ТЕМА: ЧТО ТАКОЕ ФПР И КАК ОНИ ВОЮЮТ ПРОТИВ?.. ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ: ЗАГОВОР СПАСАЮЩИХСЯ?

Светлана Рябошапка 28 октября 1994, 00:00

Читайте также

В недавнем докладе Президента Кучмы об основных принципах реформирования экономики Украины много хорошего и значительного сказано о перспективах создания финансово-промышленных групп (ФПГ), хотя речь скорее стоит вести не о создании, а о легализации уже сложившихся структур. Идея ФПГ стара, как капитализм, но так далеко мы ходить не будем, а попробуем выяснить, как и для чего создавались структуры типа ФПГ - сначала в распадающемся СССР, потом в России, и что могут ФПГ в Украине. Ответ может оказаться неожиданным, поскольку наши власти похоже взяли на вооружение нетленную армейскую мудрость, гласящую, что рулевое управление служит для поворота налево, направо и в другие стороны... «Финансово-промышленные группы? Знаете ли, в нашей ситуации тратить время на анализ именно этого явления не представляется мне целесообразным», - слегка поморщился на мой вопрос председатель комиссии ВС Виктор Суслов. Откровенно говоря, такая реакция собеседника была единственной в своем роде и органично дополнила спектр высказываний «по этому вопросу»: от «очень заманчиво» до «очень сомнительно». А между тем финансово-промышленные группы должны формироваться на приоритетных направлениях научно-технического прогресса для выполнения долгосрочных крупных государственных региональных и межгосударственных целевых программ, направленных на сбалансирование экономики, увеличение экспорта конкурентоспособной продукции высокой степени переработки... ФПГ смогут пособствовать обновлению старых и формированию новых хозяйственных связей с предприятиями других государств СНГ». Оставив на совести авторов стиль цитированного документа, заметим, что документ-то этот ни что иное, как доклад. Президента об основных принципах экономической и социальной политики, который был представлен публике как «философия и идеология» команды Кучмы.

Когда власти берутся декларировать очередное формирование «чего-то там, призванного, приоритетного, направленного, могущего способствовать», то не знаю, как у вас, в у меня случаются приступы этакой тупой подозрительности: к чему бы? Ведь то, что в докладе Леонида Кучмы названо финансово-промышленными группами, то есть замкнутые структуры типа: банк (группа банков) - финансовые компании - промышленные предприятия, по определению не создается высочайшим указом сверху. «Сверху» вообще ничего не создается - там идет раздача кнутов и пряников под названием «государственное регулирование».

История первая: когда распадался Союз…

«Когда распадался Союз и Совмин не знал, как удержать предприятия, которые начали переходить в подчинение национальных правительств, к нам очень активно начали наведываться министры автомобильной, газовой промышленности СССР с предложениями создать вместо того или иного министерства СССР концерны, в которые вошли бы отраслевые предприятия бывших республик СССР», - напоминает президент Центра рыночных реформ Владимир Лановой: «Я как раз был министром по вопросам собственности, и попытки создания таких группировок проходили через меня. Наши отраслевые министры, конечно же, поддерживали это - соблюдали союзную субординацию. Тогда го была попытка сохранения союзного аппарата, его финансового благополучия. Такие транснациональные корпорации, с центром в Москве, имели бы в своем распоряжении не только управленческие рычаги внутри бывшего Союза, Но и единолично представляли бы эти промышленные концерны за рубежом, что не только престижно, но и полезно - если имеешь право распоряжаться продукцией, заключать контракты».

