Как освободиться от крепостного права в образовании

Виктор Огневюк 26 сентября 2014, 00:00
фото

Читайте также

Новый учебный год набирает обороты. К сожалению, не все школьники сели за парты, и не все студенты зашли в университетские аудитории. Но это отдельная и довольно сложная тема, порожденная исторической недальновидностью украинских деятелей и политиков с начала независимости, региональной маргинальностю населения и коварством восточного соседа. Зная уроки прошлого, реально оценивая настоящее, мы должны строить будущее. Для того чтобы стать успешной страной, необходимы целеустремленность, логичные и понятные приоритеты, сочетание интеллекта, повседневного труда и ответственности. 

Ни одна страна мира не достигла высокого уровня развития без инвестиций в образование, обусловленных его бесспорной приоритетностью. Общественности известно, что в начале 2000-х годов, в соответствии с Законом Украины "Об общем среднем образовании", начата реформа школы. Таким образом, в Украине было начато усовершенствование общего среднего образования с новой структурой, последовательным переходом к 12-летнему периоду обучения, новым стандартам и обновленному содержанию. В процессе изменений прогнозировалось усовершенствование изучения предметов естественно-математического и технологического направлений, без чего, по моему убеждению, невозможно обеспечить инновационное развитие страны. С этой целью в 2004 г. руководство МОН добилось принятия правительственного постановления, которое предусматривало создание необходимых условий для качественного изучения естественно-математических и технологических дисциплин в основной и старшей школе. Одновременно велась большая работа со Всемирным банком по предоставлению кредита на модернизацию образования. Соглашение о его выделении ратифицировала Верховная Рада Украины, началось выделение средств. Но из-за отсутствия преемственности в проведении реформы кредит Всемирного банка не был использован по назначению, постановления правительства не выполнялись... и, как следствие, реформа не получила соответствующего организационного и ресурсного обеспечения.

Исключением стало лишь введение внешнего независимого оценивания, начатое фондом "Возрождение" и командой министра Василия Кременя для обеспечения равного доступа к высшему образованию, создания системы обратной связи о качестве среднего образования через объединение государственной итоговой аттестации и процедуры вступления в вузы. Но со временем ВНО стали рассматривать исключительно сквозь призму борьбы со взяточничеством при поступлении в высшие учебные заведения, что привело к искажению его сути. В контексте преодоления злоупотреблений во время поступления в вузы оно сыграло свою положительную роль и получило поддержку общества, но отсутствие возможности совершенствовать и развивать систему, в частности увеличивать количество открытых заданий, из-за недальновидности государственных мужей, распределяющих средства государственного бюджета, поставило под вопрос и качество самого ВНО. Наблюдается негативная тенденция подмены общего образования, что является одной из краеугольных задач школы, натаскиванием для прохождения тестирования. Чтобы обеспечить соответствие независимого оценивания современным требованиям, необходимо расширить количество открытых заданий. Это, в свою очередь, требует перехода к компьютерным технологиям, потенциал которых позволит избежать многих организационных и малопродуктивных финансовых затрат, а самое главное — поможет среднему образованию переориентировать школьников на осмысленное усвоение знаний и обретение компетентности, необходимой для жизни и продолжения учебы. Кроме того, это создаст хорошие условия для обеспечения цифровой компетентности выпускников школ. Таким образом, пришло время реформы также самого ВНО.

Но вернемся к образовательной политике. Следует признать, что за все годы независимости, несмотря на участие высших должностных лиц государства в съездах работников образования, коллегиях министерства, несмотря на принятие законодательных актов, издание указов и постановлений правительства, образовательная политика никогда не была реальным государственным приоритетом и не рассматривалась как составляющая модернизации общества. Высшее руководство государства рассматривало образование как нечто вторичное, что требует больших средств и не имеет решающего значения для развития страны. Поэтому начатую реформу нивелировали, а со временем сторонники "русского мира" открыто ликвидировали даже намек на "инакость" украинской школьной системы и развернули среднее образование в обратную сторону, то есть в прошлое.

