ПРАВДА О РЫБАКАХ И РЫБКЕ, ИЛИ ГРУЗИТЕ МИЛЛИАРДЫ БОЧКАМИ

Лариса Кондратенко 24 февраля 1995, 00:00

Читайте также

Еще три года назад на каждого жителя Украины приходилось 18,5 кг рыбы в год. Сегодня эта цифра, по данным статистики, сократилась до
2 кг. Магазины с красивым названием «Океан» превратились в комиссионки, копченая скумбрия — в продукт для состоятельных гурманов, даже тюлька с килькой стали недоступным лакомством для пенсионеров и многодетных семей. А уж такие исконно черноморские виды, как бычки, барабули, камбала, только и остались, пожалуй, на страницах романтических книг Паустовского.

Гибель отрасли? Но как соотнести это с появлением все новых и новых структур — Министерства рыбного хозяйства Украины, Комитета по рыбному хозяйству при правительстве Крыма? Число стремящихся учить, как надо жить, растет пропорционально сокращению объемов рыбодобычи. Тем же, кто занимается делом непосредственно, не нужны сотни командиров-распределителей. Чтобы выжить, им нужен щадящий налоговый режим и кредиты — та база, которая позволит работать не только на свой желудок.

Находящийся в Керчи «Крымрыбакколхозсоюз» объединяет 10 рыболовецких колхозов, занимающихся добычей и переработкой рыбы. Союз имеет также большое прудовое хозяйство, мидийные плантации, разветвленное подсобно-промышленное производство, где изготавливают бамбуковые удилища, обжигают известь и даже... плетут макрамэ. Шесть колхозов из десяти, оправдывая традиционное представление о «колхозе», занимаются также животноводством, выращиванием зерновых, овощей и лаванды.

Всего 5 — 6 лет назад крымские рыбколхозы добывали около 90 тысяч тонн рыбы, сегодня — 15 — 18. Конечно, и людей побольше было (сегодня около 3 тысяч), и судов ни много ни мало — 56 единиц, причем флот ежегодно обновлялся. Имея 4,5 — 5 млн рублей прибыли, рыбаки могли позволить себе приобрести 2 — 3 новых судна в год. Теперь же и при 98 млрд — ни одного. Между тем флот из оставшихся 28 судов неудержимо стареет...

Грустная картина, но при ближайшем знакомстве с проблемами союза понимаешь, что ситуация здесь отнюдь не безнадежная, что наряду с причинами объективного свойства есть и преграды, созданные искусственно, рожденные некомпетентностью и безответственностью властей разного ранга. Да и те причины бедственного положения отрасли, которые мы называем теперь «объективными», рождены все тем же головотяпством, только другими власть предержащими, которых теперь не достать, не спросить: зачем?

Зачем, например, было разводить рис в Крыму? Стоит ли этот продукт того урона, который нанесли морю, а значит, и нам, тоннами гербецидов с рисовых полей? А «рукотворные» моря — каких бед натворили они, нарушив водный баланс?

— Когда-то в центральной части Азовского моря ловился бычок-круглячок, до 300 тонн его добывали, — рассказывает председатель «Крымрыбакколхозсоюза» В.Тамаровский. — А теперь там один ил. Ветер подует — вода мутнеет. А в мутной воде рыба не ловится.

Не могут рыбаки в мутной воде рыбу ловить! На это другие есть мастера!

В последнюю путину «недоловили» около 4 тысяч тонн хамсы из-за... отсутствия тары. Ну не обидно ли? Бочечка 40-литровая теперь до 800 тысяч стоит, 70 — 80 млрд только на бочки истратить нужно. Но ведь нужно! Просили кредит в прошлом году — не дали в необходимом количестве. Конечно. И за 27 млрд спасибо. Но все равно пришлось суда на приколе оставлять.

Сегодня союз объявил: готовы выполнить госзаказ в количестве 5 тысяч тонн, но просим выделить льготный кредит на бочкотару. В марте предстоит килечная путина, под нее 20 млрд карбованцев надо, в июне — хамсовая (здесь не меньше 60 млрд потребуется). И ГСМ под госзаказ по льготным ценам продать полагается. Что останется от 5 тысяч — на бартер пойдет, поможет финансовое положение поправить и флот подремонтировать...

