ИНСУЛЬТ МОЖНО ПОБЕДИТЬ

21 октября 1994, 00:00

Читайте также

Машина «скорой помощи», везущая больного, с которым случился инсульт, едет обычно без «мигалки и сирены». Да и зачем? Ведь пациент лежит тихо мирно с розовым лицом и спит, или, по крайней мере, так кажется. Да и дома доктор не проявляет особой спешки. В большинстве случаев его вызывают лишь через несколько часов после случившегося. Руководствуясь классическими признаками болезни - нарушение речи и движения, - он констатирует «удар», а затем долго - клиники не любят инсультных больных - звонит по телефону, чтобы «организовать» больничную койку. Так проходит драгоценное время, неотвратимо приближающее пострадавшего к роковому исходу.

- Практикуемое ныне лечение инсульта архаично, - заявляет профессор Вернер Гроссман, руководитель отделения инсульта мюнхенской клиники в Харлахинге, которое открыто три года назад и конкурентов у которого практически нет.

Ведь болезнь, именуемая «апоплексическим ударом», до сих пор остается бедной родственницей в медицине. Из года в год она занимает третье место в ряду причин смертности и первое - среди причин длительной инвалидности. Но в отличие от инфаркта миокарда и рака общественный интерес к этой болезни невелик. В большинстве случаев ее воспринимают - в том числе и врачи - как непоправимый удар судьбы. Жертвами этого давно известного недуга становятся чаще женщины, чем мужчины, - примерно вдвое; он не делает выбора между сельскими жителями и горожанами. Среди умерших встречаются не только старики, но и люди цветущего возраста...

Во всех случаях происходит резкое нарушение кровоснабжения головного мозга - странного, мягкого, как масло, и чуть заметно пульсирующего органа. Этот 3-фунтовый серо-белый сгусток 100 миллиардов нервных клеток надежно укрыт за костями черепной коробки, однако крайне восприимчив к дефициту крови в своих сосудах. Нарушение подачи кислорода, осуществляемой красными кровяными тельцами (эритронами), наносит ущерб нервным клеткам уже через несколько секунд.

Абсолютная зависимость головного мозга от непрерывного снабжения кислородом резко повышает уязвимость этого центрального органа человеческого организма. Он - вместилище души, рассудка, памяти, центр управления движения тела и главный диспетчерский пункт человеческих ощущений. Но все лишь до тех пор, пока исправно действующая система кровообращения обеспечивает ему подачу достаточного количества кислорода.

«Он лежал на полу без сознания, неподвижный, с широко раскрытыми глазами, - вспоминал Никита Хрущев жертву инсульта Иосифа Сталина. - Эти глаза, это было самое страшное». Через три дня, 5 марта 1953 года, диктатор умер на 74-м году жизни.

Его предшественника большевика и основателя Советов, Владимира Ленина первый удар настиг уже в 52 года. 25 врачей (в том числе 8 немцев) пытались поставить на ноги парализованного больного, но тщетно. После четвертого удара, 21 января 1924 года, Ленин умер. Перед бальзамированием тела был извлечен мозг - или то, что от него осталось. «Для меня загадка, - признавался один из его лечащих врачей Владимир Розанов, - как он вообще мог прожить столько времени с такими поражениями мозга».

В год смерти Сталина первый тяжелый инсульт перенес и его 78-летний союзник-противник Уинстон Черчилль. Оправившись от болезни, британский премьер еще два года правил страной и умер лишь двенадцать лет спустя, в 1965 году, в возрасте 90 лет. Черчилль, кстати, не отказывал себе в коньяке и сигарах.

То, что апоплексии подвержены сильные мира сего, - факт, известный уже на протяжении многих столетий. Задолго до открытия системы кровообращения (1628) и способа измерения кровяного давления (1896) по красному лицу и бойцовскому темпераменту, волчьему аппетиту и неутолимой жажде умели распознавать очередного «кандидата».

В действительности голова подает своему обладателю предостерегающие сигналы, но они часто слишком сумбурны и неоднозначны. Кратковременные нарушения кровоснабжения мозга могут приводить к головокружениям, шаткости походки, нарушениям зрения и чувствительности. Рузвельт незадолго до смерти жаловался на «жуткие головные боли». У Черчилля бывало ощущение, что некая перегруженная часть мозга «вот-вот лопнет».

Понятие «апоплексический удар» объединяет в себе совершенно разные процессы. У четырех из каждых пяти больных в основе надвигающейся катастрофы лежит нарушение кровоснабжения («ишемический инфаркт мозга»); дефицит кровоснабжения может быть вызван разными причинами, в том числе наиболее часто - закупоркой артерии кровяным тромбом. Лишь немногие больные теряют сознание, большинство удар настигает ранним утром.

Примерно у 15 процентов больных отмечается кровотечение в мозг из пораженной артерии («обширное церебральное кровотечение»), распространяющийся процесс парализует пораженные, а часто и соседние мозговые центры. Кровотечение возникает в большинстве случаев при нагрузке, часто пациент в течение нескольких минут впадает в глубокое бессознательное состояние («кому»).

