Минус сорок восемь

Михаил Девдера 24 марта, 23:00
школа
peace.in.ua

Читайте также

Это не то же самое, что "451 по Фаренгейту". Это — реальная стоимость магистерского диплома выпускника педагогического университета. Ровно на 48 гривен меньше стоимости работы неквалифицированного работника: школьной уборщицы, дворника, сторожа. Это — реальная стоимость пяти лет его оплачиваемых родителями учебных потуг, его владения всем, с чем он готов идти к детям на уроки…

***

Было это еще во времена моей службы в Советской армии. Старший сержант Романенко, "замок" со второй батареи (в гражданской жизни токарь) давно напрашивался на дискуссию со мной, тоже старшим сержантом, и тоже "замком", только с первой батареи (а в гражданской жизни — учителем). Романенко, наследственный представитель "гегемона революции", чувствовал какую-то классовую неприязнь к представителям "гнилой интеллигенции". Всякие там учителя, по его мнению, были просто бездельниками, сумевшими "тепло" устроиться сначала в вуз, а потом — на высокооплачиваемую работу, которую и работой сложно назвать. Он, Романенко, за свою зарплату восемь часов "вкалывает" до седьмого пота, а такие вот щеголи, как я, помелют языками — и получат не меньше.

Наконец-то, дискуссия состоялась. Да еще и при солидной аудитории рядовых-ефрейторов-сержантов, у которых о работе и оплате труда учителей было приблизительно такое же представление, как у Романенко. Поэтому начинался разговор под двузначные ухмылочки и ехидные реплики. И суть этого всего сводилась к простой формуле: учителя — это люди, которые увиливают от серьезной работы, ищут легкой жизни и большого заработка. 

Единственным моим союзником тогда была разве что стена, под которой пришлось сидеть.

Выслушав самые абсурдные обвинения, я спокойно начал переводить разговор в русло конкретики. Прежде всего, выяснили, что у Романенко (молодого-зеленого токаря) зарплата 250–270 руб. в месяц. Живет он дома, у семьи с заработков на заводе есть дача, автомобиль и, конечно же, трехкомнатная квартира. Далее я поинтересовался, помнит ли Романенко своего классного руководителя, и сколько бы он платил тому человеку за месяц работы с классом, в котором сам учился. Оказалось, Романенко помнит (о, они много крови попортили своей Галине Петровне!) и готов платить не меньше 50–70 руб. за такую каторжную работу. Но сам в классные руководители даже за такие деньги не пошел бы. Еще меня интересовало — за сколько он, Романенко, согласился бы каждый день проверять, скажем, в среднем по 20–30 тетрадей? "Замок" со второй батареи и здесь был щедрым: он готовый был дать еще 50–70 руб. в месяц за такую работу, но, опять же, сам ее и за большие деньги не делал бы.

Последнее, что меня интересовало, касалось всех присутствующих: я спросил их — сколько, по их мнению, получали за работу их учителя, и какая, приблизительно, зарплата у меня? Оказалось, что их учителя должны были бы получать где-то рублей по 250–300. Я же, как молодой, — где-то около 250.

Горько мне было разочаровывать своих собеседников. Но пришлось. Они узнали, что живу я в съемном углу чужого дома далеко от родителей. Что ни квартиры, ни дачи, ни автомобиля у меня нет, и с моего жалованья никогда не будет. Что за классное руководство мне платят аж 10 руб. в месяц, а за проверку тетрадей — 5. И что суммарно зарплата моя составляет аж 110 руб. начисленными. На руки же — меньше сотни.

Когда я заканчивал свое изложение, в казарме царила гробовая тишина. Когда же закончил, Романенко как-то растерянно спросил: "А чего же ты пошел учительствовать?..".

