ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ «БЛАСКО-ЧМП» В РЕВИЗСКИХ СКАЗКАХ, ОФИЦИАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТАХ И ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ СТРАСТЯХ И СТРАДАНИЯХ

Леонид Капелюшный 21 октября 1994, 00:00

Хмурым осенним вечером девяносто второго под штаб-квартирой Черноморского пароходства косяками ходили журналисты и особо активная одесская общественность. Ожидалось сенсационное событие - введение в кабинет нового начальника.

Павла Кудюкина. Назначенный на должность премьером В.Фокиным, что произошло буквально в последний день его правления, он был еще раз назначен и новым премьером Леонидом Кучмой - факт если не уникальный, то удивительный. Однако, смещенный с поста начальника пароходства Виктор Пилипенко дал всем судам РД, что бразды правления не выпускает, нового руководителя признавать не велит, подчиняться - только его указаниям. Смешная эта ситуация просуществовала около месяца. Президентская администрация того времени жаловалась на Пилипенко в Киев, столица хмурила брови и слала телеграммы, но все тщетно. И вот тогда председатель Жовтневого районного Совета Эдуард Гурвиц, «как высшее должностное лицо территории, на которой месторасположено пароходство», взялся выполнить волю правительства. Специальная охрана, бдительно служившая старой власти ЧМП, расступилась, Кудюкин был введен и возведен. Четверть часа на все формальности...

Как человек сугубо сухопутный и ничего не понимающий в морских делах, я не берусь судить, сколь плохим начальником был. Виктор Пилипенко и насколько лучше или хуже - Павел Кудюкин. Он теперь тоже - был. В конце нынешнего сентября Министерство транспорта освободило его от бремени президента «Бласко-ЧМП», за это время на пароходстве поменяли вывеску, оно стало называться акционерным концерном. Павел Викторович, похоже, решил повторить «подвиг Пилипенко» - собрал правление концерна, где вновь назначенному президенту Алексею Ковалю выразили Недоверие, свое смещение объявил незаконным. В газетах поднялся очередной девятый вал страстей. Одни - ага, наконец справедливость восторжествовала, изгнали татя! Другие - роковая ошибка, на заклинание политическим конъюнктурщикам отданы морские интересы державы.

Но кто не знает, что трагедии в истории повторяются только как фарс? Курс ЧМП отныне прокладывает Алексей Коваль, потихоньку облаиваемый одесскими публицистами, и куда он ведет корабль - речь ниже.

За три последних года о ЧМП написано столько, что впору издавать собрание сочинений. Как это теперь и водится, журналисты служили не истине, а личностям, кланам и политическим течениям. Если бы черноморскую эскадру построить на рейде и три года расстреливать из тяжелых калибров, ей же Богу, - вред был бы меньше. Но самое печальное, что и наша, и мировая общественность никакой информации, кроме публикаций в печати, не получала.

Необходимая оговорка, отчасти оправдывающая падких на жареное моих коллег, - они все оперировали проверенными фактами. Из справок, актов ревизий, донесений президенту и премьеру и пр. Но, как говорят киношники, за кадром оставался колоссальный по значимости пласт реальных, определяющих судьбу Черноморского цивильного флота проблем.

В ЧМП крепко заштормило сразу после ГКЧП. Начальник пароходства Виктор Пилипенко поддержал путчистов, ассоциация морских капитанов и общественность потребовали снять его с должности. Вы представляете, что значило для официального Киева образца 91-го года наказать путчиста? Ясно, что он не жаждал оказаться в роли унтер-офицерской вдовы и высечь себя, но и защищать Виктора Васильевича не стал. Со стороны противников В.Пилипенко, осмелившихся пойти «на Вы», логично было убедить Киев, что он не только тайный путчист, но и плохой хозяин в пароходстве. Вряд ли человек не из пароходной империи может представить масштабы власти начальника ЧМП. Даже всесильные первые секретари обкомов считали нужным жить с ним в мире. Колоссальные деньги и еще большие возможности влиять на судьбу не только человека, но и такого города, как Одесса, делали начальника пароходства «неприкасаемым». За прегрешения, которые какому-нибудь начальнику ЖЭКа грозили расстрелом на месте, «императору» никто не повесил бы и выговор. Но - при прежнем режиме...

Безусловно, для обывателя вытащенные на свет божий факты о том, какой унитаз стоял у Пилипенко в комнате отдыха, сколько «Мерседесов» куплено за границей за наши кровные, сколько потрачено на представительский фуршет и пр., впечатление производило. Но только для обывателя.

Официальный Киев, смею предположить, простил бы начальнику пароходства и золотой унитаз, если бы только ЧМП, как и в прежние годы, пополняло казну валютой, обеспечивало грузоперевозки. Но показатели ЧМП резко покатились вниз. Начались тревожные разговоры о возможной потере украинского флота. О валютных злоупотреблениях. О неуправляемости пароходства. Цитирую.

