Реверс украинской ГТС: бизнес, блеф или стратегия?

Алла Еременко 9 марта 2012, 16:14
газ
gazprom.ru

Читайте также

Газовый бизнес или, точнее, бизнес на газе, каким он является и по сей день на постсоветском пространстве, мы давно привыкли рассматривать (и, увы, воспринимать) в основном как источник прибыли для ограниченного числа участников этой игры без правил. Мы же, потребители газа, как невольные ее участники вынуждены платить непомерную плату и «за их вход», и за газ. Тому есть масса подтверждений.

Впрочем, можно попробовать посмотреть на газовый бизнес с другой стороны, как это делают в цивилизованных странах, — как на вполне рыночный механизм, призванный обеспечить не только прибыль, а и энергетическую безопасность и стабильность энергообеспечения экономики  страны, тем более находящейся в европейском геопространстве. Ведь географически-то Украина — в Европе.

Именно поэтому поиск маршрутов диверсификации поставок газа в Украину и наличие собственной газотранспортной системы, включающей мощные подземные хранилища газа приобретают сегодня особое значение. И не столько в переговорном процессе с «Газпромом» о снижении цены газа, сколько для стратегической перспективы. Поэтому все реальнее выглядят попытки реверса украинской ГТС активного предложения евротрейдерам использовать возможности наших «подземок».

Скажете — утопия? Нет, если внимательно посмотреть на то, как за несколько последних лет изменился и продолжает меняться энергорынок Европы в целом и рынок газа в частности. За украинско-российскими газовыми перипетиями мы этого не замечаем, а зря. Россияне, например, о «нетрадиционном» газовом аспекте всегда помнят. И даже активно участвуют (через присутствие в уставном капитале европейских энерготрейдеров и непосредственно газотрейдеров) в международной торговле газом. Речь не только о газопоставках по долгосрочным контрактам с базовым принципом «бери или плати», но и о биржевой торговле газом (спотовые контракты), включая торговлю сжиженным газом (LNG), а также сжатым газом (CNG).

Ведь спотовые контракты все больше оказывают влияние на конъюнктуру рынка газа, в частности на ценовую. В разные периоды спотовые цены на газ на европейских хабах на 100 и более долларов были ниже, чем «Нафтогаз» покупает газ у «Газпрома» по долгосрочному контракту. Покупатели российского газа в Европе уже требуют включения так называемой спотовой составляющей в долгосрочные контракты с «Газпромом».

«Газпром»: курс на расширение сети ПХГ в Европе

Российская газовая монополия, в свою очередь, пытается минимизировать для себя риски, связанные с диверсификацией европейского рынка газа. Поэтому не только участвует в спотовой торговле своим газом, а также расширяет инфраструктуру, в частности мощности подземного хранения газа (ПХГ), без чего сложно обеспечить маневренность в том числе спотового рынка и поставки по краткосрочным контрактам.

Для реализации своей стратегии по сбыту «Газпром» намерен существенно расширить мощности по хранению газа в Европе — вдвое к 2015 году, вложив в это четверть миллиарда евро. А до 2030 года активные мощности подземного хранения газа «Газпром» планирует увеличить до 5% от поставок газа на экспорт, сообщает журнал «Энергополитика. Нефть и газ». Сейчас этот показатель составляет чуть более 1%, исходя из предварительной оценки экспорта в страны Европы и СНГ по итогам 2011 года (221 млрд. кубометров).

К 2015 году российская монополия намерена располагать мощностями для хранения газа объемом до 5 млрд. кубометров, что практически вдвое больше нынешних. Чтобы достичь планируемого показателя к 2030 году, мощности ПХГ должны составлять около 11 млрд. кубометров.

Пока же российский газ, помимо ПХГ в Австрии, хранится в газохранилищах в Германии и Литве. «Газпром» также использует мощности по хранению газа компании Vitol во Франции и Великобритании.

