Пульс крошечного сердца, или Как в Институте Амосова спасают жизнь живых и нерожденных

Ольга Скрипник 16 декабря 2016, 23:00
хирург

Читайте также

Молодые мамы  любят  обсуждать самое важное событие в своей жизни — рождение ребенка. 

В кругу семьи или с подругами пересматривают фотографии своего самого лучшего в мире малыша, в который раз пересказывают, как и когда это чудо появилось на свет. Почти все мальчики и девочки обычно рождаются в родильных домах и перинатальных центрах. Но есть и такие счастливчики, которые увидели свет в клинике Института Амосова. Этим младенцам и их мамам действительно очень посчастливилось. Благодаря слаженной работе кардиохирургов и акушеров-гинекологов, которые много часов провели с ними в операционной и реанимации, они буквально выскользнули из объятий смерти, получили шанс на здоровую, полноценную жизнь. 

О новом направлении современной медицины — акушерской кардиохирургии  — в мире заговорили недавно, лет пять назад. А развивать его, как свидетельствуют данные Европейской ассоциации кардиохирургов, начали с 2013 года.

"Что нам с того!" — говорят скептики. Ведь украинская медицина отстает от европейской уже не на годы, а на десятилетия. Тем весомее опыт Национального института сердечно-сосудистой хирургии имени Н.Амосова Национальной академии медицинских наук, который не только развивает новое направление, но и достиг результатов, высоко оцененных на международном уровне. 

"Снижение материнской и детской  смертности   — это не просто важная задача для медиков, это вопрос национальной безопасности, — убежден  директор института, доктор медицинских наук Василий Лазоришинец. — Сердечно-сосудистые заболевания стоят на первом месте среди причин смертности, и, к сожалению, этот показатель в Украине очень высок. 

Я уверен, многие малыши, родившиеся в нашем институте, остались живы благодаря тому, что медпомощь будущим мамам предоставляли высококвалифицированные мультидисциплинарные бригады. Если бы эти дети родились где-нибудь в другом медицинском учреждении, даже не в райцентре, а в столице, — их бы не довезли до кардиохирургии. Поскольку в таких случаях счет идет даже не на часы, а на минуты. В нашей операционной работают две бригады: акушеры-гинекологи проводят кесарево сечение, занимаются мамой, а  ребенка  сразу же подключают к искусственной вентиляции легких, и кардиологи начинают операцию. 

Почти три года у нас работают мультидисциплинарные команды, что дает толчок к развитию не только кардиохирургии, но и Института педиатрии, акушерства и гинекологии НАМН. Энтузиастом этого дела там выступает профессор Юлия Владимировна Давыдова. Вместе с директором ПАГ Юрием Геннадиевичем Антипкиным мы начали совместную научную работу, рассчитанную на три года. Она будет иметь большое практическое значение, ее результаты дадут ответы на вопросы, что, как и когда делать, какую помощь оказывать таким сложным пациентам.

В целом мы уже обследовали более  270 беременных женщин, у которых были  врожденные и приобретенные пороки  сердца. Из них пролечили — 82, а прооперировали — 54. Все пациентки живы, за исключением одной, которую привезли к нам в очень тяжелом состоянии. 

— Оперировать беременную пациентку с сердечно-сосудистой патологией — очень сложно и ответственно. Можно спасти или потерять не одну, а сразу две жизни. Немало специалистов считают, что расслоение аорты — это, скорее, не диагноз, а приговор. Как вы решились на такой риск? 

— Согласно официальным данным, в Украине из 350 таких  операций —  290 были выполнены в Институте кардиохирургии им. Амосова. (Показатель летальности — 2,2%.) Речь идет обо всех пациентах, в том числе и о беременных женщинах.

Замечу, что патология аорты — очень сложное состояние. У трети пациентов диагностировали расслоение аневризмы, проще говоря — это когда они уже лопнули. В таких случаях оперативное вмешательство проводится в экстремальных условиях. 

У нас есть опыт лечения пяти беременных женщин, у которых были аневризмы, у одной из них — с расслоением. Будущие мамы неплохо перенесли операции, результаты хорошие. Во время операции подключается аппаратура, с помощью которой контролируется жизнедеятельность плода, за этим пристально следят кардиохирурги, акушеры-гинекологи, анестезиологи, перинатологи. Только благодаря сотрудничеству специалистов разного профиля — высококвалифицированных специалистов! — можно в такой сложной ситуации спасти жизнь матери и ребенка. 

О результатах работы мы докладывали на всемирных медицинских форумах в США, Германии, Японии. Коллеги воспринимали нашу информацию с большим интересом. Замечу, что речь идет о конгрессах не кардиохирургов, а именно акушеров-гинекологов. 

Мы готовимся и к общению со своими коллегами — в мае следующего года будем докладывать о своей работе на европейском конгрессе кардио-торакальных хирургов."

