ВЕЛИКИЙ СЕКРЕТ УЖАСНОЙ ТАЙНЫ, ИЛИ ЗАЧЕМ НАМ ФПГ?

Светлана Рябошапка 3 марта 1995, 00:00

В конце октября прошедшего года в «ЗН» была опубликована статья «Финансово-промышленные группы: заговор спасающихся?», а следом и ее продолжение - «Синдром финансово-промышленных групп». Поскольку тема оказалась «долгоиграющей», а страсти вокруг ФПГ - нешуточными, напомним некоторые общие соображения, высказанные в предыдущих публикациях. И пойдем дальше.

Секрет Полишинеля

По идее, ФПГ - это объединение разнообразных предприятий (что-то выпускающих, транспортирующих, торгующих), которое финансирует, инвестирует и вообще всячески обслуживает общий банк или группа банков. Интуитивно ясно, что такие группы не создаются высочайшими указами. Высочайшими указами от века только раздавали пряники или грозили кнутом. Когда 27 января 1995 года Президент Украины подписал Указ «О финансово-промышленных группах», а глава администрации - одноименное «Положение о...», стало очевидно, что ФПГ уж настолько приоритетная затея, что ради ее успеха ничего не жаль: ни бюджета, ни законов. Считается, что в питательном бульоне предусмотренных указом и положением льгот ФПГ примутся плодиться, производить и богатеть на благо украинской экономики. Именно с их помощью произойдет структурная перестройка, оживится производство, укрепятся банки, тронется и двинется приватизация. Самое забавное, что все перечисленные блага действительно произойдут, но с некоторыми поправками.

В результате заданного ФП-указом направления реструктуризации та «экономика», что расположена на территории Украины, сделается необычайно прибыльным «полем чудес» для: во-первых, строго ограниченного числа местных магнатов, давно уже построивших собственные ФПГ-структуры и сейчас настоятельно требующие их легализации; во-вторых, для препринимателей любого зарубежья, чьи страны хоть на полшага обогнали Украину в экономическом развитии. Соответственно, ФПГ-прибыль будет формироваться: во-первых, на прибавочном продукте, полученном в результате неэквивалентного обмена между частным и государственным секторами и, во-вторых, на неэквивалентном обмене между экономиками с разным уровнем развития. Без этих условий ни один предприниматель в здравом уме в ФПГ играть не будет. Но почему своеобразные проблемы отечественных и зарубежных «игроков» должны решаться на государственном, президентском уровне и за счет всех украинских налогоплательщиков - категорически непонятно. Если не считать объяснением простой «секрет»: ФПГ-идеологи очень близки к власти. Они ей просто дороги. Эта версия объясняет и то, что для стимулирования ФПГ избран соответствующий образ действий. Вместо того, чтобы создавать УСЛОВИЯ для их развития, власть принялась раздавать ЛЬГОТЫ. Чувствуете разницу: условия создаются безадресно - для всех могущих и желающих. Льготы же предоставляются вполне конкретным адресатам. Стоит ли удивляться, что и политически, и юридически указ об ФПГ оказался беспрецедентно необоснованным?

Кое-что о заклинаниях

Юридическая сторона дела, то есть тот труднооспоримый факт, что и указ, и положение кое-где противоречат нескольким статьям Конституции и ныне действующим законам, послужил поводом к вынесению указа на обсуждение Верховного Совета. Дело в том, что у Верховного Совета есть на случай нарушения закона два способа поведения: первый - замечать нарушения, второй - не замечать их. На сей раз большинство депутатов пошло первым путем.

Собственно, конкретного «инициатора и гаранта» решения обсудить указ на заседании ВС назвать невозможно. Эта проблема кристаллизировалась при втором чтении закона о налоге на добавочную стоимость, когда стало абсолютно ясно, что этот закон и указ о ФПГ противоречат друг другу. Вопрос был вынесен на финансовую комиссию и после оценки: «указ нужный, но неверный», делу был придан законный ход. Ход поначалу предполагался весьма гуманный: воззвать к Президенту от имени комиссии и продемонстрировать юридические несуразицы подписанного им документа, а заодно и намекнуть, что экономически он просто производит впечатление злонамеренного. Но решить дело миром не удалось - комиссия решила сразу перейти к решительным мерам.

