ОБЪЕГОРИТЬ? С РАДОСТЬЮ И ВСЕНЕПРЕМЕННО! СТРАСТИ ВОКРУГ РОССИЙСКОГО АЛЮМИНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ПРЕССЫ

Михаил Шапошник 3 марта 1995, 00:00

Читайте также

Оставим в стороне леденящие душу сообщения о летнем «отстреле» красноярских предпринимателей, когда в течение 10 дней были убиты 5 генеральных директоров и президентов, так или иначе связанных с производством и торговлей цветными металлами, а также броские заголовки типа «Государство дало украсть у себя алюминиевые заводы...» Не раз уже бывало, что под крики «держи вора!» происходят вещи весьма сомнительные и далекие от норм законности. Увы, и алюминиевая промышленность России не является в этом плане исключением.

Толлинг: агрессия
или спасение

Сложная ситуация здесь сложилась не вчера и была отражением всего «букета» особенностей не рыночной, а переходной к рынку экономики. В конце 1993 — 1994 годов в отрасли нарастал кризис: на грани банкротства оказались свыше десятка предприятий. В том числе и один из крупнейших — Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ), на долю которого приходится 4 процента мирового производства первичного алюминия. К концу 1993 года долг предприятия составил почти 50 млрд. рублей, завод остался практически без сырья, обострились проблемы с рынком сбыта, а цена металла в довершение всех бед превысила мировую. По мнению специалистов, такое положение не в последнюю очередь сложилось вследствие экономической политики руководства завода.

В марте 1994 года на чрезвычайном собрании акционеров генеральный директор Иван Курышев заявил об отставке. А проверка, проведенная накануне правоохранительными органами показала, что руководство завода нарушало валютное законодательство, заключало сделки с сомнительными субъектами. Казалось бы, конфликт исчерпан и можно приниматься за работу. Вот только где брать сырье? И как его оплачивать?

Удалось решить и этот вопрос, и к концу первого полугодия положение начало стабилизироваться, в частности, КрАЗ по сравнению с тем же периодом 1993-го увеличил производство алюминия по толлинговым операциям в 1,4 раза.

Вокруг толлинга и развернулась непримиримая борьба различных сил. Одни уверяют, что это иностранный диктат при полном бесправии местного руководителя, посаженного на иглу закордонных поставок, другие скромно помалкивают, понимая, что в сложившейся ситуации толлинг для российской металлургии — едва ли не единственный способ выжить.

Поясним этот, очевидно, не всем известный иностранный термин. Попросту говоря, толлинг — это переработка импортного давальческого сырья, применительно к алюминиевой промышленности — глинозема. Схема проста: инофирма берет на себя его закупку и доставку из-за рубежа, оплачивает предприятию все работы по выплавке металла, обеспечивает затем отправку алюминия на Лондонскую биржу металлов и там его продает. Казалось бы, чем не выход для алюминщиков в условиях всеобщего российского безденежья. Так что, по совести, вряд ли стоит бросать камень в фирму «Транс-сис коммодитиз ЛТД», с 1992 года сотрудничающую на такой основе с КрАЗом. Хотя бы потому, что, судя по декабрьскому интервью «Труду» заместителя директора завода В.Уваричева, предприятие работает по 24 часа в сутки, семь дней в неделю, задолженности перед государством по всем видам платежей не имеет. Деньги коллективу — а он немаленький, как-никак 30 тысяч человек — выплачивают исправно.

Безусловно, возникают проблемы с ухудшением среды обитания в Красноярье: металл уходит за рубеж, а экологические последствия достаются красноярцам. Да, проблема. И увы, не единственная. Ведь, без сомнения, правы те, кто без устали твердит: на фоне поддержки инофирмами алюминщиков приходят в упадок другие предприятия этого комплекса. В частности, давний партнер КрАЗа — Ачинский глиноземный завод — оказался как бы не у дел. Но при чем здесь, позвольте спросить, толлинг? Ведь это российское законодательство таково, что пользоваться сырьем, находящимся всего за 170 километров от Красноярска в пределах края, оказывается, накладнее, чем давальческим из Австралии. Ларчик открывается просто: если инофирма ввозит глинозем из-за рубежа, то выплавленный металл является ее собственностью и при отправке его за границу пошлина не взимается. При отправке же металла, произведенного из отечественного сырья, извольте уплатить денежки при пересечении границы.

Страдает, помимо ачинцев, и сосед КрАЗа — Красноярский металлургический завод, мощности которого прежде использовались для обработки продукции алюминщиков. С заказами негусто, так как львиная доля металла уходит за рубеж. Купить же первичный алюминий металлургам далеко не всегда по карману. Эти вопросы все больше волнуют не только власти Красноярского края. Создается общественное мнение, мол, выхватив лакомый кусок, фирмачи откровенно махнули рукой на остальные предприятия. И нет им дела до умирающих заводов, до планов их спасения путем создания холдинговой компании или финансово-промышленной группы. Да нет же, пытается уверять в прессе вице-президент «Транс-сиса» Владимир Лисин, и у нас есть предложения. Но сперва бы с существующими проблемами разобраться.

