СКОЛЬКО ГОРЬКОГО В СЛАДКОМ, ИЛИ НЕБОЛЬШАЯ САГА О БОЛЬШОМ УКРАИНСКОМ САХАРЕ

Сталий Ильевич 9 декабря 1994, 00:00

Читайте также

«Давайте жить воспоминаниями», - поет Эдита Пьеха. Ну что ж, прислушаемся к песенным призывам неувядающей звезды советской, а ныне эсэнговской эстрады и предадимся воспоминаниям о тех незабвенных днях застоя, когда, приходя в магазин, мы рассеянным взглядом скользили по полкам бакалейных отделов, уставленных пачками сахара и соли. Некоторые особенно памятливые вспомнят, наверное, и такое очевидное-невероятное, когда к продуктовым пайкам (сохранилось-таки это слово со времен последней войны) наряду с дефицитами в качестве нагрузки давали сахар. Не правда ли, парадокс с точки зрения сегодняшнего дня? Кстати, в те еще сравнительно недалекие времена украинская сахарная промышленность выпускала довольно широкий ассортимент сахара. Судите сами. Здесь бы обычный сахар-песок (то немногое, что мы сегодня имеем), и рафинированный (то, от чего мы порой отказывались по причине, смешно вспомнить, дороговизны), и сахар-рафинад прессованный колотый, и сахар-рафинад прессованный быстрорастворимый, и сахар-рафинад в мелкой фасовке, для производства других продуктов выпускалась рафинадная пудpa, для шампанских вин - сахароза. Сейчас это относительное сахарное разнообразие сведено до минимума. И хочется задать вопрос из небезызвестного анекдота: «И кому это мешало?»

Все сахарное благополучие для нас - потребителей стало разрушаться в ходе осуществления горбачевской перестройки. «Напряженка» с сахаром явилась ни чем иным, как «эхом войны» с алкоголизмом. А затем постепенно перешли на нормированную талонно-списочную систему. Согласитесь, что торговлей это уже назвать было нельзя. Впрочем, это было одним из «маленьких изобретений» нашей «совковской» системы.

Торгово-распределительное обеспечение сахаром проводилось год от года по неуклонно снижающимся нормам. В 1991 году населению по талонам было реализовано 1196 тысяч тонн сахара, или по 23 килограмма на душу, в 1992 - 936 тысяч, или уже по 18, в 1993 население Украины осчастливили 676 тысячами тонн «талонно-списочного» сахара, или 12 килограммами на едока. Правда, хозяйки в период домашних заготовок умудрялись доставать сахар сверх того, но это уже их подробности. Удельный же вес реализованного населению таким образом сахара составлял соответственно 33, 27 и 18 процентов от валового производства украинской сахарной промышленности.

Сегодня с сахаром еще большая «напряженка», хотя продается он уже по свободным ценам. Какова будет ситуация далее - сказать трудно. Дай Бог, чтобы сахар не попал в разряд деликатесной продукции. Хотя, думаю, и это не отобьет у нас аппетит к сладкому.

Человечество, как установлено, с незапамятных времен испытывает в нем неубывающую потребность. В Берлинском музее сахара (преинтереснейший и препоучительнейший, скажу вам, музей, какового у нас в Украине, увы, нет) демонстрируется любопытный экспонат - копия наскального рисунка, на котором изображена женщина, бесстрашно взбирающаяся на дерево, чтобы полакомиться медом диких пчел. Надеюсь, что ситуация с сахаром не заставит нас в ближайшее время последовать ее примеру.

Впрочем, как говорится, нет худа без добра, и, возможно, сокращение потребления сахара благополучно скажется на здоровье нашего населения. Ведь сахар и соль неоднократно предавались анафеме и объявлялись «белой смертью» человечества. Правда, добрая треть его умирает не от этого, а от недоедания.

