Мышеловка для школы

Игорь Ликарчук 9 сентября 2011, 12:59
13-1_.jpg

Читайте также

Закрытие школ в Украине происходит быстрыми темпами. И хотя этот процесс называют «оптимизацией», в действительности, будем честными, он продолжается уже довольно давно. По данным Госкомстата, за период с 1 сентября 2003 до 1 сентября 2010 года в Украине перестало существовать 1608 общеобразовательных школ разных типов и форм собственности. Правда, до весны 2010 года это не было вопросом особой социальной значимости: происходил естественный процесс исчезновения школ в населенных пунктах, где не осталось детей школьного возраста или помещения учебных заведений стали непригодными и опасными для пребывания там ребятишек.

Однако последние полтора го­да сообщения отечественных информационных агентств о событиях образовательной жизни все больше напоминают сводки с фрон­тов: «В Донецке родители протестуют против закрытия школы», «В Полтавской области к 1 сентября планируют закрыть 20 школ», «Закроют школу — дети в Каменку ездить не будут», «В Брянке милиция не пустила детей в школу…». Протесты, суды, ток-шоу на больших и малых телеканалах, интервью должностных лиц различных уровней, пиар политиков вокруг проблемы — это далеко не все, что стало характерным для реакции общества на закрытие школ. Здесь и возникает закономерный вопрос о причинах такой реакции. По нашему мнению, их несколько.

В первую очередь речь идет о том, что для «оптимизации» (сокращения) школьной сети были определены конкретные плановые задачи. В Бюджетной декларации на 2011 год, утвержденной решением правительства 19 апреля 2010 г., записано, что должны быть оптимизированы все школы I ступени, в которых учится менее 10 учеников, школы І—ІІ ступени (менее 40 учащихся), школы І—ІІІ ступени (менее 100 учеников). Таким образом, естественный процесс был заменен плановым. А если уж украинский чиновник получил «план ко двору», да еще и связанный с бюджетными вопросами, то он в лепешку расшибется, но выполнит его. Вот и начали выполнять.

Правда, поспешив отрапортовать об «успехах оптимизации», чиновники «забыли» спросить согласия людей, что и вызвало возмущение последних.

Есть еще один аспект, на котором стоит остановиться. Это причины «оптимизации». Официаль­ные источники называют две. Во-первых, якобы низкое качество образования, которое дают в малой школе. Во-вторых — экономия бюджетных средств, которых не хватает на нормальное функционирование всей образовательной системы.

По поводу качества образования. Нам не известны серьезные мониторинговые исследования именно этой проблемы, которые давали бы основания утверждать, что в малокомплектной школе дается образование низкого качества. Правда, идеологи «оптимизации» ссылаются на исследование, проведенное Киевской школой экономики и Всемирным банком «Оценка влияния размера класса и школы на результаты учебы в общеобразовательных учебных заведениях». По его результатам, представленным на семинаре «Должна ли быть оптимизирована сеть школ в Украине: вопросы качества и финансовые аспекты», проведенном в конце июня 2011 года в г. Киеве, были сделаны следующие выводы: «большие школы имеют лучшие результаты: есть разница среднего размера в городской местности, есть незначительная разница в сельской местности. Размер класса практически не имеет значения: для сельской местности маленькие классы показывают несколько лучшие результаты, но разница слишком мала и зачастую не является статистически значимой». Иными словами, полного подтверждения гипотезы, что в малокомплектной школе качество образования ниже, это исследование не дало. А если учесть, что оно базировалось на результатах внешнего оценивания, которое в силу разных причин сдавали не все выпускники и далеко не всех малокомплектных школ, то принимать его за основу для определения образовательной политики не совсем целесообразно.

Довольно сомнителен и тезис о том, что выпускники малокомплектных школ не показывают высоких результатов на олимпиадах по основам наук. Посмотрим приказ МОНМС от 27 мая в 2011 г. В списке участников IV этапа XVI всеукраинской олимпиады по истории, награжденных отличиями Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины, по меньшей мере, шесть учеников из школ, которые можно отнести к категории «малокомплектных». Понятно, что их могло быть и больше, если бы в малокомплектной школе учились сын или дочка, скажем, первого заместителя министра. Тогда можно «победить» даже в двух олимпиадах.

Довольно призрачной кажется и ситуация с получением большой экономии бюджетных средств в результате «оптимизации» школьной сети по-украински. По данным экспертов того же Всемирного банка, обнародованным во время упомянутого выше семинара, чистая экономия от запланированного закрытия школ после 2014 года составит всего лишь 6,8% от общего бюджета расходов на содержание общеобразовательных школ. Так может, это тот случай, о котором в народе говорят: «овчинка выделки не стоит»? Да и вопросов уж очень много по поводу этой экономии. В частности — останутся ли сэкономленные средства в сфере образования? Сколько мы потратим за это время на приобретение и содержание парка школьных автобусов? Не придется ли больше тратиться на лечение учеников, которым на протяжении всех лет учебы в любую погоду придется на рассвете садиться в автобус и ехать 15—20 км в другую школу?

Но вместо того, чтобы искать ответы на эти и другие вопросы, МОНМС просто отмежевалось от проблемы, заявив, что решения о закрытии школ принимают местные органы исполнительной власти. Формально так оно и есть. Но это, скорее, напоминает ситуацию с мышеловкой. Мышь убивает не хозяин, поставивший мышеловку, а металлическая пружина. Не важно, что ее натянул хозяин.