Есть предложение: задействуйте украинские ПХГ

Стоит заметить, что еще во времена СССР газотранспортная система тогда еще единого Союза строилась с учетом того, чтобы на западных границах располагалось максимум резервных объемов запасов газа в подземных хранилищах. Теперь это западные границы Украины, и расположенные здесь ПХГ вполне способны обеспечивать резко увеличивающийся спрос на газ в период пиковых нагрузок (например в зимний период и в случае аварий на каком-то магистральном газопроводе).

Общий же объем украинских ПХГ позволяет хранить около 32 млрд. кубометров активного газа в сезон. Всего Украина располагает 13 подземными газохранилищами, 12 из которых обслуживает ДК «Укртрансгаз» (объемом около 31 млрд. кубометров). В них сейчас в основном «Нафтогаз Украины» хранит свой резервный запас газа.

До 2008 года в украинских ПХГ хранил газ и российский «Газпром». Нужно заметить, хранил почти даром. Затем он от этой практики отказался. Случайно или нет, но совпало это с якобы «пропажей» семи с хвостиком миллиардов газа из украинских ПХГ. Газ «нашелся», но, как говорится, осадок остался. Инцидент якобы подтолкнул «Газпром» отказаться от услуг украинских ПХГ. Теперь «Газпром» предпочитает расширять свои сети ПХГ еще западнее Украины — в Европе. Это дорогое удовольствие, но оно позволяет «Газпрому» активно участвовать в спотовой торговле газом (заодно влияя на нее) и подстраховывать свои долгосрочные контракты.

Хотя, судя по событиям января-февраля 2012 года, когда из-за аномально низких температур снова мерзли европейцы и так не получили в достатке российского газа, «Газпром» не способен оперативно задействовать резервы газа в ПХГ. Тем не менее он, в том числе и своими заявлениями о ненадежности украинских партнеров, добивается того, что, например, европейские компании, покупающие газ у «Газпрома» по долгосрочным контрактам, тоже не рискуют хранить свои резервы газа в ПХГ Украины. Хотя европейские и газотрейдеры, и газотранспортные компании хорошо осведомлены о возможностях украинской газотранспортной системы и подземного хранения газа. А может, именно поэтому? Тем более что техническое соглашение, предусматривающее условия, режимы и оплату газохранения в Украине, у «Нафтогаза Украины» есть только с «Газпромом». Даже с компаниями приграничных государств — Молдовой, Румынией, Венгрией, Словакией и Польшей — таких соглашений пока нет. Вряд ли евроимпортеры захотят чтобы их газ хранился в общей газотранспортной системе Украины, не имея четких гарантий того, что в нужный им момент они смогут воспользоваться своим резервом газа.

К тому же предстоит выяснить: при каких условиях выгодно, т.е. при какой цене газа, транспортном тарифе, стоимости услуг по хранению газа в ПХГ Украины. И разработать соответствующий механизм прежде всего технического и технологического взаимодействия. В этом контексте, как стало известно ZN.UA из источников в «Нафтогазе» и Минэнергоугольпроме, украинской стороной уже сделаны конкретные шаги.

Прежде всего речь идет о реверсе украинской ГТС, что позволит импортировать в Украину газ по трубопроводам не только из РФ, но и из ЕС. Например через трубопроводную систему Словакии. И если эта попытка Украины будет удачной, то вполне логичным будет и продолжение истории вплоть до заключения контрактов на хранение европейскими покупателями газа в украинских ПХГ. Это также может стать реальным шагом к диверсификации источников и направлений газопоставок в Украину, что в сумме может снизить цену импортного газа на отечественном рынке.

Пробный «газовый шар»  в реверсном направлении может забросить RWE

И произойти это может уже в ближайшее время. Не зря руководители «Нафтогаза Украины» обмолвились о переговорах с «одной из немецких компаний». Как стало известно ZN.UA, речь идет о компании RWE. Именно с ней «Нафтогаз» намерен подписать, по-видимому, пока краткосрочный контракт на поставку в Украину через трубопроводы Словакии спотового газа, купленного на одном из европейских хабов.