К тому же мировая практика свидетельствует пока о другом: продовольственный баланс населения большинства экономически развитых стран на 10 и более процентов состоит из сахара. В Австралии на каждого жителя приходится в среднем более 190 килограммов сахара, в Бельгии каждый житель в среднем за год поглощает его целый центнер. Чуть поменьше - порядка 80 килограммов в год приходится на одного мексиканца, француза, голландца. Еще в недавнем прошлом в бывшем СССР на каждого из нас приходилось во всех видах продуктов от 44 до 46 килограммов сахара. По этому показателю мы приближались к немцам, у которых норма потребления этого продукта составляла 48 -55 килограммов.

Крупнейшая организация по охране здоровья США - ФДА на основе результатов трехлетних исследований всех аспектов влияния сахара на здоровье человека сделала вывод, что он не опасен для питания человека (его, кстати, относят не к продуктам, а к так называемым пищевым добавкам) и включила его в список продуктов, общепризнанных невредными.

Ну, а коль скоро американцы, которые, не в пример нам, имеют широкие возможности «перебирать харчами», выбирая продукты, обеспечивающие им здоровое долголетие, вынесли сахару оправдательный вердикт, то и нам употреблять сто «квантум сатис», как говорится, и Бог велел.

Впрочем, сам Бог позаботился о том, чтобы Украина имела в достатке этот продукт не только для своих внутренних потребностей, но и для крупномасштабного экспорта. Подарком природы в этом смысле является для нашего государства своеобразный агроклиматический ресурс.

Зародившееся в Российской империи в начале XIX века свекло-сахарное производство из своей колыбели - Московской губернии - где-то уже в 20-30 годы того же столетия постепенно перемещается в Малороссию с ее мощными черноземами, более мягким климатом и большим количеством солнечных дней, так необходимых для интенсивного накопления сахара в корнеплодах.

Такое перемещение не замедлило сказаться на росте урожайности и сахаристости культуры сахарной свеклы. Видный украинский ученый академик Константин Воблый - автор единственного на сегодняшний день капитального, но, увы, не завершенного труда «Очерки по истории русско-украинской сахаросвекловичной промышленности».

«Для конца 70-х годов (XIX столетия. - Примеч. автора) современник Ермолов дает такие средние урожаи свеклы с 1 десятины (одна десятина - немногим более одного гектара. - Примеч. автора). Правобережная Украина - 100 берковцев (один берковец - десять пудов), Левобережная - 91 берковец, Воронежчина- от 50 до 75 берковцев. Для северных губерний сахаросвекловичной области, как Орловщина, Тамбовщина, Пензенщина, Ермолов устанавливает урожайность в 55 берковцев с десятины».

В общей структуре промышленности Украины сахарная промышленность по числу занятых в ней рабочих и объемам производства вышла на одно из ведущих мест. Здесь уже в начале XX века трудятся более 20 процентов промышленных рабочих, а удельный вес валовой продукции достигает 16-17 процентов всего валового промышленного производства.

И еще несколько цифр, свидетельствующих о глобальной, без преувеличения, значимости свеклосахарной промышленности. Сошлюсь при этом на труд некоего А.Копорского «Торговый баланс Украины в 1913 году».

«После хлебопашества сахарная промышленность Украины занимала второе место, будучи вместе с тем первой областью России. Здесь сосредоточено 3/4 производства сахара. Общая продуктивность составила 75,6 миллиона пудов, экспортные излишки составляли в 1913 году 52,6 миллиона пудов... Западная Европа и области России имели по отношению к Украине пассивный баланс».

