Самый стратегический ресурс

Юрий Сколотяный 22 июля 2011, 15:18
10-1.jpg
Василия Артюшенко

Читайте также

В начале прошлой недели Кабмин передал на рассмотрение парламента законопроект о рынке земель (№9001-1 от 19 июля 2011 года), который, как свидетельствует пояснительная записка к документу, «направлен на окончательное завершение создания рыночных предпосылок для вовлечения земельных участков сельскохозяйственного назначения в экономический оборот». Хотелось бы поверить составителям, которые утверждают, что предлагаемые механизмы действительно помогут предупредить коррупцию в этой сфере. Или что не останутся пустой фикцией установленные документом ограничения на максимальную площадь земельного участка «в одни руки».

Согласно законопроекту право покупать сельхозучастки получат только резиденты Украины, а для иностранцев право собственности на землю, как минимум, пока останется под запретом... Оставив анализ отдельных узких норм документа профильным экспертам, попытаемся взглянуть на земельную реформу в Украине в контексте более широких и долгосрочных перспектив.

Глобальные тенденции

Последние события на общемировых финансовых рынках явно свидетельствуют: кризис 2007—2009 годов так и не привел к ка­чест­венному оздоровлению мировой экономики. По мере того, как гигантская эмиссия большинства мировых валют приводит ко все большей потере покупательной способности денежных знаков, стремительно дорожают основные виды сырья, необходимые для обес­печения жизнедеятельности экономики планеты и ее населения. Все больший стратегический вес, наравне с чистой водой и энергетическими ресурсами, приобретают и необходимые для произ­водст­ва продуктов питания земельные ресурсы.

И вопрос, как говорят наиболее прозорливые, будет не в цене (денег все равно будет напечатано предостаточно), а в доступе.

Похоже, что вовсе не случайно земельный вопрос в Украине стал столь актуальным именно сейчас — в центрах мирового влияния его пытаются закрыть, пока рынки купаются в почти дармовых эмиссионных ресурсах, а растущая цена вопроса еще не перевалила за ту критическую грань, когда его решение будет стоить «дороже денег».

Согласно последним опубликованным данным Продовольст­венной и сельскохозяйственной организации ООН (United Nations Food and Agriculture Organization, ФАО), в прошлом месяце снова был отмечен резкий рост цен на ос­новные продукты питания, в пер­вую очередь на сахар. В результате рассчитываемый ФАО индекс цен на продовольствие в июне вырос на 1,3% (до 234 пунктов), что почти на 40% превышает прошлогодний уровень и всего на 4% ниже зафиксированного в феврале с.г. максимума за все более чем 20 лет подсчетов.

Удорожание продовольствия продолжается уже пять лет и в пос­леднее время происходит настолько динамично, что стало представлять серьезную планетарную проблему.

От этого страдают даже во вроде бы сытой и благополучной Ев­ропе, но в первую очередь и особенно болезненно рост цен сказывается на бедных странах — импортерах сельхозпродукции. Именно дороговизна продуктов, констатирует в том числе и ООН, стала причиной последней волны массовых антиправительственных протестов во многих арабских государствах.

Прогнозы на обозримое будущее тоже неутешительны. Согласно опубликованным в июне оценкам той же ФАО, цены на основные продукты питания в ближайшие два десятилетия вырастут более чем в два раза. Аналогичного или очень похожего мнения придерживаются многие другие авторитетные международные организации и аналитические центры. По экспертным оценкам, чтобы обеспечить потребности населения планеты, которое к 2050 году вырастет до 9,2 млрд. (с нынешних 6,9 млрд.), производство продуктов питания должно увеличиться на 70%.

В то же время рост сельс­кохозяйственного производства, согласно прогнозам, будет, наоборот, замедляться и составит в ближайшее десятилетие 1,7% в год (по сравнению с 2,6% в 2000—2010 годах).

Проблема усугубляется еще и тем, что в бедных странах, уже страдающих от нехватки продовольствия, конфликтов и изменения климата, сегодня рождается 97% новых жителей планеты. Наи­больший вклад в прирост народонаселения вносят Африка, Юго-Восточная Азия и островные государства Океании.

В докладе, который был представлен в прошлом месяце на рассмотрение участников 17-й сессии Совета ООН по правам человека, говорится, что вследствие последних кризисов число голодающих и недоедающих людей в мире увеличилось, по крайней мере, на 100 млн.