Поспешная ликвидация перехода к 12-летнему среднему образованию привела к тому, что по количеству учебных часов школа в Украине была отброшена до уровня девятилетки образца 1984 г. Если учебным планом реформированной 9-летней школы на изучение всех предметов отводилось 10234 часа, то в современной 11-летке — только 10115. И это только количественный показатель. Как бывший учитель и директор школы могу утверждать, что по условиям изучения химии, физики, биологии, географии и других предметов школа образца 1984 г. была намного лучше. Ежегодно для каждой школы предусматривались средства на закупку необходимого оборудования и материалов для школьных исследований, ведь в стране изготавливалось учебное оборудование и действовала сеть магазинов "Учтехприбор". В начале 90-х годов прошлого века система обеспечения учебных заведений была разрушена. Вследствие всей совокупности негативных действий и факторов в современной Украине школьное образование малоэффективно. Таким образом, сегодня мы снова стоим перед необходимостью проведения реформы.

Принятый недавно Закон Украины "О высшем образовании" вселяет определенную надежду на положительные изменения в украинских университетах, но отнюдь не снимает с повестки дня потребность в реформировании всей системы образования. К сожалению, телегу снова поставили впереди лошади, поскольку вряд ли можно добиться высокого качества высшего образования, если дошкольное и школьное образование не обеспечивают развития человеческого потенциала.

Прежде чем начинать разговор об изменениях в образовании, как утверждал Аристотель, надо выяснить "то, ради чего". По моему мнению, целью реформы образования должно быть создание условий для полноценного развития личности с помощью механизма равного доступа к качественному образованию, повышение качества жизни человека и создание конкурентоспособного общества. Отмечу, кстати, что реформирование образования во взаимосвязи с широкомасштабной модернизацией всего общественного организма значительно повысит эффективность реформаторской деятельности. Мы должны связать в одно поступательное движение усилия для достижения качественных изменений в науке, образовании, экономике, социальной сфере и духовной жизни общества. Понимание такой взаимозависимости может стать хорошей предпосылкой успешности не только образования, но и всей страны. Ведь государство, которое развивает человеческий капитал, неизбежно придет к успеху. 

Откуда же начинается развитие человеческого капитала? Оно начинается с семейного воспитания и дошкольного образования, что обуславливает необходимость целенаправленных усилий государства на педагогизацию всех членов общества и создание условий для многообразия в дошкольном образовании. Ключевая задача государства — открыть широкие возможности для государственного, корпоративного и частного партнерства в сфере образования и конкуренции разных образовательных программ. Это даст возможность в ближайшей перспективе решить проблему охвата детей дошкольного возраста организованными формами воспитания и развития. Сейчас в Украине общественным дошкольным воспитанием и образованием охвачено менее 1,5 млн детей. Из 16,7 тыс. дошкольных заведений более 700 в прошлом году не работали. Даже в столице, где проблема охвата детей дошкольным воспитанием особенно ощутима, есть немало заброшенных помещений детских садов, которые используются не по назначению. Итак, нужны нестандартные подходы к решению проблемы. Если местная власть лишь 1за символическую 1 грн передаст помещения в аренду с условием их восстановления как дошкольных заведений, это будет содействовать привлечению внебюджетных средств для решения сложной проблемы. При этом одним из условий такой аренды может быть зачисление на бесплатной основе до 10% детей из социально уязвимых семей, что произведет большой социальный эффект. Созданию новых мест для воспитания детей дошкольного возраста в крупных городах может способствовать обязательство застройщиков многоквартирных домов выделять помещения на первых этажах новопостроенных многоэтажек под детские садики. В общем, мы должны снять искусственные препоны на пути организации мини-садиков в частных помещениях, при предприятиях и учреждениях, что позволит высвободить инициативу людей, а самое главное — будет содействовать формированию фундамента для развития человеческого капитала, ведь потенциал личности закладывается именно в дошкольном возрасте. Многое будет зависеть от изменения приоритетов дошкольного образования, которое, по моему убеждению, надо "дешколяризировать", или, иначе говоря, направить на развитие детей, а не на подготовку к школе, чем злоупотребляют, в угоду нетерпеливым родителям, дошкольные заведения. По примеру дошкольного образования Финляндии, необходимо разработать и внедрить различные программы развития детей до школы.