Кстати, на заметку Президенту и премьер-министру Украины. В Историческом архиве Украины хранится весьма интересный документ. Это прошение владельцев свеклосахарных рафинадных и песочных заводов от 16 февраля 1864 года о защите их от незаконных действий зарубежных конкурентов. В документе этом особый интерес представляет его преамбула. Вот что она гласит: «В интересах одной из громаднейших отраслей, которой ежегодный оборот почти равняется бюджету королевства Дании и развитием которой Россия может гордиться наравне с Францией и Германией...» Речь, как вы понимаете, идет о еще сравнительно тогда малой, но уже «громаднейшей» свеклосахарной промышленности. Примечательно, что доходы, получаемые от этой юной отрасли, позволяли по тем временам содержать население среднего по масштабам европейского государства

Средства, получаемые от производства сахара, активно обращались в банковской сфере. В период с 1905 по 1917 год в целом на сахарную промышленность приходилось 50 - 60 процентов операций всех киевских банков,

Совершив исторический экскурс, вернемся в наши времена. Какая сырьевая база сахарной промышленности Украины сегодня? Свекловичный клин нашей республики, достигавший ранее 1,7 - 1,8 млн/га, составляет около 1,5 млн. га. Во все времена и на сегодняшний день по этому показателю мы были и гордо останемся «впереди планеты всей». Сахарной свеклы до недавнего времени свекловоды Украины выращивали по 45-50 млн. тонн и также занимали первую строчку в мировом табеле о рангах. Причем, если быть точным, то приведенные цифры характеризуют Количество ежегодно закупаемого сахарными заводами Украины у свекловодов сырья. Если же говорить о количестве выращенного, то оно, по крайней мере, на 20-25 процентов больше, ибо такова величина потерь в процессе уборки и доставки убранного урожая.

Производство сахара составляло в среднем до недавнего времени 4,5-5 млн. тонн. Республиканский, да и мировой рекорд был достигнут в 1968 году, когда украинские сахаровары выдали «на-гора» 5,746 млн. тонн белого сахара. На уровне 5-миллионного рубежа мы держались вплоть до 1990 года.

Сегодня сахарная промышленность Украины далека, очень далека от этих «вершин». Ее показатель - около 3,5 млн. тонн белого сахара.

Удерживая долгое время мировое первенство по валовым показателям, Украина во все времена, увы, как ни горько это признавать, «пасла задних» по удельным показателям, характеризующим его эффективность, что, впрочем, было характерно для всей советской экономики.

Сколько же сахара производилось с одного гектара посевов? Старейшина нашей свеклосахарной промышленности профессор Михаил Захарович Хелемский (ему в этом месяце исполнилось, кстати, 97 лет) относит его к числу предложенных им «Конечных ключевых показателей народнохозяйственного значения». Наш «потолок» в 1968 году составил 33 центнера «сахара в мешке». Все годы последней четверти века мы «болтались» где-то на уровне 25-30 центнеров, в последние три года начали «сползать» до 20-23. «Примеряемся» к европейским эталонам. Здесь безусловный лидер Австрия, где с каждого гектара получают порядка 95 центнеров «сахара в мешке», немного уступают австрийцам французы, у которых этот показатель приближается к 90-центнерному рубежу, за ними идут немцы и англичане - их более «скромные» показатели колеблются на уровне 70-75 центнеров.

Рассмотрим еще один показатель - расход сырья на выработку сахара. На производство одной тонны продукта в украинском сахарном цехе затрачивалось до девяти и более тонн сырья, в то время, как коллеги «за бугром» расходовали для этого шесть тонн. Производя продукцию из меньшего количества сырья они тем самым не только снижают затраты труда и средств, экономят технические ресурсы, но, что самое главное, расходуют значительно меньше энергоносителей. Расход условного топлива, кстати, на наших сахарных заводах колеблется в пределах процентов к массе переработанной свеклы. В уменьшении количества сырья, необходимого для производства единицы продукции, заключен основной резерв снижения энергозатрат.

И все же - с чего начинается путь к большому украинскому сахару? А начинается он в поле, с получаемых с него высоких сборов сладких корнеплодов, в которых в результате многолетних трудов ученых-селекционеров «закодированы» важнейшие хозяйственно ценные свойства культуры - урожайность, сахаристость, устойчивость к болезням и вредителям. Но это только одна сторона медали, обращенная, так сказать, к свекловодам. Другая же, обращенная к сахароварам, - это способности сорта хорошо сохранять массу и сахар корнеплодов в процессе заводского хранения, обеспечивать максимальную извлекаемость в процессе заводской переработки.