Редакция ZN.UA располагает проектом рамочного соглашения и соответствующих контрактов, призванных обеспечить сделку «Нафтогаза» с RWE. Надо заметить, что проект этого документа разительно отличается от договора купли-продажи от 19 января 2009 года, заключенного между «Нафтогазом» и «Газпромом». И не только потому, что речь пока идет о так называемом пробном шаре — «Нафтогаз» намерен пока импортировать из Европы около 3 млн. кубометров газа в сутки. Это мизерный объем. Но сам факт может оказать решающее влияние на дальнейшие позиции Украины в переговорном процессе с «Газпромом».

С юридической точки зрения, как свидетельствуют специалисты международного торгового права, с которыми консультировалась редакция ZN.UA, рамочное соглашение «Нафтогаза» с RWE является достаточно сбалансированным документом. В целом права и обязательства каждой из сторон являются паритетными и не отягощены чрезмерными или неразумными условиями.

Однако в рамочном соглашении есть ряд положений, которые требуют дополнительного анализа и которые следовало бы уточнить с тем, чтобы права «Нафтогаза» были более надежно гарантированы. Речь идет, в частности, о статье 12 рамочного соглашения, которая устанавливает, что права сторон регулируются законами Германии, и которая содержит норму о неприменении Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года. Это положение однозначно усиливает позиции немецкой компании-продавца: вряд ли у «Нафтогаза» есть специалисты, так же хорошо разбирающиеся в праве Германии, как юристы немецкой RWE. Украинской компании следовало бы настаивать на подчинении рамочного соглашения более нейтральной правовой системе (например, праву Швеции или праву Англии), особенно с учетом того, что продажа газа по рамочному соглашению предусмотрена в Словакии, а не в Германии.

Также было бы целесообразно настаивать на применении Конвенции 1980 года, что позволило бы перевести правоотношения сторон в более понятный и общепринятый (универсальный) правовой режим, минимизировав таким образом риски, связанные с незнанием (или неглубоким знанием) сторонами рамочного соглашения (или одной из них) иностранного права, выбранного для регулирования взаимоотношений между сторонами. 

Статья 12 рамочного соглашения также предусматривает, что споры между сторонами этого соглашения подлежат разрешению международным арбитражем, который заседает во Франкфурте (Германия). Для обеспечения паритета сторон следовало бы предусмотреть «нейтральную» страну для проведения арбитража, поскольку проведение арбитража в Германии дает очевидные преимущества RWE (прежде всего, процессуального характера).

В то же время, отмечают юристы, указанные юридические аспекты не являются критическими или же абсолютно неприемлемыми, а само рамочное соглашение дает представление о том, как выглядит «европейское газовое соглашение» и насколько не соответствует европейским стандартам Контракт купли-продажи газа, заключенный 19 января 2009 года между «Нафтогазом» и «Газпром».

Отдельно следует рассмотреть вопросы, касающиеся практического значения рамочного соглашения в случае его заключения.

Во-первых, как следует из самого названия, соглашение является рамочным и не определяет ни конкретную цену, ни конкретные объемы закупаемого «Нафтогазом» газа: и цена, и объемы подлежат дополнительному согласованию между «Нафтогазом» и RWE в каждом конкретном случае. С одной стороны, это имеет свои преимущества: ни одна из сторон не попадает в зависимость от другой стороны или от меняющихся рыночных условий. С другой — это также означает, что поставки газа по рамочному соглашению носят краткосрочный характер и не являются гарантированными, т.е. вряд ли такие поставки могут учитываться для целей обеспечения газового баланса Украины, особенно в долгосрочной перспективе.

Во-вторых, из статьи 10 проекта рамочного соглашения следует, что «Нафтогаз» должен будет предоставить обеспечение выполнения своих обязательств по оплате стоимости газа. С одной стороны, такое требование является вполне оправданным, особенно с учетом того, что оплата газа происходит в течение 20 дней (или даже более длительного периода при определенных условиях) после окончания месяца поставки. С другой — несколько настораживает то, что в рамочном соглашении не указано, какое конкретное обеспечение предоставляет «Нафтогаз».

