Гражданское общество: его враги и друзья

Владимир Газин 3 февраля, 23:00
Майдан

Читайте также

Обычно гражданское общество — это совокупность негосударственных институтов, сформированных на добровольных началах самоуправления в пределах Конституции и законов, посредством которых индивиды свободно реализуют свои основные права и свободы. Его становление — история борьбы за права отдельного человека.

Ныне гражданское общество — достояние развитой демократии стран "золотого миллиарда", в которых власть для граждан становится инструментом организации общества во исполнение задач в русле национальных интересов. Демократическое общество как продукт исторического развития единственно пригодно для реализации такой государственной модели, в которой добровольные общественные организации, созданные на основе народной инициативы, имеют право знать и контролировать все шаги власти. Воля народа как источника власти проявляется в том, чтобы: а) контролировать деятельность всех властных структур, как и в чьих интересах они работают; б) иметь право направлять запросы в органы власти и управления и получать исчерпывающие ответы, которые удовлетворяли бы общество и каждого гражданина; в) отзывать демократически избранных представителей власти, не отвечающих нормам служения народу и ставящих свои частные интересы выше государственных; г) добровольно выполнять функции, требующие высоких морально-этических качеств (волонтерство, охрана окружающей среды, забота об одиноких и немощных людях, опека детей-сирот и т.п.).

Неправительственные организации также нуждаются в устойчивой обратной связи с институтами власти, юридическом обеспечении их деятельности со стороны государства. Власть должна научиться видеть их не соперниками, а добровольными партнерами, гуманными и бескорыстными, чья энергия направлена на выполнение задач, возникающих перед страной. Воспринимать их органически вмонтированными в общество ради его облагораживания и общей с ним ответственности за все, что происходит в стране, за ее международный статус.

Гражданское общество рождается и становится реальностью одновременно с развитием правового государства. И присуще только ему. Правовое государство создает базу, в частности и материальную, и условия для деятельности общественных организаций, является вариантом государственной власти, при которой во всех сферах жизни верховенство принадлежит правовому закону, перед которым одинаково ответственны физические и юридические лица. В нем царит порядок, определенный Ш.Л. Монтескье в труде "Дух законов" (1755 г.), когда никакая власть (исполнительная, законодательная, судебная) не имеет преимущества и наделена правом останавливать неправомерное решение любой из них. В то же время закон и правовой порядок имеют приоритет над государством, его политическими и социально-экономическими институтами. Концепция правового государства является обобщением гуманистических традиций. Человек для нее — высшая социальная и политическая ценность.Правовое государство — альтернатива анархии, авторитаризму, тоталитаризму. Да и возникло оно как реакция на абсолютную монархию, как протест против пренебрежения законом, как цивилизационное достижение. Вместе с тем это конституционное государство, в котором господствует закон. Его специфический признак — верховенство права перед законом во всех сферах общественной жизни.А именно: право выступает как мера свободы и справедливости, тестам которой подлежит каждый закон.

Впервые термин "правовое государство" употребил в 1813 г. немецкий ученый К.Т. Велькер. Философскую основу современной теории правового государства в ХІХ в. заложил И.Кант. Для него правовым является закон, не противоречащий праву, которое выше закона, а действия государства должны согласовываться с правом. Эти постулаты он, очевидно, почерпнул у мыслителей античности Аристотеля, Платона, Сократа, Солона, в чьем представлении правовое государство — это конструкция согласованного взаимодействия государства и права, а власть закона — объединение силы и права. Позиция римских юристов не была ему чужда. В образе Фемиды с повязкой на глазах, весами и мечом в руках они усматривали естественное право людей на равенство.

Именно с тезисом правового равенства людей пришли в общество выборность органов власти; законодательное утверждение и реальное обеспечение основных прав человека, правовой механизм обеспечения его охраны и защиты; равенство перед законом; ответственность личности перед государством, государства — перед личностью. Только в правовом государстве создаются предпосылки правопорядка, который фиксируется в основном законе, закрепляющем общественное и государственное устройство страны, функции государственных органов, права и обязанности граждан.