Тут и возникает главный вопрос: а что же было предложено хозяином сферы образования в качестве альтернативы закрытию школ? Такую альтернативу чиновники от образования долго не искали. Ею стала программа «Школьный автобус». Это выгодно (особенно для тех, кто покупает автобусы), быстро (потому что не нужно долго искать, напрягать мозги, экспериментировать) и эффектно (ленточки и шарики — на автобусы, букеты — организаторам). Но эффективно ли? Вспомним, что в 2004—2010 годах за бюджетные средства было приобретено 1052 школьных автобуса. 244 планируется приобрести в 2011 году. Значительное их количество приобретено за счет средств местных бюджетов и спонсоров. Потрачены и сотни миллионов, если не миллиарды, государственных денег. В то же время контролирующие и правоохранительные органы обнаружили многочисленные нарушения во время закупки. Но еще никто не дал обоснованных результатами серьезного исследования ответов хотя бы на несколько вопросов: повысилось ли качество образования, которое получают тысячи учеников, пользующихся школьными автобусами? Как это повлияло на состояние их физического и психического здоровья? Что случилось со зданиями закрытых учебных заведений и землей, на которой они стояли? Как изменилась стоимость содержания одного ученика в связи с появлением расходов на содержание автобусного парка? Еще интереснее был бы ответ на другой вопрос: сколько малокомплектных школ можно было бы содержать за средства, потраченные на приобретение школьных автобусов, учитывая откаты, оплату услуг посредников во время закупок и т.д.?

Есть ли альтернатива закрытию школы? Да, есть.

Вариант первый. Институционализация и узаконивание образовательных округов, которые в Украине начали создаваться еще в конце 90-х годов ХХ века. На сегодняшний день это, скорее, художественная самодеятельность в образовании, нежели деятельность, нормированная законодательными актами. Но для того, чтобы образовательный округ стал альтернативой закрытию школы, необходимо сделать очень многое. В частности, идет речь о новой структуре образования в образовательном округе (6-летняя начальная школа), введении рыночных механизмов оплаты и стимулирования труда педагогов, работающих в малокомплектных школах (бесплатный проезд; отмена положения о том, что учитель, работающий в другой школе, является совместителем; оплата труда учителя за выполненную работу, а не по ставке и т.п.); введение новых нормативов функционирования и финансирования учебных заведений, входящих в округ; основательная диверсификация управления ими на районном и внутришкольном уровнях и многое другое.

Вариант второй. Создание сети общественно активных школ, или творческое внедрение в украинскую практику польского опыта сохранения образовательной услуги в сельской местности. Такой опыт предметно был изучен и обсуждался во время Всеукраинского научно-практического семинара, проведенного в Луганске 26—27 марта 2011 года при поддержке программы «Схід—Схід: партнерство без кордонів» Международного фонда «Відродження». Между прочим, участники этого семинара — представители девяти регионов Украины — обратились к министру образования и науки, молодежи и спорта Украины с письмом, в котором констатировали, что польская практика «приемлема для адаптации и применения в Украине».

К сожалению, информации о том, как была воспринята эта идея представителей гражданского общества, у нас нет. Но очевидно, что никак. Ведь ее реализация требует прежде всего децентрализации управления образованием. А, как известно, эта идея не имеет особой поддержки у нынешнего руководства МОНМС. Внедрение такой модели невозможно без изменения экономической системы образования, перехода от ее бюджетного финансирования к оплате стоимости образовательных услуг, введения финансовой самостоятельности и многоканального финансирования учебных заведений.

Между прочим, польский опыт сохранения малокомплектной школы, в том или ином варианте, присутствует в образовательной системе многих стран мира. Но очевидно, что от его внедрения мы далеки так же, как и от настоящей реформы в системе образования.

Вариант третий. Нужно отказаться от классно-урочной системы в малокомплектных общеобразовательных учебных заведениях. Зато ввести индивидуальное, групповое, факультативное, дистанционное обучение, организацию работы педагогов по принципу «учитель в командировке», «учитель-методист методкабинета» да многое другое, что давно апробировано в мире, но отсутствует в Украине. Ведь со времен Я.-А. Коменского мы держимся за классно-урочную систему и утверждаем, что более качественное образование можно дать тогда, когда в классе 25—30 учеников, нежели когда их там три-четыре. Это абсурд, который не выдерживает критики. Результаты, полученные путем индивидуального или группового обучения, всегда будут лучше. Это давно доказано наукой и практикой. Вспомните хотя бы репетиторство или учебную деятельность гувернеров. Однако учить большую группу и осуществлять индивидуальное обучение учеников — разные методики и технологии. Последние большинству современных педагогов не известны, в педагогичес­ких университетах их этому никогда не учили. И по одному лишь взмаху волшебной палочки или посредством издания соответствующего приказа к такой системе, как и к упомянутым выше, не перейдешь. Нужна очень большая и упорная работа: организационная, нормотворческая, методическая, консультационная, кадровая. Чем не поле деятельности для Министерства образования и науки, молодежи и спорта и находящихся в его подчинении организаций и учреждений? Но оказывается, намного проще декларировать свою «непричастность» к закрытию школ в стране, нежели предложить альтернативные проекты развития ситуации. Между прочим, наш перечень подобных проектов не является исчерпывающим.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 24.80
EUR 27.50