близ Тернополя. В семье образованного крестьянина, бывшего посла (депутата) в австрийском парламенте Василия Гарматия он был пятым ребенком из восьми. Мать болела, поэтому младшими детьми занималась сестра Татьяна. Сестра и водила в школу Луку, который пошел получать знания в пятилетнем возрасте. После окончания школы он учился в Тернопольской гимназии, а затем в учительской семинарии. Диплом получил в 1887-м. "Ще будучи юнаком, очевидно, він не мав сумніву щодо своєї подальшої долі і діяльності. Педагогом був вродженим і талант учительський мав від Бога", — так характеризует жизненный выбор Луки исследовательница Ярослава Гайдукевич.

Несколько лет молодой педагог учил в Теребовлянском уезде — в селах Струсив, Млынська, в городе Теребовля. Но в подневольном обществе учитель — больше, чем школьный учитель. Лука Гарматий погружается в общественную деятельность. На его мировоззрение повлияли идеи популярной тогда Украинской Радикальной партии: ограничение власти капитала и передача крестьянам земли, просвещение и распространение кооперативного движения, избирательная реформа, результатом которой должна стать ликвидация системы курий и введение всеобщего избирательного права... Бунтарский и свободолюбивый дух педагога-украинца беспокоил австрийскую администрацию, и его отправили учительствовать на Гуцульщину.

В 1893-м он оказался в Косовском уезде, в селе Тюдов, раскинувшемся над Черемошем. В школе, на то время уже государственной, отремонтированной, с печным отоплением, Лука Гарматий стал одним из лучших учителей. А в самом селе основал "Просвіту", сформировал для нее библиотеку и устроил читальню. Чиновники из школьного краевого совета испугались вдвойне: а ну как Гарматий теснее сблизится с селянами да еще, чего доброго, разбогатеет в месте, где щедро плодоносят фруктовые сады и виноградники. Его переводят в Криворивню, близ села Жабье (ныне — поселок городского типа Верховина). Лука Гарматий знакомится там с Иваном Франко, который с 1901-го по 1914 год почти каждое лето отдыхал и работал в селе.

Как утверждает историк Петр Арсенич в очерке "Криворівня", "педагог навчав грамоти не тільки гуцульських дітей, але й заохочував до читання дорослих". Просветительская деятельность Луки Гарматия не понравилась местном вийту, уездным чиновникам и землевладельцу Пшибиловскому, и те постарались выпровадить педагога из села. Пристанищем патриотически настроенного учителя стало село Розтоки на Косивщине. Здесь, кроме грамоты, он учил детей танцам, собирал фольклор. В его доме, который был прямо в школе, гуцулы по вечерам собирались послушать мудрые советы. В Розтоках вместе со своим приятелем Юрием Калиничем Лука Гарматий также учреждает "Просвіту". Они читают сельским жителям произведения украинских классиков, пытаются ставить пьесы. Старожилы рассказывали, что когда его жена Павлина сыграла роль шевченковской Катерины, гуцулы были так тронуты, что плакали над судьбой девушки. Такое народолюбие не нравилось вийту Максиму Данилюку и священнику-москвофилу Лонгину Кобылянскому, и они сделали все, чтобы Луку Гарматия оттуда выжить.

Чинуши поняли: незачем сажать непокорного учителя в тюрьму, ведь он и среди узников бунтовать начнет, и сослали его в отдаленное горное село Головы (ныне — Верховинского района), будучи почти уверены, что его там или медведи разорвут, или убьют упрямые гуцулы.

До приезда Луки Гарматия школа в Головах десять лет пустовала. Существовало поверье, что в ее подвале завелась нечистая сила. Селяне не хотели отдавать детей в школу — те были нужны как рабочая сила в домашнем хозяйстве. А кроме того, боялись, что власть обложит их дополнительными налогами. Лука Гарматий убедил их отдать детей в школу. Владимир Гнатюк вспоминал, что на торжественном открытии школы учитель "...вистрілив чотири рази з гарних жированих гуцульських пістолів. Це дуже сподобалося гуцулам, що вчитель має таку моду, як вони при парадах. Має гуцульські пістолі і вміє стріляти..." Учитель добился, чтобы в село проложили дорогу и раз в неделю доставляли почту. Австрийские власти недооценили человеческие качества и педагогический талант Луки Гарматия. Учитель подружился с гуцулами, давал местным жителям ценные советы по хозяйству и даже привез из Вены разрешение на экспорт скота.