В феврале нынешнего года генсек ООН Пан Ги Мун заявил, что в 2015 году в мире будет насчитываться 900 млн. человек, живущих в условиях крайней нищеты. При этом продолжающийся рост населения на планете будет сопровождаться увеличением спроса на продовольствие. А значит, цены на продовольствие будут практически неизбежно расти и дальше.

Если плотность населения планеты повышается достаточно динамично, то ресурс земель сельхозназначения весьма ограничен. Если в середине 50-х годов прошлого века, по данным GEO Data Portal, на каждого жителя Земли приходилось около 5 га суши, то сейчас, по прошествии всего шести десятилетий, — уже в 2,5 раза меньше (около 2 га), а уже к 2030 году останется 1,7 га. Ресурс освоения новых земель не так значителен — человек уже оказывает прямое воздействие на 83% поверхности суши. Причем 88% территорий, пока не затронутых его деятельностью, относятся к пустыням, бореальным и арктическим регионам (это в основном территории, не пригодные для сельскохозяйственной обработки).

Общемировая площадь земель сельскохозяйственного назначения, по данным­ ООН, оценивается в 48,84 млн. кв. км (4,884 млрд. га, из которых на Европу приходится 10,6%). Это около 38% от всей земельной пло­щади всех государств планеты сообща, причем в последние десятилетия этот показатель практически не увеличивается (в 1985 году он составлял около 37%).

Дело в том, что огромные площади сельскохозяйственных земель у человечества «отбирают» растущие города и промышленные зоны. При этом 80% появившихся «на замену» сельскохозяйственных угодий возникли на месте вырубленных тропических лесов, общая площадь которых за период с 1980-го по 2000 год составила около 1,3 млн. кв. км (территория Аляски).

Так что земля становится все более дефицитным ресурсом. Тем более что приблизительно 38% поверхности суши находится под угрозой опустынивания.

Кстати, коль уж речь зашла­ о пустынях, то, по прогнозам все той же ООН, к 2025 го­ду более 2,8 млрд. человек из 48 стран мира будут испытывать нехватку воды, к 2050-му их количество достигнет 7 млрд.

И хотя водой покрыто три четверти площади нашей планеты, только 2,5% воды является пресной, из которых 70% сосредоточено во льдах. Из оставшихся 30% большая часть пресной воды загрязнена, и только 1% можно назвать чистой водой (т.е. лишь около 0,007% всей воды Земли пригодно для потребления человеком без предварительной доочистки).

Только 0,08% пригодной к употреблению воды используется в быту, 22% — в промышленности, а 70% расходуется на орошение сельскохозяйственных угодий. При этом, по подсчетам ученых, на производство 1 кг шоколада необходимо 24000 литров воды, 1 кг мяса — 15500 л, 1 кг маслин —4400л,­ 1 кг сахара — 1500 л, 1 чашки­ кофе — 140 л.

В среднем по странам ми­ра на человека приходится 9,5 л потребляемой во­ды в сутки (для сравнения: среднестатистический американец в сутки потребляет 80100 литров воды). Жители развитых стран мира тратят 35 млрд. долл. США ежегодно, покупая воду в бутылках. И такая возможность — благо. Ведь из-за использования в быту некачественной питьевой воды каждый день на планете умирает 4000 детей: 18% всех случаев гибели детей в возрасте до пяти лет (в абсолютных цифрах1,5 млн. в год).

Все большим дефицитом, как известно, становится и чистый воздух. Лишь один, но очень показательный пример: по данным PhysOrg, респираторные проблемы органов дыхания, связанные с загрязнением воздуха в столице Афганистана Кабуле, являются причиной гибели 3000 че­­­­­ло­век ежегодно. Для сравне­ния, в результате непрекращающихся боевых столкновений в этом го­роде ежегодно погибает 2777 человек.

Процесс изменения кли­­­­­­­ма­та также в наибольшей степени сказывается именно на малоимущих. Так, негативные последствия глобального потепления каждый год стано­вятся причиной смерти 350 тыс. землян, а к 2020 го­ду ежегодное количество жертв­ составит 5 млн.