Отдельно следует сказать о подготовке молодежи к сознательному родительству, ведь никто и ничто не может заменить семью. Молодые родители в основном не готовятся к исполнению своей самой важной миссии — искусству воспитывать, которое, по мнению Канта, вместе с управлением является самым сложным изобретением человечества. Возникает парадоксальная ситуация: для того чтобы человек мог обрабатывать дерево или металл, он должен учиться, а для выполнения самой сложной задачи, которой является воспитание человека, — опирается только на опыт, приобретенный в процессе жизнедеятельности. Не отвергая значение жизненного опыта, считаю, что на законодательном уровне следует предусмотреть обязательное обучение родителей. Лучше всего это делать тогда, когда регистрируется беременность будущей матери. С того времени родители должны будут пройти обучение основам ухода и воспитания ребенка. Глубоко убежден, что объединение усилий семьи и образовательных заведений в развитии, воспитании и обучении детей могут обеспечить перспективы успеха человека, общества, страны, а значит, — стать основой будущей образовательной реформы.

Современное понимание образования должно предусматривать включение в это понятие всей совокупности общественных отношений, влияющих на развитие и становление человека. Собственно, образование является деятельностью всего общества, которое обеспечивает свое воспроизведение. Новорожденный ребенок — это только потенциально человек, а для того чтобы он им стал, необходимы большие усилия родителей, педагогов и всех остальных членов общества, что обеспечивает его второе рождение (Г. Сковорода) уже как ЧЕЛОВЕКА. Таким образом, мы должны изменить среду, в которой рождается и живет человек, начиная с бытовой культуры семьи и заканчивая культурой информационного пространства страны. Языковое засорение, советские символы, города, села и улицы, названные в честь преступников, уничтожавших украинскую нацию и культуру, грязь на улицах, питейные забегаловки на каждом шагу, грубость, сорняки, свалки мусора вместе с заточенным на уничтожение украинской ментальности телевидением с российскими "ментами" и преступниками-телегероями или бестолковыми "хохлами" продолжают калечить души детей. Если мы не поймем простую истину, что ребенок растет и становится взрослым не только в семье, детском саду или школе, но и на улице, в природе, среди разных людей, что на его духовный мир влияют различные факторы, и вновь проигнорируем факторы влияния среды — оторванная от общественных реалий образовательная реформа не будет иметь успеха. 

Проводя реформу образования, мы должны исходить из того, что XXI в. изменил и человека, и среду, в которой он живет. Человек все больше становится многомерным, ведь жизнь ставит его перед необходимостью постоянно осваивать новые социальные роли и неоднократно их менять, даже в течение одного дня. Каждый из нас в течение суток исполняет различные роли: члена семьи, пассажира или водителя транспортного средства, пешехода, покупателя товаров и услуг, пользователя Интернета, работника, руководителя или подчиненного, коллеги, товарища... Этот калейдоскоп смены социальных ролей можно продолжать, что, в свою очередь, требует от человека обретения определенной компетенции для их исполнения, а также соответствующих корректив в общем образовании. На первый план сейчас выходит человековедение, развитие умения быть человеком, что требует широких коммуникативных умений, включая информативную компетентность.

