Михаил Кальницкий — о налогах, акцизах, дореволюционной медицине и ее благодетелях

Наталья Лагодинская 5 ноября 2016, 00:00
МЕ_1

Читайте также

Наверное, не найти в мире такого человека, который бы в своей жизни не имел дела с налогами.

Почти ежедневно мы ходим в магазин и платим налог на добавленную стоимость, например. А во времена Киевской Руси, когда налоговая система на наших землях только зарождалась, и магазинов не было, собирали дань. Самым популярным способом собирать дань в то время было полюдье, т.е. на современном языке, административно-финансовая поездка князя по территории подвластных племен. Что было дальше, как менялась система налогообложения в период с ХVIII в. до начала XX в., и какой была бесплатная дореволюционная медицина, рассказал Михаил Кальницкий —известный киевовед, историк и литератор.

МЕ_7
Михаил Кальницкий

— Как развивалась система налогообложения в Российской империи в XVIII—XIX вв.?

—Первая философия налогов имела свое воплощение в подушном налогообложении. Его применяли в Российской империи довольно долго. Фактически пионером подушного был Петр I, приверженец философии приоритета государства, который ввел этот прямой налог в 1724 г. Он построил империю, а империя должна была содержать армию. За счет чего? За счет населения. И потому налоги рассчитывали так: примерно представляли себе, сколько нужно тратить на армию, и примерно представляли себе количество населения, которое должно платить налоги, и, разделив первую цифру на вторую, получали сумму налога.

—​ Кто платил налоги?

—​ Важный вопрос. Во времена Петра I, когда назначали налогоплательщиков, считалось, что есть определенные категории населения, с которых налоги брать не следует. Это дворянство и духовенство. С дворянства налогов не брали, поскольку царь требовал, чтобы все свои силы дворянин отдавал государственной службе. А духовенство, соответственно, заботилось о государстве перед небесами: его тоже нельзя было трогать. Духовенство какое-то время владело огромными земельными ресурсами и было освобождено от налогов; впоследствии Екатерина II ликвидировала значительное количество монастырей и провела частичную секуляризацию монастырского имущества. Увидев, что много земель выпадает из государственного оборота, императрица конфисковала эти ресурсы. Но это было позже. В общем, платили крестьяне, мещане, рабочие, купцы, т.е. люди других слоев. Дворяне, духовенство и чиновники налогов не платили. Следует отметить, что купцы сначала платили подушное, но во второй половине ХVIII в., после введения гильдий, стали необлагаемыми, поскольку платили гильдейский сбор.

—​ А если люди уклонялись от уплаты налогов, что их ожидало?

—​ Если действительно кто-то уклонялся от уплаты налогов, к нему применялся т.н. правеж. Это означало, что человека либо били, либо лишали имущества. Если человек уклонялся злостно, его просто выгоняли из дома и отбирали жилье. Довольно жестоко. Ясное дело, в период действия правежа возникало социальное напряжение. И потому, когда на престол восходил новый монарх, зачастую он прежде всего "даровал недоимки", как в произведении Некрасова "Железная дорога".

— Таким образом, каждый человек платил самостоятельно, если входил в состав общества?

— Когда ввели фискальную систему, то, конечно, возникла потребность учитывать людей, которые, собственно, являются плательщиками налогов. Благодаря этому со времени правления Петра I начались переписи населения — т.н. ревизии. Уже на рубеже XVIII—XIX вв. эта система приобрела такой солидный вид, что даже у нас в архивах можно найти около 10 ревизий периода 1800—
1850 гг., когда их проводили регулярно, примерно каждые шесть-семь лет. В результате, буквально все население, а не только налогоплательщики, было расписано. Каждый человек был приписан к какому-то местному обществу. Крестьяне — к крестьянским обществам, мещане — к мещанским, купцы — к купеческим обществам…

— Своего рода профсоюзы?

— Примерно. Если общество не собирало нужного количества денег, начиналась круговая порука. Например, некоторые крепостные были на откупе, поэтому платили за себя сами. А кто не был на откупе, за тех помещики платили.