«Наметилась тенденция постепенного вывода флота ЧМП за границу путем оседания холдинговых компаний. Суда, не отвечающие по возрасту требованиям Регистра, продаются таким компаниям по цене металлолома, несмотря на заранее планируемую их работу с прежнем качестве. Созданные на базе списанных судов СП практически конкурируют с флотом пароходства. Есть факты продажи судов за рубеж без должной конъюнктурной проработки, что приводит к значительным валютным потерям».

«10 января 1993 года Южно-Украинская транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по факту необоснованной продажи, передачи и списания судов в 1990- 1992 годах более 30 судов ЧМП».

«В пароходстве под разными предлогами создавались условия для уклонения от обязательного распределения валютных доходов. В 1991 и первой половине 1992 года без разрешения Национального банка Украины проводились операции с иностранной валютой через 37 расчетных центров».

«На протяжении 1991 - 92 годов работникам пароходства и членам их семей выдано на карманные расходы во время заграничных командировок 595 тысяч долларов и значительные суммы в дойчмарках, франках, лирах и японских иенах».

Это все - из актов ревизий, писем Президенту Кравчуку, в Кабинет министров, Верховный Совет. Даже из тех материалов, которые есть в моем архиве (а я располагаю далеко не всеми, есть еще и секретные сообщения правоохранительных органов СБУ), возникает картина чудовищного, катастрофического развала крупнейшей судоходной компании мира. Поэтому решение Кабинета о замене руководителя ЧМП лично мне кажется оправданным, а передача материалов множественных комиссий в Генеральную прокуратуру - логичным.

Справедливости ради нужно сказать, что Виктор Пилипенко - а он был в то время народным депутатом Украины - тоже бил тревогу.

«Считаю своим долгом доложить Верховному Совету, что Украина сегодня находится на грани потери своего торгового флота, а это двухмиллиардный в долларах годовой финансовый оборот, это 500 тысяч человеческих судеб. Мафиозные предприятия и дельцы разрушают отрасль, воруют валюту, продают интересы Украины».

Подчеркиваю - это выступление было «при смене караула», то есть еще до того, как Павел Кудюкин обрел в пароходстве реальную власть и полномочия. Разумеется, Пилипенко считал его назначение трагической ошибкой. А вообще, если изучить, что и в какой тональности говорили друг о друге старый и новый начальники пароходства, то Гран-при за благородство поведения ни одному из них не грозит.

Хочу сознаться в одном своем заблуждении. Бытовала версия, что серьезные, даже преступные злоупотребления команды Виктора Пилипенко могут быть обнаружены, когда на мостик ЧМП поднимется новый капитан. И когда при Кудюкине уже приступила к ревизии новая, очередная комиссия, я все ждал, что вот-вот мы узнаем такое... Но время шло, город будоражили глухие слухи, но тайное явным не становилось. Пока.

Пока «старая гвардия» не пошла в очередной раз в атаку на «выскочку» Кудюкина. Как-то избирательно в печати начали появляться факты, компрометирующие тех сторонников Пилипенко, которые дальше всех высовывались. То случайно обнаружился личный счет одного из заместителей Пилипенко в швейцарском банке на 1112 тысяч долларов. То всплыла история с продажей за бесценок теплохода «Башкирия», то таинственный контракт с японской фирмой «Нико Боски», то таинственная, непонятная передача десятков черноморских судов «Совкомфлоту» просто за так...

А время шло. Павел Викторович пользовался несомненной поддержкой Леонида Макаровича. Она не всегда была понятной не только простым смертным, но и парламенту, чтобы о нем не говорили, а там таки заседают не круглые дураки. Возник вопрос о правомочности кравчуковского Указа о назначении П.Кудюкина президентом новосозданной акционерной судоходной компании «Бласко - ЧМП». Последовало предложение о создании новой комиссии для изучения вопроса, что же таки происходит в ЧМП, тем более, что дела нисколько не улучшались, а даже наоборот.

И вот в этом подходе, как мне кажется, и сокрыта роковая ошибка официального Киева. Потому как важно было серьезно проанализировать, понять не что происходит в ЧМП, а что происходит с ЧМП.

После развала СССР цивильный Черноморский флот свалился Украине, как снег на голову одновременно с флотом военным и, Господи прости, с самой независимостью. По мнению сведущих людей, для экономики, для престижа державы ЧМП был куда важнее и выгоднее ЧФ. Мы получили курицу, способную нести золотые яйца, - 234 судна с общим дедвейтом 4167 тысяч тонн. Из них более половины находились в нормальном, рабочем состоянии и по итогам 1991 года дали пароходству прибыль в 270 миллионов рублей, рентабельность морских перевозок равнялась почти 20 процентам. Чистая валютная выручка - 788 миллионов долларов. Но флот этот требовал СРОЧНО обновления. Уже в 1992 году предстояло списать 29 пароходов по старости. А к 2000-у году подлежало списанию 120 судов.