Здесь автору хотелось бы сделать небольшое лирическое, или, вернее, ностальгическое отступление в область его не очень сытого военного детства. Память хранит воспоминания об одном из немногих тогда для нас лакомств - черной остропахнущей патоке, которую нам тогда выдавали в качестве дополнительного питания вместе с белыми булочками. Помню, какое оживление возникало, когда в класс вносили эти вожделенные лакомства. Но я тогда знать не знал, что мелласа (будем ее теперь так называть) -это основной канал потерь сахара в нашем производстве. Жизнь же и род деятельности, более чем тридцатилетняя работа в Институте сахарной свеклы, заставили посмотреть на лакомство своего, детства уже под другим углом зрения.

Небольшая справка из области технологии сахарного производства. Мелласа - побочный продукт сахарного производства, жидкость темно-коричневого цвета с содержанием более 80 процентов сухого вещества, половину которого составляет сахар. Потери его в мелассе составляют более 70 процентов потерь сахара, принятого сахарным заводом.

Согласно нашей сахарной статистике, выход мелассы составляет 4,5 - 5 процентов к общему количеству переработанной свеклы. В недалеком прошлом при переработке 50 млн. тонн свеклы вместе с патокой мимо «мешка» уходило при таком раскладе как минимум до 1 млн. тонн сахара. Добейся мы западных показателей - меласса на уровне 2 - 2,5 процента - и пожалуйста, дополнительно, как на блюдечке с голубой каемочкой, где-то около 0,5 млн. тонн сахара добавилось бы в этом самом мешке.

Так почему же нам не под силу такие результаты? Первопричиной являются так называемые технологические качества сырья, то бишь сахарной свеклы. Корнеплод - это не просто этакое вместилище сахара. Это целая биохимическая лаборатория, в которой задействовано до 60 элементов системы Менделеева. Излишнее количество некоторых из них, в частности калия, натрия и так называемого альфа-аминного азота, и способствует, как говорят технологи, увеличению мелассообразования.

Во всех странах с развитыми свекловодством и сахарной промышленностью большое внимание уделяется проблеме повышения технологических качеств сахарной свеклы. И здесь «первую скрипку» играют селекционеры. В зарубежной практике (имею в виду «дальнее зарубежье») основным требованием, предъявляемым к результатам селекционной работы, есть высокий уровень экстрагирования (извлекаемости) сахара в процессе производства. Достигнув за счет успешной деятельности селекционеров и собственных усилий весьма высоких показателей, западные сахаровары стремятся к еще более высоким результатам. Французы, например, планируют к началу третьего тысячелетия увеличить сахаристость до 18,5 процента против нынешних 16,5.

А что у нас? За четверть века (1966 - 1990 годы) выход сахара на заводах Украины составил в среднем около 12 процентов при приемочной 16-процентной сахаристости - это 70 процентов закупленного у свекловодов сахара в корнеплодах.

По мнению отдельных руководителей нашей сахарной отрасли, одной из причин относительно невысоких показателей эффективности является затягивание сроков переработки порой до начала февраля. Связано это как с недостаточностью производственных мощностей, так и с поздними (с их точки зрения) сроками уборки свеклы, при которых разгар этой кампании приходится на начало - середину сентября. По их мнению, уборку следует начинать в августе. Но для этого необходимы сорта свеклы с ранними сроками созревания. Такая точка зрения в принципе не лишена смысла. Здесь слово за селекционерами. Кстати, когда-то, около десяти лет тому назад, была к нам завезена из Японии «задумка» выращивать сахарную свеклу рассадным способом, при котором семена проращивают в зимнее время в условиях пленочных обогреваемых теплиц с температурой воздуха лишь на 5- 10 гpaдусов выше наружной. К обычному времени посева готовая рассада имеет уже четыре хорошо развитых листка. Благодаря удлинению периода вегетации и более равномерному размещению растений урожай свеклы повышается на 150 центнеров. Применение такого способа позволило бы агротехническим путем «подогнать» свеклу под ранние сроки уборки. В условиях нашей социалистической экономики технически решить эту проблему оказалось не под силу. Возникли трудности с бумагой для стаканчиков, в которые предстояло высевать семена, клеем, изготовлением посадочных машин и так далее... И после почти десятилетия научных поисков идею благополучно похоронили.