— А был ли уже тогда документ, который бы регламентировал налоговую систему?

— Просто были определены конкретные нормы, сколько с кого нужно взять. Общая сумма государственных затрат, прежде всего на армию, делилась на количество налогоплательщиков, в результате (при Петре I) выходило меньше одного рубля в год. Тогда это были очень большие деньги. Уже при правлении императора Александра I подушное составляло два или три рубля в год.

—​ Сколько же продержался подушный налог?

— Подушное налогообложение отменили в 1880—1890 гг. А почему решили это сделать? Наверное, потому, что вообще фискальная система, эта постоянная проблема брать всех на учет, требовала столько средств, что решили лучше отказаться от нее. И потому перешли на другой вариант налогообложения — от определенных операций. Конечно, и до этих персональных налогов были налоги с торговых операций, налоги с имущества. Зародилась еще одна форма налогов — в виде акциза на те или иные ликвидные товары, имевшие особый спрос. Например, в конце XIX в. была водочная монополия. Это акциз, который предоставляли кому-то конкретно. То есть человек платил государству значительную сумму и за это получал монополию на продажу товара.

— Акциз выполнял скорее негативные или положительные функции?

—​ Когда его выдавали частным лицам, то скорее негативные. Ибо получалось так, что государство способствовало кому-то зарабатывать деньги, и они шли мимо казны. Получатели же акциза серьезно этим злоупотребляли.

— А частные лица не должны были отчитываться, как теперь?

—​ Чиновники приблизительно знали, сколько они могут взять с этих частных лиц, но если и брали, то после этого уже их не беспокоили. Тем более что государство видело: лучше не кому-то отдавать, а забирать в свою монополию. То есть себестоимость водки была во много раз ниже, чем цена, по которой ее продавали. Так было, есть и, наверное, будет. Самогонщики уже тогда не сидели сложа руки...

—​ Как вы думаете, есть налоги, которые теперь, в современных условиях, просто трансформировались, но по сути не изменились?

—​ До советского времени налоги направлялись на прибыльные операции. Либо на какое-то имущество, дававшее прибыль. Например, налог на недвижимость. Человек владел землей, домами, ведь эта недвижимость должна была давать налоги. Когда Александр II проводил свои реформы, в частности реформу самоуправления, то в период его правления довольно серьезные полномочия получили местные органы. Кстати, нынешняя ситуация существенно иная, потому что теперь на местном уровне не получают столько налогов, сколько получали в те времена, скажем, в Киеве. Киевская городская дума получала львиную долю налогов с недвижимости. Но все знали, что она получает эти налоги и вместе с тем отвечает за определенные затраты на нужды города. Не было так, что все платят в центральную казну, а оттуда потом средства раздают, кому нужно. А тут все знали: город занимается благоустройством, город получает свои налоги. И город имел возможность регулировать определенную ставку налогообложения. Именно недвижимости. Важно, что налогоплательщик был наделен не только некоторыми обязанностями, но и правами. Скажем, в части тогдашней избирательной системы. В выборах в местную думу участвовали исключительно налогоплательщики.

—​ Как налоги поступали в государственную казну?

—​ Иногда поступали по факту операции. Был т.н. гербовый сбор. Любая операция, которая регистрировалась государственными органами и давала кому-то какие-то преференции, любые торговые операции, которые защищало государство, автоматически требовали уплаты налогов в виде гербового сбора. Сам акт этой операции фиксировался на бумаге, которую нужно было купить за определенную цену.

—​ Были ли в те времена вообще бессмысленные формы налогообложения?