Газеты — от местных до всероссийских — уже который месяц пестрят сообщениями о том, что в алюминиевой промышленности не все ладно. Вокруг КрАЗа тоже нездоровая обстановка. И речь не только о том, что осенью был избит бывший директор, да так, что оказался в больнице, а в декабре состоялась вооруженная разборка на лоне природы между руководителем дочерней фирмы завода и директором базы отдыха... Нет, это если и проявления неблагополучия, то только внешние. Ведь еще в 1992 году возбуждено уголовное дело, которое сейчас расследует Следственный комитет МВД России, по статье 93-прим — хищения в особо крупных размерах. Дело, как отмечают представители правоохранительных органов, многоэпизодное. Достаточно сказать, что в 1994 году выявлено около 60 преступлений, связанных с хищениями алюминия, а ущерб оценивается в более чем 890 тысяч долларов. Цифры поражают воображение, не правда ли? Но есть ли вина инофирм, того же «Транс-сиса», никто в открытую утверждать не берется. В какой части нарушено российское законодательство (если нарушено) — тоже. Пока же происходит то, что могучий русский язык называет наведением тени на плетень: бойкие журналисты намекают, что «Транс-сис» якобы отмывала в России «грязные» деньги, при ее расчетах использовались фальшивые авизо, что вывозится первичный алюминий из ачинского сырья под видом выработанного из давальческого. Конечно, «в интересах следствия» не приводится ни единого конкретного факта. Так что пока из наиболее доказанных «прегрешений», пожалуй, можно считать, что президент «Транс-сис коммодитиз ЛТД» г-н Лев Черной — уроженец города Ташкента и что сама фирма (не первая и не последняя из офф-шорных) зарегистрирована в Монте-Карло...

Пока суд да дело, обострились и взаимоотношения между «Транс-сисом» и КрАЗом. Красноярские алюминщики обвиняют партнеров в несвоевременной оплате и прекращают отгрузку алюминия, инофирма напирает на то, что задолженность ей завода уже составляет 12 миллионов долларов. Кто прав, сказать трудно. Попытка ли это, рубонув с плеча, вывести предприятие из-под «чужеземного» контроля или просто заводу, как капризной невесте, приглянулся другой закордонный жених?

Реестр в директорском кармане

Тут самое время сделать некоторые разъяснения. Работающая на российском алюминиевом рынке «Транс-сис коммодитиз ЛТД» тесно связана с лондонской фирмой по торговле металлами «Транс Уорлд групп». А та, как известно, является одним из мировых лидеров в производстве и торговле металлами, широко представлена в Северной Америке, Азии, Австралии, годовой оборот — несколько миллиардов долларов. Российских производителей металла компания начала инвестировать с 1991 года. Она же является совладельцем ряда крупных российских предприятий, кроме того, занимается реконструкцией и сооружением российских портов, в том числе дальневосточного Ванино.

Не был обойден вниманием и КрАЗ, приватизировавшийся по второму варианту льгот, т.е. свыше 50 процентов акций — трудовому коллективу (если именно в этом и состоит разграбление алюминиевой промышленности, то у радетелей за народ и богатство страны, кричащих о нем на всех углах, явно не сходятся концы с концами). На чековом аукционе было реализовано 29 процентов акций, еще 20 процентов осталось в государственной собственности. Стоит отметить, что акции ликвидны, а их цена, к примеру, в августе-сентябре 1994 года возрастала на 50 процентов еженедельно.

Начал действовать вторичный рынок ценных бумаг, и тут уж директор не вправе указывать собственнику акции — продавать ее или дожидаться дивидендов самому. А как хочется покомандовать, избавиться привычным манером от «неугодных»! Советский стереотип вступает в противоречие с законами еще неокрепшего рынка, и это порождает новое острое столкновение.

Итак, к 20 октября минувшего года (по данным «Коммерсанта-Дейли») держателями акций АО «КрАЗ» являлись ПКФ «СТМ» (9,15 процента акций), АКБ «Залог-банк» (10 процентов), МФИК «Русский капитал» (10 процентов), ТОО «Красалко» (2,1 процента), КС «Ферс-босон» (1,7 процента), «Сrawford Нolding Ltd» (1,4 процента) и ряд других, более мелких инвесторов. Вряд ли для руководства завода было секретом, что «Залог-банк» и «Русский кредит» действовали на рынке ценных бумаг по поручению «Транс Уорлд групп».

Однако... приехав в начале ноября минувшего года на собрание акционеров, представители «Залог-банка» и «Русского капитала», которые приобрели пакеты акций КрАЗа по поручению «Транс Уорлд групп», были оповещены, что с 28 октября они не являются акционерами якобы вследствие несвоевременных расчетов с прежними владельцами акций и вычеркнуты из электронного реестра держателей ценных бумаг АО по распоряжению генерального директора КрАЗа Юрия Колпакова.

«Залог-банк» рассматривает случившееся не как неприятность, а как хищение ценных бумаг: во-первых, непонятно, как продавец может в одностороннем порядке доказать факт неуплаты, если на руках у покупателя есть все необходимые платежные документы. Во-вторых, в договоре купли-продажи сказано, что даже по инициативе одной из сторон договор может быть расторгнут только в порядке, предусмотренном законодательством, то есть через арбитражный суд.