В-третьих, согласно рамочному соглашению, «Нафтогаз» покупает газ в пункте поставки Велке Капушаны на территории Словакии. Еще до недавнего времени это означало, что газ, приобретаемый «Нафтогазом» в Европе, не может быть поставлен в Украину, поскольку ГТС Словакии не могла функционировать одновременно и в аверсном режиме (для доставки «газпромовского» газа в Австрию и другие страны ЕС), и в реверсном (для поставки приобретаемого «Нафтогазом» газа в Украину). То есть раньше «Нафтогаз» технически мог только транспортировать приобретенный газ далее в ЕС.

Но вот в конце января — начале февраля «Нафтогаз» восстановил и соединил со всей системой два имеющихся трубопровода, проложенных ранее (в качестве резервных) параллельно экспортным в направлении Словакии. И теперь появилась техническая возможность одновременно экспортировать и импортировать газ через Велке Капушаны.

«Нафтогазу» необходимы техническое и транзитное соглашения со Словакией

Для этого, в свою очередь, потребуется заключить соглашение со словацкой компанией Eustream о транзите газа через территорию Словакии. И здесь есть несколько «но».

Кроме дополнительных финансовых затрат для «Нафтогаза», транзит через Словакию потребует если не официального, то как минимум фактического (в рабочем порядке) согласования с «Газпромом», который в 2008 году заключил с компанией Eustream соглашение о транзите газа через территорию Словакии на период до 2028 года на условиях «качай или плати». Иными словами, от «Газпрома» зависит, найдется ли в словацкой трубе место для «нафтогазовского» газа. С другой стороны, куда и для кого «Нафтогаз» будет транзитировать газ через Словакию? Если для украинских потребителей, покупающих газ у НАКа, то тогда решающее значение будет иметь конечная цена «европейского» газа (с учетом всех транспортных расходов). И в разное время она может быть выгодной или нет. Тем более что на тех же европейских хабах торгуется и российский газ, и трейдерами выступают компании, в капитале которых есть доля «Газпрома». Так что «Газпром» в общем-то имеет возможность повлиять на цену продажи газа «Нафтогазу». Хотя, принимая во внимание либерализацию европейского газового рынка, сделать это будет все труднее.

Альтернативой вышеизложенному варианту реверса украинской ГТС (по транспортировке газа через территорию Словакии для дальнейшей продажи в Украине) является перепродажа «Нафтогазом» газа другой заинтересованной компании в том же месте, в котором он будет приобретен у компании RWE, т.е. в пункте поставки Велке Капушаны. Там, к слову, будут производиться и замеры объемов газа, как аверсного, так и возможного реверсного.

Все вышеизложенное имеет смысл затевать в том случае, если «Нафтогаз» сможет реализовать так называемую схему замещения, т.е. обменять газ, который он поставит в ЕС, на газ, поставляемый в Украину. По сути, это был бы идеальный вариант. Однако для реализации такой схемы замещения контрагентом «Нафтогаза» должна выступить компания, получающая газ от «Газпрома» в точке, расположенной на восток от границы Украины с европейскими странами (т.е. в точке на украинско-российской границе либо в самой Украине). Насколько известно, таких компаний не существует (кроме, конечно же, самого «Газпрома» и его дочерних структур). Таким образом, реализация схемы замещения не представляется пока возможной без согласия «Газпрома».

Подытоживая вышеизложенное, можно отметить, что рамочное соглашение между «Нафтогазом» и RWE является лишь одним из звеньев планируемого более масштабного проекта. Отсутствие достоверной информации о других звеньях этой схемы не позволяет оценить, отвечает ли данный проект интересам Украины, но может породить массу слухов и предположений. Например о том, что такой проект реализуется по негласной договоренности с «Газпромом» и представляет собой один из возможных механизмов снижения цены газа, поставляемого в Украину (заключающийся в том, что часть газа будет поставляться в Украину не по контракту от 19 января 2009 года, а фактически по контракту между «Газпромом» и одной из европейских компаний), который позволит достичь своих целей и украинской стороне (получать газ по более низким ценам, чем в настоящее время), и российскому «Газпрому» (оставить «неприкосновенным» кабальный Контракт купли-продажи газа от 19 января 2009 года).

