КША, Чечня и ОРДЛО: варианты реконструкции

Евген Зарудный 14 апреля, 16:46
123

Читайте также

Говорят, что в ХV в. московский князь Иван III, вставая с колен, потоптался по ханской грамоте и басме. Это вставание и топтание не отменило выплату дани. Демонстрация имперского величия имеет свою цену, и Московия платила хану аж до ХVIII в.

В начале ХХI ст. русский властитель, в очередной раз демонстрируя имперское величие, восстановил конституционный порядок в Чечне. В результате чего стал данником чеченского вождя.

С тех пор чеченцы живут по своему неписаному закону "Про особливий порядок місцевого самоврядування в окремих районах Північно-Кавказького федерального округу". Свои полиция, войско, суды и пр. "Они завоевали и отстояли с оружием в руках свое привилегированное положение в России, заплатив за это кровью. Они — победители", — писал российский публицист Алексей Тарасов в "Новой газете" чуть более года назад. Вассал, правом сабли утвердивший в войне с сюзереном свои привилегии.

Этот апробированный в России вариант реконструкции отношений центра и мятежных уделов настойчиво навязывается и нам, украинцам. В ОРДЛО, похоже, тоже считают себя победителями (трудно не согласиться, слушая украинскую мантру про безальтернативность Минска). Поэтому их претензии на дань и привилегированный статус вполне логичны. Но требования ордловских вождей, поддерживаемые Москвой и западными столицами, идут гораздо дальше чеченских. Если Кадыров — пехотинец Путина, то картина "Захарченко объявляет себя пехотинцем Порошенко" сегодня может нарисоваться только в горячечном бреду.

Нет, с нами не обсуждают сюзеренитет и пункты вассальной клятвы — от нас требуют безусловной капитуляции. И приложиться верноподданически к русской басме, и принять минскую грамоту, да еще и сполна платить "восстановленческую" дань, красной строкой украинского бюджета прописанную.

Понятно, что в таком случае государство Украина, каким мы понимаем его сегодня, прекратит свое существование.

Рассматривается вариант условной капитуляции, при котором "от имени Путина Захарченко и Плотницкого очень вежливо попросят покинуть свои посты добровольно. Вместо них появятся и.о., не важно какие, в любом случае менее одиозные и по возможности респектабельные", — писал год тому назад в ZN.UA С.Рахманин. Такие себе "менеджеры Порошенко". Что останется от Украины при таком варианте реконструкции, сказать трудно.

Более того, даже решение проблемы сугубо иным, скажем так, не минским способом, оставляет будущее открытым для смертельной опасности. Можно потерять все, даже победив в войне. Если провалить реконструкцию завоеванного.

Как это и случилось в США на бывшей территории т.н. Конфедеративных Штатов Америки (КША) после 1865 г.

К концу ХІХ в. конфедераты (и их последователи) "в длительной и упорной борьбе полностью вернули себе все то, что они в один момент потеряли в результате поражения в войне" (J.Loewen & E.Sebesta, 2010). Период с 1890-го по 1940-й американские историки называют Nadir, что переводится как "худшее во все времена". Это время Ку-клукс-клана и суда Линча, расизма, сегрегации и гражданской несвободы. Это жизнь "только для белых".

Зная жуткие факты новейшей американской истории Юга, трудно представить себе, что сразу после Реконструкции в южном штате Северная Каролина, например, около 1 тыс. государственных должностей, как назначаемых, так и выборных, занимали афроамериканцы — в их числе и представитель штата в союзной Палате конгрессмен Дж.Уайт (два срока). 

Провал в период Nadir с высоты таких достижений Реконструкции был следствием наивной веры Севера в широко известное благородство Юга. По умолчанию предполагалось, что воинская честь проигравшего в честной битве не позволит ему продолжать партизанское сопротивление с использованием иных, недостойных и подлых средств. К числу последних (с точки зрения их благородий, конечно) относится правовое, бюрократическое крючкотворство. Увы… Благородный Юг сменил славный штык на низкое законодательное перо, дабы при помощи т.н. Черных кодексов держать негров "настолько близко к условиям рабства, насколько это возможно", как выразился Эдмунд Ретт младший, один из видных идеологов превосходства белой расы.