— Были интересные. В частности, налог на роскошь. В некоторых государствах его вводили отдельно, например, на содержание экипажей или каких-то особых дворцов. В Российской империи был налог на картежные игры. Считалось, что если человек играет на деньги, то они у него лишние, и потому пусть делится с государством. Причем картежные игры облагали налогами не просто так, а в пользу конкретной благотворительности. В Российской империи существовала монополия на печатание игральных карт, которая принадлежала Императорскому воспитательному дому — благотворительной структуре. Только она имела право выпускать игральные карты. Для домашнего употребления можно было использовать карты, сделанные собственноручно. Однако, когда играли в общественных заведениях, прежде всего в клубах (существовали клубы, прописывавшие в своих уставах даже систему игры), там был такой порядок: если за зеленый стол села новая компания, она не могла использовать колоду, которой уже играли. Играть нужно было только новой, с печатью Императорского дома! Потом эти карты продавали (шел налог от их покупки). Иногда форма налогов регулировалась в зависимости от того, к кому ее применяли. Была категория населения, на которую накладывали более высокую сумму налогов. Евреи, например. Для еврейских сообществ существовала очень интересная форма налогообложения — коробочный сбор. Так назывался налог на использование кошерных продуктов. В частности, мяса. В Киеве был акциз на это. Ясное дело, кошерное мясо должно было готовиться по специальной технологии в присутствии религиозных представителей. Иначе оно считалось непригодным для употребления украинскими евреями. И в Киеве был такой общегородской налог на всю еврейскую общину. Как этот налог возвращал себе владелец монополии? Просто получал свой процент от продажи кошерного мяса. И за счет этого возвращал себе деньги и имел некий доход. Но обратите внимание: такой налог работал как прогрессивный. Бедные люди мяса обычно ели мало, значит и меньше платили акциза. Богатые люди, у которых не было проблем с покупкой мяса, ели и платили больше. Так что это достаточно справедливый вариант налогообложения. И не надо бегать за каждым евреем…

—​ Как изменилась ситуация в советскую эпоху?

—​ До революции те, кто получал какие-то прибыли, должны были платить в госказну. В советские времена частную собственность фактически отменили. Но в период НЭПа, когда ненадолго вернулась частная собственность, действовала жесткая система неравных налогов. С людей рабоче-крестьянского происхождения брали одни налоги, с нэпманов — другие. Этими налогами подавляли нэпманов, когда они немного оживили экономическую картину в Украине. Государство с помощью повышенных налогов подавляло конкуренцию со стороны частных предпринимателей.

— Собственно, какие формы налогов были популярны в советское время?

—​ Был налог на малосемейность. Если в семье не было детей, муж и жена платили дополнительный налог. Появлялись дети — прекращали. Фактически тот же стимул, что и теперь, но с другим механизмом. Это была явная форма налога. А была и неявная. Она состояла в формировании государственных тарифов. Были особые налоги на идейность. Конечно, все члены коммунистической партии платили довольно большие партийные взносы. И за эти деньги партийцы получали преференции в виде разных возможностей — материальных и профессиональных. Молодежь платила. Хоть две копейки в месяц, но платила комсомольские взносы. Профсоюзные взносы также платили. Но иногда эти взносы возвращались путевками. Я когда-то получил льготную путевку и посчитал, что она компенсировала мои взносы лет за десять. Кроме того, существовали смешные налоги на содержание различных обществ. Например, на общества охраны природы, Красного Креста, ритуальных услуг. Они все существовали на добровольно-принудительные членские взносы.

—​ После упоминания о Красном Кресте невозможно обойти тему дореволюционной бесплатной медицины. Какой она была?

—​ Когда людям было важно мнение профессионала, они после приема оставляли или бутылку коньяка, или еще что-то. Помните репризу Жванецкого? "Конечно, все это бесплатно. Вы можете не платить, но лучше заплатить". Но, конечно, до революции бесплатная медицина была более реальной. Уже в советские времена все это превратилось в бесплатную фикцию. Как и образование. Платили репетиторам. На какие-то школьные нужды и т.п. Также любой человек мог прийти в поликлинику, получить там минимальную медпомощь, но кто переживал за результат, тот платил.

— Были какие-то благодетели, благотворительные фонды?