Украинское образование по своей сути, приоритетам, организационным формам остается постсоветским, а значит, обращенным не к человеку, а во внешний материальный мир. По этой причине мы учим школьников знаниям о природе, а не развиваем в них умение гармоничного сосуществования человека и природы. Еще один существенный недостаток образования заключается в его ориентации на прошлое. По мнению уже упоминавшегося Канта, один из важнейших принципов воспитания, "который должны были бы иметь перед глазами люди, составляющие планы воспитания", заключается в том, что "дети должны воспитываться не для настоящего, а для будущего". Украинское же образование, вместо того чтобы работать на будущее, поглощается прошлым. Это проявляется в понимании стандартов средней школы, методах и технологиях обучения, фактическом господстве вербального обучения, состоянии помещений, учебного оборудования и, что самое важное, в направленности образования, которое продолжает продуцировать человека прошлого. Отсюда значительное общественное недовольство подавляющим большинством образовательных институтов и негативные учебные результаты, о которых недавно убедительно писал директор УЦОКО, обобщая результаты внешнего независимого оценивания.

Причины нашего недовольства образованием кроются в росте разрыва между определенными и провозглашенными целями и реальными результатами, в чрезмерной консервативности, заорганизованности, технологической отсталости, немотивированности учебной деятельности школьников и труда педагога. По большому счету, следует говорить о необходимости системных общественных трансформаций, ведь ученики видят, что можно не учиться, но хорошо устроить свою жизнь за счет других, что труд учителя, ученого и любая другая честная работа не ценятся, а в обществе процветают коррупция, ложь и невежество, и те, кто к этому причастен, живут и горя не знают. Так может ли в таких условиях школа выполнять свою историческую миссию?

Очевидно, что школа как общественный институт только отображает реальное состояние проникновения смертельных метастазов в весь общественный организм, а значит лечение должно быть комплексным.

Сейчас уже устарели способы получения образования, в эффективности которых еще 20 лет назад не было сомнений. Речь идет не только о классно-урочной системе организации обучения в школе, но и о методах, способах и технологиях учебной деятельности, тормозящей роли стандартов школьного образования в их нынешней интерпретации, об унизительном положении учителя и т.д.

Как избавиться от этих недостатков? Ответ следует искать в разных аспектах: законодательных, организационных, содержательных... 

Что касается законодательства, то очевидна необходимость освобождения детей от крепостного права, закрепляющего их за школой. Это означает, что родителей следует наделить правом самостоятельно решать, как их дети должны получать по крайней мере начальное образование: через самостоятельное обучение, с привлечением частного учителя, в школе, во внешкольном учреждении — или путем сочетания разных способов, исходя из своих возможностей и разных предметов. Во время прохождения учеником любого возраста внешнего независимого оценивания его успехи должны быть засчитаны, независимо от способа их достижения. Надо создать для этого и широкий образовательный контент в сети Интернет, ведь часто не стоит идти в школу, чтобы услышать объяснения учителя, поскольку знания можно получить, зайдя на соответствующий веб-сайт. Конечно, далеко не все заменит Интернет, особенно когда речь идет об эффекте живого общения с мудрым человеком или опытах по физике, химии, биологии. Но и для этого нет необходимости оборудовать соответствующие кабинеты в каждой школе. Это дорого и практически невозможно. Поэтому надо создать определенное количество центров естественно-технологического обучения, которые были бы на острие новых учебно-исследовательских возможностей, благодаря чему сможем, в частности через формирование исследовательской и технологической компетентности выпускников школ, обеспечить прорыв в естественно-технологической компоненте образования. Итак, насущной задачей является расширение наблюдательной, исследовательской, творческой и изыскательской работы учеников. Надо также сполна использовать широкие возможности, открывающиеся перед современным человеком благодаря цифровым технологиям, общему росту уровня образованности, большей открытости мира, что в целом содействует расширению коммуникативных, а значит, и образовательных возможностей.