По мнению профессора экономики Йельского университета Роберта Шилле­ра, нынешний товарно-ценовой бум может продолжаться еще достаточно долго, так как растущие опасения по поводу глобального потепления и его влияния на цены продуктов питания или холодной и снежной зимы в северном полушарии и ее влияния на цены на топливо — это «заразные истории». «Они также связаны с самой злободневной историей сегодняшнего дня — революциями на Ближнем Востоке, которые, по некоторым данным, были вызваны общественным недовольством высокими ценами на продовольствие», — подчеркивает экономист. По мнению г-на Шиллера, именно сельскохозяйственные угодья — главный кандидат в темные лошадки следующего десятилетия, и не только потому, что в последние месяцы начался бум цен на сельскохозяйственные угодья в США и Соеди­ненном Королевстве.

Так, за десятилетие, предшествовавшее кризису 2008 года, цены на сельхозугодия в США выросли на 74% в реальном выражении (с поправкой на инфляцию). Причем, если реальные цены на недвижимость в Штатах во время кризиса снизились на 37% от их максимума в 2006-м, то сельхозугодия к 2010 году подешевели только на 5% от пика их стоимости в 2008-м, а сейчас они уже динамично дорожают. «И очень заразная история глобального потепления рисует сценарий нехватки продовольствия и изменения стоимости земли в различных час­тях мира, что еще больше может повысить интерес инвесторов», — отмечает эксперт.

Тем временем объемы эмиссии доллара растут огромными темпами — невиданная щедрость Федеральной резервной системы США длится уже не первый год (нулевые процентные ставки еще и дополняются программой так называемого количественного стимулирования). Потеря привлекательности денежных знаков наиболее показательно иллюстрируется динамикой мировых цен на золото. Так, если в период с 1997-го по 2001 год среднегодовая стоимость желтого металла оставалась более-менее постоянной величиной, колеблясь в диапазоне 270—290 долл. за унцию, то начиная с 2002 года золото начало неуклонно дорожать. Ны­нешняя его стоимость (свыше 1580 долл. за унцию) более чем в пять раз превосходит свои аналоги десятилетней давности. И уже, кстати, превысила прогнозы аналитиков, предсказывавших достижение ценами на желтый металл среднегодового уровня 1450 долл. за унцию в текущем году, и 1580 — в 2012-м.

Государства, под завязку набившие американскими долларами резервы своих центробанков, уже далеко не первый год ищут возможности более качественного применения им, нежели покупка низкодоходных американских долговых обязательств, тоже растущих, как на дрожжах.

В этой роли оказались не только богатые нефтью Сау­довская Аравия и Россия, но и Китай, Сингапур, Южная Корея и др. В поиске альтернатив для вложений создаются специальные суверенные фонды благосостоя­ния, фонды будущих поколений т.п. Скупка стратегических ресурсов по любой цене — далеко не худшее этим деньгам применение. Особенно в таких странах, как Украина, где после кризиса ликвидности, девальвации и обвала экономики серьезно обесценились и продолжают плохо лежать многие все еще полумертвые активы.

И местные особенности

Украина, когда-то имевшая гордый статус житницы Европы, располагает, как известно, необычайно плодородными, но все еще очень де­шевыми сельскохозяйственны­ми угодьями в самом центре Европы.

По данным Министерства аграрной политики и про­довольствия, сельскохозяйственные земли занимают 42,8 млн. га (71% земельных ресурсов в Украине), в то время как около 10,5 млн. га (17,6%) приходится на лесные угодья. По состоянию на 1 января 2011 года, 50,8% земель находились в частной, 49% — государственной и 0,2% — коллективной собственности. За время действия земельной реформы граждане Украины получили 6,5 млн. госактов на право собственности на землю общей пло­щадью почти 28 млн. га. Кроме того, более 7 млн. граждан получили земельные участки для ведения личного крестьянского хозяйства (2,6 млн. га), а 4,3 млн. га земли было передано почти 42 тыс. фермерских хозяйств.

Надо сказать, что многие из этих показателей существуют лишь на бумаге. На самом же деле в Украине уже давно сформировалась целая каста латифундистов и лендлордов, которые скупают землю, просто не слишком законными методами. Потребности бизнеса — крупных агрофирм удовлетворяются в основном за счет аренды, тогда как в непосредственной собственности находится от силы 10—15% земельного банка страны.

