СТО НОВЫХ ДНЕЙ ОДЕССЫ

Леонид Капелюшный 28 октября 1994, 00:00

Читайте также

Когда денег много, можно строить рыночную экономику, а когда мало - коммунизм. Вы можете смеяться, но в Одессе поступают именно так. Вы садитесь в трамвай или тролейбус, и водитель не предупреждает вас о штрафе за безбилетный проезд и не заставляет пробираться на выход к передней двери - плата отменена. (Правда, остановки он тоже не объявляет, но одесситы и так знают, где кому «сходить»). Вы отправляете дите в школу, и ему не нужны деньги на столовку, потому что ребят кормят бесплатно. Если ваш малыш в детском садике или яслях, то нужно только вовремя его забирать и тоже не беспокоиться об оплате. Плата за вход на пляж отменена. На фуникулере можно кататься хоть целый день - никаких денег за это не берут. Цены на хлеб снижены на 20 процентов - это заслуга облсовета. Все остальное - щедрый дар одесситам от городских властей...

Все эти новации связаны с именем нового городского головы Эдуарда Гурвица. Он вошел в белоколонное здание горсовета на Приморском бульваре ровно сто дней назад. Победа на выборах далась ему трудно, он опередил своего соперника на две с небольшим тысячи голосов - для миллионного города - сущий пустяк. Предшественник оставил ему 556 миллиардов долгов и месяц сроку на подготовку празднования 200-летия Одессы, Что юбилейные торжества удались, знают все и не только в Украине. Как удалось отпраздновать круглую дату с пустой казной - тайна. Допустим, встретить, приветить гостей и закатить банкет на 1000 человек, где всем хватило икры под водку и пива с раками - еще как-то можно за счет новых богатых. А все остальное? Ведь 116 тысяч ребят в школах и 37 тысяч в детсадах - это, в сущности, небольшой город областного масштаба... Квинтэссенцией деятельности вновь избранного мэра Гурвица стала программа «100 дней». Он в ней обещал много чего. Даже так много, что серьезные люди заранее сочувствовали ему, так как здравому уму она казалась невыполнимой. Кандидат в мэры утверждал, что за 100 дней сумеет одолеть мрак на одесских улицах. Переориентировать строительство жилья с окраин на исторический центр Одессы. Ввести муниципальную надбавку работникам правоохранительных органов, культуры и здравоохранения, добиться четкой работы городского транспорта. Создать Центр социальной защиты граждан. Заполнить в зимнее время полупустые здравницы пенсионерами и детьми. Приватизировать земельные участки под частными строениями. Обеспечить торговлю продуктами первой необходимости во всех магазинах, включая и те, куда бедняки просто не заходили, - речь идет о молоке и молочных продуктах, вареной колбасе, соли, спичках и т.д. Обещана была и помощь членам жилищностроительных кооперативов, которые мало того, что квартиры не получили, а купили, но еще и оказались в неравных условиях оплаты за коммунальные услуги. Был выдан вексель индивидуальным застройщикам по газификации нескольких улиц и пр.

Что наши политики не скупятся на обещания до выборов - общеизвестно. Но Гурвиц клятвенно заверил избирателей, что ровно через сто дней отчитается за выполнение программы. Это уже было нечто новое, так как соискатели народного доверия обычно никаких гарантий не давали.

Теперь, пожалуй, не лишне будет сказать, кто такой Гурвиц и откуда он взялся. Обычно политики - порождение системы. С Эдуардом Иосифовичем все наоборот - он порождение времени, а если конкретно - девяностого года, когда ломались привычные стереотипы и в депутатах оказывались те, кому туда прежде вход был строю запрещен. Человек словоохотливый, Гурвиц любит рассказывать, как он «с авторучкой и листом бумаги», практически без денег - откуда у рядового инженера-строителя могли быть капиталы, даже если он и еврей? - со-

здал кооператив «Экополис». Едва ли не первый в Одессе. Причем, не торгово-закупочный, не посреднический, а по производству стройматериалов. И очень скоро, что называется, вывел его в люди. В депутаты районного и городского Советов его вынесла волна энтузиазма - народ выбирал тех, кого раньше не выбирали. А потом так случилось, что его, как бы в пику первому секретарю райкома партии, предложили на должность председателя Жовтневого районного Совета. Это - центр, самое сердце Одессы. В номенклатурных кругах поднялся переполох, на никому неизвестного, беспартийного кооператора пошли в атаку. Гурвиц завелся. А в этом состоянии он особенно хорош и остер на язык, даже плохо выговариваемое «р» не портит впечатление. Он веселился на трибуне, как хотел. И произошло то, что потом на закрытом совещании в горкоме партии было названо «позором городской партийной организации. Еврей, беспартийный, кооператор - и председатель райсовета».

Многое из того, что Гурвиц обещал всей Одессе, он раньше сделал у себя в районе. Городской властью он был не то, что не любим, а люто ненавидим. Чего ему стоили выборы, можно сочинять политический детектив. Уж куда ехать дальше, если против него призывал голосовать митрополит Одесский и Измаильский Агафангел, отдав симпатии бывшему специалисту по научному коммунизму. (Плохо, нужно сказать, призывал, духовная семинария проголосовала за Гурвица.) Поэтому вне всякого сомнения, Эдуард Гурвиц знал, что обещал, и знал, как выполнять обещанное.

Самое, пожалуй, парадоксальное в этой стодневной эпопее, что главные усилия мэра были направлены как раз не на программу «100 дней». Более 50 важнейших решений нового исполкома касались злободневных проблем городской жизни, отвлекли колоссальные деньги - ввод в строи трех новых школ, выделение денег на строительство очистных сооружений, помощь старикам ко Дню пожилых людей, наведение порядка на рынках, создание экологического патруля в городе, проведение «Марафона совести» для оказания помощи детям погибших сотрудников милиции и так далее.

Разумеется, все Эдуарду Гурвицу сделать не удалось. Среди частично выполненных пунктов - увеличение сети патрульно-постовой службы и создание муниципальной милиции; так и не добился он четкой работы городского транспорта, хотя в ремонт и обновление трамвайно-тролейбусного парка вложены такие деньжищи, которых транспортники не получали никогда (более 200 тысяч долларов и 80 миллиардов карбованцев), осталось неосвещенными около ста участков в городе, а были в темноте 146 улиц...

Вот что мне кажется любопытными и, если хотите, парадоксальным в ста днях Гурвица. Он по убеждению - рыночник, и иногда из того, что делает, - бесплатный проезд, к примеру, - признает «дикостью». Но как быть, если требования экономики вступают в противоречие с реальной жизнью? 100 купонов за проезд - плата символическая, стоимость билета должна быть как минимум 2500. Кому это по карману? А если сохранить талоны, играть в экономику и экономию, то вынь да выложи на следующий год 3 миллиарда за печатание талонов, держи в штате около 400 контролеров, сотни продавцов. Получается, что если бесплатно - то и дешевле.

Самый главный, заковыристый вопрос - откуда деньги? Его задают Эдуарду Иосифовичу и журналисты, и гости Одессы, и просто любопытствующие горожане. Гурвиц любит анекдоты и отвечает всегда одинаково: деньги в тумбочке беру...

Один человек, ясное дело, все сделать не может. Но если хочет, все же сделать может много. Впрочем, после ста дней только и начинается настоящяя работали что ждет Одессу впереди, поживем - увидим.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60