НЕУЖЕЛИ ЭПИДЕМИИ ВЕРНУТСЯ?

13 января 1995, 00:00

Читайте также

Наука полагала, что навсегда победила инфекционные болезни. Теперь микробы берут реванш. Антибиотики теряют воздействие на туберкулез и пневмонию. Ученые опасаются медицинской катастрофы.

...Это был всего лишь маленький сквозняк. Тем не менее его хватило, чтобы все в медицине перепуталось.И исключительно потому, что ветер занес грибковую спору в ствол пищевого подъемника. Именно так летом 1928 года спора плесенного грибка Penicillium Chrisogenum из лаборатории Лондонского госпиталя Св.Марии попала в лабораторию бактериолога Александера Флеминга. Она как нарочно оказалась в чашке Петри, в которой Флеминг перед своим отпуском посеял культуру бактерий.

Вернувшись на работу, Флеминг, поднявший чашку и подержавший ее на свету, произнес: «Это забавно». Грибок в чашке был окружен каймой мертвых бактерий. Так Флеминг открыл пенициллин и оказался на пороге революции в медицине. В результате удалось спасти миллионы людей, а Флеминг обрел всемирную славу и Нобелевскую премию.

Врачи же получили в руки оружие, которое заставило капитулировать самых опасных врагов человечества - по крайней мере, в развитых странах. С помощью укола или таблетки оказалось возможным спугнуть противника, который тысячелетиями уносил больше жизней, чем все войны, землетрясения, бури и такие болезни, как рак и инфаркт миокарда, вместе взятые.

Доктора и органы здравоохранения с триумфом объявили: больше не следует бояться холеры, чумы, скарлатины, чахотки, дифтерита.

Теперь медики-инфекционисты предупреждают: победу объявили преждевременно. На протяжении последних шести лет они видят, как химический защитный вал против микробов разрушается. В любое время, говорят они, могут произойти серьезные прорывы. Потому что в больницах, домах для престарелых и трущобах растут новые штаммы бактерий, которые научились разрушать и «выплевывать» антибиотики или от них «отгораживаться».

«Мы находимся накануне медицинской катастрофы», - заявил нью-йоркский микробиолог Александер Томаш. Возможно, предстоят эпидемии, «более опустошительные, чем все, которые человечество пережило в прошлом», вторит ему американский врач Джеффи Фишер.

Идет «биологическая война» - так видит положение и журнал «Сайенс». По одной из его обложек можно наглядно представить себе, насколько оно серьезно. Фрагмент картины Питера Брейгеля «Триумф смерти» представляет нам прошлое. А картина рядом показывает будущее: на мрачном фоне фабричных труб, развязок автомагистралей, трущоб в предместьях вновь начинает господствовать смерть. В промежутке - 50 лет обманчивого покоя.

Что это - преувеличенная паника микробиологов, которые с тех пор, как антибиотики помогают против всего на свете, чувствуют, что их стали недооценивать? Или в самом деле возникла угроза возвращения эпидемий?

Ясно одно: в порядке исключения случай пришел человеку на помощь, но, по большей части, он является союзником микробов. Ибо на их стороне закон больших чисел. В течение восьми часов один микроб может размножиться в 16 миллионов раз. И одного-единственного может хватить, чтобы вновь лишить какое-нибудь чудесное средство его волшебной силы.

Один лишь микроб вида Neisseria gonorroheae в вагинальной жидкости филиппинской проститутки в 1975 году случайно подхватил ген беталактамазы; тем самым бактерия триппера обрела молекулярный щит против смертоносного действия пенициллина.

Мутационному бактериальному штамму удалось укорениться в генитальной флоре мужчин - он был обнаружен у нескольких американских солдат. И началось всемирное победное шествие мутантов! На всех континентах можно ныне обнаружить потомков этого штамма. Прежде всего в Африке, где врачи из-за более низкой стоимости часто вынуждены обходиться классиком среди антибиотиков - пенициллином, лечение триппера стало теперь практически невозможным.

Врачи, правда, тем временем расширили химический арсенал борьбы против микробов. Наряду с пенициллином они ныне располагают более чем 400 других антибиотиков. Но и они уже не дают гарантий. Так, в 1963 году впервые появились случаи воспаления легких, которые не поддавались лечению тетрациклином. Чуть позже возбудители вооружились и против эритромицина и линкомицина. Спустя четыре года врачи в Австралии сообщили о первых случаях сопротивления пенициллину. Теперь штаммы с широким спектром сопротивляемости получают все более опасное распространение - сначала это имело место в Венгрии и Южной Европе, а с недавних пор также в Англии и США.

В ряде стран вновь растет число случаев туберкулеза. В больших городах, особенно в Нью-Йорке, врачам часто приходится беспомощно наблюдать, как их пациенты умирают: возбудитель туберкулеза (туберкулезная палочка) обрел иммунитет против всех видов антибиотиков.

В больницах растущей опасностью стали стафилококки, стойкие к воздействию метициллина. У ослабленных пациентов они могут вызывать опасные для жизни нагноения ран или пневмонию. Пока только обладающий многими побочными действиями резервный антибиотик ванкомицин надежно убивает возбудителей. Но и против этого последнего отряда армии химической борьбы с бактериями живущие в кишечнике энтерококки за последние пять лет научились вооружаться.