Чем ближе подходил момент истины, то есть чем вероятнее становилось наложение вето на указ о ФПГ, тем сильнее и бесцеремоннее давили на рядовых депутатов, на спикера, на тех, кто - официально или неофициально - проводил экспертизу указа. Кто «давил»? Самый конкретный ответ на этот задушевный вопрос, который удалось получить от «давимых», звучал так: «представители администрации Президента». Справедливости ради заметим, что на заседании президиума Верховного Совета Александр Мороз вообще не хотел выносить указ на обсуждение, которое с высокой вероятностью обещало закончиться наложением вето. Президиум проголосовал за обсуждение, и его можно понять - левое большинство не могло упустить возможности уесть Президента и его администрацию. Особенно в преддверии перехода в острую стадию боев за власть или, если хотите, за закон о власти. Тем не менее, спикер сделал отчаянную попытку обставить это решение множеством буферных оговорок: от «поручить Кабинету министров» доработать указ и положение к нему, до «внести предложения» по изменению норм соответствующих законов (тех, которым противоречит указ).

Так или иначе, но под страстные «заклинания» об экономической полезности ФПГ администрация, готовившая указ, политически поставила Президента под удар левых депутатов, дав им законный повод для недовольства.

За что боролись?

Но, может быть, стоит «копья ломать»? Стоит побороться за перспективную идею, принести жертвы сегодня во имя завтрашнего благополучия? К сожалению, в нынешнем виде документы, определяющие, как должны жить и работать ФПГ, создают проблем больше, чем решают. Причем проблемы возникают уже на дальних подступах к созданию ФПГ. Из указа следует, что ваше ПРАВО на создание ФПГ зависит от благорасположения исполнительной власти. Сначала вы должны получить разрешение на создание ФПГ. В Минэкономики. В отраслевых министерствах. В Антимонопольном комитете. Некое рациональное зерно тут, безусловно, есть: государство контролирует и следит, кто у него пользуется льготами для «приоритетных». На практике получается давно известный диалог: «Я имею право?» - «Имеете!», «Так, значит, я могу?» - «Нет, не можете». И возникает стойкое ощущение, что вся процедура с разрешениями рассчитана на узкий круг ограниченных лиц - причем, по обе стороны украинской границы.

Теперь немного о самом вкусном. Организации, входящие в ФПГ, налогов как таковых не платят. В той части деятельности, которую они ведут в рамках ФПГ. Вернее, в той части деятельности, которую они объявят ведущейся в рамках ФПГ. Как тут отделить зерна от плевел и определить, с какой именно части прибыли данная организация платит налог, а с какой - нет? Экономически это проконтролировать невозможно, административно это проконтролировать - нереально. По-видимому (или для видимости?), налог платит вся промфин группа как юридическое лицо. Теперь, если я глава такой структуры, мне для того, чтобы вообще никаких налогов в Украине не платить, достаточно разместить штаб-квартиру своей ФПГ за границей. И все - я уже нерезидент.

Еще проще - если головная компания является безналоговым предприятием. Те, кто успел зарегистрировать совместное предприятие до 1 января 1995 года, хорошо знают, что это такое. По старому налоговому законодательству СП пять лет вообще налога на прибыль не платит.

Движение товаров и финансов внутри ФПГ абсолютно непрозрачно для тех, кто находится снаружи. И ясное дело, налогами такое движение не облагается - в каком бы направлении эти товары и финансы не пересекали границу Украины. Простые смертные для репатриации прибыли платят 15% от нее. Кто даст гарантию, что под видом внутренних финансовых либо товарных потоков не будет (будет!) происходить этакая льготная репатриация прибыли, или откровенный экспорт капитала? Причем «взамен» такого экспорта мы получим серьезную поддержку украинской приватизации из-за ближнего рубежа. Нам - через ФПГ - здорово помогут распределить прибыльные предприятия.

Заканчивая экскурс в льготный беспредел, заметим: чего стоят пункты положения, разрешающие ФПГ индексировать собственные основные фонды и определять аммортизационные отчисления - лучше всего знают те, кто эту благодать в положение записал.

В общем, с экономической точки зрения трагедии никакой нет. ФПГ всего лишь будет работать на другие экономики, и вместо структурной перестройки экономики Украины мы получим ПРИСТРОЙКУ к соседней, не менее бедствующей, но более агрессивной экономике. В политической же перспективе подросшие ФПГ займутся перераспределением власти. Что тоже не трагедия: было бы что делить.

P.S. На пленарном заседании 2 марта депутаты Верховного Совета Украины наложили вето на Указ Президента «О финансово-промышленных группах». Мотивировка: противоречие его положения целому ряду законов Украины.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.76
EUR 28.75