Скандал, обострившийся тем, что партнеров «Транс Уорлд групп» не пустили на порог КрАЗа вооруженные до зубов омоновцы в масках, докатился до Москвы. Реакция была оперативной: зампред Госкомимущества РФ Альфред Кох назвал случившееся «пакостным инцидентом». Первый вице-премьер правительства Анатолий Чубайс — «грубейшим нарушением действующего российского законодательства, создавшим серьезную конфликтную ситуацию» и «советским подходом в новом варианте». Более того, экспертиза Госкомимущества показала, что эти операции по скупке акций проведены в соответствии с законом и все выдвинутые дирекцией предлоги, мягко говоря, высосаны из пальца. Генпрокуратура РФ, правда, более осторожна в оценках: и.о. генерального прокурора Алексей Ильюшенко дает журналистам понять, что не все так просто. Видимо, имеется в виду незаконченное следствие и криминальные вспышки вокруг передела алюминиевой промышленности.

Аукнулось и в лондонском Сити: эксперт лондонской биржи металлов заявил об угрозе международного скандала и привел факт сокращения реальных инвестиций в Россию, проходящих через лондонский Сити (а это 35 процентов всех мировых финансов), на 40 процентов. В Англии подозревают в «происках» российские инвестиционные фонды, которые, стремясь избежать собственного закрытия, тайно скупают акции, уже имеющие своих владельцев. То, что сделать это несложно, не подлежит сомнению: по российским законам, АО с более чем 1000 акционеров должны поручить ведение реестра независимой организации, но пример алюминиевого гиганта показывает, что это делается далеко не всегда. Гораздо сподручнее держать реестр, образно говоря, в директорском кармане. Да к тому же кто поручится, что независимый де-юре регистратор не является де-факто зависимым от промышленного «генералитета»? Как бы то ни было, «Файненшл Таймс» от 16 ноября 1994 года заключает: «Опасение, что власти заводов могут попытаться вмешаться в акционерные реестры, становится препятствием на пути западных инвесторов в России... Россия — один из наихудших рынков в мире в вопросах обеспечения сохранности акций», а президент «Транс Уорлд» Дэвид Рубин, перед которым замаячила возможность в одночасье потерять 300 миллионов долларов, уже вложенных в завод в качестве банковского кредита и покупки акций, ей вторит: «Российское законодательство — просто катастрофа».

Как бы то ни было, «Транс Уорлд групп» — слишком солидная компания, чтобы позволять себя ни с того ни с сего обижать, а КрАЗ — слишком лакомый кусочек, чтобы от него отказаться. Пока вопрос о возвращении в реестр акционеров еще не решен, наметился новый поворот темы. Завершилась борьба двух западных конкурентов, стремящихся заполучить право на реконструкцию Красноярского алюминиевого — «Алюминиум Компани оф Америка» (АЛКОА) и французской группы «Алюминиум Пешине». Победила АЛКОА, что подтвердили проведенные в декабре в Красноярске переговоры с руководством КрАЗа и местными властями. Проект «Тройка» рассчитан на 8 лет, в течение которых АЛКОА в обмен на поставки первичного алюминия на сумму свыше 400 миллионов долларов инвестирует в реконструкцию около полумиллиарда. Окончательное решение — за российским правительством, но уже в конце декабря (а следовательно, после скандала вокруг акций партнеров «Транс Уорлд») АЛКОА заявила о планах покупки 20 процентов акций, принадлежащих государству.

Насколько это реально? В настоящее время, кажется, не очень, так как Госкомимущество и Российский фонд федерального имущества издали сенсационное распоряжение, предусматривающее приостановку торговли акциями и полномочий собраний акционеров всех алюминиевых заводов. Распоряжение затрагивает не только КрАЗ, но и Братский, Иркутский, Волгоградский, Саянский алюминиевые, Ачинский и Пикалевский глиноземные комбинаты, а также Западно-Сибирский металлургический комплекс. По некоторым оценкам, предстоит проверка, инициированная в связи с активной деятельностью «Транс Уорлд групп», которая приобрела достаточно крупные пакеты акций всех алюминиевых заводов, кроме Иркутского.

Что покажут результаты, а главное, какая роль будет отведена иностранному капиталу в дальнейшем развитии алюминиевой промышленности? Не будем предугадывать. Месяца два назад тогдашний глава Госкомимущества РФ во всеуслышание заявлял: если подтвердятся предположения, что разгосударствление предприятий этой отрасли противоречит государственным интересам, возможна их национализация. Владимир Полеванов сменил одно руководящее кресло на другое, во главе Госкомимущества снова люди, исповедующие курс на приватизацию и защиту частной собственности. И все-таки при существующем порядке вещей, когда интересы защиты инвесторов регулируются только президентским указом, да и тот как следует не выполняется, остается еще немало возможностей для объегоривания. Как говорится, в лучших российских традициях.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.55
EUR 28.89