Врачи боятся, что, хотя сами энтерококки сравнительно безобидны, они могут «научить» другие виды бактерий обороняться против ванкомицина.

«Если и стафилококки обретут сопротивляемость, тогда помилуй нас Бог», - говорит любекский микробиолог Зорен Гатерман. Это имело бы «характер биологической катастрофы», подтверждает его мюнстерский коллега Георг Петерс, специалист по стафилококкам.

Между тем межвидовой обмен генами возможен. Ибо среди бактерий «секс» с представителями другого вида является обычным делом. Партнеры объединяют свои клетки «рукавом», по которому проталкивают маленькие пакеты генов, где закодирована сопротивляемость химическим препаратам. Уже два года назад один британский микробиолог сообщал, что в его лаборатории энтерококки передали стафилококкам сопротивляемость ванкомицину. Хотя он тотчас уничтожил свой зловещий выводок, с тех пор известно: то, чего так боятся врачи, может стать реальностью.

Почти еженедельно Петерсу присылают из немецких клиник бактерии на проверку. Врачи снова и снова ставят страшный вопрос: не это ли тот штамм стафилококков, который неуязвим для врачебного искусства? Пока еще Петерс на все запросы мог ответить «нет».

Это «пока» стало ключевым словом на всех дискуссиях о сопротивляемости возбудителей. Из уст многих микробиологов он звучит угрожающе, большинство же врачей используют его с успокаивающей нотой: пока они хорошо держат инфекции под контролем, пока о кризисе не может быть и речи.

Однако, как это ни парадоксально, угроза получить инфекцию от опасных микробов нигде не бывает столь велика, как в больнице. Как раз там, где применяется большинство антибиотиков, прячутся самые коварные микробы. Ибо только самые сильные штаммы выживают под постоянными химическими атаками. Можно сказать, здесь прямо-таки выращиваются штаммы, обладающие повышенной сопротивляемостью, противостоящие наиболее агрессивным ядам.

В то же время в больницах они особенно легко находят свои жертвы. Интенсивная терапия, современная хирургия и лечение рака могли развиваться благодаря антибиотикам. Но одновременно с развитием этих видов медицины росло и число пациентов, которые без антибиотиков были бы совершенно обезоружены и отданы на милость микробам: пострадавшие от ожогов и раковые пациенты во время химиотерапии, жертвы аварий, реципиенты органов и больные СПИДом.

Вне клиники, без такой питательной среды, как чахлые пациенты, эти микробы не могут выжить. Наиболее жизнеспособным среди них «побег» из клиник, однако, мог бы удасться.

Если в 70-е годы распространению новых микробов способствовала прежде всего сексуальная свобода, то теперь новые пути инфекции и очаги заразы открывают потребление наркотиков, бездомность, бедность и иммиграция из Восточной Европы.

Вряд ли какую-либо другую инфекционную болезнь так трудно поставить под контроль, как туберкулез: туберкулезные палочки прячутся в прочном панцире и быстро учатся защищаться от антибиотиков. Упрямые микробы поддавались только комбинированной терапии из двух или трех различных антибиотиков. Однако даже эта мощная терапия стала все чаще отказывать.

Оружие туберкулезных палочек - их медлительность. Они делятся только один раз в сутки, примерно в 60 раз реже, чем другие бактерии. Поэтому лечение антибиотиками длится не менее шести месяцев. Между тем почти немыслимо заставить бездомного в США так долго регулярно принимать медикаменты. Но если он прервет лечение, то именно наиболее стойкие микробы снова придут в себя и смогут размножаться. Так улицы Нью-Йорка становятся очагами разведения микробов, обладающих повышенной сопротивляемостью. В Европе угроза еще не столь велика: до сих пор штаммам, обладающим сопротивляемостью, не удался прыжок через Атлантику.

Насчет того, как долго можно будет задерживать вторжение смертоносных микробов, мнения экспертов далеко расходятся. Например, пневмококки, обладающие сопротивляемостью против пенициллина, до сих пор останавливаются на немецкой границе; почему они так поступают, является для исследователей загадкой. В Венгрии, Испании и Англии они активно размножились. Хотя в Германию в отдельных случаях их и привозили отпускники из Испании, но до эпидемии все же не дошло.

Становится все труднее находить у бактерий уязвимые места. Возрастают исследовательские затраты на разработку нового антибиотика. Многие предприятия поэтому отошли от исследований в области антибиотиков. Другие начали выслеживать в природе новое оружие против микробов: эффективные противобактериальные вещества они ищут в губках и лишайниках, в коже лягушек и акул. Или спрашивают совета у китайских мудрецов и индейских шаманов. Многие исследователи убеждены, что необходимо переосмысление. «Может быть, мы должны больше делать ставку на усиление иммунной системы человека», - говорит Клаус-Дитер Бремм, микробиолог исследовательского центра «Байер» в Вуппертале. В конце концов, эволюция в течение миллионов лет специализировала ее на защите от микробов. Каждый человек постоянно населен большим числом бактерий, чем когда-либо жило на Земле людей. Только изредка он не справляется с ними сам. «Может быть, достаточно, - полагает Бремм, - при этом лишь немного поддержать его медикаментами».

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60