Миг между прошлым и будущим

Евген Зарудный 28 декабря 2016, 23:02
хата
«Колядки в Малороссии». К.Трутовский, до 1864 г.

Читайте также

"Как я люблю встречать Новый год!"

"Ирония судьбы, или С легким паром!"

В другом месте культового советского фильма героиня Барбары Брыльской признается: "Не люблю праздников". 

Никакого противоречия, ибо Новый год — праздник весьма специфический.

Будучи крепко привязанным христианами к Рождеству, назначенному на день зимнего солнцестояния по юлианскому календарю, он до недавнего времени не привлекал какого-либо особого общественного внимания.

В СССР — до 28 декабря 1935 г., каковой датой в газете "Правда" отмечена статья Павла Постышева "Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку!", советским детям, выросшим без святого Николая и Рождества, понравилось коммунистическое действо. Впрочем, на самом деле Дед Мороз был просто реанимирован безбожной властью (подробнее читайте в статье Станислава Цалика "Герой двух праздников" — ZN.UA, 28.12.2015 г.) и являлся до прихода большевиков к власти героем исключительно городской мифологии. Как отмечает С.Цалик, "деда Мороза заклеймили как "религиозный хлам" и объявили "продуктом антинародной деятельности капитализма"...

Ныне, когда все вернулось, слава Богу, к норме, идеологические потомки Постышева оплачивают билборды, поющие в моем родном Харькове осанну постышевским новоделам. "Дед Мороз жил, Дед Мороз будет жить!".

Свою лепту в атеизацию некогда православного народа внесла и церковь. Ортодоксы упорно не желали реформировать календарь, в результате чего святой праздник Рождества воспринимается (пост)советским человеком не иначе как удобная возможность продлить истинно-всенародно любимое празднование Нового года (с контрольным выстрелом в печень).

В Европе и Америке с постышевыми и календарями все слава Богу. Но и там Новый год демонстрирует явную тенденцию к ментальному дистанцированию от Рождества и обретает собственное значение. У них главным действующим лицом Christmas становится не Jesus Christ, а Santa Claus. Не Heavenly Father, а Father Christmas. Иисуса из Назарета потеснил Санта из дымохода. Именно последнему принадлежит эксклюзивное право на масс-культурную презентацию темы чудес, справедливого воздаяния и пожелания всего наилучшего — в Новом году! Кстати сказать, в знаменитой Jingle Bells — тоже ни намеком о Рождестве Спасителя, однако песня однозначно рождественская.

Новогодним же гимном нового времени стала песня знаменитой шведской группы ABBA Happy New Year. В ней поется (уверен, знают немногие, для меня это тоже было открытием) о смерти мечтаний, о видениях нового мира, поднимающегося из пепла наших жизней, о человеческой глупости, принимающей изведанный путь за истинный. И рефреном, как заклинание:

Happy New Year,

пусть всем нам откроется мир,

где каждый, кто рядом — друг,

Happy New Year,

пусть нам достанет воли
для наших надежд;

а как не достанет надежды и воли —

лечь в могилу останется только.
Тебе и мне.

Почти по Шопенгауэру: "или жить вечно, или не жить вовсе". Точно по Писанию: "И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали" (от Иоанна, 21.1); "и перекуют мечи свои на орала... не поднимет народ на народ меча" (Исайя, 2.4).

На что мы можем надеяться? Исчерпывающий ответ на этот вопрос прозвучал две тысячи лет назад. Когда ждать обетованного? Определенного ответа нет. "Не прейдет род сей, как все это будет", — несколько оптимистично заверил евангелист (Мат. 24:34), не учитывая при этом, что у Вседержителя иной масштаб времени — "один день как тысяча лет" (2 Пет. 3:8). Значит, логично было бы предположить, что Господь, творческой манере которого характерна размеренная днями неторопливость и обстоятельность, приступит к такому важному, как Страшный Суд, делу не ранее следующего за воскресением дня — в понедельник или, в масштабе земного времени, через тысячу лет.

О подготовке к встрече Нового 1000-го года рассказывает американский историк Хиллел Шварц, специального занимавшийся этим вопросом. Отрывок из его исследования придется привести довольно длинный, но текст того заслуживает.

"...Европейские народы охватил ужас. Считается, что конца тысячелетия со страхом ожидали пророки, прелаты, монахи, математики, предсказатели и звездочеты. Никто из них не мог сказать ничего хорошего о 1000-м годе от Рождества Христова, ибо в тот день жизнь на земле должна была закончиться катастрофой.

В декабре 999-го торговцы, как описывается, закрывали лавки и раздавали деньги беднякам. Жены и мужья прощали друг другу прелюбодеяния. Учителя отпускали домой школьников и студентов, ибо при столь близком конце света не видели смысла в учебных и научных занятиях.

31 декабря 999-го, накануне Нового года, в ветхих храмах и часовнях христиане в величайшей тревоге ждали того, что уготовила им с наступления полуночи нависшая тьма. Напряжение в этот час объединило последователей Христа в одну уповающую и страшащуюся паству. От Гибралтара до Балтийского побережья, от Ла-Манша до Босфора, от Рима до Константинополя и Иерусалима исполненные страха и веры христиане, собрав вокруг себя близких и дорогих людей, в ожидании взирали на небесный свод".

Впечатляет, не правда ли? Нам, пережившим 17 лет назад психоз под названием "Миллениум", описанная картина — с поправкой на средневековые реальности — кажется вполне естественной. Но ничего этого не было. "Все это выдумки, — пишет Х.Шварц. — Не было ни массового психоза, ни фатализма, ни кошмара, ни ужаса, связанного с числом 1000".

Если уж Новый 1000-й год никак особенно не встречали, то что говорить о проходных годах? Только одно: 31 декабря вообще не встречали. Для "нового" в этой жизни было множество других, гораздо более подходящих дат. Приход весны, например, завершение полевых работ etc.

Красивая легенда о магии 31 декабря обязана своим возникновением литературным усилиям богословов, историков и писателей. Почему же образованный и ученый люд верил, что было именно так? Потому что так должно быть, если мыслить. О жизни и смерти, повседневности и вечности, прошлом и будущем.

То, что ранее было уделом и привилегией немногих, сегодня доступно многим (см. выше песню группы АВВА); если раньше разум оперировал тысячелетиями, то нынешний коллективный рассудок, подстегиваемый бешеным темпом современности, удовлетворяется и годом. И 31 декабря в 23 часа 59 минут каждый из нас (осознанно или бессознательно) выстраивает связь событий и времен.

* * *

Роберт Бернс, который ввел в мировой оборот шотландскую новогоднюю песнь Auld lang Syne, новогодний привет адресовал... лошади. Что не помешало наполнить поздравления старого фермера его старой кобыле Мегги вышеупомянутыми философическими темами:

Привіт! З Новим, кобилко, роком!

Прийми цю торбу із оброком!

Хоч немічна, з підсліпим оком, але і ти

Колись легким і гордим кроком уміла йти...

Тяжка нам випала судьба —

Щоденна праця й боротьба...

Ми все ділили пополам;

Удвох прийшлося й старіть нам;

Ну що ж, припну тебе я сам

До скирти жита,

Щоб ти спокійно склала там

Старі копита.

Happy New Year!

"Колядки в Малороссии". К.Трутовский, до 1864 г.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28