Вместе с тем правовое государство жизнеспособно потому, что: а) органы государственной власти и управления руководствуются в своей работе законом, а не распоряжениями бюрократического аппарата или повелением вождя-диктатора; б) широкие слои населения демократически настроены (веймарская демократия после 1918 г., привнесенная победителями и игнорированная немецким обществом, переросла в нацизм); в) действует система неусыпного общественного контроля над властью в направлении достижения гармонии доверия между нею и народом. Когда в мае–июне 1968 г. президент Франции почувствовал, что что-то сломалось в его отношениях с французами, 27 апреля 1969 г. он проверил их отношение к себе референдумом по реформе органов внутреннего самоуправления. Французы сказали "нет", и на следующий день де Голль подал в отставку.

Для Украины интересен опыт Германии, на протяжении одного столетия претерпевшей две катастрофы. Проклинала веймарскую демократию. Униженная версальским приговором 1919 г., приняла нацизм. И, наконец, покаялась перед миром и своей историей, оценила преимущества демократии. Уроки мировых пожаров научили немцев смелости категорически порвать с милитаризмом и имперскими амбициями прошлого и обратиться к цивилизационному и демократическому достоянию мирового сообщества, помножить то и другое на немецкое трудолюбие, творческий прагматизм, организаторский талант, изобретательность и упорство в достижении поставленной цели. Нынешняя Германия — это уверенное в себе гражданское общество. Общественные объединения (до 500 тыс.), в которых состоят 16% граждан страны, являющиеся партнерами власти в решении важных проблем и ставшие "третьим двигателем" прогресса, наряду с государством и рынком. Они охватывают все сферы человеческого сосуществования — уход за одинокими людьми преклонного возраста, интеграцию иностранцев, поддержку порядка на улицах, борьбу с экстремизмом и т.п., выполняют огромный объем работы. Непреложный факт: без такой многоплановой деятельности общественных активистов понадобились бы 3,2 млн рабочих мест и значительная финансовая нагрузка на государственный бюджет.

При таких условиях наблюдается процесс "департизации" общественно-политической жизни, что является новым явлением постиндустриального общества, следующим этапом развития его организационных структур, выражением высокого уровня демократии, что в значительной мере обусловлено информационной революцией. Скажем, сегодня молодежь ищет ответы на вопрос, которые ее волнуют, в Интернете, СМИ. Пресса и телевидение не только "четвертая власть": как нигде в мире, они являются выразителем общественных настроений. А вот партии немцы расценивают как кормушки для политиков. Все более отчужденное и отношение к церкви — как католической, так и протестантской. Зато набожное — к окружающей среде. Инвестиции государства в экологию достигают 100 млрд евро в год. Во всем чувствуется любовь немцев к своей отчизне, стремление сделать ее показательно-образцовой. Сполна заплатив за ошибки прошлого и пройдя цивилизационное очищение, они считают себя ответственными за него. Немецкий опыт, с поправкой на украинские реалии, достоин наследования.

Ни Революция на граните 1991 г., ни Помаранчевая 2004-го не выполнили главной задачи, стоявшей перед обществом: слом и отправку на свалку истории старой системы мышления и действий. Общество не очистилось, остановилось на полпути, а потом вообще повернуло в никуда, взорвавшись Революцией Достоинства в 2013–2014 гг. Майдан реализовал право граждан на восстание против антинародного режима, что целиком отвечает Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Три революции и два Майдана показали, что назрело время создать в Украине гражданское общество.

Путь к нему обычно определяется в двух формах прогресса: эволюции и революции. Для постиндустриальных стран характерна первая. Вторая — для постсоветских, где тоталитарная зашоренность общества зашла очень далеко, а стечение обстоятельств (крах коммунизма и распад СССР), породив глубокую эйфорию от якобы достигнутого успеха, настолько затмил общественное сознание, что даже украинские диссиденты прельстились мыслью, будто с обретением независимости все устроится само собой…

К сожалению, процесс идет слишком медленно, сложно.В Украине с ее авторитарно-атаманскими традициями — это непростая вещь. Элита, формировавшаяся (скорее — перекрасившаяся!) после 1991 г., не стала модератором общества, запуталась в атавизмах коммунизма, в олигархизме, авторитаризме, еще больше обросла чешуей исторически укоренившейся коррупции, раскололась на евразийцев (адептов режима Януковича) и европеистов, устраненных от власти и ее прелестей в 2010 г. Стихийный взрыв Майдана в ноябре 2013 г. не выдвинул из своей среды новых лидеров, не создал руководящего органа движения (совета, комитета и т.п.), не принял Майданом как представителем народа программ трансформации, европеизации и демократизации всего общественно-политического порядка, не распустил немедленно Верховную Раду, не создал временное правительство. Зато в кабину майданного локомотива, мчавшегося без начертанного курса и осмысленной цели (за исключением устранения Януковича от власти), запрыгнула, подхватив под себя властные кресла, вахтенная смена старой элиты.