В Головах и соседнем селе Черная Речка Лука Гарматий основал читальни "Просвіти" и кооперативные магазины при них, а в Головах — еще и общество "Сич". Агитация Луки Гарматия и его учеников сыграла свою роль: в 1907-м и 1911 годах "січового батька", представителя Украинской Радикальной партии Кирилла Трильовского избирали послом (депутатом) в австрийский парламент. Свободолюбивый дух учителя нашел продолжение в учениках. Николай Дронек, Василий Антоняк, Дмитрий Маротчак, Алексей Максимюк и другие были инициаторами гуцульского восстания против польской власти (1920 г.) А самый известный ученик Петр Шекерик-Доника стал писателем (он — автор написанного на гуцульском диалекте романа "Дідо Іванчік"), публицистом, актером гуцульского театра Хоткевича, депутатом Национального совета ЗУНР, а затем — послом в польский Сейм. Большевистская власть припомнила ему все: отправила сперва в застенки НКВД, а потом в Сибирь, где следы этого человека затерялись.

Богатый талантами гуцульский край вдохновил Луку Гарматия на этнографические исследования. В течение 12 лет учительского труда в селе Головы он собирал колядки, рассказы о повстанцах, легенды, описания обычаев. Их систематизировали и анализировали в своих трудах известные этнографы Владимир Гнатюк и Владимир Шухевич. К Луке Гарматию в Головы дважды приезжал писатель Михаил Коцюбинский. А обряд "грушка" при покойнице он изобразил в знаменитой повести "Тени забытых предков".

Лука Гарматий играл на различных музыкальных инструментах — скрипке, флояре, теленце, дрымбе; собрал большую коллекцию музыкальных инструментов, а также образцов оружия, среди которых немало пистолей, крисов и поясов к ним. Основал при школе этнографический музей, действующий и по сей день. По просьбе выдающегося чешского этнографа Франтишека Ржегоржа он собирал художественные и этнографические экспонаты для Пражского музея. Именно в Праге изделия народных мастеров увидел известный антрополог и этнограф Федор Вовк, который затем обратился к Луке Гарматию и Владимиру Гнатюку с просьбой помочь подготовить вещи для Петербургского этнографического музея. Многие материалов этнограф из села Головы собрал для этнографического отдела Научного общества имени Т.Шевченко во Львове. А сборник гуцульских металлических изделий на выставке в Коломне в 1912-м был отмечен золотой медалью!

В том же году Лука Гарматий вернулся с гор на "долы" и добивался работы учителя в селе Старая Могильница, в Теребовлянском уезде на Тернопольщине. Вероятно, эта местность не вдохновляла его на фольклорно-этнографические исследования, и он вместе с учениками участвует в археологических раскопках обнаруженного здесь поселения Трипольской культуры. Разворачивает деятельность общества "Просвита", участники которого, кроме чтения литературы, организовали хор, играли в оркестре, ставили театральные пьесы.

В годы Первой мировой войны неутомимый учитель вместе с семьей находился в Австрии и Моравии, где работал управляющим школ для интернированных украинцев. В 1920-м он возвращается к учительскому труду в Старой Могильнице.

Лука Гарматий и его жена Павлина воспитали троих детей — Анну, Нестора и Мирослава. Но семью постигло горе: на глазах у отца утонул сын Нестор, студент Политехники в Данциге (Гданьске), подававший большие надежды. Эта невосполнимая потеря сказалась на здоровье Луки Васильевича, и 31 октября 1924 г. он скоропостижно скончался. Скорее всего, случился инсульт. Его похоронили в селе Старая Могильница, у церкви Пресвятой Троицы, где покоится прах священников и других уважаемых людей. Это — еще одно проявление уважения к великому учителю и директору школы.

Даже сейчас, без малого через сто лет после смерти этого незаурядного человека, ученики и педагоги берегут память о нем.

Науку, віру, любов і надію

Візьмім з собою в дорогу життя,

І працю тверду, й велику мрію,

І сильний дух Луки Гарматія, —

эти строки из гимна школы заставляют задуматься, насколько глубокий след в украинской истории оставил этот человек.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.91
EUR 28.45