Ведь путина — та же уборочная в сельском хозяйстве. Недаром хозяйство «колхозами» названы. «У них трактора, у нас — суда, у них — желтая нива, у нас — голубая. Мы всегда были в одинаковом положении, — с отчаянием говорит В.Тамаровский, только что вернувшийся из Симферополя. — Наша продукция, как и сельскохозяйственная, не должна облагаться налогом. Рыбаки, как и крестьяне, только несколько раз в году могут заработать приличные деньги, разве справедливо добивать их подоходным налогом? А налог на прибыль? Крестьянам засуха, наводнение могут помешать, а нам — ветер, да мало ли что еще, вот в последнее время расплодилась медуза-гребневик, пожирающая естественный рыбный корм».

«Мы должны относиться к Министерству сельского хозяйства и продовольствия» — таково твердое убеждение Виктора Васильевича Тамаровского. Восемь лет назад существовало Всесоюзное объединение рыбколхозов при Министерстве сельского хозяйства СССР. Принадлежность к агропромышленному комплексу давала рыбакам обеспеченный фондами госзаказ. Когда страна развалилась, пять союзов, оставшихся в Украине, объединились в Укррыбколхоз при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия, продолжая пользоваться льготами, существующими для этой отрасли народного хозяйства.

И вот — гром среди ясного неба: Министерство рыбного хозяйства. А это — выход за пределы прибрежной зоны, покупка лицензий на отлов рыбы и налогообложение на общих основаниях. Да еще и при крымском правительстве комитет рыбного хозяйства организовался.

— У нас коллективная форма хозяйствования, не надо рушить ее, — убеждает Тамаровский. — А то — разгосударствление, разгосударствление, а чиновничий аппарат, как на дрожжах, растет. Ведь им всем что-то делать надо. В прошлом году героическими усилиями путину провели, и вдруг оказывается, что за пределы Крыма мы не можем свою продукцию вывезти, постановление есть такое. Весь первый квартал в Совмин мотался, чтобы разрешили 2,5 тонны в Украину вывезти. Издевательство, да и только.

Слава Богу, сегодня это постановление отменено. Но где гарантия, что какой-нибудь токарь или пекарь, вознесясь в правительственные структуры, не возьмется учить рыбаков рыбу ловить? «Кому и зачем это надо?» — задается вопросом Тамаровский.

Действительно, кому и зачем? Стоят на приколе суда крупных промысловых предприятий — того же «Керчьрыбпрома», расположенного по соседству. Тут все понятно: состояние экономики в стране парализует дорогостоящее производство. Вся рыба, добываемая в океане, уходит на покупку лицензий и зарплату. Изменить это положение вряд ли скоро удастся. Тем бережней должно быть отношение государства к единственному, по сути дела, реальному добытчику ценного продукта, тем более, что «Крымрыбакколхозсоюз» — не только добытчик, он еще и «сеятель», выращивающий в прудах карпов и толстолобиков.

Когда вышло решение Крымского, тогда еще, облисполкома о развитии прудового хозяйства, дело пошло быстро, особенно когда, с появлением Северо-Крымского канала, стали делать спускные пруды. Всего через год, откармливая сеголеток, получали отменную продукцию весом от 500 до 1200 граммов. Были уже хозяйства, которые до 1000 тонн рыбы в год давали, но тут не стало комбикормов, и «голубая нива» стала скудеть. Особенно досадно, что приостановилось строительство новых водоемов общей площадью 4000 га. Сейчас имеется проектно-сметная документация на освоение соленых озер — Тобечикского под Керчью, Бакальского в Раздольном, Донузлава в Черноморском районе и других. Разводить в них планируется дальневосточную кефаль пеленгас, которая прекрасно акклиматизировалась в Азово-Черноморском бассейне.

Есть планы построить рыбопитомник для воспроизводства осетровых мощностью 1 млн штук в год в верховье озера Донузлав.

Прудовое хозяйство — это стабильно. Что посеешь, то и пожнешь.

Так, может, стоит прислушаться к рыбакам? Пусть себе колхоз, хоть и не модно. Повременим с разгосударствлением, тем более, что здесь приставка «раз» явно неуместна и действие это скорее будет походить на раскулачивание неимущих, а не «богатого» государства. Не будем ловить журавля в небе, а дадим возможность выжить тем, кто отплатит нам тоннами незаменимого продукта.

Пожалеем, в конце концов, себя!

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89