Большая реверсная игра

Разумеется, роль Украины на европейском рынке газа может измениться. Но для этого украинские власти должны четко следовать планам реверсирования украинской ГТС. И с этой точки зрения возможная продажа даже части акций украинской ГТС «Газпрому» — не на руку украинской стороне.

Кроме того, возможный реверс украинской ГТС можно рассматривать и как большую схему. Эта схема с участием «Газпрома» могла бы выглядеть следующим образом: «Газпром» передает газ третьей компании (скажем, компании Х) на украинско-российской границе, одновременно НАК получает газ в Велке Капушаны от RWE; затем — замещение, при котором НАК получает газ от компании Х на украинско-российской границе, а компания Х получает газ от НАКа в Велке Капушаны.

И эту схему реализовать намного проще, чем реверс из Словакии. Она может иметь свои плюсы: компании Х не нужно платить за транзит по Украине; «Газпром» сохраняет лицо и позицию — контракт от 19 января 2009 года остается без изменений и т.д.

Возможны и другие комбинации: НАК продаст газ в Велке Капушаны какой-либо аффилированной структуре «Газпрома» по цене большей, чем газ от RWE, а полученную прибыль использует для «смягчения» платежей по контракту от 19 января 2009 года.

Есть основания надеяться, что реверс украинской ГТС для импорта газа с юга и запада рассматривается украинской стороной как вполне реальная перспектива на будущее. Как стало известно ZN.UA, представители Украины провели переговоры с Турцией и Болгарией на предмет использования одного из турецких LNG терминалов с тем, чтобы затем организовать поставку газа через газотранспортную систему Болгарии в Украину. В принципе, ни Турция, ни Болгария не возражают. Болгары за последнее время модернизировали свою ГТС и проложили параллельно экспортным газопроводам трубы, которые позволят транспортировать газ в реверсном направлении до Румынии. Так что если Украина договорится с Румынией, реверс газа и в этом направлении технически возможно будет организовать. Проще, конечно, было бы организовать реверс через Молдову. Но молдовская газотранспортная система на 50% контролируется «Газпромом», так что вряд ли в этом направлении «Нафтогазу» есть что ловить. Да и если говорить о транзите через Болгарию и Румынию, тоже могут быть вопросы с «российским» подтекстом. Но главный из них — где и по какой цене Украина может реально закупить газ для реализации этой схемы? В перспективе, это может быть азербайджанский газ и даже туркменский. Но насколько далека эта перспектива? Не окажется ли к тому времени украинская ГТС под контролем «Газпрома», с которым Украине придется договариваться насчет реверса и других источников закупки газа?

Кроме того, Болгария и Румыния — потенциальные участники «Южного потока». И с точки зрения их экономических интересов для них может оказаться выгодным поторговаться с «Газпромом» за свои преференции, а не за реверс украинской ГТС и диверсификацию газопоставок в Украину.

Все это пазлы большой газовой игры, в которой Украина пока — почти пассивный наблюдатель. Робкие и не всегда своевременные попытки «Нафтогаза Украины» заявить о себе как о полноценном участнике европейского газового рынка наталкиваются на агрессивную тактику «Газпрома» и РФ. Остается только надеяться, что либерализация европейского газового рынка и обещанная реорганизация «Нафтогаза» согласно европейским правилам и нормам ведения газового бизнеса будут способствовать укреплению позиций Украины. Если, конечно, все реверсные затеи НАКа — не наивная попытка, блефуя, пугануть «Газпром» ввиду его несклонности менять дискриминационный контракт от 19 января 2009 года.

 

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.83
EUR 28.98