Владимир Лановой не без сарказма вспоминает: «Они тут часами стояли, эти союзные министры, у меня под дверями, и искренне возмущались: как смеет украинский министр куда-либо не «союзных» - а тем более в свой кабинет. До тогдашнего премьера Фокина с жалобами, но в стремлениях все «законсервироватъ» были непоколебимы». Чем дело закончилось, все мы знаем. Безусловно, нынешние ФПГ пока что мало напоминают союзных динозавров, да и возникают на других принципах. «Две большие разницы», как говорят в Одессе? Сторонники создания ФПГ приводят неотразимый аргумент: при нашем, украинском, структурном кризисе было бы очень полезно, объединить жизнеспособные финансовые организации, банки и те предприятия промышленности, которые еще в состоянии что-то производить. И тут же возникает вопрос - кто и каким образом будет эти группы создавать? Опыт уже есть: концерн «Энергия», о котором подробно - в другой раз, производит впечатление «верхнего варианта», ведь его основателями стали Украинский и Российский союзы предпринимателей. УСПП, возглавляемый попеременно то экс-вице-премьером Василием Евтуховым, то экс-премьером, а ныне Президентом Леонидом Кучмой, - это вполне официозная структура. Насколько «Энергия» будет эффективной для, простите за тавтологию, энергетики - увидим. Но ФПГ - это политика. И не только экономическая. И мне, признаться, не дает покоя прогноз одного Очень Информированного Специалиста: «Если мы не поправим свои экономические дела, нас возьмут назад в Россию, но возьмут не целиком, а возьмут по частям». Не может ли эта фраза служить ключом к созданию украинско-российских ФПГ, в которых (ведь в России капитал сильнее, а промышленный спад меньше) украинские предприятия играют при заведомо плохих шансах?

История вторая: гляжусь в тебя, как в зеркало...

Время действия: 1992 - начало 1993 года. Место действия; Российская Федерация. Реформы намечаются, но в целом ситуация напоминает украинскую. Рассказывает дважды экс-вице-премьер (РФ и Крыма) Евгений Сабуров: «Видите ли, в России, так же, как и везде, существует экономическая элита, и все идеи исходят от одного и того же круга людей. Финансово-промышленные группы - это не моя идея, более того - я не был в числе тех, кто с самого начала отнесся к этому положительно. Я прежде всего хочу, чтобы мы с вами разобрали вопрос - откуда все это могло появиться? Желание создать ФПГ появилось потому, что финансовый капитал оказался оторванным от промышленного, деньги не шли в производство - они крутились в финансовых операциях, иногда шли в торговлю. Есть четкое деление - финансовый, торговый и промышленный капитал. Есть выгодность того или иного вложения средств, в зависимости от ситуации на денежном рынке. Финансово-денежная ситуация в России была такова, что выгодно было оборачивать деньги в финансовой сфере, редко-редко немножко сбрасывать в торговлю, но уж никак не в промышленность. И тогда возникла идея насильственным или стимулирующим путем привязать финансы к производству, создать некоторые искусственные образования, которые бы включали в себя и банк, и завод. Вот такие группы, которые один остроумный экономист назвал феодально-промышленными, планировались в то время.

Эту идею лоббировали крупные частники, которые связали себя с производством и которым стало катастрофически не хватать финансовых ресурсов. Каким образом вообще должна была функционировать финансово-промышленная группа? Первоначальный проект - предлагалось насильственно взять акции предприятий, банков и сосредоточить в одних руках». (Например, в руках автора идеи. - С.Р.)

Евгений Сабуров вспоминает, как несколько крупных российских промышленников в разное время предлагали ему возглавить те или иные финасово-промышленные группы, видимо, рассчитывая на инвестиции «под имя».