Однако вернемся к полю и выращиваемым на нем отечественным сортам сахарной свеклы. Справедливость требует, чтобы о них было замолвлено доброе слово. Диву даешься, когда знакомишься с показателями государственных сортоиспытаний. Биологический потенциал питомцев отечественной селекции не ниже уровня мировых стандартов. Возьмем, к примеру, Белоцерковский, так называемый, мужскостерильный гибрид (МС)-32. Урожайность его в условиях сортоучастков достигла 584 центнеров с гектара, а производство сахара - 85 процентов.

Однако это достигается на сравнительно небольших площадях сортоучастков. Вот если бы эти «сортучастковские» показатели да перевести на свекловичное поле в 1,5 млн. га, то получилась бы, как говорил один из персонажей Аркадия Райкина, «самасшедшая цифра»)

Где же теряется заложенный в сортах и гибридах сахар? Ученые подсчитали, что при нарушении требований агротехники до сахарного завода «не доходит» около 36 процентов потенциального сахара. В результате же заводских «огрехов», увязанных в определенной степени с полевыми, производственники «не добирают» около 20 процентов возможного. В результате в «мешке», условно говоря, оказывается половина того, что заложено при теперешних проблемах с минеральными удобрениями как-то неловко и говорить о проведении грамотной агрохимической политики в свекловодстве. Вместе с тем, чтобы экономно и правильно их использовать, давно уже следует технически перевооружить наши агрохимические лаборатории, на принципиально новой основе определить потребности в удобрениях, исходя из объективного наличия в почвах каждого поля, отведенного для посева свеклы, собственных «запасов» необходимых элементов питания. Наши агрохимики эти определения проводят по старинке, в то время как их западные коллеги пользуются прогрессивным методом электроультрофильтрации. Эффект он дает не только экономический, но и экологический. В Южной Баварии, например, нормы внесения удобрений в хозяйствах, подконтрольных государственным сельскохозяйственным службам, применение удобрений сократилось по азоту на 80, по фосфору - на 66 и по калию - на 80 килограммов на гектар.

В свое время в уборке свеклы, можно сказать, произошла техническая революция - мы перешли на широко применяемый на Западе двухфазный способ, при котором используется высокопроизводительная уборочная техника. Однако вскоре начали сказываться и привнесенные нею негативные моменты. Уборка свеклы всегда была связана с некоторым отторжением плодородной земли. Возьмем для сравнения 1966 год. Процент общих примесей к убранным корнеплодам вместе с землей составил около шести процентов. То же было и в 1967 году. В последние годы эта цифра возросла почти вдвое, составив 12 и более процентов. Все это потребовало соответствующего переоборудования сырьевых и моечных цехов сахарных заводов, увеличение количества автотранспорта, потому что фактически каждая десятая автомашина перевозила землю и другие примеси. Возрос, естественно, и вывоз ценнейшего плодородного слоя.

К «обвинительному акту» следует добавить и то, что за счет более значительно травмированных корнеплодов, обусловленного конструктивными особенностями уборочной техники, величина ежесуточных потерь сахара при хранении возросла в два-два с половиной раза.