Среди организационных задач стоит выделить создание современного учебного плана школы и отказаться от чрезмерного количества учебных предметов. Очевидна понятийная проблема с определением того, что такое полное общее среднее образование. Мы зайдем в тупик, если будем и дальше пытаться втиснуть в школьника все знания, накопленные человечеством. Здесь уместно напомнить слова известного испанского философа Оргтеги-и-Гассета, написанные еще в 1930 г.: "Сейчас как никогда именно чрезмерное культурное и техническое богатство угрожает стать катастрофой для человечества, ведь каждому новому поколению значительно труднее или даже невозможно его усвоить". А что делать современным детям, поставленным в ситуацию непосильности школьной программы? По этой причине мы должны переориентировать школьное образование с усвоения знаний на выработку у ученика собственной системы ценностей и развитие ключевых, жизненно важных компетенций. В русле этого размышления целесообразными представляюстя уменьшение количества учебных предметов, изучаемых в школе, и существенное сокращение объемов учебного материала, значительную часть которого стоит интегрировать, ведь мир — целостен, а значит, не должен изучаться фрагментарно. В школе не должно быть учебных предметов, которые преподаются один раз в неделю, а также новых тем почти во время каждого учебного занятия. Обучение должны стать интересным деятельно-творческим процессом. В этом контексте уместно обратиться к опыту вальдорфских школ, а также образовательных систем многих стран мира, которые предусматривают активное привлечение школьников к самопознанию и познанию мира.

Этому должно содействовать и преодоление стереотипа школьного учебника, который обычно дает готовые знания, что предусматривает запоминание и воспроизведение материала. Может, стоит переходить к системе создания учебников самими учениками, по крайней мере, начиная с отдельных предметов 5-го класса? Введение рабочих тетрадей в наших школах подтверждает перспективность такого подхода. Тогда школьники смогут научиться искать и правильно использовать информацию, делать выводы и обобщения, подбирать или создавать иллюстрации, что и будет содействовать их компетентносному росту. Это намного интереснее, чем читать и пересказывать кем-то отобранные и интерпретированные знания. Сейчас много источников информации, и это существенно расширяет возможности для перехода к креативному, эвристическому и интересному обучению. Указанная информация в основном становится доступной и в самых отдаленных селах, хотя над этим надо целенаправленно порабоать.

Пришло время сломать неэффективную классно-урочную систему, ведь ученики должны учиться по принципу природоответственности, который Григорий Сковорода называл "сродною працею", и идти по дороге образования по индивидуальной учебной траектории. Сейчас школьное образование, к большому сожалению, стремится подогнать детей под какой-то усредненный шаблон, а дети, как известно, разные по своей природе, у них есть значительные индивидуальные особенности, тип характера, нрав и т.п. И не учитывать этого и впредь — означает обрекать многих детей на отставание. Школьное образование должно стать не только интересным, но и посильным для каждого функционально способного к обучению ребенка. Сегодня на повестке дня должна стоять не длительность обучения — 11 или 12 лет, а то, каким содержанием и какими способами деятельности будет наполнена жизнь ребенка в школьные годы. Если не будет создано соответственно наполненного и постоянно обновляющегося учебного пространства, если учитель будет оставаться рабом программы, то смысла увеличивать продолжительность обучения нет.

Нам стоит сделать один важный вывод: овладение школьной программой — это вовсе не запись темы в школьном журнале, ведь ученик, не усвоивший тему "Признаки равенства треугольников", не сможет понять тему "Признаки параллелограмма", но для нынешней школьной системы это неважно, так как ее приоритет — не личность, а формальное выполнение, или, как говорят в школе, прохождение программы. Так есть ли смысл в таком обучении? 

