Рента любит тишину

Сергей Куюн 20 января 2012, 16:35
104249435.jpg
Getty Images/Fotobank

Читайте также

Так уж получается, что все самые яркие «проекты» по размеру бюджетных потерь в последнее время измеряются исключительно миллиардами. Не стал исключением и очередной блестящий трюк в исполнении дуэта народных депутатов из Партии регионов, которые под занавес прошлого года за считанные минуты смогли обеспечить снижение рентных платежей на нефть в наступившем году более чем на два, а возможно, и на три миллиарда гривен. Основной вопрос: согласован ли этот проект с теми, кому по бюджету-2012 жить и работать?

Законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно пересмот­ра ставок некоторых налогов и сборов», авторами которого числятся депутаты-регионалы Юрий Каракай и Олег Царев, не сулил ничего особо сенсационного. Главный смысл документа — проиндексировать налоги и сборы на размер инфляции (хотя по итогу получилось несколько выше). Нормой, получившей наибольшую огласку, стало повышение акцизных сборов на бензин и дизельное топливо в среднем на 8,8%. В пересчете на розничные цены это предполагало увеличение налоговой составляющей на дизельное топливо на 4 коп./л, на бензин — около 16 коп./л. В сложившихся условиях это вряд ли повлияет на конечные цены неф­тепродуктов, но суть не в этом.

Она в следующем. В принятом варианте закона, который 10 января 2012 года был завизирован президентом Виктором Януковичем, появился абзац следующего содержания, дополняющий заключительные положения документа: «В налоговых (отчетных) периодах 2012 года вычисление корректирующего коэ­ффициента… осуществляется путем деления средней цены одного барреля нефти Urals, которая установилась на момент завершения проведения торгов нефтью на Лондонской бирже на протяжении текущего отчетного (налогового) периода, на базовую цену нефти. Под базовой ценой нефти подразумевается цена нефти Urals, которая равна 100 долларам США за баррель».

Характерно, что ни в первоначальном проекте документа от 28 октября 2011 года, ни в доработанном варианте от 8 ноября 2011-го этого абзаца не было. Соответственно, никаких согласований и обсуждений указанная норма не проходила. Это не помешало внести процитированный пункт в документ в день голосования 22 декабря. Кто и как это сделал, пока остается загадкой.

Поясню, что означает этот небольшой абзац. Основным налогом в украинской нефтедобыче является рента, взимаемая с каждой тонны добываемой нефти и газового конденсата. На протяжении последних лет этот налог постоянно повышался, став серьезным источником пополнения бюдже­та. Разумеется, нефтедобывающие компании пробовали протестовать, так как рента считается одним из самых понятных налогов, которые крайне тяжело спрятать, как это происходит в случае с НДС и налогом на прибыль.

Формальным же поводом для критики было уменьшение инвестиционных средств, необходимых «для наращивания ресурсной базы и обеспечения энергетической независимости государства». Правда, неуклонный спад украинской нефте- и газодобычи в течение последних лет говорит о том, что зарабатываемые на рекордных ценах на нефть средства никто не спешил вкладывать в наращивание ресурсной базы.

Справедливости ради нужно сказать, что и государство, которому на словах нужны перспектива и независимость от России в энергетическом аспекте, на деле требует полной и срочной выплаты дивидендов на свои пакеты акций в нефтяных компаниях.
Учитывая возрастающие суммы рентных платежей и вечный дефицит бюджета, данную норму при каждом бюджетном процессе правительство внимательно отслеживало. На то были и другие причины, в частности неоднократно фиксировались попытки близких к нефтегазовым гигантам депутатов что-то «оптимизировать» в этой части.

Так вот, тема рентных платежей в первоначальном законопроекте Каракая—Царева вообще не вспоминалась. Всплыла она перед финальным голосованием, но выглядела полностью в русле прежней правительственной политики: ренту на добычу предлагается повысить на 11,3% независимо от глубины залегания (на нефть и газоконденсат — с 2141,86 до 2383,89 грн./т для глубин менее 5000 м и с 792,54 до 882 грн./т для ресурсов, извлеченных с больших глубин). Однако это оказалось ширмой, за которой спрятали основной и прямо противоположный смысл.

Дело в том, что окончательный размер ренты вычисляется путем умножения фиксированной ставки ренты на коэффициент, ежемесячно рассчитываемый Мин­эконом­развития в соответствии с изменениями мировых цен на нефть. (Логика проста: чем выше цены реализации добываемых ресурсов, тем выше налог.)

До 2012 года этот коэффициент рассчитывался путем де­ления ми­ровой цены на нефть на базовую стоимость нефти 70 долл./барр., или 560 грн. (такой была цена нефти на момент утверждения методики расчета коэффициента, и, соответственно, он составлял единицу). В связи с ростом цен на нефть в мире (так, в 2011 году среднегодовая цена нефти Urals в Северо-Западной Европе составила 109,3 долл./барр.) таким образом искомый коэффициент равнялся 1,56. Увеличив в своем законопроекте делитель с 70 до 100 долл./барр., «региональный» дуэт снизил «рентный» коэффициент, а с ним и сам налог минимум на 22%, а максимум — на 30%.

Рассмотрим на конкретном примере. В случае, если в 2012 году цены удержатся на прошлогоднем уровне в 109,3 долл./барр., рента для неглубоких месторождений будет рассчитывать­ся по формуле 2383,89 грн./т х 109,3/100 = 2605,59 грн./т. В свою очередь, если бы ренту вообще не трогали, она бы в этом году составила 2141,86 грн./т х 109,3/70 = 3344,36 грн./т.

Не исключено, что пункт об увеличении базовой ставки ренты был внесен правительством, и при неизменности расчета коэффициента рента в 2012 году составила бы 3722,27 грн./т (2383,89 грн./т х 109,3/70).

Таким образом, в первом случае бюджет недополучит на каждой тонне 738,77 грн./т (3344,36 – 2605,59), во втором — 1116,68 грн./т (3722,27 – 2605,59). Если предположить, что в текущем году добыча нефти с газовым конденсатом составит 3 млн. тонн, потери бюджета от невесть откуда взявшегося в законе абзаца составят от 2,216 до 3,35 млрд. грн!

С другой стороны, эти суммы станут достоянием нефтегазодобывающих компаний, в частности крупнейших из них — ПАО «Укр­нафта» и ДК «Укргаз­добыча», контролируемых соответственно Игорем Коломойским и Дмитрием Фирташем. Хорошо это или плохо (увеличение прибыльности этих компаний) — краткие рассуждения изложены выше.
Куда большее внимание привлекает блестящий механизм принятия такого решения. Думаю, многие согласятся с тем, что вряд ли это случайность. На нее можно было бы списать исчезновение какого-нибудь абзаца, но никак не его появление…

В таком случае возникает другой вопрос: «А такой шаг согласован с правительством?..» Или только с теми, кто вокруг него? Тишина и со стороны упомянутых нефтедобытчиков, хотя, казалось бы, после многолетнего налогового «гнета» можно было бы и поблагодарить партию и правительство. Ну да ладно, будем надеяться, что полученные средства они используют по назначению. А то пока самые видимые достижения нового руководства крупнейшей нефтедобывающей компании страны ПАО «Укрнафта», с помпой назначенного по требованию Николая Азарова и Юрия Бойко в начале 2011 года, — лишь редизайн логотипа и корпоративного веб-сайта.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
Курс валют
USD 25.49
EUR 28.47