Перестройку нашего свеклосахарного хозяйства следует начинать с изменения взаимоотношений между свекловичниками и сахарниками на основе обоюдной заинтересованности в получении конечного результата, каковым является сахар «в мешке». Имею в виду и изменение характера собственности на землю и на сахарные заводы, совладельцами которых в определенной степени должны стать производители сырья, традиционные поставщики топливно-энергетических ресурсов, оборудования и вспомогательных материалов.

В стране начался процесс приватизации сахарных заводов. Дай Бог ему всяческих успехов. Ученые и специалисты в качестве начального шага на пути к этому видят переход к аренде. Внедрение арендных отношений в сахарной промышленности началось еще в 1989 году, когда на аренду перешел коллектив Одесского рафинадного завода. На сегодня в отрасли насчитывается около 80 арендных предприятий, что составляет примерно 40 процентов общего количества сахарных заводов республики. Естественно, арендные отношения - это не конечная цель. Необходим переход к частной собственности с распродажей имущества сахарных заводов конкретным работникам и другим лицам через выпуск и распространение акций с перспективой того, что они в конечном итоге окажутся в руках! немногих действительно эффективных собственников.

Свеклосеющие хозяйства не имеют сегодня организации, которая бы защищала их экономические, коммерческие, наконец, моральные интересы, была бы равноправным партнером при решении различных вопросов с сахарными заводами, областными ассоциациями сахарной промышленности, концерном «Укрсахар». Пока в качестве их радетелей выступают государственные органы в лице Минсельхозпрода, областных и районных управлений сельскохозяйственным производством. Но ведь, как говорится, своя рубашка ближе к телу, и поэтому функции защиты интересов свеклосодержащих хозяйств следует передать самим хозяйствам в лице товариществ поставщиков свекловичного сырья. Необходима целая сеть таких товариществ, которые будут определять условия приемки их продукции, оплаты, разрабатывать совместно с сахарными заводами графики уборки, порядок обеспечения поставок сырья в соответствии с данным им правом (квотой).

Защиту интересов свекловодов на уровне страны следует поручить соответствующему объединению. В общем, должна быть создана стройная система представительств свекловодов на всех уровнях.

Следует изменить и менталитет товаропроизводителей, переориентировать их с выращивания весомых корнеплодов на выращивание сахара. Кстати, в старое доброе время Терещенков, Харитоненков и Бродских наиболее приемлемыми для сахарного производства были те корнеплоды, масса которых не превышала 500 граммов. В сознании свекловода нового поколения должна утвердиться мысль, что большой украинский сахар начинается на поле, и именно он стоит у истоков его создания.

Пишу все это и не могу освободиться от мысли, от постоянно «сверлящего» вопроса: почему в годы становления свеклосахарного производства государство всячески содействовало его росту и развитию, проводя протекционную политику? Почему еще недавно украинская сахарная промышленность имела возможность производить более 60 процентов сахара, выпускаемого в бывшем Советском Союзе, имея при этом отнюдь не «первостатейное» по мировому уровню свекловодство и 193 сахарных завода, 70 процентов которых «пыхтят» уже по 100-150 лет? И, наконец, почему наши «керманичи» не возьмут в толк, что развивающееся государство, коим является сегодня наша независимая Украина, должно для становления своей экономики использовать в первую очередь то, что, как уже было сказано, даровано ей господом Богом.

Как считают наши и зарубежные специалисты, при увеличении погектарных закупок и сахаристости свеклы параллельно с соответствующей модернизацией сахарной промышленности Украина может производить до 7 млн. тонн сахара. В несколько более отдаленном будущем может быть достигнут и десятимиллионный рубеж.

Ну, а пока жена говорит мне: «Оторвись от своей машинки и подумай, как обеспечить семью сахаром...»Рассмотрим еще один показатель - расход сырья на выработку сахара. На производство одной тонны продукта в украинском сахарном цехе затрачивалось до девяти и более тонн сырья, в то время, как коллеги «за бугром» расходовали для этого шесть

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
USD 27.06
EUR 29.18