Справедливости ради следует вспомнить тех воинов Юга, среди них генерал Джеймс Лонгстрит, например, которые верили в "правосудие сабли" и приняли его вердикт — the highest law that can exist is that established by force of arms ("высший закон есть тот, что устанавливается батальонами на поле боя"). Но таких было меньшинство. Генерал Джубал Андерсон Эрли, которому Фил Шеридан накостылял у Кедрового ручья в долине Шенандоа, ударился в историю (был избран председателем Южного исторического сообщества и выдвинул в 1870-х гг. концепцию "Проигранного дела" — Lost Cause) и на полном серьезе сравнивал напасти южан с бедами избранного народа в вавилонском плену. "Неужели мы покажем меньшую веру, чем они?" — восклицал председатель, процитировав 136-й Псалом Давидов — "При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе" — и живописуя "окровавленные руки завоевателя и его грязный сапог на шее жертвы" (генералу-историку следовало бы помнить, что вавилонский плен был наказанием Господним за грехи народа израилевого).

Черный кодекс Миссисипи устанавливал, что "все свободные негры или мулаты должны иметь не позднее второго понедельника января 1866 г. (и далее ежегодно) законное жилище или трудоустройство, о чем предъявить письменное свидетельство" —  прописка и трудовая книжка, по-нашему. Статья 7 Кодекса обязывала каждого урядника (а каждому белому гражданину разрешала) арестовать и вернуть работодателю "любого негра или мулата, который оставил работу до истечения положенного срока". Неграм не позволялось иметь оружие и владеть землей. Любое их действие, могущее быть истолкованным как "бунты, беспорядки, посягательства, злонамеренность, грубость (в том числе и по отношению к животным), подстрекательства, нарушение покоя, агрессивность, проповедь (без лицензии от зарегистрированной церкви) или иной проступок, специально не оговоренный законом" (!), каралось заключением или штрафом. Штраф мог заплатить любой белый и получить себе законного работника-раба.

123
Положение экс-рабов после победы Севера временно улучшилось, но реально освобождение не наступило. Фото 1870-х гг.

"Если бы Линкольн стал свидетелем послевоенной угрозы свободе черных, он наверняка повысил бы степень ответственности федеральной власти за установление реальной свободы афроамериканцев" (William C.Harris, 2000).

И прежде всего вряд ли президент был бы столь великодушен в своей Прокламации об амнистии и реконструкции (8 декабря 1863 г.). Президентской милостью всякий мятежник прощался и восстанавливался во всех правах, стоило тому лишь поклясться уважать Конституцию США и отказаться от рабовладения. Что будет с не подписавшими клятву мятежниками, Прокламация не поясняет. Многие знатные ребелианты, генерал Роберт Ли, например, так и не принесли клятву верности Союзу — и ничего с ними не случилось. Хотя Прокламация очерчивает круг не прощаемых: офицеры в звании полковника и выше, чиновники т. н. Конфедерации и чиновники-предатели, все, попавшие в этот круг, тем не менее благополучно избежали справедливого преследования и люстрации. С конгрессменов-южан вообще снималась какая-либо ответственность за мятеж; "они должны быть допущены к своим местам в Конгрессе", — предписывает Прокламация. Да что говорить о полковниках и чиновниках, если т.н. президент т.н. Конфедеративных штатов Америки Джефферсон Дэвис всего лишь попарился два года в камере предварительного заключения и был отпущен с миром (под залог, но так его никто и не судил, а в 1868 г. он попал под амнистию президента Эндрю Джонсона). Вице-президент тех же штатов Александер Стивенс стал конгрессменом, а затем и губернатором Джорджии.