Институт Амосова — единственный в Украине экспертный центр, выполняющий такие операции. Да и в мире еще немного медицинских заведений, где овладели соответствующими методиками и сформировали мультидисциплинарные команды, которые берутся за самые сложные случаи. Специалисты хорошо знают эти клиники, ездят туда, чтобы перенимать опыт. В соседней Польше такой центр работает в Варшаве, в Германии — во Фрайбурге, в Австрии — в Граце.

Есть еще один направление, где Институт Амосова удерживает лидерство. И опять же — не только в Украине, но и на международном уровне. Речь идет о таком заболевании, как инфекционный эндокардит. Специалисты долго работали над методами его диагностики и лечения. Понадобились годы научных исследований, напряженной практической работы, пока удалось снизить уровень летальности до показателей, которые до сих пор считают  самыми низкими в мире. 

Инфекционный эндокардит у беременной — огромная угроза и для нее, и для будущего ребенка. Эту патологию даже не всегда умеют распознать, недомогание беременной, скорее всего, спишут на хроническое воспаление почек, щитовидной железы и т.п. Что уж говорить о лечении!

Киевлянку Анастасию спасли дважды. Сначала — в женской консультации, где доктор услышала "какое-то странное бульканье в сердце" и посоветовала обратиться не в соседний кабинет, где сидит кардиолог на полставки, а сразу в Институт Амосова. А второй раз — когда специалисты института, взвесив все риски, назначили день операции. Молодая женщина больше всего волновалась не за себя, а за будущего ребенка. Врачи говорят, что тоже переживали, внимательно наблюдали за ее состоянием, жизнедеятельностью плода. Исходя из этого, и назначили день операции, которую провел доктор медицинских наук Алексей Крикунов.

Сегодня уже все страхи позади. Анастасия снова улыбается, ждет дня, когда ее выпишут домой, и она сможет гулять в зимнем парке и разговаривать со своим будущим ребенком. 

"У Анастасии на 18-й неделе беременности диагностировали бактериальный эндокардит митрального клапана, — объясняет В.Лазоришинец. — Это очень опасно для здоровья будущего ребенка — с кровотоком в его организм попадает инфекция. Пациентку мы вели почти три недели — выбирали время, которое было бы оптимальным и для мамы, и для плода.

Анастасии провели операцию на открытом сердце с искусственным кровообращением, собрали все вегетации, т.е. гной с клапана, и выполнили пластическую операцию — сохранили сердечный клапан. Теперь ей уже ничего не угрожает, она сможет рожать детей. Еще несколько дней беременная пациентка побудет у нас, а потом ее переведут в ПАГ и будут вести вплоть до рождения ребенка.

Такое хирургическое вмешательство мы не смогли бы провести, если бы у нас не было такого огромного опыта — в институте уже выполнено свыше 4 тысяч подобных операций. Эту патологию начали активно оперировать еще в начале 1990-х, но результаты были неудовлетворительные. Со временем пришел опыт, изменились технологии — нашли свое применение научные разработки. Сейчас в Институте Амосова показатель летальности 2,5%, в то время как в мире он составляет от 7 до 25%. Это официальная статистика, которую постоянно обсуждают на международных медицинских конгрессах, на нее ссылаются в научных трудах. Еще один важный показатель — рецидивы. Нам удалось его понизить до 1% , в то время как во многих развитых странах  фиксируют от 15 до 40% рецидивов. Таких результатов удалось достичь благодаря научным разработкам, в частности методу гипертермии, который разработали и внедрили ученые и практики Института Амосова.

Лечением инфекционного эндокардита более 20 лет занимался Геннадий Васильевич Кнышов совместно с Анатолием Руденко. Со временем к этому направлению подключился  Алексей Крикунов, а вместе с ним пришла и команда молодых кардиохирургов, которые успешно оперируют пациентов с такой патологией. Какое-то время боялись брать беременных — нужна была поддержка акушеров-гинекологов. На сегодняшний день в нашем институте уже проконсультировали свыше 300 беременных, а 80 из них прооперировали."

У нас не ведут статистику, из которой можно узнать, сколько женщин не могут родить детей из-за того, что у них больное сердце. Показатели материнской и детской смертности  в Украине — одни из самых высоких в Европе. Среди причин — сердечно-сосудистые патологии, а также плачевное состояние отечественной системы здравоохранения. Далеко не каждый врач в поликлинике или стационаре может диагностировать пороки сердца у беременной или у ее будущего ребенка. Еще хуже то, что большинство врачей не знают, куда направлять пациенток с такими проблемами. В лучшем случае дают направление в перинатальные  центры. Но они работают не во всех областях, да и кардиохирургия совсем не их профиль.

Недавно один из телеканалов пригласил в прямой эфир В.Лазоришинца, который и рассказал об акушерской кардиохирургии. Уже на следующее утро в Институт обратились около двадцати беременных женщин из разных областей Украины, которые случайно увидели программу и, не дожидаясь направления от своего врача, сразу же  обратились к кардиохирургам. 