Гибкость, открытость, ориентация на индивидуальные возможности и стиль обучения должны стать ведущими чертами украинского, и не только школьного, образования. Такая образовательная модель нуждается в учителе новой формации, способного справиться с реализацией таких непростых задач, что побуждает к радикальному пересмотру способов подготовки педагогов. Нет никакого смысла изучать педагогическое наследие прошлого, если его положения не применяются на практике, не культивируются учебными заведениями. Довольно часто опыт педагогов является уникальным явлением, которое не подлежит воссозданию, поскольку может жить только в интерпретации автора. Ведь никто еще не сумел воссоздать школу Сухомлинского, и вряд ли сможет, поскольку она была и осталась авторским творением, а воспитание, как известно, — искусство, к тому же живое искусство. С другой стороны, обучение является логически выстроенным технологическим процессом, требует от педагога синтеза искусства и технологии, а еще — умения блестяще играть свою роль перед постоянным зрителем и обладать особым даром превращать зрителей в соучастников действа. Изменения в подготовке педагогов следует начинать с отбора поступающих, которые могут эффективно работать в системе "человек—человек", то есть с использованием психолого-педагогического тестирования, которое было предложено и легитимизировано в одном из указов президента Украины еще в 2005 г. Далеко не каждый хорошо знающий химию может учить химии, поскольку таким даром наделены не все, как и не все могут быть актерами. Но почему-то, чтобы стать актером, надо пройти сквозь сито творческого экзамена, а для того чтобы быть учителем, достаточно 140 баллов по профильному тестированию. С этим дальше нельзя мириться. 

Кроме того, подготовка учителя требует существенного увеличения времени на практическую подготовку, которая, по действующим стандартам, составляет только 10% учебного времени, или 26 кредитов на образовательно-квалификационном уровне бакалавр! Для обеспечения надлежащего уровня практической подготовки необходимо, чтобы при каждом высшем учебном заведении, которое проводит подготовку и повышение квалификации педагогов, действовали экспериментальные детские садики и школы. Каждый выпускник — будущий педагог — должен хорошо знать достижения современной цивилизации, образовательное законодательство, семейный кодекс и другие законодательные акты в части воспитания и защиты прав детей, возрастную психологию, педагогику, содержание учебных предметов и методику их изучения, владеть интерактивными и мультимедийными технологиями обучения, знать, по меньшей мере, один иностранный язык.

Но мы не сможем отбирать лучших выпускников школ на обучение по педагогическому направлению, если не будет высокой конкуренции за каждое рабочее место педагога. А этого можно достичь только при условии существенного повышения заработной платы. Одной из наибольших проблем украинского учительства является то, что усовершенствование его труда никак не мотивируется. Выложился ли педагог на все сто процентов, или же только присутствовал в помещении учебного заведения и записал тему урока в соответствующий журнал — это совершенно не сказывается на оплате труда. Достижение новых целей в образовании возможно при условии активного участия и заинтересованности педагогов. С этой целью необходимо провести реформу оплаты труда педагогических работников. У чиновников, которые не знают школы, но имеют отношение к распределению бюджетных ассигнований, складывается впечатление, что учитель на ставку работает только 18 часов в неделю. Они не знают, что в эти 18 часов не входит подготовка к урокам, участие в методических и воспитательных мероприятиях, олимпиадах, конкурсах, отчетах и т.п. Чего только стоит подготовка к урокам в малокомплектной школе: что не урок — новая тема! А этого никто не учитывает. Реально учитель работает не менее 36 часов в неделю, так и платить надо по крайней мере вдвое больше, что и станет реальным стимулом к труду. Кроме того, целесообразными представляются: составление обязательного письменного трудового договора (контракта) со всеми педагогическими работниками по результатам либо внеочередной, либо очередной аттестации; внедрение мотивационных механизмов заинтересованности педагога в усовершенствовании своего профессионального мастерства через введение надбавок за использование прогрессивных методик и технологий обучения; учет результатов независимого оценивания учебных достижений учеников и независимого от учебного заведения оценивания работы педагога (аттестации); учет всех видов труда, затрат времени на подготовку к учебно-воспитательным занятиям и их количества, в зависимости от комплектности учебных заведений, групп и классов, а также проведение педагогом индивидуальных учебных занятий; учет результатов ежегодного повышения квалификации и сертификации специальных умений.

