О СМЫСЛЕ ПЕРЕЛИВАНИЯ ИЗ ПУСТОГО В ПОРОЖНЕЕ, ИЛИ СREDO IN CREDIT

Юрий Крот 24 марта 1995, 00:00

Читайте также

Финансирование заведомо затратных отраслей экономики - как известно, не худший способ спровоцировать инфляцию. Тем не менее, еще один шаг на этом довольно скользком пути сделан, и, судя по всему, в результате его госсобственность в промышленном секторе украинской экономики без поддержки не останется. Подписанный президентский указ «О порядке предоставления в 1995 году государственной кредитной поддержки предприятий» сулит до 20 процентов первичной эмиссии текущего года направить на кредитование промышленных объектов, доля госсобственности в имуществе которых превышает 50 процентов.

Иными словами, правительство в который раз поверило тем «ленивым и нелюбопытным» директорам госпредприятий, которые по сей день не успели, не захотели или не смогли «арендоваться», корпоратизироваться или каким бы то ни было другим способом принять бремя собственности на свои плечи. Впрочем, леность и нелюбопытство хозяйствующих по-советски руководителей заканчивается там, где начинается сфера кредитно-финансовой деятельности. «Крутить» полученные займы умеют все, о чем лишний раз свидетельствует развивавшаяся во время подготовки указа как бы на контрапункте история с розыском уже выданных кредитов. История эта лишь на первый взгляд не очень-то связана с вышеназванным президентским указом...

В начале марта на свет Божий появилась правительственная телеграмма за номером 09-407, подписанная первым вице-премьером Виктором Пинзеником и председателем правления НБУ Виктором Ющенко. В этом документе речь идет о целевом использовании кредитов, выданных госпредприятиям для расчетов за электроэнергию и энергоносители через так называемые счета № 726. Вспомнить о займах было самое время: в своем ежегодном отчете перед Верховным Советом КМ с прискорбием известил депутатов, что из выданных в прошлом году через семьсот двадцать шестой счет 14,9 трлн.крб. на сегодняшний день вернулось только пять триллионов. Где остальные деньги - догадаться нетрудно.

Суть правительственной телеграммы фактически сводится к тому, что за целевым использованием целевых государственных кредитных средств будет следить Главная государственная налоговая инспекция. Банк-отправитель (или получатель), допустивший вместо оплаты счетов за электроэнергию выплату зарплаты или покупку офисной мебели, будет возмещать бюджету эти средства из собственных доходов «в бесспорном порядке по распоряжению ГГНИ». Правда, сотрудники последней, без особого восторга воспринявшие нововведение и считающие контроль за соблюдением кредитной дисциплины прямой обязанностью НБУ, сообщили, что случая, когда к нарушителю применялись бы какие-то санкции, они пока не знают.

Итак, утечка бюджетных кредитных ресурсов «налево», зафиксированная в докладе КМ, очевидна. Более того, изобретен довольно хитроумный способ борьбы с расточителями. Не совсем понятно одно: зачем - параллельно с попытками вернуть бюджетные средства обратно - вновь кредитовать бездонную бочку госсобственности, а значит - провоцировать образование новых «дыр» рядом с только что законопаченными?

Мнение и.о.премьера Евгения Марчука по этому поводу таково: коль скоро госсектор еще существует, нельзя допустить его окончательного развала. Кроме того, в правительстве не устают повторять, что кредиты будут выдаваться предприятиям только при наличии у последних бизнес-плана санации или структурной перестройки производства и к тому же под залог имущества или векселей, которыми оформлена имеющаяся у предприятия дебиторская задолженность. Эти уверения, впрочем, относятся скорее к области общих рассуждений: ведь кроме того, что механизм конвертации долгов в имущество должника у нас пока еще не работает, абсурдной выглядит и сама идея залога госсобственности как гарантии возврата государственных же займов.

Для ответа на вопрос «зачем?» следует в первую очередь учесть тот событийный фон, на котором принималось решение о выделении бюджетных кредитов. Во-первых, на пике дискуссий вокруг ФПГ Леонид Кучма обмолвился о том, что из-за депутатского вето исчезли последние надежды на активизацию деятельности загруженных сегодня лишь на 11 - 13 процентов нефтеперерабатывающих предприятий. Во-вторых, президентский указ был подписан чуть ли не в одно время с другим указом - «О неотложных мерах по финансово-кредитному обеспечению отраслей топливно-энергетического комплекса в 1995 году». Наконец, в-третьих, не стоит забывать о том, что в области топливно-энергетического комплекса функционирует большинство промышленых объектов с превышающей пятидесятипроцентный порог долей государственной собственности.

Из этого следует, что вливание «пустых» кредитов в бездонную бочку затратной госсобственности - скорее всего жест отчаяния по поводу того, что ТЭК страны не удалось через ФПГ втянуть в приватизацию и сферу по-настоящему рыночных отношений. Результаты этого жеста легко прогнозируются: правительство, как минимум, продлит жизнь потенциальным смертникам. В лучшем же случае, когда утечка бюджетных средств в песок станет, как в истории с финансированием семьсот двадцать шестого счета, очевидной, необходимость приватизации ТЭК будет доказана методом «от противного». Хотя не исключено, что прогнозы эти - всего лишь гимнастика досужего журналистского ума, а правительство наше по-прежнему искренне верит ленивым и нелюбопытным.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.73
EUR 28.60