Знаковым событием для отечественного агрорынка стало решение самого крупного отечественного бизнесмена — Рината Ахметова начать осваивать сельскохозяйственный бизнес. Ринат Леонидович, без преувеличения, в общественном сознании уже давно олицетворяет самого богатого и могущественного отечественного бизнесмена. Совладелец крупнейшего в стране металлургического холдинга близок к тому, чтобы стать монополистом в электроэнергетической сфере.

И вот в июне крупнейший холдинг Украины — СКМ и его партнер по горно-металлургическому бизнесу — «Смарт-Холдинг» объяви­ли о созда­нии агрохолдинга (HarvEast). Базой для оного стали доставшиеся в нагрузку вместе с ММК им. Ильича сельскохозяйственные активы с земельным банком свыше 225 тыс. га. Видимо, г-н Ахметов посчитал перспективы агросектора достаточно привлекательными, чтобы начать активно осваивать это направление. И вовсе небезосновательно — по мнению экспертов, именно агросектор сегодня является одним из наиболее привлекательных с точки зрения инвестирования и ожидаемой доходности в Украине.

А что же другие отечественные олигархи и флагманы большого и малого бизнеса?

Кризис и дальнейшая смена власти спровоцировали, как известно, жесткий селективный отбор украинских мультимиллионеров. Многие из них, например, оказались вынуждены пускаться во все тяжкие, чтобы избавиться от излишних, по их мнению, требований кредиторов.

Нынешнему крупнейшему (как минимум, номинально) лендлорду Украины Олегу Бахматюку этой участи тоже не удалось избежать, но в конечном итоге для него все пока складывается удачно. Лики Бахматюка в качестве одного из наиболее успешных украинских бизнесменов в последнее время мелькают на обложках многих СМИ, а оценки состояния доросли до миллиарда долларов. Происхождение первоначального капитала (еще до продажи Дмитрию Фирташу облгазов) вызывает массу вопросов, но итог — крупнейший агрохолдинг в Украине («Укрлендфарминг») с огромными амбициями и супермасштабными планами. Последнее, самое яркое, приобретение — контрольный пакет ОАО «Райз» и «Дакор Агро Холдинг», после чего земельный банк «Укрлендфар­минг» в начале 2011 года приближается к 500 тыс. га. Не так давно агрохолдинг заявил о привлечении крупнейшего в истории отечественных агрофирм кредита — на 600 млн. долл.

Второе место с земельным банком около 350 тыс. га принадлежит NCH Capital, управляющей девятью фондами общей стоимостью около 3 млрд. долл. (владельцы — американцы Джордж Рогр (George Rohr) и Морис Табациник (Moris Tabacinic)). К слову, еще два года назад NCH не числился даже в первой двадцатке рейтинга крупнейших, составленного осенью 2009 года газетой «Дело». Однако с тех пор американцы серьезно активизировались, получив подспорье в виде 50-миллионного кредита от ЕБРР.

NCH наступает на пятки агро­холдинг «Украинские аграр­­ные­ инвестиции» Стивена Дженнингса из «Ренессанс Групп» (Россия), земельный банк которого составляет более 330 тыс. га.

Четвертое место принадлежит «Мироновскому хлебопродукту» Юрия Косюка (280 тыс. га). Так что НarvEast Ахметова и Новинского с земельным банком порядка 225 тыс. га пока оказался в лучшем случае лишь на пятом месте. Почему в лучшем? Просто потому, что поскольку прозрачной системы учета имущественных прав на землю в Украине нет, оценки реально принадлежащих или находящихся в управлении той или иной компании или группы лиц земельных угодий в Украине пока поддаются в основном только так называемой экспертной оценке, так что могут сильно недооцениваться.

Впрочем, что касается HarvEast Ахметова и Новинско­го, то она, скорее все­го, будет строить не вызывающий вопросов у потенциальных иностранных партнеров и инвесторов прозрачный бизнес, а с учетом ресурсных возможностей акционеров земельный банк группы может, по оценкам аналитиков, вырасти до 500 тыс. га уже через два-три года.

Стоит отметить, что до последнего времени из крупнейших украинских ФПГ только группа «Приват» держалась в первой десятке лидеров агрорынка (созданный в 2005 году «Приват-АгроХолдинг» объединяет 24 компании с общим земельным банком в 150 тыс. га). Однако сейчас задача собственников «Привата», как и многих других больших и малых отечественных бизнесменов, состоит скорее в том, чтобы сохранить, нежели развить существующие бизнесы.