Для решения проблемы обеспечения педагогов жильем следует ввести предоставление им компенсаций за наем, строительство или покупку жилья за счет соответствующих бюджетов. В течение многих веков забота об учителе была делом всей общины, а сейчас это стало его частным делом. Так произойдут ли изменения в украинском образовании?

Но все это не станет возможным, если не будут найдены необходимые средства для обеспечения системных изменений в образовании. И, как это ни парадоксально, их надо искать, в том числе, и в самой системе образования, прежде всего за счет оптимизации структуры затрат. Пирамиду следует перевернуть со шпиля и поставить на основу. Вполне реальным представляется сокращение сети высших, профессионально-технических и общеобразовательных учебных заведений. Именно пустые помещения школ и ПТУЗ, существенное превышение реальных потребностей в высшем образовании, необоснованное соотношение между количеством учителей и учеников поглощает значительные ресурсы, которые могут быть направлены на повышение мотивации труда педагогов, модернизацию учебных заведений, расширение сети детских садов и т.п. Это требует целостного взгляда на всю систему образования под углом зрения повышения его качества и эффективности. Конечно, если таким образом сэкономленные ресурсы изъять из сферы образования, то никакого смысла сокращать сеть не будет. Финансирование образования должно основываться на стимулировании эффективного использования средств, на сочетании ответственности и хозяйственной автономии учебных заведений. Это еще раз подтверждает, что экономика образования является крайне запущенной проблемой, а если откровенно — ее не существует.

Радикальные сетевые изменения — дело непростое. Но если к этому подойти взвешенно, поставив в центр потребности и интересы человека, сбалансировав их с потребностями и интересами общества, — все получится. Мы должны дать себе честный ответ, что лучше: 500 тыс. бедных и не заинтересованных в результатах труда учителей — или 250 тыс., но самодостаточных и эффективных; 18 тыс. помещений, которые называются школами, — или 12 тыс. полноценных школ; 900 ПТУЗ из прошлого — или 300, направленных на экономику и социальную сферу будущего; 823 высших учебных заведения, не продуцирующих новые знания и технология, — или 100 модерных университетов?