***

Романенко, напоминаю, был токарем, и представления об оплате труда учителей не имел. Но когда уважаемая мной министр образования заявляет: "Если это молодой учитель, у которого еще нет стажа и нет высокой квалификационной категории, в 2016 г. средняя заработная плата таких учителей составляла ориентировочно свыше 3 600 грн. Сейчас это более 4 800 грн" (http://osvita.ua/school/55129/) — я в замешательстве. Кто ей эти цифры подсовывает? И почему она сама не возьмет и не посмотрит: какие там зарплаты выставлены в единой тарифной сетке на 2017 г. для 11-го тарифного разряда? Ведь именно по такому в этом году будет начисляться зарплата молодому магистру, которому повезло получить полную нагрузку, но — без каких-либо доплат.

Вот взяла, посмотрела и обнаружила: 3 152 грн. Ровно на 48 грн меньше, чем сегодня платят работнику без какой-либо квалификации. Конечно, министр может вспомнить, что когда-то для учителей была установлена еще доплата "за престижность" в объеме 20% от ставки, тогда молодому магистру следует доплатить еще 630 грн. Значит стоимость магистерского уровня квалификации подпрыгивает сразу на целых 582 грн над уровнем оплаты за "неквалифицированный труд". Но даже при этом она все равно составляет только 3 782 грн, а не 4 800. И это же не везде. Ведь не повсюду эту доплату начисляют.

Оплачиваемым по наивысшим показателям у нас является учитель-методист со стажем более 20 лет. Ему положено к уровню оплаты по 14-му тарифному разряду доплюсовать 15% и за стаж — 30%. Подсчитываем: 3 872+578=4 450; 4 450+1 335=5 785; если же добавить 20% "за престижность" — 6 675 грн. Не "более 6 800". И это — учитель-методист. Не методист с высшей категорией будет получать лишь 6 097 грн при 18 часах нагрузки.

Конечно, у учителя может быть доплата за классное руководство, проверку тетрадей, заведование школьным гардеробом… Ведь никто же не запрещает ему "подрабатывать" барменом или официантом в забегаловке своего (когда-то не очень старательного) ученика, который стал успешным бизнесменом… Учитель все может и на все идет, потому что у него
семья, и он должен ее содержать. Но почему государство не может самого главного — быть честным в отношениях со своим гражданином?

***

Что я мог ответить Романенко? Что для меня учительствовать — это счастье находиться в потоке "сродного труда"? Ну и что это такое? Что на уроки я иду — как на свидание с любимой? Звучало бы как-то двусмысленно…

Я ответил проще. "Тебе что снится этот год в армии?" — "Мои друзья, мама, девушка… А тебе?" — "А мне — мой седьмой класс и уроки в нем. Каждую ночь" — "Тогда — все понятно", — сказал Романенко и подал мне руку.

…35 лет прошло со дня того разговора в казарме. Сегодня учительствуют уже и мои дети. Но чтобы поднять свои доходы сверх тех "минус сорока восьми", держим скот. Поэтому в знойный августовский день пасем семьей сельское стадо далеко за селом. Пятеро нас: я, двое сыновей, дочь и невестка. Три магистра, бакалавр и один отличник образования Украины. Мы и здесь, возле стада, "в потоке": какая роскошь — эти наши подольские урочища, по склонам которых мы бродим целый день! Скоту же — все равно, кто его пасет. И это нормально. Ненормально то, что государству и громаде безразлично, что у нас сегодня учителя вынуждены пасти скот… Совсем не как в Польше или Финляндии, на уровень которых мы якобы хотели бы вывести свое образование…

Теги:
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
2 комментария
  • lennion 15 апреля, 19:55 "і громаді байдуже, що в нас сьогодні вчителі мусять пасти худобу", - так, бо подивиться скільки коментарів "наТрампа_або_наДорна" Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Victoria Nansen 25 марта, 21:08 Дякую за правдиву статтю. Усі зарплати бюджетників повинні визначатися за рівнями, без підвищення зарплат певним професіям. Є можливість підвищити - підвищуємо на один відсоток усім рівням. Діти повинні математику вчити на прикладі нарахування зарплат. А у нас підвищують то поліцейським, то ще комусь, то мінімальну зарплату, це несправедливо, адже бюджет один, люди - усі люди. Має бути справедливий розподіл професій за рівнями і підвищення усім на визначений урядом відсоток. Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Последние новости
USD 26.67
EUR 28.94