Был в России и такой проект: кто вступит в финансово-промышленную группу - тому льготы. Очень похоже, что именно эту версию ФПГ и имеет ввиду Леонид Кучма. «Если это льготы, - комментирует Евгений Сабуров, - то это всегда очень криминально опасно, потому что любые организации, которые получают какие-то льготы от правительства, через некоторое время становятся объектом пристального внимания теневой экономики: а нельзя ли через них, «льготных», прокрутить свои дела. (Ох, не знали в России такой льготы, как раздача валюты по фиксированному курсу - вот бы «крутили». - С.Р.) Во-вторых: кто может быть уверен, что, при наличии льгот, действительно будет обеспечен путь финансов банка в производство? Очень сомнительно. Тем более, что оправдалось мое давнишнее подозрение, что мелкие банки через некоторое время начнут крупно банкротиться, а речь шла, в сущности, о мелких отраслевых банках. Далее финансово-промышленные группы приобрели политический Оттенок и стали мне совершенно неинтересными, поскольку они послужили средством в политической борьбе некоторых партий, желавших показать, что существует некий путь искусственного впускания средств в промышленность». Пришлось автору немедленно поинтересоваться, о каких именно политических группах идет речь?

Евгений Сабуров: «Это группы, связанные с очень уважаемыми людьми: Аркадием Вольским (СРСПП. Помните, концерн «Энергия»? - С.Р.) другими промышленниками, предпринимателями. К большому моему удивлению, Сергей Глазьев тоже стал сторонником финансово-промышленных групп. Я очень хочу с ним встретиться, чтобы он объяснил, каким образом он их иногда впечатление такое, что собираются создать нечто вроде кассы взаимопомощи: несколько валящихся производств, валящийся банк будут друг другу передавать деньги. Об этом варианте можно сказать одно: они ляпнутся все вместе».

История третья: государство - это кто?

Все вышесказанное можно считать иллюстрацией рецепта «как и для чего не надо делать ФПГ». А теперь позволю себе процитировать одного Энергичного Президента Трастовой Компании: «ФПГ- что тебе твое натуральное хозяйство: замкнутый цикл. Во главе такой группы должен стоять либо единоличный финансовый лидер - банк, либо совет таких лидеров - группа банков. За всем приглядывает наблюдательный совет. «Глава» управляет целым рядом разнообразных финансовых компаний-посредников, обеспечивающих предприятиям возможность производить продукцию. Все вместе обладают высокой степенью автономности. Такая структура - маленький огородик, на котором можно выращивать все, что хочешь. Вот поэтому мы и создаем нашу группу компаний». Обратили внимание? - МЫ создаем. И выращивать на этом самом «огородике» будем то, что МЫ считаем необходимым, ВЫГОДНЫМ, ЛИКВИДНЫМ... Что неизбежно означает безработицу для дядей из Кабмина, поднаторевших в определении приоритетных отраслей в промышленности и особенно - в сельском хозяйстве. Конечно, какие-то ФПГ попадут «в масть» - окажутся на переднем крае госприоритетов, получат госльготы и госпряники. Но тут не следует забывать, что приставка гос- перед названиями таких вкусных вещей означает: «государство дало, государство и отобрать может». И тут уж либо сам становись государством, что не многим удается, либо привыкай к мысли, что «выращивать что хочешь», тебе просто не дадут. А значит, вся твоя группа вскорости «ляпнется» - по смачному определению г-на Сабурова. Итак, может ли и должно ли государство стимулировать создание ФПГ? Думаю, что да. Но ни в коем случае нельзя устраивать скрупулезный государственный контроль за каждым шагом группы. Дело государства - создать необходимую систему законов, благоприятную среду для функционирования ФПГ, а не стараться приоритетно поддержать «производство в плане производства того, что там сейчас производится», о принципе тут интересы государства и участников ФПГ должны бы совпадать, если говорить о получении максимальной финансовой выгоды от промышленных предприятий, не особенно заботясь о том, что именно они выпускают, если продукция пользуется спросом. Тогда, кроме всего прочего, будут сохранены рабочие места, поддержана денежная единица и т.д.

В нашей ситуации приватная часть одной и той же ФПГ будет сосуществовать с государственной ее частью. И тут с неизбежностью горного обвала появляется излюбленный вопрос современности: собственность (прибыли, убытки, ответственность, риск) чья?