В любом случае действенной оказывается лишь срочная помощь. В первые шесть часов болезни имеются так называемые «терапевтические окна», поясняет Гроссман. В течение этого промежутка времени многие нервные функции остаются еще обратимыми, и врачи, используя сочетание активных мер, могут быстро восстановить нарушенные функции мозга, например, речь.

- К сожалению, - продолжает Гроссман, - мы в большинстве случаев впервые видим пациентов лишь через 16, 24, а то и более часов. В этих случаях остаются лишь очень ограниченные возможности терапевтического вмешательства.

Хаис Кристоф Динер, директор универсальной нейрологической клиники в Эссене, относит «жестокий дефицит срочного лечения» на счет одной особенности апоплексического удара; в отличие от острого инфаркта сердечной мышцы, инсульт не вызывает сильных болевых ощущений. Этот коварный дефицит помощи резко снижает эффективность последующих действий врача и пациента.

- Вообще же говоря, - отмечает профессор Динер, - оба они придерживаются старого - и ошибочного! - мнения, будто бы при инсульте вообще не существует специальной терапии.

При остром инфаркте помощь больному стараются осуществлять в максимально быстром темпе. А вот широко распространенный менталитет неспешности в отношении инсульта для Гроссмана «просто не имеет рационального объяснения». Ведь риск смерти при инфаркте и инсульте одинаково велик.

Профессор из Мюнхена стремится еще больше обострить у коллег сознание необходимости неотложного лечения.

Имеющиеся при этом возможности демонстрируют врачи нейрорадиологической университетской клиники в Гамбурге. Здесь осуществляют «реканализацию» закупоренных сосудов мозга с помощью микрокатетеров. Полностью парализованные и лишившиеся дара речи пациенты (традиционный процент смертности - 95) после удачно проведенного вмешательства снова начинают двигаться и говорить. Но для достижения этого удивительного результата необходимо точное знание того, закупорка какого именно сосуда привела к печальному результату. Традиционные методы исследования - такие, как выслушивание шумов в сонных артериях или измерение разницы давления в обоих глазах, - не позволяют поставить точный диагноз.

Он становится возможным лишь при комбинированном использовании новейшей техники. В острых случаях эффективными оказываются в первую очередь ультразвуковые приборы, способные даже сквозь черепную коробку «просветить» кровоток в сосудах мозга и мешающие ему препятствия.

В Гамбурге применяется и метод «химического скальпеля», когда введенный в сосуд микрокатетер при соприкосновении с препятствием впрыскивает вещества, растворяющие тромб. Разумеется, такая «интервенциональная» методика довольно сложна и пока что слишком дорога для повсеместного использования.

Дефицит ощущается и в области профилактики инсульта. Существует целый ряд превентивных мер - от изменения образа жизни и медикаментозной терапии до хирургических операций на сосудах. К сожалению, в реальной жизни такая профилактика отнюдь не стала правилом. В большинстве случаев как пациенты, так и врачи недооценивают значения ранних сигналов опасности.

Рискованным, но успешным показало себя хирургическое вмешательство на сонных артериях. Эти артерии часто бывают опасно сужены жировыми или известковыми отложениями. При осторожном вскрытии артерий и удалении с их стенок опасных отложений резко улучшается кровоснабжение мозга. «Эндартериэктомия» лучше всего помогает при далеко продвинутых закупорках, когда артерии сужены уже на 10 - 99 процентов: за 24 месяца вероятность смерти от инсульта снижается с 13 до 3 процентов.

Разумеется, у пациентов большее понимание находит менее «кровавая» профилактика. «Даже щепотка АСК, - убеждает читателей медицинская газета «Медикал трибюн», - способна сотворить чудо». АСК - это ацетилсалициловая кислота, вещество, полученное немецким химиком Феликсом Хофманом еще в 1897 году и с тех пор больше известное под названием «аспирин». Помимо общеизвестного болеутоляющего действия, этот медикамент-ветеран обладает еще и остававшимся длительное время без внимания побочным эффектом противодействия сгущению тромбоцитов. Этот эффект и используется теперь в профилактике инсульта. Всего 30 - 75 миллиграммов АСК в день (одна таблетка аспирина содержит 500 мг) снижают опасность удара вдвое.

В ближайшие годы, еще до конца столетия, инсульт, похоже, должен стать менее пугающим заболеванием.

Сигналы опасности

Предвестники апоплексического удара

Кратковременные параличи

Потеря чувствительности в конечностях

Сильные головные боли

Головокружение при поворотах и шаткость походки

Приступы «слепоты»

Нарушение слуха

Дрожание глаз (нистагм)

Нарушение координации движений

Внезапные падения с кратковременной потерей сознания или без таковой (обмороки)

Нарушение речи и глотания

Паралич глазных мышц, двоящееся изображение

Проходящая полная потеря памяти

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00