Дом к Рождеству, или Подарки Аденауэру

Наталья Мессойлиди 28 декабря 2016, 23:01
голль
Шарль де Голль и Конрад Аденауэр. 1963 год

Читайте также

Рубеж лет — время праздников и, значит, подарков. А они говорят о том, кому дарят, едва ли не больше, чем о дарителе. 

Если же одариваемый — фигура публичная, государственная, то подарки отражают его общественное лицо, добавляют штрихи к политическому портрету. Особо пристально мы приглядываемся к личностям, стоявшим у истоков Объединенной Европы, именно сейчас, когда та переживает не самый простой период своей истории. Кажется, что любая деталь, какой бы частной она ни казалась, приближает нас к пониманию событий и судеб людей прошлого, находящих отзвук в настоящем.

Дом выдающегося немецкого политика, первого федерального канцлера Германии Конрада Аденауэра в Рёндорфе, что недалеко от Кёльна, как раз и отражает колоссальную работу его хозяина по гармонизации отношений в послевоенной Европе. И в то же время это жилище человека домашнего, дорожащего семейными ценностями, который не смешивает приватную жизнь и политическую, государственную деятельность. Собственно, и оказался он здесь, укрываясь от политических преследований, которым подвергался после прихода Адольфа Гитлера к власти как непримиримый противник философии и практики национал-социализма. Аденауэр, смещенный с поста бургомистра Кёльна, колесил по стране в поисках пристанища-убежища, пока не осел в тихой деревушке над Рейном.

Дом специально построили на высоком холме, чтобы ежедневно, независимо от самочувствия и погоды, хозяин мог преодолевать 58 ступенек, ведущих с улицы. Строили быстро. Начали в 1936-м, а Рождество 1937-го семья отмечала уже в новом доме. Так что нынче у него, у дома, некий рождественский юбилей. Здесь политик, стоявший у истоков Новой Европы, прожил три десятилетия, здесь и умер в 1967-м в возрасте 91 года.

Можно ли сказать, что он жил уединенно? С одной стороны, да. Обе его жены, хотя и были намного моложе супруга, ушли из жизни безвременно, так что в 1948-м Аденауэр окончательно овдовел. Однако от двух браков у него осталось семеро детей, причем младший сын родился, когда политику было 55. Бундесканцлер дорожил семьей, поддерживал теплые отношения со своими детьми, и те его часто навещали в Рёндорфе. Со старшим сыном он за две недели до смерти играл в петанк, для которого на вилле была оборудована площадка.

Однако у себя дома Аденауэр никого из официальных лиц, за исключением генерала Шарля де Голля, не принимал. Но многие выдающиеся фигуры европейской политики 1930–1960-х прошлого века присутствуют здесь в виде… своих подарков. Они не выставлены для демонстрации, а органично вписываются в интерьер комнат, потому что близки хозяину дома. Так, в музыкальной комнате, в углу у окна, стоит напольная ваза трехтысячелетнего "возраста" — подарок главы Греческого государства. Но после смерти жены, игравшей на скрипке, центр духовной жизни дома переместился в гостиную. В сфере искусства у Аденауэра было две страсти — классическая музыка и живопись XVII в. Основу коллекции картин составило приданое первой жены, происходившей из знатной и состоятельной кельнской семьи. Аденауэр всю жизнь пополнял это собрание, так что работы старых мастеров и сегодня украшают гостиную. Но Старик, Старина, как тепло называли его сограждане (только в 73 года он стал канцлером Германии и пробыл на этом посту 14 лет) любил и живые пейзажи, природу рейнских земель. Чтобы наслаждаться ею, он расширил окно в гостиной. Вечера политик проводил так: любовался панорамой и картинами, а когда темнело, слушал пластинки и радио.

Здесь же, в гостиной, находятся и другие дорогие хозяину вещи. Две вазы севрского фарфора на шкафу — подарок его друга Шарля де Голля, с которым общими усилиями они преодолели неприязнь двух великих европейских народов, еще недавно воевавших друг с другом. На стене — икона, подаренная Франсиско Франко, каудильо Испании. Католическая страна была близка немецкому политику, глубоко верующему человеку, объединившему немецких католиков и протестантов в политическую партию Христианско-демократический союз (ХДС). К тому же в послевоенной Испании Франко стал таким же автором "экономического чуда", как Аденауэр в Германии.

Но, наверное, главное, что сближало и объединяло двух европейских лидеров, — это "коммунистическая угроза", ради предотвращения которой на Пиренеях Аденауэр готов был закрыть глаза на национал-диктаторские замашки каудильо. При всем откровенно негативном отношении Аденауэра к Советскому Союзу как "антихристианскому государству" именно при нем Германия установила дипломатические отношения с СССР, и десятки тысяч пленных и интернированных немцев возвратились домой. Конрад Аденауэр имел репутацию жесткого, но и гибкого политика. Однако в нелюбви к Советскому Союзу он был последователен и непреклонен. В застекленном павильоне, где уже удалившийся от дел Аденауэр читал, писал мемуары и тексты своих политических речей и статей, экскурсантам показывают трость, подаренную главе Германского государства тогдашним послом СССР в ФРГ Андреем Смирновым. Когда в свое время очередная советская делегация поинтересовалась, почему канцлер не пользуется подарком, Аденауэр отшутился: мол, он не хочет, чтобы говорили, что Германия опирается на СССР, тем более, на него давит.

Аденауэр пренебрегал подарками не только по политическим мотивам. Как-то премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль подарил германскому коллеге свою живописную работу — пейзаж античных развалин. Аденауэр не оценил ее художественных достоинств и забросил в чулан. Но вскоре полотном сэра Уинстона у хозяина поинтересовались высокие британские визитеры. Тот заверил, что картина украшает его столовую, и за обедом они смогут ею вволю налюбоваться. Тем временем прислуга спешно отчищала от грязи и пыли и оформляла в рамку греческий пейзаж кисти британского премьера. Когда все было готово, гостей пригласили к столу. Картина на этом месте и по сей день…

Как и роза на столе. Известно, что Аденауэр был большим почитателем этого цветка. После первых отпусков, проведенных в Италии, политик принялся разводить розы у своего дома. И так преуспел, что даже теперешние садовники-профессионалы, поддерживающие традицию на усадьбе, не в силах добиться таких же успехов, как в свое время хозяин дома. Известно, что именем Конрада Аденауэра назван сорт чайно-гибридных роз. Сам бундесканцлер не в последнюю очередь ценил в изысканном цветке его стойкость: "Розы — а в них я как раз знаю толк — являются самым выносливым растением, которые есть в нашем распоряжении".

Так что не исключено, что и зимой на столе знаменитого дома в Рёндорфе, под памятным греческим пейзажем, стоит роза. Только вот хозяин там никогда не обедал: не любил официально-торжественного одиночества своей столовой. Разве что, когда приезжали дети. А в кругу близких людей легче пережить любые политические и прочие "художества". Чего всем нам в волнующее время смены лет и хотелось бы пожелать.

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 27.44
EUR 29.28