В России ФПГ росли и зрели в условиях приватизации, реформаторских сдвигов. В Украине этих сдвигов нет и приватизации (легальной, большой) тоже нет. Даже если Президент скажет ФПГ «плодитесь и размножайтесь», как это может выглядеть на базе псевдогосударственной собственности? А при регулируемых ценах? Тут хорошо жить и работать будет только структура, специализирующаяся на «вытаскивании» государственного капитала и его удалении в небытие. Такого рода финансово-промышленные группы, могут, к примеру, работать на закупках сырья и оборудования по одной цене и продаже - по другой цене, т.е. самостоятельно проделывать, путь от государственно регулируемых цен до нормальных, рыночных. В той же России 1991 год был годом расцвета такого рода групп. В Украине сейчас больше ничего и не сделаешь - до тех пор, пока правительство будет продолжать регулировать цены, а Верховный Совет «морозить» приватизацию. Так что о «долгосрочных крупных государственных региональных и межгосударственных целевых программах, направленных на...» можно пока говорить, и не упоминая всуе ФПГ.

История четвертая: платежеспособный интерес

В чистой схеме ФПГ, как и явствует из названия, общей кровеносной - финансовой - системой связаны два компонента: банки и предприятия. Не стоит спорить, кто из сиамских близнецов главнее, но из общих соображений и опыта ближне-дальних зарубежий можно сделать некоторые выводы.

Как правило, инициаторами и гарантами создания ФПГ являются крупные банки, которые планируют жить дальше и понимают, что вечно играть на инфляции невозможно (должна же она когда-то затормозиться). И тут идеология проста, как в Чили: когда там, после основательной встряски, «пошла» реформа, на совершенно озверевшей инфляции тоже создавались состояния, «из ничего» вдруг возникали банки. Стоило только инфляции прекратиться, экономике войти в нормальное русло, все эти состояния лопнули. Остались на плаву только те «глупые люди», которые вкладывали деньги в производство, то есть практически работали в режиме ФПГ. Евгений Сабуров в этой связи привел в пример российские банки - (Менатеп, Инкомбанк), которые фактически уже стали инвестиционными банками, то есть финансово-промышленными группами. Итак, банки первыми чувствуют необходимость создания ФПГ, что совершенно не означает меньшей заинтересованности в

Просто банковская система, как более гибкая и мобильная, значительно быстрее реформируется (а честно говоря - изначально вырастает только на рыночных отношениях й более нигде). Промышленность же, в силу

Многих причин, еще довольно долго остается в административно-распределительном состоянии.

Оставим украинскую промышленность там, где она находится, и посмотрим, а что у нас с банками. Первое - по международным меркам в Украине крупных банков просто нет (кстати, в этом печальном обстоятельстве меньше всего виноваты сами банки). Второе - коммерческие банки сейчас предвкушают все мыслимые предновогодние удовольствия: начиная от традиционной зимней телеграммы Нацбанка о моратории на выдачу кредитов и заканчивая запретом вооружать собственных инкассаторов. Третье - игры с курсом карбованца к доллару в связи с постановлением КМ «Об унификации курса...» приобретают особую остроту с непредсказуемым результатом. В общем, тем, кто устал от ужасов в промышленной сфере, не рекомендую искать отдохновения в сфере банковской. Но защищаться и выживать приходится и там, и там - какие еще стимулы к объединению могут быть? Провозглашенная Президентом «зеленая (ирония цвета) улица» для ФПГ может рассматриваться и как попытка конституциировать, узаконить те группы, которые уже сложились. Сложились же они, в нашей выморочной экономике, по принципу кружков по интересам в особо крупных размерах. ФПГ - инструмент тонкий, но в естественных условиях необычайно прочный и живучий. Осталось решить - для чего он служит - для поворота вправо, влево или... в другую сторону?

Думается, если у наших властей не случится острого «приступа коммунизма или межусобиц, тему можно будет продолжить.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.63
EUR 29.00