Впрочем, процесс не стоит на месте, и в поиске источников финансирования многие агрохолдинги уже вышли на внешние рынки и провели IPO. Крупнейший выпуск на сегодняшний день осуществил «Мироновский хлебопродукт», выручивший за 22,32% своих акций 371 млн. долл. (общая капитализация — 1,662 млрд. долл.). Продав 20% своих акций, «Авангард» привлек 188 млн. долл. (общая капитализация — 938 млн.), «Кернел» в обмен на 33% акций получил 218 млн. долл. (100% — 661 млн.). Среди менее крупных сделок — 22% «Милкиленда», оцененные в 98 млн. долл. (100% — 438 млн. долл.); 26% «Агротона» — 54 млн. (100% — 207 млн. долл.) и 20% компании «Астарта» — 30 млн. (100% — 158 млн. долл.).

Все эти цифры, конечно, вовсе не те суммы, которые потенциально может стоить агробизнес в Украине уже через три-пять лет. Впрочем, как и земельные ресурсы.

По прогнозам Минагро­прода, с отменой моратория на продажу сельскохозяйственных земель уже в 2012 году на продажу может быть выставлено 2,75 млн. га распаеванных земель (около 10%).

На сегодняшний день, согласно экспертным оценкам, усредненная стоимость одного гектара сельскохозяйственной земли в Украине составляет всего около 500 долл. Тогда как в России — 800 долл., Болгарии — 3100 долл., Румынии — 5000 долл., Польше — 6600 долл. В наиболее развитых странах этот показатель еще выше: в США — 11000 долл., Франции — 12500 долл., Англии — 17100 долл. за гектар. И общемировая тенденция, как уже упоминалось выше, неуклонно стремится к дальнейшему удорожанию земельных ресурсов, среди которых украинские черноземы, как известно, стоят на особом месте.

Так что даже если стоимость сельхозземель после появления рынка совпадет с прог­нозной (от 12 до 20 тыс. грн. за гектар), она все равно не будет и близко адекватной реальной стоимостной ценности самого стратегического из украинских ресурсов.

***

«Нам бы день простоять, да год продержаться», — думают в большинстве сменяющихся как в калейдоскопе правительств. Оценка макроэкономических, энергетических и многих других перспектив Украины концентрируется пока в основном на таких вопросах: удастся ли возобновить сотрудничество с МВФ, выдержат ли государственные и корпоративные финансы пиковую долговую нагрузку, какой будет инфляция и внешнеторговое сальдо, с каким дефицитом будут сведены балансы госбюджета, Пенсионного фонда и НАК «Нафтогаз» в нынешнем и ближайшие два-три года? Об адекватности пятилетних прог­нозов мало кто вообще всерьез задумывается (то ли еще будет через целых пять лет!). Хотя стратегические оценки будущего государства обязаны ориентироваться и на значительно более долгосрочные общемировые тенденции и перспективы. И именно через их призму должна оцениваться адекватность сегодняшних реформ или их имитаций в первую очередь.

По глубокому убеждению автора, от того, как и когда будет реализована земельная реформа в Украине, в наибольшей степени зависит будущее страны — останется ли она полноценным, успешным и независимым государством, или же перейдет в разряд заштатных полуколониальных территорий, даже если сохранит формальные признаки государственности?

При этом сложно не согласиться с мнением некоторых коллег, что главный изъян в позиции реформаторов — отсутствие стратегического видения главных целей и задач реформирования, что и порождает к реформе такое множество вопросов. Ведь сам по себе рынок земли не может быть самоцелью (если, конечно, не создается под конкретный список привилегированных граждан). И если задача — стимулировать частную, в основном мелкособственническую инициативу или привлечь в столь перспективный агросектор инвестиции, избежав при этом обезземеливания украинских граждан, то ее следовало бы решать при наличии множества все еще недостающих предпосылок и с помощью «немного» других механизмов и инструментов, нежели предлагаются сегодня.

И пусть никто не сомневается, что формальный запрет на приобретение земли иностранцами — это только временная фишка. При реализации реформы в нынешних условиях и при нынешнем ее содержании украинские черноземы, поменяв череду случайных посредников и владельцев-временщиков, все равно перейдут в иностранную собственность. Просто немного позже и совсем по другой цене. Но тогда это будет уже совсем другая страна.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.33
EUR 28.60