Это не простые вопросы, а значит, они требуют поиска вариативных ответов и нестандартных решений, эффективного управления, направленного на достижение результатов высококачественного, то есть конкурентоспособного образования. Это еще одно, согласно Канту, изобретенное человечеством самое сложное искусство. Старые меха уже полностью износились и не выдерживают под давлением неизбежности перемен. Мало сказать, что министерство должно вырабатывать и реализовывать образовательную политику, управлять тенденциями и процессами вместо постоянного создания и тушения пожаров — оно должно быть на острие тенденций и изменений, раскрывать пространство в пределах рамочных документов, стимулируя креатив новаций. И это не проблема исключительно в сфере образования и науки, это проблема всей вертикали государственного управления. Создается впечатление, что многочисленными совещаниями с личным присутствием первых лиц министерств и ведомств в Украине подменили государственное управление или же имитируют его. Мы должны, в первую очередь, обеспечить переход к управлению на основе аналитики, выявления негативных и позитивных тенденций, эффективного использования всех ресурсов и выхода на прогнозируемые и предсказуемые результаты. Этого не реализовать без определения приоритетов, изменения функций и структуры управления каждой отраслью. Очевидна потребность в интегральной структуре управления, которая могла бы обеспечить реализацию системных изменений. 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
4 комментария
  • Spaceman 1 октября, 16:37 Отже, маемо те, що маемо. Говорячи про пiдготовку молодого поколiння до майбутнього, доречно було б згадати про виклики соцiальноi еволюцii у XXI ст., зокрема про сингулярнiсть-2045 в нiй, див. про це на http://SamoLit.com/authors/2030/books/. Щодо напрямiв удосконалення змiсту середньоi освiти, то приорiтети бачимо такi: 1) математизацiя знань, формування аналiтичного та логiко-системного мислення, 2) формування свiтогляду, насамперед знання людини про саму себе, 3) у випускних класах ЗОШ мае бути навчальна дисциплiна "Виховання дiтей дошкiльного вiку у сiм'i", адже ... Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Людмила Иванцив 28 сентября, 18:10 Окреслені не лише проблеми, алей шляхи їх вирішення. З далеких 90-х пам’ятаю Ваше питання до викладача електротехніки і технології електрослюсарних, електромонтажних робіт. Так, дійсно, ще раз підтверджую, лабораторні, лабораторно-практичні, практичні роботи виконували під час теоретичного навчання. За таке і подібне в середині 1999 р. повинна була звільнитися “за власним…”. З того часу активно освічувалася. Останній доробок – Посібник (за суттю про гуманно-гуманітарне навчально-виховне середовище) ПРОФОРІЄНТАЦІЙНА СКЛАДОВА ПІДГОТОВКИ КВАЛІФІКОВАНИХ РОБІТНИКІВ. ЕЛЕКТРОЕНЕРГЕТИКА. Є гриф МОН Схвалено. Цінуючи ваше добре ставлення (добрих слів в моєму професійному житті було небагато) чи можу поспілкуватися з вами наживо. З повагою, Людмила Григорівна Іванців. Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Petrovich 27 сентября, 10:35 Кстати, уроки футбола еще не отменили? Ответить Цитировать Пожаловаться
  • Sergey Bochkarev 27 сентября, 01:21 Американский экономист Мильон Фридман (лауреат Нобелевской премии): "Количество денег, истраченных на обучение, увеличивается чрезвычайно стремительными темпами, куда быстрее, чем наш общий доход. Проблема не в том, что мы тратим слишком мало, — хотя это не исключено, — а в том, что мы получаем слишком мало отдачи на каждый истраченный доллар. Возможно, деньги, потраченные во многих школах на постройку величественных зданий и роскошные спортплощадки, по праву заносятся в рубрику расходов на обучение. Но трудно согласиться, что это расходы на образование. Точно так же, очевидно, следует рассматривать такие предметы, как плетение корзинок, бальные танцы и бесчисленные прочие специальные дисциплины, делающие честь изобретательности педагогов. Спешу добавить, что трудно возразить против того, чтобы родители по собственному желанию тратили на такие забавы свои собственные деньги. Это их личное дело. Возражать можно против использования для подобных целей денег, полученных за счет налогов, которые платят и родители, и посторонние люди. Что это за «внешние эффекты», которыми можно обосновать подобное использование налогов? Одна из главных причин того, что общественные деньги используются нерационально, является нынешняя система, при которой управление школами сочетается с их финансированием. Родители, которые предпочли бы, чтобы деньги расходовались на хороших преподавателей и на учебники, а не на тренеров и коридоры, не имеют никакой возможности выразить свои пожелания, кроме как убедить большинство граждан изменить первоочередность расходов для всех. Что касается зарплаты учителей, основная беда не в том, что она в среднем слишком низка (на самом деле, она вполне может быть в среднем слишком высокой), а в том, что ставки чересчур единообразны и негибки. Плохим учителям сильно переплачивают, а хорошим — сильно недоплачивают. Ставки заработной платы, как правило, единообразны и определяются не столько достоинствами преподавателя, сколько старшинством, степенями и различными преподавательскими лицензиями. Это тоже в большой степени результат нынешней системы, при которой государство ведает школами, и чем больше административная единица, контролируемая государством, тем хуже обстоит дело". Уважаемый автор, я специально привожу общеизвестные цитаты, потому что если бы я все эти пожелания изложил от имени рядового человека (потребителя) вашего образования, то вы бы меня отправили куда подальше, поскольку не дорос учеными степенями и званиями. Поэтому "даешь 20 лет беспрерывного образовательного процесса за государственный счет, и в 65 лет на пенсию!" Ответить Цитировать Пожаловаться
Реклама
Курс валют
USD 25.33
EUR 28.60