Неконкурентоспособность из-за безнаказанности

Роман Якель 9 сентября 2011, 13:34
106477301.jpg
Getty Images/Fotobank

Читайте также

На рынке интеллектуальной продукции в Украине властвуют их величество хаос и пиратство. Носители аудио-, видео- и компьютерной информации массово реализуются на вещевых рынках Украины — от Петровки в Киеве до небольшого райцентра — по символическим ценам: 15—30 грн. В огромных масштабах происходит криминализация этого сегмента рынка. Принимая во внимание безнаказанность, пираты массово воссоздают и распространяют программы, на которые не имеют авторских прав. Как без контрольных марок, так и с ними.

Тем временем грубо нарушаются права законных приобретателей авторских прав на учебные и игровые компьютерные программы для детей и юношества. Многие легальные компании даже были вынуждены свернуть воспроизведение и распространение этой продукции, не выдержав конкуренции с пиратами.

Непонятно, зачем Верховная Рада еще в 2000 году приняла Закон «О распространении экземпляров аудиовизуальных произведений, фонограмм, видеограмм, компьютерных программ, баз данных» и создала при Министерстве образования и науки Государственный департамент интеллектуальной собственности (с 2011 года — Государственная служба), которые должны были свести к минимуму распространение контрафактной продукции.

В действительности же, пиратские схемы не исчезли, а, наоборот, усовершенствовались и приобрели огромные масштабы. По разным оценкам, в Украине 90% копий компьютерных программ — нелегальные. Как же они попадают на рынок?

В Государственную службу интеллектуальной собственности распространители аудиовизуальных произведений, фонограмм, видеограмм, компьютерных программ, кроме реальных, нередко подают фиктивные лицензионные соглашения. Этот уполномоченный государством орган принимает решение о выдаче контрольных марок, а выдает их государственное предприятие «Інтелзахист». Ответственность за достоверность документов возложена на заявителя. Действительно, зачем государственному учреждению проводить проверки, если действует простой принцип: чем больше количество выданных марок, тем больше сумма полученных денег.

Распространителям упомянутой продукции лицензии на введение голографических защитных элементов, проще говоря — марок, выдает СБУ. Обязательным условием их получения является проверка субъекта предпринимательской деятельности один раз в год. Но в Украине длительное время действовал мораторий на проверки малого и среднего бизнеса. Работай как бог на душу положит! Или другое. Компания получает определенное количество марок. А потом сдает лицензию — в связи с изменением рода деятельности. Но марки остаются у фирмы. И под ними расходится аудио-, видео- и компьютерная продукция. Это первый, самый простой вид интеллектуального пиратства.

Второй — более дерзкий. Компания-распространитель получает серийные или имиджевые марки на несколько компьютерных программ. В учебную серию вкладывают игры, фильмы и выдают их под одной маркой.

Глава правления Всеукраинского агентства авторских прав Юрий Гандзюк уверяет: «Нигде в мире нет сборников компьютерных программ. Разработчики дорожат своей репутацией. Поэтому никто из них не отдаст свою программу в сборник».

Но наиболее позорный вид пиратства — наличие 16—33 программ в одном компакт-диске. Вместительность его поражает, ведь доходит до 8—9 Гбайт памяти. И продают такие диски на рынках Украины по цене ниже стоимости одной программы на одном диске у добросовестных приобретателей авторских прав.

Инспекторы Государственной службы интеллектуальной собственности защищают свою позицию: изъять пиратские компакт-диски из продажи практически невозможно, ведь они промаркированы. А выдал марки другой орган — государственное предприятие «Інтелзахист». Мытарства приобретают вид заколдованного круга. А для того, чтобы отменить решение Госслужбы о выдаче марок, надо обращаться в суд.

Конечно, вот одна из фирм — законных приобретателей авторских прав на программы — иск в суд подала. Государственная служба ответила ей так: «Решение о выдаче марок было принято на основании пакета документов, лицензионных соглашений, и нет возможности проверить реквизиты, указанные у них». Стоп. Организация экспертизы заявок — одна из функций этого органа, предусмотренная в положении о нем. Поэтому законный приобретатель авторских прав на программы подает иск к компании-пирату.

А ГП «Інтелзахист» в письме от 11.03.2010 года за подписью О.Андрущакевича сообщило, что «на указанные компьютерные программы контрольные марки не выдавались». О сборниках программ — ни слова.

Далее суд обязует доказать, что те или иные программы — законные, их «спиратили», и нарушены авторские права на них. Были представлены лицензионные соглашения и другие документы, программы с реквизитами. Но суд ссылается на то, что у него нет специалистов, чтобы идентифицировать программу и установить, украдена она или нет. Хотя детские и учебные программы легального распространителя может открыть семилетний ребенок. Нужна экспертиза. Суд назначает учреждение, где она должна проводиться. И что же получается? Экспертиза одной программы стоит минимум 10 тыс. грн. А «спиратили» 29 программ. Нетрудно подсчитать общую стоимость экспертизы. К тому же она продолжается семь-восемь месяцев.

Хорошо, суд принимает решение в пользу законного приобретателя авторских прав. Но время исполнительного производства неимущественного характера, согласно Закону «Об исполнительном производстве» (ст. 30, п. 2.), — два месяца. За этот период пиратская компания минимизирует все, что у нее есть, успевает обнулить счета, перевести имущество на другую фирму. И, зарегистрировав новую компанию, продолжает работать по-старому. Поняли, насколько сомнительный механизм возмещения убытков?

В прошлом году руководство легальной фирмы выбрало параллельный путь защиты своих интересов. Оно обратилось в Соломенское райуправление ГУ МВД в Киеве по поводу нарушения авторских прав на программы, которые принадлежат ей. Милиция отказала в возбуждении уголовного дела, не обнаружив достаточной суммы убытков.

Но столичная прокуратура все же открыла уголовное дело — по факту нарушения авторских прав служебными лицами хозяйственного общества. Ведь были признаки преступления, предусмотренные ч. 1. ст. 176 Уголовного кодекса. К этому делу были приобщены как дополнительные эпизоды факты нарушения должностными лицами авторских прав на 29 компьютерных программ... А расследует его Соломенское райотделение милиции уже более года.

Так в чем же состоит государственная политика в сфере интеллектуальной собственности, которую, в соответствии со всеми нормативными документами, должна была бы реализовывать Государственная служба интеллектуальной собственности? Борьба с пиратством со стороны правоохранительных органов тоже вызывает удив­ление.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Реклама
Последние новости
USD 26.10
EUR 28.01