Институт Амосова активно подключился к выполнению программы НАМН "Остановим эпидемию сердечно-сосудистых заболеваний". Бригады специалистов организовали  почти 50 выездов в разные области, где провели консультации и встречи с врачами. 

"Мы охватили всю Украину, — рассказывает В.Лазоришинец. — Мультидисциплинарные бригады консультируют пациентов, читают врачам лекции по детской и взрослой кардиохирургии, а также по акушерской кардиохирургии. К общению приглашаем всех — от врачей первичного звена до  кардиологов и акушеров-гинекологов. Как правило, задают много вопросов, просят проконсультировать, посоветовать. Нам всем нужны такие встречи. 

Сейчас мы готовимся к новому направлению — будем проводить фетальные операции, т.е. хирургическое вмешательство еще до рождения ребенка. Наша команда — анестезиолог, эндоваскулярный хирург, акушер-гинеколог, специалист перинатальной диагностики — уже ездила на стажировку в Варшавский медицинский центр, где выполняют подобные операции. Их проводят под местной анестезией: проходят через брюшную стенку и матку, проникают в грудную клетку плода, заходят в сердце и выполняют хирургическое вмешательство. Пока что выполняются два вида операций — дилатация клапана аортального и клапана легочной артерии. 

Если это успеют сделать в период от 16 до 24 недели беременности, то у будущего ребенка сердце будет развиваться не с одним, а с двумя желудочками. Со временем будет нужна еще одна операция, но тот факт, что  ребенок родился не с одним, а с двумя желудочками имеет огромное значение — у него есть все шансы нормально развиваться и расти здоровым. У нас уже есть  определенные наработки с родильными домами, где ведут таких пациентов, проводим консультации. 

Фетальная кардиохирургия начала развиваться недавно — с 2008 года. Самый большой опыт таких операций в детском госпитале Бостона (США) — их там выполнили 150. В Варшаве — около 80. Летальность (плода) пока что высокая — до 30%, но без хирургического вмешательства  будущий ребенок вообще обречен. Фетальные операции дают шанс выжить 70%, поскольку обеспечивают правильное анатомическое строение сердца будущего малыша. Следующая операция, которую делают уже после рождения, проходит успешно, младенец быстрее выздоравливает, лучше развивается. 

Ежегодно мы оперируем около 800 детей различного возраста с пороками сердца, среди которых много новорожденных. В реанимации никогда нет свободных мест. Наша клиника, по сравнению с другими, проводит самое большее количество миниинвазивных эндоваскулярных операций при врожденных пороках  сердца. Их еще называют операциями без разреза. 

Наши специалисты выполняют уникальные операции при синдроме гипоплазии левых отделов сердца — они умеют сделать так, чтобы одножелудочное сердце работало на весь организм. Если не оперировать — пациент проживет не более 10 суток. 

 — Кого труднее оперировать — крохотного ребенка или взрослого?

— Чем меньше ребенок — тем сложнее. Когда я иду в операционную — все эмоции отбрасываю, возраст пациента не имеет значения. Но если в операционной новорожденный малыш — надо тщательнее готовиться и старательнее работать.

Родителям мы каждый раз объясняем риски операции: что будет, если ее сделать не сейчас, а когда-нибудь позднее. Нельзя надеяться на то, что ребенок с тяжелыми врожденными дефектами сердца "как-то перерастет". Без операции только у 10% больных детей есть шанс дожить до 10-летнего возраста, а до 14 лет  не доживает почти никто. Конечно, операция — это риск, но она дает шанс на жизнь. Мы на все вопросы родителей даем ответы, чтобы они могли принять осознанное решение и понимать, что и как будет происходить. Кстати, наша реанимация открыта для мам и пап, главное — чтобы они не мешали медицинским сестрам проводить необходимые манипуляции, выхаживать маленьких пациентов после операции. 

— Родители понимают, что их ребенок не выживет без операции, но у них нет средств. Институт обеспечен финансированием всего на 18% от потребности. Что делать в такой ситуации?

— Чтобы родители не переживали, подчеркну: детей в Институте Амосова оперируют бесплатно. За бюджетные средства мы лечим детей и проводим экстренные операции, что составляет 13% от общего количества.

Мы делаем все, что в наших силах, ищем поддержку, работаем со многими благотворительными фондами. Среди тех, кто нам очень помогает, — Маша Ефросинина и БФ "Твоя опора", которые всегда откликаются на наши просьбы. Для маленьких пациентов этот фонд передал лекарств почти на три миллиона гривен, подарил детский бронхоскоп, который нужен, чтобы выхаживать малышей после операции. Недавно мы от них получили новейший аппарат для УЗИ сердца, который очень помогает во время проведения эндоваскулярных операций. "Новый канал" собрал 500 тыс.грн на инструменты для детской кардиохирургии. Несколько лет назад мы были участниками проекта "Колыбель надежды", в рамках которого получали большую помощь. 

Институт Амосова искренне признателен всем, кто предоставляет помощь и поддержку больным детям, которые у нас лечатся".

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.97
EUR 28.36