Смею предположить, что в Минморфлоте СССР соображали получше, чем святая троица в Беловежской пуще. С 1989 года ЧМП не получило ни полушки на пополнение флота. Пока мы до хрипоты спорили о флаге и гербе своей державы, у нас из-под носа увели десятки судов, переданных в свое время ЧМП в «Совкомфлот». Это было такое советское акционерное общество. Доля ЧМП в нем составляла около 18 процентов, но лихо была понижена до 1,4 процента. Среди уплывших в российские туманные дали оказались и лайнеры «Максим Горький» и «Федор Достоевский». Теплоходы, к слову сказать, в то время направлялись в территориальные воды новой морской державы Украины, но их придержали в Стамбуле, пустили кружным путем в Ленинград, сняли без нашего ведома с учета в Одесском порту, перерегистрировали, и через неделю уже на одном из них развевался багамский флаг.

Робкий протест Украины и Латвии против «братского» дележа «Совкомфлота» ничего не дал, знающие люди теперь говорят, что корабль этот ушел навсегда...

Я не знаю, но полагаю и догадываюсь, как нужно было поступать с пароходами, доживающими последние дни, потому что ответ должна была дать национальная программа развития морского флота, учитывающая не только выгоду - невыгоду ремонта, переоборудования, продажи отдельных судов, а конъюнктуру на мировом рынке. Мне рассказывали, что сейчас где-то в Тихом теплом океане ходит под украинским флагом знаменитая «Грузия». Ходит вроде без особой прибыли, но с точки зрения вхождения в американский рынок - нужно.

С первых дней, как над нашим флотом был поднят национальный флаг, суда ЧМП оказались на правовой мели. Прошло два года, но у нас по-прежнему нет законодательной базы для работы в мировом океане. Мы опираемся на Кодекс торгового мореплавания СССР, на требования морского Регистра России. А парламент, не жалея энергии, разбирается, кого и зачем назначают на должность, включать или не включать средь бела дня фары.

Идеологией Павла Кудюкина стало пополнение украинского флота за счет иностранных кредитов. Прорабатывались проекты строительства судов в Германии и других странах. Около 90-95 процентов судов «Бласко» ушли работать на зарубежный рынок, многие переданы в управление иностранным компаниям. И как-то неожиданно сложилась ситуация, что украинские грузы стали перевозить иностранные суда. Что известные всему миру украинские корабелы присматривают работу не в державе, а на стороне. Что отечественные судоремзаводы едва-едва наскребают заказы для нормального существования...

Теперь уже у бывшего президента «Бласко» Павла Кудюкина есть свои резоны, есть горячие сторонники. Но трудно воздавать ему похвалу, когда страна на глазах превращается в захудалую морскую провинцию. Расти в наших гаванях трава, они бы затянулись чернобылем, как забытый хутор. А ведь при всей самостоятельности и огромных полномочиях ЧМП и его начальник следует строго в рамках фарватера государственной политики.

Новый президент Алексей Коваль назначен на должность в быть может самые трудные дни за всю 180-летнюю историю пароходства. Ежедневно из далеких портов сообщают об аресте за долги судов, нет денег, колоссальные эксплуатационные расходы. Он из когорты тех старых капитанов, на которых всегда держалось ЧМП. Я не знаю, что он сумеет и сумеет ли сделать в этой критической ситуации. Но вот что мне нравится в пакете его первых решений.

Коваль берет круто курс на возвращение флота домой, в Черное море. Коваль хочет знать финансово-экономические координаты «Бласко» и заключил контракт с авторитетной в мире фирмой «Артур Андерсен» по проведению аудиторской проверки всего имущества «Бласко» - и в отечестве, и за рубежом. Мы сами и весь мир узнают, насколько мы бедны, насколько богаты и платежеспособны для получения кредитов. Достигнута договоренность с Кабинетом министров о том, что 50 процентов всех экспортных грузов будут перевозить суда ЧМП. Подписан контракт с николаевскими корабелами о строительстве двух балкеров на серьезную сумму в валюте. Заключено соглашение с ассоциацией директоров судоремонтных заводов Украины, что основные ремонтные работы будут выполняться дома. И самая приятная новость. Со вчерашнего дня Одесский порт принимает пароходы Черноморского пароходства. Не понятно? Прежде, в связи с задолженностью, порт свои, родные одесские суда не пускал к причалу - деньги на бочку, и никаких дискуссий. Оказалось, можно договориться...

...От Алексея Владимировича Коваля я узнал, что существует «конвенция пяти», соглашение пяти, крупнейших судоходных. компаний об открытости максимально возможной информированности мира о своей деятельности. Новый президент намерен следовать этим принципам, ничего не держать под спудом для ущучивания оппонентов. О своих предшественниках дал зарок не говорить ничего. Интересная позиция.

И все же - что было в ЧМП? Генеральная прокуратура приняла к своему производству все дела, которые были возбуждены прежде. Ведется такое общее и огромное дело о должностных злоупотреблениях руководящих работников пароходства. Скорее всего, оно закончится ничем. Потому что, как любит говорить южно-украинский транспортный прокурор Виктор Серафимов, смотреть нужно в закон, а не на то, какая сегодня политическая погода. Да и главное ли это - злоупотребление по частностям, если огромный государственный корабль стоимостью в 1 миллиард долларов сидит на мели?

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89