— Да, до революции именно эта система работала очень хорошо. И были действительно реальные бесплатные больницы. Коммерческие больницы были тоже, их руководители и не скрывали, что они коммерческие. Там можно было принимать солнечные ванны с видом на Софийский собор. Были бесплатные палаты, и бедных людей могли принять. Причем им предоставляли квалифицированную помощь. Приходили профессора, для которых такая благотворительность была делом чести. Каждый из известных врачей считал моральной обязанностью потратить свое время на бесплатную помощь.

—​ Какая зарплата до революции была у врачей?

— Частные врачи получали зарплату в зависимости от популярности, практики. Вспомним, как об этом пишет классик. У А.Куприна, в очерках "Киевские типы", подробно описан этот момент: "На прощание пациент очень крепко жмет руку доктора, оставляя в ней рублевую бумажку, причем оба стараются не встретиться глазами. Но так как пальцы молодого врача не приобрели еще достаточной ловкости ("опыт, опыт самое главное"), то бумажка падает на пол, и врач, покраснев, тщательно наступает на нее ногой. Но опыт все-таки самое главное. Проходит год, другой. В приемной молодого врача уже дожидаются иногда по двое, по трое посетителей за раз; желтые бумажки заменяются зелеными, несравненно искуснее переходящими из рук в руку. Вскоре приемная оказывается тесной для посетителей. Доктор меняет старую квартиру на новую да кстати приобретает и новую дверную дощечку, на которой звание врача заменяется званием доктора, а бесплатный прием бедных исчезает бесследно. Наступает тот период, когда доктор уже может считать себя достаточно умудренным опытом…".

Конечно, были благодетели, которые очень много делали для медицины, основывали и строили больницы. В Киеве работали две известнейшие больницы: для чернорабочих и евреев. Ту, что для евреев, основали еще в 1860 г. Теперь это областная больница на Багговутовской улице. Ее основали еврейские меценаты. Они занимались строительством, обеспечивали инвентарем, платили зарплату врачам. Но некоторые врачи соглашались какое-то время работать там бесплатно. Также некоторые еврейские семьи строили и содержали отдельные корпуса больницы. Корпус нервных болезней содержала семья Френкелей, глазной — семья Заксов, инфекционный — Лазарь Бродский.

Больницу для чернорабочих основали уже христиане, прежде всего Никола Терещенко, который за свой счет строил корпуса. Ему помогали Михаил Дегтярев и Николай Попов. Все трое, кстати, удостоились за это звания почетный гражданин города Киева. Больница для чернорабочих — теперь всем известный "Охматдет". Старые его корпуса — корпуса для чернорабочих. На территории "Охматдета" стоит памятник Н.Терещенко.

Была больница Бабушкиных, на Тверской. Еще недавно в этом здании размещался роддом железнодорожников, но теперь там, кажется, прокуратура. Однако не только зажиточные граждане, но и обычные киевляне имели возможность принять участие в благотворительности. Известна больница Лихарёвой на Парковой дороге. Лихарёва — жена чиновника, она основала общество, члены которого платили взносы. Именно на них и содержали больницу. Специально на эту больницу выделил средства известный миллионер Лев Бродский. В больнице была одна традиция. Чиновники давали деньги на койки в палатах. Поэтому всегда возле койки висела табличка, на которой отмечали фамилию благодетеля. В то время бедняк мог получить свидетельство о своей бедности и с этим свидетельством пойти в больницу, в которой часть коек была бесплатной. Если находилась свободная койка, человека принимали, размещали и лечили…

—​ Система частной благотворительности действительно была прозрачной?

—Ежегодно печатались отчеты. Кто угодно мог с ними ознакомится. Тогда законы принимали и все прогнозировали на 10—20 лет наперед.

До революции человека-благодетеля могли принять в государственное учреждение. Никола Терещенко (как известно, в 1881 г. он выделил 23 тыс. руб., а это действительно большие деньги, на строительство Мариинского детского приюта в Киеве) даже дослужился до тайного советника — чин, который приравнивался к генерал-лейтенанту или вице-адмиралу. Эти чины автоматически предоставляли наследственное дворянство. Такая вот форма поощрения…

В советские времена частную благотворительность отменили. Считалось, что советская власть заботится о всех, и в благотворительности нет нужды.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28