123
Президент КША Джефферсон Дэвис

Такие условия амнистии и такая реконструкция сделали реванш просто неизбежным. Яростное обещание северян "превратить Миссисипи в жабячье болото, если только тамошние белые решатся принять законы, оскорбляющие хоть пядь земли, которая дала вечный покой нашим солдатам, и над которой теперь развивается флаг свободы" (Chicago Tribune), осталось на газетной бумаге. Вам это ничего не напоминает? 

Неоконфедераты точно определили точку опоры для переворота. Ею стала концепция самоуправления, повсеместно чтимая американцами еще со времен колониальных. Стараниями южных идеологов мифологизированная до состояния "наши священные права".

Если во времена парада суверенитетов южных штатов самоуправление понималось ими в духе Революции 1776 г., где критерием суверенности было право взимать налоги и устанавливать тарифы (о чем и было заявлено в обращении конвента Южной Каролины к народу 24 декабря 1860 г. по поводу причин сецессии), то после войны оказалось, что "великой и единой целью Юга было сохранить за собой право на самоуправление и таким образом спасти себя от ужасных последствий расового смешения и социальной смерти. Жители южных штатов достаточно узнали негра, дабы понять, что последний представляет собой совершенно отличный тип человека; что его мозг, его кости, его облик, его нервы, фактически каждая часть его тела отличается от таковой у белого человека; он подвержен множеству болезней, не известных нам. И потому негры нуждаются в заботе и защите со стороны высшей расы" (Р.Хортон, автор первой истории Гражданской войны, изложенной с точки зрения Юга).

26 августа 1868 г. генерал Роберт Ли написал письмо, подписанное еще 25 знатными южанами, экс-лидерами Конфедерации и получившее название "Уайт Салфер Манифест" (White Sulphur Springs — городок в Западной Вирджинии). Манифест был ответом на запрос Уильяма Розенкранца, генерала армии Союза во время войны, и кандидата-демократа на выборах 1868 г., который таким образом пытался заручиться поддержкой против республиканцев.

123
Монумент на могиле Дж.Дэвиса в Ричмонде

Выражая "почти единогласное мнение южан", генерал Ли признает, что война дала окончательный ответ на вопросы рабства и штатных прав. Считать, что белые плохо относятся к неграм, является великим северным заблуждением; "они выросли в нашей среде, и мы с детства привыкли смотреть на них с добротой". И даже если не принимать во внимание эту природную южную доброту к черным, элементарный интерес работодателей в рабочей силе заставит белых "распространить на негров свою заботу и покровительство". Подписанты уверены, что вскоре "отношения двух рас гармонизируются на фундаменте взаимной доброты и взаимной выгоды". Но!

"Народ Юга, равно как и большинство жителей Севера и Запада, категорически против любой законодательной системы, которая бы передала политическую власть в руки черной расы". Противостоять этому может только самоуправление. "Юг желает мира и восстановления Союза. Южане жаждут восстановления своих прав под сенью Конституции. Но более всего они надеются на восстановление в южных штатах того, что справедливо считается неотъемлемым правом каждого американца — права на самоуправление".

Такое право и было даровано федеральной властью; в 1877 г. расквартированной на Юге армии было приказано вернуться в северные казармы.

Как отмечают Лоуэн и Себеста, составители сборника документов The Confederate And Neo-Confederate Reader, Роберт Ли, благородный герой, интеллектуал, освободивший собственных рабов и ратовавший за отмену рабства в Конфедерации, посредством этого письма-манифеста "сыграл выдающуюся роль в уничтожении гражданских прав афроамериканцев, обрекая их на столетие дискриминации и жестокого насилия".

123
Купюра в 100 долларов Конфедеративных Штатов Америки

Как известно, люди порочные крепко связаны между собой и составляют силу. Такую силу можно сломить в силовом противостоянии, но она обязательно вернется, стоит лишь беспечно предоставить этим крепко связанным людям зла возможность самостоятельно управлять жизнью.

Sapienti sat.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
1 комментарий
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00