И все же с Революцией Достоинства, под давлением снизу, подул ветер перемен. Пришло время, как говорит восточная мудрость, ставить не стены, а паруса. Чему способствовала и российская агрессия. Появились ростки самоорганизации гражданского общества: волонтерство, которое принялось за снабжение фронта на Донбассе; спонтанно сформированные добробаты, остановившие агрессора; с отступлениями в стиле "форма меняется, дух остается" начался процесс декоммунизации, очищения и оздоровления. Прорезались заметные очертания общественного прозрения. Однако все зависит от того, насколько быстро и масштабно будет осуществляться системный контроль над властью, сферами ее деятельности, начнется освобождение общества от его злейших врагов — коррупции, авторитаризма, популизма, закрытости и неправомерности правосудия, неэффективности правящей элиты с ее подковерными интересами, бюрократизма государственных структур и даже украинской обывательской позы "моя хата с краю". Лишь полный демонтаж постсоветской системы, выборность всех гражданских должностей сверху донизу, ликвидация монополизма и диктата олигархата, утверждение среднего класса как основы либеральной демократии, беспристрастный анализ ошибок, прозрачная информационная политика, независимые и честные СМИ способны обеспечить развитие гражданского общества в Украине.

Ее будущее, как и будущее других постсоветских стран, зависит от результата поединка между живучим наследием прошлого и прогрессом общественной трансформации. Три революции, принесшие больше разочарования, чем надежд, себя исчерпали. Наступило время перманентной эволюции — время кропотливой, ежедневной рафинации и построения гражданского общества.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • Анатолій Дутчак 13 февраля, 20:44 В Україні склалося громадянське суспільство. При цьому треба застерегти від того, щоб в цей термін вкладати якусь позитивну, моральну ознаку. Адже жодна країна з тих, що ми сьогодні відносимо до країн із розвиненим громадянським суспільством, в минулому не проголошувала за мету побудову капіталізму, демократії чи громадянського суспільства. І як вже зазначалось, порядок цей не був витвором людського розуму. Все склалося після сотні років розвитку, важкого досвіду невдач, поразок і помилок. Досвіду, який передавався від покоління до покоління як очевидні знання, несвідомо відбирався і втілювався у засоби та інституції. Ці засоби та інституції були вигідні більшості, насамперед — приватним власникам. І тому, виходячи з принципів самоорганізації, ми повинні визнати, що тіньова економіка це і є громадянське суспільство по-українськи. Єдина стабільна, самовідновлювана структура, яка вигідна сьогодні більшості бізнесу і яка вирішує проблеми на нашій території. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • aetes 6 февраля, 21:45 Схоже, не громадянське суспільство творить владу, а інтелігенція, начитавшись заморських книжок, голосом волаючого в пустелі, закликає "зробити як Європі". Автор правильно пише, що базис громадянського суспільства -- середній клас, але держава систематично нищить його податками, тарифами, несправедливими законами, хамськими органами влади. Бідняки отримують субсидії, а середній клас отримує платіжки на кілька тисяч за теплоенерго, причому навіть не може відмовитись від цієї "послуги", держава забороняє. Коли банкрутує банк, підприємці втрачають бізнес, а посадовцям НБУ від цього ні холодно, ні жарко. НБУ засекречує інформацію про платоспроможність банків. Люди несуть гроші в банк, а в цей час в цьому ж банку клієнти вже не отримують депозити. Причому людина, яка принесла гроші, не має змоги дізнатись про це. НБУ ніби-то керується благим наміром -- врятувати банк, але в результаті власники отримують час для виводу коштів, а дрібні клієнти втрачають кошти. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
USD 27.12
EUR 29.45